Александр Сигачёв Золотое стремно

Александр Сигачёв

ЗОЛОТОЕ СТРЕМНО
По мотивам произведений Юрия Тубольцева
       «Удивительные приключения Хрюнек»

Действующие лица и исполнители:
Петрушка
Марфушка, (жена Петрушки)
Цыган Мор, (Черноморд с медведем)
Хрюшка
Хрюшка-дурнушка
Хрюшка-пьянчужка
Грач-Грачевич
Горб-Грабович
Смерч-Непутёвич
Господин
Слуга
Уполномоченный
Бес
Девочка Таня.
       В сценах: балалаечники, скоморохи, празднующий и торговый народ...
       Действие происходит в московском царстве, в тридесятом государстве, во времена царя Гороха.
       Музыкальное оформление спектакля В. Березовского.

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ
(Петрушка вдали от дома)

       Занавес опушен. Вдоль авансцены неторопливо, с остановками проходит балалаечник.
БАЛАЛАЕЧНИК (играет на балалайке, поёт)
При прощанье ты, Петрушка,
Отправляясь в дальний край, -
Про детишек, про Марфушку, -
Так и знай: «Не забывай!..»
А-а!.. про подружку
И детей не забывай!..

Будь то - лето, или осень,
То ль – зима, иль то – весна...
Ты, Петрушка, между прочим,
Знай: Марфушке не до сна...
А-а!.. между прочим, -
Знай: подружке не до сна...

Будет солнышко садиться,
Будет ясное вставать:
Марфа красно нарядится,
Чтоб Петрушеньку встречать!..
А-а!.. нарядиться,
Что б любезного встречать.

