Свет погасшей звезды (АНАТОЛИЙ ЗАБОЛОТНИКОВ)


Поэма-Трагедия в 1 Акте

П е р с о н а ж и:
М у ж
Ж е н а
Э д и т - их дочь
Хулиганы, прохожие

Действие происходит на грани двух тысячелетий,

Но все же в уходящем.

СЦЕНА 1

Комната в однокомнатной квартире.

Звуки Дип-Перпл заглушают шум

Обычного скандала. Муж и Жена .

Музыка обрывается, и скандал┘


М у ж

Сказала б коль ты это, но любя...

Ж е н а

Поверь, я в целом┘ рада, что тебя

Не тянет, как и прежде, на работу.

За столько лет впервые ты заботой

Такою нас с Эдитой окружил,

Что растерялись мы...

М у ж

Что ж, лучше б пил,

Оставив вам мгновения похмелья?

Страна сейчас ведь вся повально пьет:

Крез пьет Камю, плебей - ночную водку,

Тот - под клешни, а этот - под щепотку -

Но я - ни тот, ни тот, я - идиот!

Ж е н а

Зачем ты так?! Нет, повод для... безделья

Мне не понятен. Это и страшит.

М у ж( в сторону)

Мечтала раньше, чтоб я был бездельник?

Сказала б прямо - не хватает денег!

(вслух)

Кругом - Гефесты! Вся страна грешит

Усердием в работе?...

Ж е н а

Остальные

И раньше не грешили...

М у ж

Лишь больные,

Как я, потели, правда, за гроши.

Теперь, когда из рога барыши

Кому ни лень в карманы покатились,

Те грешники в святош оборотились:

За деньги не хотят они грешить!

Хоть заработать можно, в самом деле,

Но не в науке только - на панели!

Ж е н а

Коль было б так - покой моей души

Ничто б, поверь, нарушить не сумело!

Я двадцать лет безденежье терпела,

Твоим задором счастлива была.

Я знала: коль у птицы два крыла -

Меж облаков ее лишь и застанешь.

М у ж

И плевелами их на землю сманишь -

Насыпь побольше!

Ж е н а

Но с одним крылом

Мечтать лишь остается о былом!

М у ж

Нет, не крыло сломалось, слышишь? "Небом"

Вдруг стало то, что награждает хлебом

Умеющих и ползать.

Ж е н а

И летать!

Ты знаешь сам - земная благодать

Дается не умеющим - берущим.

Небесная ж даруется дающим!

Умеешь ты...

М у ж

Да некому давать!

Ж е н а

В том и беда! Себя ты вдруг списать

Решил из тех, кому и был обязан.

Ведь в жизни той ничем ты не был связан -

Наукой лишь и творчеством. Своим!

М у ж

Одумался! Теперь я вам двоим

Весь посвящен. Иль этого вам мало?

Кормить не стали Музы коль свои,

Взял творческий я отпуск - для любви.

Ж е н а

Да нет же, нет! Тебя же вдруг не стало!

Я вижу, как ты смотришь в зеркала:

Как в пустоту! Вчера я позвала

Тебя, а ты как будто растерялся:

Искал в стекле - к кому же обращался

Знакомый голос...

М у ж(усмехаясь)

Вспомнил я вчера

Игру в крыльцо златое. Вдруг игра

Переплелась твоим вопросом с явью.

А я никак, поверишь, не представлю,

Кто ж: царь, царевич или же портной, -

На тот момент должны были быть мной...

И растерялся.

Ж е н а

Как боюсь я, милый,

Чтоб жизнь тебе не стала вдруг постылой.

И за тебя боюсь, и за себя...

Ведь я живу, лишь только то любя,

Чем ты живешь! Поверь мне - не собою!

Привыкла ж я твоею жить судьбою,

Хоть с ней была согласна не во всем.

И чтобы я, и даже мы вдвоем

Наоборот твоей судьбою стали,

Когда в тебе ее мы потеряли... -

Ты веришь сам в такие чудеса?!

(в сторону)

Как я сама хотела б это верить,

Но он в себя закрыл как будто двери.

М у ж

Не знаю я, возможно, небеса

Меня тогда винили в эгоизме,

Хоть предан был науке и Отчизне,

Мгновения жалея для семьи.

И вдруг мои открытия, статьи,

Которым вас и приносил я в жертву,

С самой Отчизной оказались мертвы.

Коль нет ее - кому ж они нужны?!

Тому, кто в жертву им принесены?

Но для чего? Твоей чтоб был судьбою

Палач твоей? Но я того не стою.

Судьбой твоею - пусть в моем лице -

Твоя и будет. На златом крыльце

Вчера, пойми, сидела королева,

С ней королевна и... сапожник - слева,

У ваших ног...

Ж е н а

А может быть - король!?

М у ж

Ну, если без сапог, скорее, - первый,

Сейчас король, кролей коль держишь ферму.

Но мне теперь милей иная роль:

Уж целый год избавиться не может

От наважденья королевских ножек...

Ж е н а

А глаз с ее не сводит башмаков.

М у ж

Не выше сапога! Иль тумаков

Дождаться можно, коль уж ты сапожник!

Одно боюсь: вдруг вырос подорожник

Вдоль трех дорог?!...

Ж е н а

Куда ж мы босиком?

М у ж

До той поры, пока идешь пешком,

Сапожник нужен... Но в автомобиле?!...

Ж е н а

Роль короля вы что - уже забыли?

М у ж

Нет, королевство только потерял.

Ж е н а

Тогда кроить учитесь матерьял.

Не только ножки - сможете и тело

Ее увидеть...

М у ж

Так за чем же дело?...

Ж е н а

Уж слишком робкий новенький портной,

Хоть сутками торчит передо мной!

А раньше был в примерочной ты первый,

Входил без стука, без линейки мерной!┘


Муж обнимает ее. Звонок в дверь.