При прощанье ты, Петрушка,
Отправляясь в дальний край, -
Про детишек, про Марфушку, -
Так и знай: «Не забывай!..»
А-а!.. про подружку
И детей не забывай!..
       Балалаечник уходит. Занавес открывается. В белой хате у русской печи лежит большое деревянное корыто. Марфушка в доме одна с тремя детьми. В двери постучался и вошёл в хату чёрный цыган Мор вместе с медведем. Марфушка приветливо встречает цыгана. Дети Марфушки пугаются цыгана Мора и медведя, прячутся за свою матушку Марфушку.
ЦЫГАН МОР (говорит громко) Здорово были!..
МАРФУШКА (прижимает к себе своих детей, отвечает с поклоном) Слава Богу, мы живы, здоровы, чего и вам от души желаем...
ЦЫГАН МОР (указывает на медведя) А это мой лучший, самый преданный друг Медведь из Сибирских лесов...
МАРФУШКА (говорит тихо) А говорят, что медведи шибко страшные зверюги, а я вот гляжу на него и вижу, что весьма он хорош собою, степенный...
ЦЫГАН (довольный) И я тоже хороший собою и весёлый к тому же... Гляди: я могу и плясать, и петь, и медведя натореть (поёт и пляшет вместе с медведем)
Э-эх! Мишка медведь,
Научи меня реветь,
Если не научишь, -
По уху получишь!..
(обращается к Марфушке) Ну, как у нас хорошо, что ли получается? Хата не качается?..
МАРФУШКА (кивает головой) Ладно получается, доски на полу шибко прогибаются...
ЦЫГАН (смеётся) А плевать нам на доски и на Марфушкины слёзки... Главное, что мы любим, потешаться своей азартной песнопляский... (Марфушка одобрительно кивает головой, цыган Мор довольный.) Ну, вот и ладно!.. И мы весьма довольны!.. Однако же, любезная, за просмотр - мы денежки берём... (Марфушка молча одобрительно кивает головой.)
ЦЫГАН (смеётся) Не бойтесь, вы живы будете и ещё себе добра наживёте. (Снимает с плеч Марфушки шаль, складывает в шаль все вещи, завязывает шаль узлом.) Ну, кажется, всё мы в доме взяли, а корыто это брать не станем, оставим его вам на счастье. Покажу вам с этим корытом фокус-покус!.. (Поднимает корыто, сажает под него детей Марфушки, накрывает их корытом, ударяет по корыту рукояткой плётки и произносит заклинание.) Палас, палас, палас, транс!.. (Приподнимает корыто, а под ним вместо детей Марфушки смирно сидят три поросёнка.)
МАРФУШКА (от страха громко вскрикивает) Ах, батюшки, свет родимый!.. Что же это деется? (вопит во всё горло) Петрушка, Петрушка, где же ты бродишь одиноко и не ведаешь, что вместо наших родимых детишек оказалось три чумазых поросёнка. (Садиться на пол причитает.) Господи Иисусе! Господи Боже! Делать-то мне теперь что же?..
ЦЫГАН (громко смеётся) Во Марфушка юмор отмораживает!.. Своих родненьких поросят не признаёт!..
МАРФУШКА (обращается к поросятам) Детки, мои детки, что же это с вами оказия такая стряслась? Куда подевалось ваше человеческое обличие? (обращается к цыгану) Видишь вот, цыган-Мор, и говорить они совсем разучились (плачет).
ЦЫГАН (обращается к Марфушке) Не вой, Марфа, разговаривать теперь по-людски они, конечно, уже не смогут, но зато они великолепно могут хрюкать. Вот послушай... (Обращается к поросятам.) Ну-ка, хрюшки, хрюкните так что-нибудь на своём поросячьем языке, чтобы нам смешно было!..
ХРЮШКИ (отвечают хором) Хрюкать мы ни за что не станем...
ЦЫГАН (Очень удивлён, что поросята разговаривают, кричит на них.) Что это вы все сговорились что ли, чтобы не хрюкать, а?.. Это что, сговор, что ли у вас поросячий такой? Если вы ещё не умеете хрюкать, то мы вас живо научим, а если не хотите хрюкать, то мы вас заставим!.. (Топает об пол ногой, кричит.) Почему вы не хрюкаете Марфушку вашу мать!..
ХРЮШКИ (отвечают хором) А почему мы, по-твоему, должны непременно хрюкать, а?!
ЦЫГАН (обращается к Марфушке) Я не понимаю, почему они не хрюкают! Я точно уверен, что хрюкать они обязательно должны...
ХРЮШКИ (обращаются хором к Марфушке) А мы не понимаем, ради чего и, вообще, почему мы непременно обязаны хрюкать, как этого хочет цыган Мор?!
ЦЫГАН (крайне удивлённый) Да поймите вы, свинячьи ваши души, что вы в обязательном порядке должны громко хрюкать. Никто не поймёт: почему вы не хрюкаете?..
ХРЮШКИ (Говорят решительно, раз и навсегда.) Мы отказываемся хрюкать и никогда не сможем понять: зачем нам непременно надо хрюкать?!
ЦЫГАН (Часто стучит себе по голенищу сапог рукояткой плётки - семихвостки; кричит с крайним возмущением.) Так, значит, наотрез отказываетесь вы хрюкать, свинячьи ваши глазки, свинячьи ваши уши и пяточки!.. (Замахивается на поросят плёткой-семихвосткой.)
МАРФУШКА (Заступается за своих чумазых поросят.) Не смей их забижать, цыган Мор проклятый! Не имеешь такого права стегать моих детей плёткой!..
ЦЫГАН (зло смеётся) Это я-то здесь права не имею? А для-ради чего я, скажи мне на милость, так хорошо этим хлыстом владею?.. А? Для какого такого рожна я с детства этому искусству так хорошо обучился? Щелкает в воздухе своим хлыстом...
МАРФУШКА (плачет) Вот погоди, цыган Мор, вернётся Петрушка, так он тебе задаст! Ему не понравится твоё чёрное чародейство!
ЦЫГАН (смеётся) Вот сейчас я покажу тебе: какое имею я право!.. Какое имею я лево!.. И какое имею - вдоль, поперёк и наискосок!.. (Замахивается на Марфушку плёткой...)
МАРФУШКА (Прячется за печью, кричит блаженным голосом.) Люди добрые, помогите, спасите, деток моих защитите!..
ЦЫГАН (смеётся) Где это ты теперь людей добрых видела?! Глупая ты преглупая Марфушка! Чудо ты писанное, расписанное! (Опускает свою плётку.) Ладно, живи уж, знай мою доброту!.. А поросят этих я с собою забираю. Мы пустим их на шашлык!
       Хватает поросят, и складывает их в шаль. Вместе с вещами уносит. Перед самой дверью один поросёнок выпрыгнул из мешка и спрятался в печку. Марфа закрыла дверь на засов.
ЦЫГАН (кричит за дверью) Открой двери Марфушка, отдай мне моего хрюшку-нехорошко, а то хуже вам двоим будет!..
МАРФУШКА (прижимает к себе хрюшку) Уходи, уходи, цыган Мор, мы не откроем тебе нашу белую хату...
ЦЫГАН (кричит грозно) Ах, так! Ну, держитесь, Марфушка и хрюшка-нехорошко!.. Сейчас мы вам покажем светопреставление – всему свету на удивление! Сейчас мы изобразим вам такой шок, который не влезет ни в один мешок!.. Подковы-то на моих сапогах булатом кованы!.. Хату твою белую до основания разрушим, а затем... тебя, Марфушку и твоего чумазого хрюшку кинем на пару на нары... И всё пойдёт своим путём!.. (стучит своим кованым каблуком в стену белой хаты, кричит громко) Ей, Грач Грачевич, Соловей Соломоныч, каркни-ка им в окна, да так, чтобы от них в хате остался только шмяк и бряк!..
ГРАЧ-ГРАЧЕВИЧ, (обращается к цыгану) Цыган Мор Черноморд, распахни-ка им форточки в окнах настежь.
       Цыган разбивает окно рукояткой своего хлыста. Грач-Грачевич трижды пронзительно свистит в разбитое окно.
МАРФУШКА (Кричит из белой хаты благим матом.) Ой, не свисти, не свисти нам в окно Грач Грачевич Соловей Соломоныч!.. Ой, вы же – не звери!.. Ой, открываем мы, отворяем настежь двери!.. Ой, у нас от вашего свиста, - вся наша крыша прохудилась!.. Выходим мы, выходим – на вашу милость!..
ЦЫГАН МОР (говорит грозно) Давно бы так-то! Довольно вашего матриархата!.. А своего сдохляца, Хрюшку-Нехорошко отдай Горб-Грабовичу Смерть-Смердичу... (Цыган Мор и Грач Грачевич уходят за кулисы.)
       Занавес




ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ВТОРОЕ
(Петрушка мореход)

       (Петрушка подходит к своей белой хате, напевая песню о море.)
Простившись с друзьями, с семьёй на заре,
Испив золотистого чая,
Уплыл я на утлом своём корабле,
Пускай меня море качает...

Пусть катит навстречу крутая волна
И всюду лишь волны, да волны...
Горька мне, признаюсь, морская волна,
И кубок мой, горечи полный...

На море детей и жену не берут
С собой - суеверны, мужчины...
И сам наводил я в каюте уют
На радость разумным дельфинам!..

Когда меня вал с головой захлестнет,
И встанет пучина во взоре!.. -
Земля хороша, где любимая ждёт,
Но трижды прекраснее море...

Простившись с друзьями, с семьёй на заре,
Испив золотистого чая,
Уплыл я на утлом своём корабле,
Пускай меня море качает...
       Петрушка с походным мешком за плечами подходит к своему дому и удивляется, что его не встречает любимая жена Марфушка вместе со своими детушками...
ПЕТРУШКА (говорит задумчиво) А как это так, что не слышат мою песню любимая моя жинка Марфуша и не выходит с детушками на крыльцо, чтобы меня встретить, как надо?.. Да вот, как погляжу я, так, ещё пуще прежнего удивляюсь: окошко-то в доме выбито и вся крыша продырявлена...
       Сбрасывает с плеч свой походный мешок, устремляется в дом. Удивляется небывалому погрому в своём доме.
       Мать честная! В доме – не души! Дом ограблен!..
       Слышится детский плачь. Петрушка прислушивается, оглядывается вокруг, удивлённый пожимает плечами... Заглядывает в печь. Отскакивает назад, вскрикивает.
       Что это за привидение такое? В нашей русской печи чужая чумазая хрюшка!.. (Хрюшка выпрыгивает из печи и прижимается к Петрушке.)
ХРЮШКА (вскрикивает) Папа-Петя! Папа-Петя! Самый лучший папа на свете!..
ПЕТРУШКА (С ужасом отстраняет от себя чумазую хрюшку-дурнушку, говорит, громко причитая.)
Что ты, свинка, Бог с тобою!
Какой тут папа, к геморрою!..
Какой там, к липе, папа-Петя!
Мои дети, самые красивые на свете!..
ХРЮШКА (хнычет) ы-ы-ы!.. ы-ы-ы!.. Какие все несчастные мы-ы-ы: и мама-Марфушка, и папа-Петрушка, и братья мои - свинушки...
ПЕТРУШКА (Садиться на пол, прижимает к себе чумазую хрюшку.)
Кто же этот - злой злодей?..
Этот выхрест из людей,
Кто шальную шутку злую
С нами разыграл такую?!
ХРЮШКА (перестаёт хныкать)
Мор-цыган за уши драл,
Нас корытом накрывал,
По корыту палкой бил, -
Заклинания твердил, -
Всё про транс и про палас,-
Сотворил свиней из нас!..
ПЕТРУШКА (Возмущённый, говорит речитативом.)
Ну, гадюка, Ну, злодей!
Самый мерзкий из людей!
Бить в корыто, под которым, -
Весь Союз моих детей!..
Ну, а если б медный таз
В белой хате был у нас?..
Что ж, злодей бил бы как раз
Даже в этот медный таз?!
И не стало никого бы
Тут в живых теперь из вас?!

Это так я не оставлю!
Эту кривду я исправлю!
Я цыгана разыщу,
Черноморду отомщу!..
И без лишних, без затей
Я задам ему чертей!..
(Погладил хрюшку, обращается к нему)
Когда всех Мор забирал, как же так, что тебя он не украл?
ХРЮШКА (отвечает с гордостью речитативом)
 Мор, когда меня искал,
Сильно топал и кричал:
«Почему, - знать хочет Мор,
- Ты не хрюкнул до сих пор?
Где ты прячешься, негодный,
Где тут острый мой топор!..»
       Я же из печи в ответ:
«Потому, что «почему»,
На конце содержит «му»,
Между тем, как слово «хрю»,
На конце содержит «ю»!..