М у ж(остраняясь)

Эдита?

Ж е н а

Да.

М у ж

Звонить зачем-то стала.

Ж е н а

Уже два раза нас с тобой застала.

М у ж

Тебя ревнует?

Ж е н а

Может... и тебя.

Ты покраснел?

М у ж

Молоденьких ребят

И без меня хватило б ей... наверно.

Ж е н а

Скажи мне честно: был ты мне неверный

И сколько раз?

М у ж(смеясь)

Один, но каждый день.

Ж е н а

Тебе ж сходить куда-то было лень?

Со стула встать!...

М у ж

Так я - и не вставая.

Лишь только сяду - Муза молодая -

Досюда юбка - прыг ко мне на стол!

Ж е н а

Ну и какой же от тебя ей толк,

Раз ты со стула не встаешь при этом?

М у ж(испытующе смотрит на нее)

Зато в тебе уверен я... Билеты

Возьму я нам сегодня... в порнозал.

И на стриптиз повел б, но, вероятно,

Там вход пусть для раздетых, но богато?

Ж е н а

Нет! Я хочу, чтоб ты меня ласкал,

А не раздетых девушек с экрана.


После долгой, громкой возни

С замком, с обувью входит Эдит.


Привет, Эдит! Ты вновь сегодня рано?

Э д и т

Ты знаешь, мам, ведь утром началось.

М у ж(взволнованно, целуя ее)

Опять с тобою что-нибудь стряслось?!

Э д и т(покраснев)

То, папа, не предмет для обсужденья.

Ж е н а

Отец у нас в эпоху Возрожденья,

Что кончилась давно уже, попал.

Он и тебя уж взрослою застал.

Все охает - какой большой ребенок!

И как он быстро вырос из пеленок:

Едва лишь ими прикрывает стыд!

А из нее уж женщина бежит,

Да так бежит, что я не поспеваю.

Одежда ей моя уже малая.

Не по размеру, а вот здесь - в груди.

Ведь у нее все счастье - впереди,

Вот сзади лишь немного подкачала:

Я в двадцать лет тебя уже рожала,

Хотя сейчас не стала бы спешить.

Но вы меня сумели рассмешить

В десятый раз одной и той же шуткой,

И в сотый раз обиженною губкой.

Взгляните в зеркало! Да, нет же - на себя!

О нет же, друг на друга! Дочь с тебя

Я создавала, в зеркало не глядя.

Свекровь моя уж точно не внакладе,

И на меня ей злиться просто грех...

Пойду, ведь я одна у вас при деле,

(в сторону)

Не оказаться чтобы на панели.

(уходит)


Э д и т

Хоть непонятный, но счастливый смех.

М у ж

Счастливый тем, что стал он очень редок.

Э д и т

Я ж специально, дорогой мой предок,

Скопировала личико твое.

М у ж

А чем еще мы рассмешить ее

Сегодня сможем? А тебе не грустно?

Э д и т

Сегодня нет, но, как и прежде, пусто

Вокруг меня. Утопли все в делах,

В вещах, карьерах - все какой-то прах.

Стряхнула б с ног, да мимо не наступишь.

Повсюду то, что не возьмешь, но купишь.

(Он ставит пластинку)

Тебя лишь мне не надо покупать.

И маму... тоже. Но порою лгать

Приходится и ей - уже покупка,

Хоть и цена смешна: к примеру, губка.

М у ж

Ты просто ей не ведаешь цены!

Но отвлекись! Давай станцуем наше?

(танцуют)

Стал я танцором вдруг, став танцев старше┘

А мама... нет!... Подарки ей нужны:

Бесценные, как губки у Русалки.

(целует ее)

Э д и т

Нет, для нее мне ничего не жалко,

Хоть и жалеть мне нечего пока.

Но лишь с тобою я сейчас... близка!

И так близка, что не бывает... ближе!

(прижимается к нему, сбиваясь с ритма)

М у ж(в сторону, слегка отстранясь)

О, боже мой! Не опуститься б ниже

Дна пропасти, в которую упал!


Эдит уходит из комнаты.


(один)

О нет, теперь совсем я - не Тантал:

В воде я весь, но вот боюсь напиться!

Мне в третий раз вдруг повезло влюбиться:

В раз первый - глупо, спешно - во второй,

Когда ушел в работу с головой,

В любовь как в отпуск только лишь медовый

Уйдя на миг, и вновь без выходного

Работая, ваяя ли потом┘

И вдруг все это началось кругом,

Меня отвергло, но┘ освободило -

Накладно стало содержать места

Самой тюрьме за счет и арестантов.

То породило новых, протестантов -

Кто воли против, хоть тюрьма пуста

И голодна, и холодна была, хоть рвались

Все из нее, пока не оказались

Вдруг на свободе, зная про нее

Лишь только то, что Битлз нам поет -

Лишь музыку, но слов не понимая,

Но от нее привычно ожидая,

Что нас она, как прежняя тюрьма,

Должна во всем обслуживать сама

И заставлять работать, жить и мыслить.

Все испугались той свободы выси,

Взлетев в нее в тюремных кандалах,

Которые с души им снять забыли.

Ведь мы ж и хиппи только внешне были?

Кто был богат - тот джинсы надевал,

А настоящий хиппи бичевал,

Что нам - тряпичным показалось грязью.

Свобода ведь для нас была, как праздник,

Лишь днем получки - их капитализм.

С того так быстро все и напились,

Кто ж больше жаждал, тот - других скорее.

С похмелья же тюрьма милей, роднее

Всем показалась - лучше бы не пил!

А я, коль честно, то с десяток крыл

Почувствовал впервые за спиною!

Но быть жене вдруг перестал стеною:

Холодной, серой, но привычной все ж,

Да и надежной. Оттого вся ложь

Стоит меж нами - от непониманья.

Она свободу приняла, как зданье,

Где надо жить, как то оно и есть,

Куда я вновь вселиться должен весь,

Каким и был - рабом теперь свободы.

А я повторно пережил вдруг роды -

С тюрьмою вместе напрочь я отверг

Любые стены, чем ее и вверг

Почти что в шок. Лишь дочь и понимает.

Она ведь с детства в небесах витает,

От нас свободу приняв на словах,

Не так, как мы, - на импортных вещах!

Но лишь сейчас, ее создав такою,

Дорос и сам я до нее. Стеною

Был раньше от нее я отделен,

Как и от той свободы арестанта,

Кто на словах и не был лишь педантом

Тюрьмы режима┘ И теперь влюблен

Я и в свободу и в свое созданье!

Жена не знает, только наказанье -

Возврат в тюрьму - выносит каждый раз!

Да вряд ли кто поддержит в мире нас,

Ведь никогда свободным он и не был

По настоящему, и даже небо

Нам предлагают райскою тюрьмой!

Куда ж нам деться, ангел мой, с тобой?

Ведь и она меня не просто любит,

Как любит дочь до жениха отца?

Она в меня влюбилась, как в творца,

Во всем желая видеть таковым!┘


Входит Эдит


Э д и т

Не понимаю я, зачем все ж мама

Тебя так гонит в этот мир упрямо?

Всего лишь год, как стал ты мне родным,

Хоть был ты им, но был недосягаем.

Любимым был, но так, как он - Творец,

Теперь родным стал, словно бы┘ отец.

И стала я с тобой совсем другая:

Собой полна! И этот мир вокруг

Не нужен мне. И лишь один испуг

К нему влечет: один он только может

Отнять тебя. С наукою ли ложе

Иль с кем другим разделишь ты опять.

А я всю жизнь, как мама, буду ждать

Мгновений чуда, торопливой ласки.

Улыбки ждать от губ... холодной маски...

Я не права?

М у ж

О, если б не права!

Была рабой рассудка голова -

Он у нее теперь на побегушках:

Придумывает, чтоб шепнуть на ушко

Душе твоей, похожей на мою.

Мой милый друг, я весь в душе пою!

(в сторону)

Хотя на самом деле я сгораю.

(вслух)

В тебе свою я душу обнимаю.

Спала она и... словно молода!

Э д и т

У нас с тобою общие года.

Ведь до меня ты в этом мире не был?

М у ж

Там все иное! Там другое небо...

И я не помню - было ль там оно!

Жизнь до тебя я видел как в кино.

Э д и т

И я в кино ваш псевдомир видала.

Но я другой, придя сюда, застала.

И этот мир со мной родился - ты!

Ни солнце, люди, вещи, ни цветы -

Все то не мир. Его лишь обрамленье.

Погаснет свет, и все они - виденье!

Закрой глаза, но... рядом будешь ты!

И только ты. Молчи, тебя так много.

И коль ты есть - не нужно мне и бога.

Ты и меня, и мир мой сотворил.

Зачем меня так долго не любил?


Звонок в дверь


М у ж

Кто?

Э д и т

Мама.

М у ж

Да? Звонить зачем-то стала...

Э д и т

Два раза нас она уже застала

В объятиях, как словно,... молодых

Любовников.

М у ж

Чтоб до волос седых

Дожить вдвоем и вдруг приревновать?

И к дочери?!

Э д и т

А разве изменять

Приятней с кем-то, кроме дочерей?

М у ж

Но!... Разве ж я?...


Долго гремя замком, обувью

в прихожей, входит жена


Ж е н а

Как жаль мне матерей

Сегодняшних девчонок. Наши мамы

Жалели нас, зализывали раны

И все считали, что у нас стареть

Престижнее и легче, чем взрослеть.

Была и наша молодость мученьем:

Ни времени, ни средств, ни развлечений.

Надежда лишь - до пенсии дожить.

Дожили вот, но века виражи

Нас повернули в сторону другую,

Судьбу нам возвратили молодую,

Вернуть забыв лишь юные года.

Вновь голодна я - правда не худа.

Одета в джинсы, но уже не хиппи.

Зато они свежи, худы и гибки,

И так одеты - не мечтали мы.

А наши опыт, знания, умы

Не стоят их точеного мизинца...


Эдит уходит



М у ж

Еще не ждав уже дождались принца...

А ты, похоже, дождалась ответ?

Ж е н а

Да! Мест в трамвае для старушек нет.

Одетой ни одной сейчас нет роли.

Не только на подмостках - даже в школе,

Выходит, зря училась я тогда.

Пока была красива, молода -

Цвела б себе! Тем более в то время

Для этого не так уж много денег

И нужно было!...

М у ж

Так же, как ума.

Ж е н а

Ума чем больше, тем скорей зима

У женщин в этой жизни наступает:

Холодный ум сердца не согревает.

М у ж

Душе зато прокиснуть не дает?

Ж е н а

Свежо так перед смертью запоет,

Начав концерт, но с песни лебединой.

Ведь надо ж так - мы жизни половину

И лучшую сжигаем для второй:

Больной, беззубой и едва живой.

Сжигаем сад, пробраться чтоб к пустыне?

Уж лучше пусть сгорит, но не остынет.

Зачем теперь мне этот холодец?

М у ж

Одно могу сказать, что наконец

И ты в реформах разочаровалась.

Ж е н а

Коль не они - я молодой осталась

И пенсии ждала бы до сих пор?

М у ж

Ну что же, время - самый щедрый вор:

Нам кошелек годами наполняет,

Воруя их у нас же...

Ж е н а

Да, теряет

Себя оно, себя ж и находя

Затем лишь, чтоб немного погодя

Искать опять недавнюю потерю.

М у ж

В слова я слишком умные не верю.

Слова ж сродни одежде у людей:

Чем ярче вид, тем внутренность бледней.

Ж е н а

Вокруг сейчас так много стало мудрых!

Но много тех, пред кем блеснуть не трудно,

Но лишь словами.