Он сердился, он кричал,
Чушкой грязной величал,
Только вот меня в добычу
Всё никак не получал...
ПЕТРУШКА (Треплет своего сына-хрюшку за ушко.)
Молодец, мой малышок!
Шелудивый мой хрюшок!
Как же он тебя оставил?
Как он от тебя ушёл?
ХРЮШКА (Отвечает с большой живостью.)
Долго он ходил кричал,
Так кричал, что одичал:
«Почему не хрюкаешь?
Да почему ж не хрюкаешь?
Почему, такой сякой,
Зверь не мазанный, сухой,
Всё назло мне, всё назло,
Да всё на зло не хрюкаешь?!»

А в трубе моей гудело!
А в трубе моей звенело!
А в трубе моей ревело:
«Почему не ешь, не ешь?!»

Я в конце ему ответил:
«Потому я, Мор, не ем,
Что не голоден совсем!..

Тут уж Мор, как взбеленился,
Так он весь изголенился, -
До сих пор в ушах тот стон!..
Дверь он вышиб, вышел вон!..
ПЕТРУШКА
Зла Петрушка много знал,
Много лиха испытал, -
Не отыщется компота,
Чтобы я не выпивал...
Я злодея разыщу!
Эту пакость не прощу!..
Я чертей ему под шкуру
Сто пудовых напущу!..
Гром громаднейший сыграю,
И семь шкур с него спущу!..
       Уходят вместе с хрюшкой за кулисы. Занавес
       

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ
Цыганские метаморфозы

ЦЫГАН (Едет неторопливо верхом на лошади, играет на скрипке, поёт.)
Запрягу я лошадь
Лохматую мою,
Эх, да как поеду,
Так и запою...
Ой, Романе, ой, дела!
Золотые удила!..
Куда хочу – поеду,
От души – пою!..

Вечер. Степ. Дорога...
Шелестит бурьян...
У костра сидело -
Несколько цыган...
Ой, Романе, ой, дела!
Золотые удила!..
У костра сидело -
Несколько цыган...

Старая цыганка,
Сидя у огня,
Картой помахала, -
Позвала меня...
Ой, Романе, ой, дела!
Золотые удила!..
Картой помахала, -
Позвала меня...

Погости-ка, сокол,
Сокол молодой,
Хваткий по натуре,
С вольною душой...
Ой, Романе, ой, дела!
Золотые удила!..
Хваткий по натуре,
С вольною душой...

Подошёл и сел я
Рядом на траву,
И на картах вижу –
Всё, как наяву...
Ой, Романе, ой, дела!
Золотые удила!..
Я на картах вижу –
Всё, как наяву...

В дом казённый скоро
От семьи уйдёшь,
Сокол, ты мой сокол,
Горе там хлебнёшь...
Чёрствой корке хлеба,
Сокол, будешь рад,
Званье твоё будет,
Сокол мой, - солдат...
       Цыгана обгоняет верхом на лошади знатный господин.
ЦЫГАН (обращается к господину) Здорово! Куда путь держишь?
ГОСПОДИН (с важным видом) К самому царю лежит путь-дорога!..
ЦЫГАН А зачем тебе к царю?
ГОСПОДИН Еду к царю за приказом: чем кому жить? Чем кому промышлять? Хочу, чтобы у меня всего вдоволь было, и чтобы мне за эти дела - ничего бы не было...
ЦЫГАН А ты замолви и за меня словечко.
ГОСПОДИН Ладно, замолвлю. (Говорит в сторону - только отвяжись, черноволосый! Кукиш с маслом - я за тебя замолвлю...)
ЦЫГАН А не обманешь меня, бедного цыгана?
ГОСПОДИН Нет, не обману. (Говорит в сторону: откачнись только от меня, да поскорей.)
ЦЫГАН Да ты, пожалуй, забудешь, господин, шибко ты замороченный...
ГОСПОДИН Нет, не забуду. (Говорит в сторону: отвалишься ты от меня или же – нет?..)
ЦЫГАН Ой, господин, чует моё сердце, надуришь ты маня...
ГОСПОДИН Нет, не надурю. (Говорит в сторону: вот прицепился-то, что и палкой не отшибёшь...)
ЦЫГАН Дай мне задаток, что не обманешь ты меня...
ГОСПОДИН (недовольный) Да что же я могу дать тебе в задаток, чтобы ты поверил мне?..
ЦЫГАН Дай мне в задаток своё золотое стремно. Я тебя здесь подожду, пока ты назад вернёшься. Очень хочется мне знать: что царь-батюшка цыгану пожелает?..
ГОСПОДИН (Задумался, говорит в сторону: ведь этот репей так просто не отстанет; пусть, пожалуй, подержит в руках моё золотое стремно.) Ну, так и быть: держи, черноволосый, моё золотое стремно, и дождись меня здесь, никуда не отлучайся (уезжает).
ЦЫГАН (поёт)
Батька лошадь запрягает,
Матка вожжи подаёт,
Папка мамку поцелует, -
Мамка козырем пойдёт!
Ой, Романе, ой, дела!
Золотые удила!
Папка мамку поцелует, -
Мамка козырем пойдёт!..