М у ж

Но и дураков

Не меньше стало?

Ж е н а

Равенство полов!

Хотя сейчас не редкое явленье -

Полов и лбов любое измененье

И по размеру, и по пустоте.

Беда в другом: меняются и те,

Кто изменить себя давно не в силе.

М у ж

Опять?! Пойми, меня не научили

Ни изменяться и ни изменять.

Не заяц я, чтоб дважды в год линять.

Не я меняюсь, а не стало снега!

Я ж белым был, хоть жил и после Бега?

Но знаю я - что было - не вернешь!

А эти перемены - все ведь ложь?

В загоне был, а стал теперь гонимый.

Те ж, кто тогда величиной был мнимой,

Вновь не умением берут - числом!

Тогда идею превратили в зло,

Теперь же зло нам дали в виде денег.

Страна емелек пугачевых, стенек,

Но под стальными, грозными - во тьме

Уж сколь веков? Хотелось, да, и мне

До истины когда-нибудь пробиться.

Звездою ж в черном небе засветиться? -

Мильены их, однако ж, черноты

Им не затмить! Вновь спрятаться в кусты

Самообмана выдуманных истин?

И ждать, что ветер небеса расчистит?

Развеял тучи - в небе чернота!

Уж сколь реформ, и каждый раз - не та!

Совсем не та, что людом ожидалась.

Начать хоть с той, с которой Русь началась?

Ведь началась она уже с конца,

Когда на место родного отца

Уселся род, сынов своих стравивший

И столько крови на землю проливший,

Что до сих пор как пьяная она:

Одно лишь просит - красного вина!

Налей - кричит, едва лишь протрезвеет.

Народ с тех пор родную кровку сеет

В ее поля и ждет все, что взойдет

Во весь свой рост российский древний род.

Кровь - не зерно! Ее чем сеешь гуще,

Тем реже всходы, но темнее пущи.

Ж е н а

Не сеять коль, то что же будем жать?

Конечно, сына мне не провожать

На поле брани - не судья я в этом.

Тебя боюсь я потерять - не летом -

В начале самом призрачной весны.

А вдруг ты с жизнью перепутал сны?

Весны ждешь вечной, а у нас в России

Какой весна бы ни была красивой,

Какой жестокой не была б зима, -

Четыре времени в году! - сама

Страна одно ведь выбрать не сумеет.

Непостоянством уж давно болеет,

Была поскольку рождена такой.

Цветы ей тоже снятся и покой,

Но только хвои зелень - ей отрада.

Как мать, она тому лишь только рада,

Что детство может подарить сынам.

И каждому! Все ж остальное нам

Самим искать приходится - другие

Рождаются ведь следом. Помоги ей,

Но не вини: ее ты выбрал сам

Судьбой ли прежней, долгом небесам,

А может и заслугами пред богом?

Не верю я, что легкая дорога

Счастливей будет на своем конце!

Обиднее, коль вышел в путь в венце,

Ну а закончишь в колпаке шутовском!

М у ж

Куда уж лучше, коль одним обноскам

Ты предпочтешь другие - поновей!

И в путь проводит хоть и соловей,

Зато встречать уж точно будет ворон.

Тогда уж пусть он будет самым скорым,

Чтоб в миг слились начало и конец.

Ж е н а

Но что взамен предложишь ты,... отец?!


Муж вздрагивает, убегает, хлопнув дверью.

Одна


Вот так удар! Сама не ожидала.

Еще б чуть-чуть, и я его б дожала.

Или б добила? Да, как я стара.

А для него вся жизнь была игра

В науку ли, в искусство ли немного,

Где он не сам прокладывал дорогу

И свято верил, что всегда дойдет,

Считая главным то, что он идет.

И шел, бежал он, под ноги не глядя,

Как марафонец. Но дорога сзади

Осталась вдруг, а финиша и нет,

И ничего, достойного тех лет,

Каких достиг, годов не замечая.

А если жить, полжизни пропуская:

Полжизни будней, суеты, морщин, -

Душа до смерти будет молодая.

Но это привилегия мужчин.

Дороги нет - стоящим оправданье.

И враг уж тот, кто выскажет желанье

Или ж начнет мостить дорогу сам.

Куда угодно - даже к небесам.

Зачем идти, коль молод ты душою?

А мудрость лет, став матерью-женою,

Позволит то, что молодым не мог:

Искать вокруг, а не в конце дорог

Покой ли счастья, счастье ли покоя.

Но жизнь-то наша - это те же сны.

Проснулся он, а рядом - две жены:

Одна, как я, но только молодая,

Вторая старая и в жизни той чужая,

Похожая слегка на мать мою.

Я ж по утрам сама не узнаю

Саму себя, коль в зеркало случайно

Как будто в дверь - в былое брошу взгляд.

В том зеркале скорей и мужа тайна...

Я не заметила, чтоб был он рад,

Когда отцом - не мужем называю.

Так или нет, но тайну тайн я знаю

И выход тоже, может...


Входит Эдит


Э д и т

Ты о чем?

Ж е н а

О вас с отцом.

Э д и т

А я-то здесь причем?

Ж е н а

При том, что будешь яблоком раздора

Или познанья истины иль вздора:

Ведь тем иль тем зовется наша жизнь.

Э д и т

Скорей, не жизнь сама, а миражи,

Которые мы ею и считаем.

Ж е н а

Хоть не себе, а песне доверяем.

Э д и т

Жизнь - тоже песня.

Ж е н а

Это песнь песней!

В твоей их сколько?

Э д и т

Я вокруг людей,

Поверишь - нет, теперь не замечаю.

Одну его я только песню знаю.

Ж е н а

Кого ж его?

Э д и т

Вопрос из пустоты.

Ж е н а

Слова моей давно ль забыла ты?

Э д и т

Нет, ты сама запела по иному.