Как под нашей под горой
Торговал цыган золой:
Картошка моя, -
Эх, вся поджаристая!..
Ой, Романе, ой, дела!
Золотые удила!
Картошка моя, -
Вся поджаристая!..

Ты расти, расти, трава,
Ой, трава зелёная!
Ты лети, лети, слава,
Да слава забубённая!..
Ой, Романе, ой, дела!
Золотые удила!
Ты лети, лети, слава,
Да слава забубённая!..
       (Появляется господин на богато убранной лошади.)
ГОСПОДИН (обращается к цыгану) Вправду ты, цыган, сказывал! Коли б не взял ты у меня золотое стремно, так я совсем бы про тебя забыл!..
ЦЫГАН (смеётся) То-то и есть, что теперь ты меня вовек не забудешь. Как глянешь на своё стремно, так и вспомянешь про меня...
       Так что же царь-то про меня, бедного цыгана, - сказывал?..
ГОСПОДИН А так царь прямо и сказал, что всё у цыгана путём будет: коли, у кого что-нибудь возьмёт без спросу, утаит да забожить, то его и будет!..
ЦЫГАН (смеётся) Ну спасибо, брат, на добром слове, слово-то царское мне, пожалуй, что на руку будет!.. (Повернулся, поехал и напевая.)
Ой, Романе, времена,
Золотые стремена!..
Картошка моя, -
Вся поджаренная!..
ГОСПОДИН (кричит цыгану вслед) Куда же ты, цыган, а верни-ка мне моё золотое стремно...
ЦЫГАН (останавливается, оглядывается, пожимает с недоумением плечами) Какое такое золотое стремно!..
ГОСПОДИН Да, как это какое?! Ты что, цыган, совсем такое дело забыл? Да ты ж у меня взял золотое стремно, когда я к царю нашему путёвому поехал...
ЦЫГАН Когда это я у тебя золотое стремно брал? Ты что брат, смеёшься надо мной? Я тебя впервые в жизни вижу, ей-богу!.. Мало ли по свету цыган разъезжает и что же: каждый из них тебе должен по золотому стремну выдавать? Так что ли дело твоё получается? То-то и гляжу я, что шибко ты на богатой коняге разъезжаешь... Не брал я у тебя никакого стремна: ни золотого, ни серебряного, ни железного. Ей-богу, не вру!..
ГОСПОДИН (сплюнул с досадой через плечо) Да подавись ты моим стремном, черноморд поганый! Пусть это моё золотое стремно, у тебя поперёк глотки встанет: чтобы ни туда, ни сюда, ни в кавалерийскую армию!.. (Уехал, ругаясь, - на чём только белый свет стоит...)
ЦЫГАН (машет ему вслед рукой) Ну, и катись своим путём, кровопивец несчастный, ишь жиру-то накопил, кобыла твоя еле-еле ноги переставляет... (Достаёт из глубин своих бездонных шароваров золотое стремно, поднимает его высоко у себя над головой, восклицает громко.) Кому золотое стремно! Кому золотое стремно! Уступлю недорого!.. (Появляется купец.)
КУПЕЦ Что, цыган, продаёшь стремно?
ЦЫГАН Продаю недорого, да ещё и уступить в цене хорошо могу, как первому покупателю. Сам знаешь время-то для цыгана дороже денег, вот я дешевле-то и продаю. Смотри, какое стремно: так на солнце и сверкает! Чистое золото самой высшей пробы!..
КУПЕЦ (прищуривается) Что возьмешь за стремно?
ЦЫГАН Пять тысяч.
КУПЕЦ (чешет свой затылок) В какой валюте?
ЦЫГАН В европейской валюте, в какой же ещё? Не в наших же деревянных рублях...
КУПЕЦ (недовольно качает головой) Зачем так дорого?
ЦЫГАН Затем, что оно золотое! Было б оно не золотое, так я, может быть, тебе и так его подарил. Такие тонкости правильно понимать надо...
КУПЕЦ (согласно машет рукой) Ну, ладно, шут с тобой, золотая рыбка! В европейских - так в европейских. Кто цыгана переторгует, тот и дня не проживёт!.. (Достаёт деньги, считает) Вот четыре тысячи есть, а одной тысячи не хватает. Вот тебе, цыган, четыре тысячи, - отдавай мне стремно, а остальные деньги, напоследях получишь...
ЦЫГАН Нет, купец, так дело у нас не пойдёт. Четыре тысячи европейских рублев, пожалуй, я возьму, почему бы и нет? Но стремно тебе сейчас не отдам: как дошлёшь, что следует по договору, тогда и товар получишь...
КУПЕЦ А, ладно... Держи задаток две тысячи, сейчас мой слуга дошлёт тебе остальную кассу. (Уходит. На сцене появляется слуга купца.)
СЛУГА (обращается к цыгану) Здорово, цыган!..
ЦЫГАН Здорово, добрый человек!
СЛУГА Я доставил тебе деньги от моего хозяина, купца.
ЦЫГАН Ну, так давай, коли доставил остальную кассу...
СЛУГА Вот тебе три тысячи европейских рублев...
ЦЫГАН Берёт у слуги деньги, считает их, кладёт в свой бездонный карман. Достаёт из своего другого кармана бутылку самогонки, угощает слугу.
       Пей давай, брат, за нашу хорошую сделку. Откушай доброй самогонки, чтоб жить на свете стало веселей!..