Ж е н а

Я не пойму: не вы ль меня из дома

На митинги тянули за собой?

Была реформы против я! Любой!

И против этой! Но... не против жизни.

Вы ж были за? Тогда о новом изме

Не я ль пыталась вас предупредить?

Но то - мечты! Теперь, когда прожить

Должны мы их земное воплощенье,

Одна превозмогла я отвращенье...

Э д и т

Не испытав крушения надежд.

Суть не сменить лишь сменою одежд

И магазинов, городов названий.

Коль жизнь - реализация желаний...

Ж е н а

Не верно! Жизнь - желание само!

То страшно, что не вижу я его

В глазах у вас!

Э д и т

Тебе зато с избытком

Даны они.

Ж е н а(отрешенно)

Последняя попытка

И принесет, возможно, результат...

Э д и т

Какая?

Ж е н а(интригующе)

На молоденьких девчат

Когда он смотрит, это что - желанье?

Но все ж не жизнь. А если обладанье,

Осуществленье, как сказала ты?

Э д и т(брезгливо)

Реализация, но лишь мечты,

А не инстинкта продолженья рода!

Ж е н а

Хоть это бы желанье у народа

Работало б, коль нет уже других.

Э д и т(презрительно)

Создали чтобы нацию нагих

И телом, и душой, с одним стремленьем:

Заняться продолженья продолженьем?

Ну, знаешь, мам, такого от тебя

Не ожидала!

Ж е н а

Многим мы, любя,

Готовы поступиться. И любимым.

Любимой тоже...

Э д и т

Результатом мнимым

Чтоб оправдать желание свое?

Ж е н а

Прости меня! Но время настает

Всем принимать лишь крайние решенья!

Э д и т

И что же с краю?

Ж е н а(в сторону)

Грех кровосмешенья!

Но коль за ним лежит небытие,

(вслух)

Я выбираю жизни продолженье.

В грехе - но жизни! Вряд ли кто поймет...


Эдит пожимает плечами и уходит.


Мать поняла б? Нет, только б пожалела.

Она невзгод немного претерпела:

Отец ее, а не меня любил.

Ко мне он ночью только подходил.

Поправит одеяло и уходит.

А эта дура глаз с него не сводит.

Он ей роднее, видите ль, чем мне?!

Но ведь в ту ночь я зачала во сне -

И, может быть, я с духом залетела?

Как я тогда девчонку не хотела:

Соперницу такую же, как мать!

И вдруг сама решила ей отдать.

Не для нее, но все же так обидно.

Ну почему, коль взрослые, то стыдно

Вести себя на уровне детей?

Чем эти дни от тех отличны дней,

Коль в детстве и сейчас я нелюбима,

Моя одежда также несносима,

Мой магазин - последний на пути?

А долг еще мне шепчет - уступи

И остальное... Ты же - не ребенок.

Я взрослой стала, кажется, с пеленок.

Всем уступала, но с чего ж тогда,

Когда мои почтенные года

Снискать должны почет и уваженье,

Мне, а не ей грозит уничиженье?

Такой загадки мне не разгадать.

Я родила, вскормила, я - ей мать,

И я должна? Чтоб и она рожала?

Что ж, как у пчел, у нас есть тоже жало...

Ужалишь раз и больше не жилец.

Какую ж роль играет здесь отец,

Коль жалит он, а пчелка погибает?

Но роль не пчелки все-таки страшней -

Волчицы, кто кормить должна детей

И ради этого свою же плоть терзает┘

(достает из-под дивана яркие, кричащие

тряпки, высокие сапоги)

Мой бог, но выбор был всегда за ним!

То хорошо - стою хоть пред одним.

Коль было б два - с ума б сошла, наверно?

Но ты поверь, что остаюсь я верной

Тебе, ведь плоть ты ж не берешь в расчет

И сам? Но кровь как будто не течет

По жилам, словно превратилась в льдину!

За что ж, господь, послал ты нам годины,

Когда мы вс╦ должны на рынок несть,

Всего дороже где вдруг стала честь -

Товар, продав который, завтра снова

Продать мы можем, будто бы обнову?!

Спасибо, может, что такой все ж есть?

(уходит)


Входит Эдит


Э д и т

О, господи, она, похоже, знает?

Но ведь сама ж меня к нему толкает

Не просто, но в объятия вины!

А, может, ей такие мы нужны:

Виновные, чтоб было оправданье

Самой себе? Опять ведь на свиданье

Бежит, с собою прихватив наряд,

Который я надела бы навряд,

Хоть и пришлось бы мне остаться голой?

И ведь в одну мы с ней ходили школу,

К тому ж она - в другие времена?

Но мне ее ли упрекать - сама

Ведь у нее отца я все ж отбила?

Да, мой теперь он полностью! Любила

Его ты плохо, хоть была жена!

Но что поделать - он тебе чужой

И в самом деле! Можно стать женой

И на бумаге или без - не важно -

Не стать родной женой, не став ей дважды:

Как дочь вначале, а потом и┘ той.

Греха такого в Библии же нету?

С чужими - да! К тому ж и по завету

Адам┘ ну, в общем, со своим ж ребром,

С родною кровью строил первый дом?

И мне никто другой не будет нужен,

Коль будет он отцом и сразу мужем?

Его не буду сравнивать с другим.

Всегда ведь в жизни на мужей глядим

Глазами дочери отца┘ другого?

Коль не увидим сходства, то по новой

Искать начнем в мужьях уже других.

Теперь мне ясно, почему у них,

У матерей, сынов иметь желанье

Такое сильное! Вот наказанье

За то, что ты хотела не меня!

Хотя все это глупости: родня

Он или нет - потом я сочинила,

Как оправданье, но ведь полюбила

Я за другое? Он похож на мир,

Что близок мне! Он словно мой кумир,

Который мир мой олицетворяет.

А новый мир меня и отторгает,

Поскольку я ему не подхожу.

Я потому и без очков хожу,

Не видеть чтобы хоть его детали,

Его нюансы близкие и дали -

Да весь его не видеть бы совсем!

А здесь, у нас - как будто бы Эдем,

Куда, как бог, заглядывает мама.

Что будет, коль сама я ею стану,

Неужто будет столько же проблем?

Нет, дочь я тоже не хочу! Зачем?

ЗАНАВЕС



СЦЕНА 2

Та же комната, чуть лучше

обставленная. Новый диван.

Муж стоит рядом с Эдит.

Входит Жена, не обращая

на них внимания.


Ж е н а

Достала два билета я всего.

Концерт Дип Перпл - раньше ты им бредил.

М у ж

Ты хочешь, чтоб я душу разбередил,

Смотря на прах кумиров молодых?

Э д и т

Но, папа?! Я не знала их других.

Ж е н а

Прекрасно вы б дополнили друг друга!

Но, если хочешь, пригласи подругу.

Э д и т

Ты знаешь, к счастью, у меня их нет!

Ж е н а

С чего же - к счастью?

Э д и т

Женщинам не верю!

Ж е н а

Хотя сама стоишь пред этой дверью.

(в сторону)

А, может, за?

М у ж

А третий... как - билет?

Ж е н а

В природе нет. Там на двоих лишь ложа.

М у ж

Так может?...

Э д и т

Нет!... О нет, вполне быть может...

Ж е н а

И может быть, да только не могу.

Мне ж на занятия? И я бегу.

А вам, похоже, собираться надо...

Э д и т(в сторону)

Неужто сладок грех, коль за него

Отдать готовы мужа своего

Пусть даже мне?

(вслух)

Я, мамочка, так рада,

Что ты такая..., что ты просто есть!

Ж е н а

Ну, кто-то ж должен был тебя донесть

До этой жизни от разлуки с честью.

М у ж

В другой же раз пойдем мы только вместе!

Ж е н а

Возможность есть... еще один купить.

Э д и т

Но в зал тебя одну... мы отпустить...

М у ж

Какой уж зал? - загон там для фанатов!

Ж е н а

Возьмите денег.

М у ж

Денег?

Ж е н а

Да... Зарплату

Опять я получила.

М у ж

Мы домой

Придем тогда пораньше. И за мной -

Бифштекс и с кровью!

Э д и т

Я ж пирог из яблок

Спеку тебе. Салат из огурцов┘

Соленых, лучше┘

Ж е н а

Это - для отцов

Закуска к водке┘ Что-то я озябла.

Есть чай горячий?

М у ж

Да, я принесу!

Э д и т

Я ж быстренько порежу колбасу

Для бутерброда. Ты не уходи...


Оба уходят


Ж е н а

Куда спешить, коль пусто впереди?

Ведь впереди само собою пусто.

Но там, зато, не холодно, не грустно,

Там есть лишь то, о чем мечтаем мы.

Неужто мира светлые умы

Не могут жизнь людей переиначить?

Решить за всех извечную задачу:

Избавить нас от тягот бытия?

Оно ж - сегодня только, как и я,

Со всею грудою проблем, вопросов.

А жили б прошлым? Будущим! Так просто

И так легко страдать, но лишь вчера!

И только завтра, с самого утра

Жить начинать уже на самом деле,

Прекрасно зная, что ты в этом теле,

Как пропуск твой, что мы на проходной

Взамен себя в шкафу вахтера держим.

Рассвет чтоб вечно пред глазами брезжил,

Ведь так похож он внешне на закат.

Из-за того б вернулась я назад,

Что только будущим мы там и жили.


Входят Муж и Эдит с подносиками.


А вы не будете?

В м е с т е

Недавно пили...

Ж е н а

Горяч, как кровь! Спасибо, я пошла.

(уходит)


Э д и т

Мне кажется, она уже дошла.

Худая вся. И дома не бывает.

Смотрю вчера в окно - идет хромает.

М у ж

Натерла ноги?

Э д и т

Так, молчит она.

Все ж может быть.

М у ж

А вдруг она больна?

Да, зря ушла.

Э д и т

Осталась лучше б дома.

Ей отдых нужен.

М у ж

Раньше по другому

Я думал: дома... чтобы отдохнуть?!

Да здесь проблем одних - не продохнуть!

Теперь нет денег и проблем не стало.

Э д и т

И где она опять их столь достала?

Билеты ж эти стоят?...

М у ж

Нам бежать

Пора уже. Они не будут ждать.

Они - не мы. Мы двадцать лет их ждали.

Ну что, оделись мигом?

Э д и т

Побежали!

(Выходит)


М у ж

Сейчас свою ей юность покажу!

Она ведь этим все ж была прекрасна!

Пусть из-за туч, но нам светили ясно

Те звезды! Да, и вот вернулись вновь!

Или вернула их моя любовь?


Входит Эдит


Э д и т

Мы опоздаем? Пропадут билеты!

М у ж

Да, побежали!

(уходит)

Э д и т

Даже неодетым

Готов бежать, а вдруг и от меня

В свое он детство убежит, огня

Любви уж слишком взрослой устрашась?

Любви, наверное, сильна все ж власть,

Когда подруг-проблем нет с нею рядом?

(ищет что-то, залезает под диван,

достает яркие вещи)

О, господи, что это за наряды?

Да, как у этих┘ Неужель она

Одна из них? А я-то ведь считала,

Что там любви второе одеяло

Она нашла? А там их миллион!

М у ж(голос из-за сцены)

Эдит!

Э д и т

Иду! Узнать не должен он.

(прячет вещи и убегает)


Входит жена.


Ж е н а

Ушли уже. Неужто он не знает?

Так холоден. Но все же оживает:

Знакомый блеск порой в его глазах

Стал появляться, в самых уголках

Губ сжатых поселилась вновь улыбка.

Одно боюсь - малейшая ошибка,

Любой случайный... чей-нибудь намек...