СЛУГА (берёт у цыгана бутылку) Надо бы что-нибудь на закуску...
ЦЫГАН А ты пей, знай! Авось, не барин какой-нибудь, чтоб закуской баловаться...
СЛУГА Пьёт из горлышка цыганской бутылки... (Долго морщится, весь вздрагивает, с удовольствием долго нюхает свой рукав, наконец, у него из груди вырывается громкий, победоносный вскрик.) А-а-а!.. Хороша-а!.. (Слуга и цыган с удовольствием подмигивают друг другу, слуга говорит с задором.) А что, цыган, если я всю твою самогонку выпью, так ты не в обиде станешь на меня?
ЦЫГАН Нет, брат, пей давай, если не стала колышком тебе цыганская самогонка, так я только рад за тебя!..
СЛУГА Допивает всё содержимое из горлышка. С большим вдохновением нюхает у цыгана жилетку, вскрикивает, словно победоносное – Ура!..
       А-а-а! А-а-а! Хороша!.. Сама крепость!..
ЦЫГАН Так ещё бы не крепость, - горит синим пламенем, да ещё и искриться при этом салютом бесподобным!.. Ты вот наверняка хорошо согрелся!..
СЛУГА Ещё как и согрелся-то, даже жарко стало!..
ЦЫГАН Дал бы ты мне, брат, свой кафтан погреться...
СЛУГА (С широким размахом, снимает с себя кафтан, отдаёт цыгану.) По-дружбе, это я завсегда отдам, если у меня попросят...
ЦЫГАН (Надел кафтан, похлопал слугу по плечу.) Спасибо, брат, что уважил! Вот теперь-то совсем другое дело, - сразу мне теплее стало...
СЛУГА Ну, так что, цыган, давай что ли мне золотое стремно?!
ЦЫГАН Какое стремно?
СЛУГА Да, как это то есть какое? То самое стремно, которое ты моему купцу продал...
ЦЫГАН Когда продал? Какое стремно? Да ты, брат, как я вижу, изрядно окосел!.. У меня не то, что золотого стремна, но и обыкновенного стремна отродясь не было...
СЛУГА (в растерянности) Ну так отдавай назад деньги...
ЦЫГАН Какие деньги? Да тебе, брат, как я вижу, не самогонку цыганскую надо пить, а простоквашу через марлю сосать, да и то маленькими глоточками...
СЛУГА Да ты что, цыган, побойся Бога!.. Я ведь тебе только что отдал деньги – три тысячи европейских рублёв! Или снова станешь отпираться...
ЦЫГАН Никаких денег я даже и не видел, ей-богу!.. Я тебе, брат, даже и на грош не вру... Это в тебе моя самогонка заговорила...
СЛУГА (Говорит, заикаясь.) Да ты, да я, да мы с тобой... (Безнадёжно машет рукой. Зовёт уполномоченного по правам человека. Громко взывает.) Товарищ уполномоченный! Товарищ уполномоченный!.. (Появляется уполномоченный, при исполнении служебных обязанностей.)
УПОЛНОМОЧЕННЫЙ (Обращается к слуге.) В чём дело, уважаемый гражданин?
СЛУГА (Говорит, заикаясь и путано.) Товарищ уполномоченный! Купили мы с хозяином у цыгана золотое стремно; он, деньги-то наши забрал, а свой товар, стремно, - то есть, нам отдавать не желает...
УПОЛНОМОЧЕННЫЙ (Обращается к цыгану.) Что скажешь, уважаемый?..
ЦЫГАН (смеётся) Господин уполномоченный!.. Как я, бедный цыган, мог продавать золотое стремно, коль в нашем роду, не то что золотого, но и обыкновенного стремна, отродясь не бывало... У меня в доме шестеро малолетних детей голодных и оборванных. Я знать не знаю, и ведать не ведаю, что этот уважаемый человек от меня требует... Он ещё может быть скажет, что и одежда на мне сейчас его собственная...
СЛУГА (Не сдерживается, кричит во всё горло.) Да-таки моя!.. Кафтан-то на тебе мой! Ты ведь попросил у меня кафтан, чтобы погреться только. Я тебе удружил этот самый кафтан. Так ты вот теперь, как я вижу, желаешь присвоить его себе!..
ЦЫГАН (смеётся) Ват видите, господин уполномоченный, этот уважаемый товарищ, просто выпил лишку, и теперь ему кажется, что всё вокруг принадлежит ему одному...
УПОЛНОМОЧЕННЫЙ (Нахмурил брови, говорит громогласно) Та-ак!.. Всё ясно!.. Напился в общественном месте, пристаёшь к добрым людям с целью вымогательства, оскорбляешь наших почтенных граждан и клевещет на них. (Берёт под руку слугу.) Пройдём, гражданин, ты мне дашь свои показания там, где это положено...
       Слуга пытается сопротивляться. Уполномоченный одной рукой заламывает слуге руку за спину, а другой рукой вцепился ему в волосы, уводит за кулисы.
СЛУГА (Кричит, что есть мочи) Ну, черномазый, погоди, отольются тебе мои слёзы!.. Когда выйду из кутузки, я под землей тебя найду. И ещё глубже закопаю!..
ЦЫГАН (смеётся) Все там будем...


ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ЧЕТВЁРТОЕ
       (Бесовские забавы)

       Занавес опущен. На авансцену мелкими шажками и вприпрыжку выбегает бес. На авансцене он проделывает самые невероятные ужимки, пантомимы, прыжки из стороны в сторону...
       Приседает на корточки, с удовольствием обмахивает своё бесовское рыло пушистой кисточкой от своего удивительно длинного хвоста, и вытирает им свой пятачок, словно хочет начистить его до блеска. Начинает громко и долго хихикать, так что в припадке хихиканий, доведённого до хрюканья, с удовольствием мотает головой и всё чаще обмахивается пушистой кисточкой своего хвоста.
БЕС (Оглядывается по сторонам и снова хихикает и хрюкает...) Ой, умора!.. Ой, не могу я больше смеяться!.. У меня от этого бесовского смеха в затылок стреляет и урчит в животе. Но остановиться от этой смехотворной потехи никак не могу. Уж чего ничего только не выдумывало моё бесовское рыло, но от этого цыганского шарма я - в седьмом подземелье!.. Это же - полный вперёд!.. (Заливается хихиканьем со свистом и хрюканьем, мотает головой, держится обеими лапами за живот...) Вот умора, так умора!.. Уж чего ничего только мой подопечный цыган Мор не вытворял на этом свете со своим золотым стремно!.. Какими только он фокусами не занимался? - ну, просто ужас какой-то!.. Скольких он бил перебил?.. Скольких он до нитки обворовывал?.. Но это ладно... Но сегодня, вот только что... (Заливисто смеётся, потирает с азартом ладони своих бесовских лап...) Сегодня он явно отличился... Он сегодня воплотил в жизнь все мои самые смелые бесовские мечты... (С большим удовольствием хрюкает...) Не могу рассказывать, хочется просто хрюкать и хрюкать без конца и без начала...
       Ой, ну ладно, надо взять себя в лапы, и всё-таки рассказать вам, что же сегодня произошло с цыганом Мором... Вы не поверите, как сегодня его всем базаром люди добрые и недобрые всем кагалом били... (Заливается смехом со свистом и хрюканьем.) Ничего с собой поделать не могу. Никак не сдержаться мне от хрюканья со свистом... (оглядывается по сторонам). Вообразить себе, как его люди окучивали всем шалманом в самый блин, вместо носа, - кто, чем попало, - не хватит никакой фантазии описать это ни в каком виде искусства... Как же его, черномордого бутсали в расквашенный блин, и били, и пинали, и лягали: кто - по пельменям, кто - по блину, кто - по чём зря и чем попало!.. Ну, это же вообще, полный вперёд!.. Ну, это ж надо было видеть: каждый, отдельно взятый представитель базара, старался от всей души вмазать ему в самую репу, в тыкву или в баклажан... (Заливается смехом, трясёт рогами.) Вы, как хотите, но у меня нет больше сил, смеяться над этой прелюдией простолюдин. Мне ещё никогда не было так тошно от созерцания подобной сцены, как в этот раз. Клянусь вам!.. Вот вам мой хвост святой!.. (показывает свой хвост с кисточкой)...
       Может быть вы и не поверите, но цыган всё ж таки умудрился вырваться из окружения и унести свои ноги, прихватив с собой и золотое стремно... Сколько за ним гонялись всем базаром, сколько табунились, но всё-таки не догнали. Как не кипел их разум возмущённый, что отпустили-таки на волю этого отщепенца от рода человеческого, но цыгана след простыл... Уж как ему удалось вырваться из этой оказии, это одному мне известно: пусть ещё поживёт маленько для моего бесовского куражу... Сбежал он от своих преследователей и словно сквозь землю провалился... Мне с большим трудом удалось отыскать его... Цыган перемахнул через высокую ограду одного, очень приличного особняка, и сидит там теперь, в саду на скамье в беседке оттирается... Как он сумел перелезть через этот высоченный забор, уму непостижимо. Вся шкура на его руках снялась, словно перчатки... (Снова хихикает и хрюкает со свистом...) Ну, всё, - не могу больше рассказывать!.. Как в русской песне-то поётся: «Налейте, налейте, скорей мне вина, рассказывать нет больше мочи...» Сейчас вы сами увидите героя нашего представления во всей красе. Прошу вас только, уважаемые зрители, держитесь, пожалуйста, покрепче за свои кресла. За последствия от увиденного «благолепия», я не отвечаю... (Ходит важно по сцене взад-вперёд, обмахивается пушистой кисточкой хвоста.)