И навсегда погаснет огонек

Моей надежды. Ветрено сегодня.

Судьба, ты - сволочь! Из подруги в сводню

Вдруг превратилась, стоило с тобой

Мне поделиться тайною одной.

Всего одной: что без него - ничто я!

Ты тут как тут, и нас уже не двое,

И столько нас - боюсь я и сказать.

Одною мыслью столько их зазвать -

Тех, кто до судеб до чужих голодный -

Сумела я. О, век наш безысходный:

Ни выхода, ни входа не найти!

Лег сам себе ты поперек пути

Как раз на том на самом бездорожье,

Где род влачил мой наказанье божье,

А может крест. Прервался он на мне.

Мужская кровь у времени на дне

Осела вся под тяжестью грехов.

Уж столько было среди них врагов

Самим себе, друг другу и стране?

Мне ж суждено остаться в стороне,

Им глядя вслед засохшею березой.

И я не плачу, хоть и льются слезы.

Не слезы то - стекает с веток сок,

Чтоб навсегда во времени песок

Упасть и в прошлом навек раствориться.

Так пусть его хотя бы сердце биться

Не прекращает, взяв и от меня

Родной мне плоти и тепло огня

Судьбы моей, в котором я сгораю.

Одно боюсь я, одного не знаю:

Согрею только или же сожгу?

Как я устала. И себе я лгу...

(засыпает на диване. Свет гаснет)

ЗАНАВЕС



СЦЕНА 3

Музыка, Вспышки света.

Справа - два кресла, на которых

сидят Муж и Эдит. Слева - диван,

На котором спит Жена. Когда стихает

музыка, слышны их голоса. Жена в

это время медленно раздевается.


М у ж

Раздела душу музыка, как в детстве,

Когда она была обнажена.

Э д и т(в сторону)

Меня не музыка - твое соседство

Раздеть пытается. Я - как жена,

Что из ребра ты своего и создал.

К тому ж простить измен ей столь одной

Не сможешь ты, лишь изменив со мной.


Жена смотрит на себя в зеркало.


М у ж

Не думал я, что в нашем небе звезды

Взойдут хоть раз, еще не умерев,

Чтоб, каждую из них мы лицезрев,

Звездой дивились, а не пустотою.

Э д и т(в сторону)

Но можно ли мне стать того женою,

Кого за жизнь всю жизнь благодарю?

Нет, и ее! Она, конечно, - мать!

Но для чего так много изменять?!



Жена вышла.


М у ж

А, может, в детство я свое смотрю?

Ведь четверть века свет летел оттуда,

Где голос дивный оборвал Иуда...

Пустая сцена? Это все мираж?!

Э д и т(в сторону)

Но ты ж меня другому не отдашь,

Чтоб род он твой отправил в безвременье?

Я б от тебя рожать до исступленья,

Пока сынов тебе не подарю,

Готова буду. Отблагодарю

Сторицей я бесценный твой подарок.

Да, и ее! И вдруг передала

Тот грех и мне? О, нет, я не взяла!


Жена возвращается, начинает одеваться

в броскую, вызывающую одежду так,

словно та грязная, достав из-под дивана.


М у ж

Свечи погасшей вновь затлел огарок.

Вот этой вещи я не узнаю.

Так, может, снова жизнь я полюблю

Такой, как есть она? Как было в детстве...

Э д и т(в сторону)

Любовь и ум оставим им в наследство.

И станет мир счастливей и умней

Во столько раз, сколь дам я сыновей

И дочерей им в верные супруги.

Ведь сестры им не будут изменять,

Как дочери? Как изменяет мать!


Жена смотрит в зеркало и в ужасе

отпрянула от него. Тени уносят мебель.


М у ж

А может зря я - времени потуги

Все ж разразятся в схватке родовой?

Ведь начинал я детство не игрой,

В кровавых муках матери родился.

И коль сегодня в детство возвратился,

То до рожденья мне рукой подать?

Э д и т(в сторону)

На музыке их надо воспитать -

На той, что мы сегодня как впервые

С тобою слышим, словно молодые.

И ты, и я! Ты даже про меня

Забыл сейчас. Но искорки огня

Из глаз твоих в моих ладонях тают┘

О, боже, неужели из-за нас,

Из мести нам, для нас ли ты сейчас?!┘


Жена стоит на панели и с вызовом

разглядывает прохожих.


М у ж

Века, старея, как и мы, впадают

Иль возвращаются в года игры,

Резвясь ничуть не хуже детворы.

И что ни век - одни и те же игры:

Садовник, войны или кошки-тигры...

Так есть ли в чем нас с нею обвинять?

Э д и т(в сторону)

Смогла бы лучше я его понять -

Не побывай мы на концерте этом?

Не сбрось с себя он возраста запреты -

Всегда б меж нами высилась стена

Неодолимо для меня... - она.

Она сильней, коль в жертву и себя

Смогла принесть, меня, его любя!

М у ж(в сторону)

Но нет ее в моем том детстве! Где ты?!


Жена вырывается из рук хулиганов.

Песня о женщине...


О, бог ты мой! Как звуки все конкретны!

Как ненависть трепещется в любви!

Из ртов не ноты прыгают - угли!

Э д и т(в сторону)

Как будто розы расцвели на сцене.

И звук, - как запах. И слова, как тени

От серебристых легких облаков,

Летят по залу. Стайкой лепестков┘

А в жизни, коль нельзя уйти со сцены,

Приходится срывать цветы измены!


Жена падает. Хулиганы насилуют ее.


О, женщина! Что сделали с тобою?!

От детства через молодость к покою

Спешим мы, миг рожденья забывая.

Но не родит нас женщина другая

И эта нас уж больше не родит!

Звездою уж погасшею глядит

Вслед свету, улетающему в вечность.

Вернется ль он, коль всюду бесконечность,

Коль и у света впереди - глаза?

Как я могла отвергнуть, презирая,

Дорогу уступившую мне к раю?

М у ж

Но то не свет! Сама летит звезда,

Вселенную собою создавая.

И не старея - вечно молодая!

Э д и т

Не умирая! Жизнь - ее ж дитя!

М у ж

Нет! Жизнь - она! Во времени летя

Века собою создает, народы.

Да, в крике музыки проходят роды!

И льется кровь, коль женщина родит!

Ведь каждый день и каждый час пролит

Из чресл ее, сведенных адской мукой!

Э д и т

Не убежать нам! Не спастись разлукой

И не отречься выдумкою грез

От притяжения творящих звезд!


Хулиганы бьют Жену ножом,

забирают сумочку и убегают.

Музыка резко обрывается.

Жена пытается подняться и

бездыханно падает. Тени

заносят мебель.


Э д и т(в сторону)

О, что это?! Опали лепестки,

Чернеют стебли голые на сцене.

Я не готова к резкой перемене

И не могу найти его руки...

О, боже, и ее я потеряла!

Стены как будто бы меж нас не стало,

Но и его не вижу за стеной!

Неужто с ним мы связаны женой

И матерью? И нас своей изменой

Она прогонит с нашей общей сцены,

Сравнив любовь его, мою с грехом!

Но на ее грехе держался дом,

Мы ж своему лишь набивали цену?!

О боже, сердце, спорить лишь с умом

Не надо! Вдруг он у меня сильнее?!

Я не могу, я не хочу быть ею!┘


Свет гаснет


СЦЕНА 4

Свет загорается. Входят они,

видят ее лежащую около дивана.


М у ж(брезгливо)

О, бог ты мой! Ужель такую роль

Сыграть ей в новой труппе предложили?

Э д и т

Всегда ведь то, чем мы сегодня жили,

Играем завтра. Если был король,

И в подворотне короля играешь.

Хотя и бьют...

М у ж(наклоняясь над телом)

Ты от меня скрываешь

Возможно что-то?... Милая, очнись...

Нет, не тебе я говорю то - маме.

Хотя твой голос отчего-то странен.

Э д и т

Я не ошиблась... Так переплелись

И явь, и сон, любовь, а с ней - измена.

И что - реальность, если перемены

Всего коснулись...

М у ж(опускается на колени)

Но она мертва!

Э д и т

И больше всех...

М у ж

Что сделать мне сперва?!

Э д и т

Кто не хотел бы вовсе изменяться...

М у ж

Звони скорей! Я не могу подняться...

Не слушаются ноги... Зеркала

Большие все... Но призраки тепла

Безмолвного... в груди еще остались...

Э д и т

Звонить? Кому? На сцене затерялись

Герои, роли... Умер и суфлер...

М у ж

Так, в скорую звони! И, может,... в морг!

Нет, подожди! Хоть что - потяжелее...

(хватает подсвечник и уползает)


Э д и т

Что? Мать свою? Нет, вовсе не жалею.

Скорее мщу! Зачем ты родила?


Слышится звон разбитого зеркала.


Иль просто так, вот как сейчас, спала

Ты рядом с ним? Но нас уж было двое!?

И я по праву разделила с ним

То ложе, и сейчас где трое спим!

И это ложе разделю с тобою:

Подвинься, мам, возьми меня в себя.

(ложится рядом)

В тебе, наверно, мне все ж лучше было?

Жаль только, я все это позабыла,

Часть жизни той, что помнила лишь ты,

Откуда, может быть, мои мечты -

Тобою стать во всем и это вспомнить!

Но ты б могла мне просто и напомнить?

Отец, мой муж! Дождемся ль мы тебя!?


Вползает он с куском зеркала, оставляя

кровавый след.


Дай, погляжусь!


Муж прикладывает зеркало к губам Жены.


Она себя целует!

Целуй его! Дочь к маме не ревнует

Отца, посколь обеих он - ничей!

Но ты с ним больше провела ночей,

Твоя тогда все ж больше половина.

От мужа, от отца и от мужчины.

Несчастная! Неужто поняла,

Что у нее всего я отняла?

И ты смирилась? Нет уж - не поверю!

Ты перед зеркалом, как перед дверью:

Стоишь и видишь! Видишь, но меня!

Войди ж тогда!


Свет гаснет.


М у ж

О, дайте же огня!

Увидеть должен я ее дыханье!

Хотя я вряд увижу и при нем,

Коль был слепым как ночью, так и днем.


Луч света выхватывает Эдит


Э д и т(вставая, голосом Жены)

Нет! Свет слепому - хуже наказанья.

Зачем же знать - чего мы лишены?

М у ж

Но знать хотя бы, чем же мы владели,

И что при жизни просто проглядели?!

Э д и т(голосом Жены)

Все ль звездочки на небе нам видны

И ночью, и когда нам солнце светит?

И что те звезды? То всего лишь дети

Давно погасших и умерших звезд.

Уж сколь горит на небе тот вопрос,

И сколько мы черпали им ответов?

А он горит! Зимой, весною, летом

И осенью. А рядышком - второй.

И вопрошают молча друг у друга -

Как вырваться из тесного им круга? -

А мы зверей любуемся игрой.

Что? - в дочки-матери? Нет, в поколенья.

М у ж

Нет, подожди! Я догоню тебя!

Я разрываюсь, вас двоих любя!

Я в ней тебя увидел молодую,

Какую полюбил тогда, другую!

Ты в ней как будто снова ожила!

А, может, для того и родила?┘

(падает недвижно)


Э д и т(голосом Жены)

Лежат они: живые, без движенья,

Я ж над живыми мертвая... парю!

К звезде - навстречу свету возвращаюсь.

Любовь их разожгла сама я - каюсь!

Они сгорели! Ну а я... горю!


Вспыхивает яркий свет,

все ослепляя.


З А Н А В Е С
(с)