БЕС (поёт)
Я – адово отродье,
Мой Бог – чревоугодье;
Живого места нету –
От ран: к дыре – дыра...
Люблю я сквернословить,
Украсть, убить и молвить
Словечки, ради понта:
«Да здравствует! Ура!..»
Для глянца – сквернословить,
Украсть, убить и молвить
Словечки, ради понта:
«Да здравствует! Ура!..»
       Танцует пантомима. Схватил своим копытом хвост с кисточкой и крутит им, словно пропеллером...
За грех мой – ада мало,
Пройдоха я бывалый...
Всего вам не расскажешь,
Мне умыкнуть пора, -
С собою всё отродье...
Мой Бог – чревоугодье...
Скажу вам на прощанье:
«Да здравствует! Ура!..»
Для глянца мне – отродье!..
Мой Бог - чревоугодье!..
Салют вам ради понта:
«Да здравствует! Ура!..»
       В припрыжку, кругами убегает за кулисы. Занавес поднимается... На сцене: высокий забор и сад с беседкой. В беседке сидит цыган Мор, весь всклоченный, страшно оборванный, ужасно побитый. Так что не видно - ни кожи, ни рожи... Сидит на скамье, сам себе жалуется вслух.
ЦЫГАН (рассматривает свои истерзанные руки) Господи, Боже!.. Как же мне себя самого жалко... Разве можно назвать эти руки руками?! Словно их топтала целая рота солдат-новобранцев срочной службы своими подкованными сапогами... А как больно-то: словно они на адском костре горят. Как вытерпеть это всё? – я просто не знаю... (Тяжело вздыхает.) И зачем только маменька меня на свет произвела...
       (Задирает свои штанины выше колен, любуется своими ногами, вскрикивает) Мама родная!.. Какой на ногах глянец-то навели ... (всхлипывает) ой, маменька, маменька, что же сотворили со мной эти изверги, нелюди, безбожники...
       Залезает в боковой карман своего пиджака, извлекает из него пригоршни стекла, бросает их себе под ноги с досадой... (вопит) Вот и бутылку самогонки в моём боковом кармане разбили. Может быть, эта бутылка защитила меня от смертельного удара?! Но как мне её сейчас остро не хватает... Уж так мне её не хватает сейчас, этой божественной влаги... Кажется, что сейчас за пару глотков этого огненного напитка я и полцарства бы не пожалел. Мало того, я за два три глотка этой амброзии и всё наше царство не пожалел бы, тем более, что оно всё равнее не моё...
       Так что же мне теперь делать-то? Куда податься? В какую бы гребную армию записаться? Тут я слишком засветился. Мне тут белым днём людям на глаза показаться никак нельзя, это я точно знаю...
       Послышались шаги по насыпной мраморной дорожке сада. Цыган насторожится. Слишком свежи ещё были впечатления минувшего часа в его памяти... Цыган поднял ворот своего пиджака (ворот ещё каким-то чудом держался), втянут голову в плечи, словно улитка, притаился... По дорожке, прямо к его беседке шла маленькая девочка с куклой в руках... У беседки она остановилась...
ДЕВОЧКА (Не поднимая головы, тихо спросила у своей куклы...) Ой, посмотри, Катенька, чьи это ножки на нашей дорожке?..
ЦЫГАН (говорит суровым голосом) Чего вам надо-то?
ДЕВОЧКА (Взглянула на цыгана и заговорила дрожащим голосом.) Так это ваши ножки, на нашей дорожке?..
ЦЫГАН (Немного смягчил свой убийственный голос.) Много будешь знать, девочка, забудешь, как тебя звать...
ДЕВОЧКА (Крепко прижимая к себе свою куклу, говорит вежливым тоном.) Вы к нам в гости пришли, да?
ЦЫГАН Можно и так сказать, что в гости зашёл. Я случайно в аварию попал, и вот присел на эту скамеечку отдохнуть. Как только отдохну, и мне маленько полегчает, так я сразу от вас уйду...
ДЕВОЧКА (Говорит сочувственным тоном.) Тебе больно, наверное, после аварии?..
ЦЫГАН Это ничего... Терпимо... До свадьбы всё заживёт... А где сейчас находятся твои родители мама и папа?..
ДЕВОЧКА (немного успокоившись) Они в центр на машине поехали... Сказали, что вернуться домом после обеда... А бабушка моя заболела, на диване лежит... Лечится она... А как тебя зовут?..
ЦЫГАН (отвечает неохотно) Дядя Мор меня зовут...
ДЕВОЧКА (оживлённо) А меня Таня зовут... А её (показывает цыгану свою куклу) зовут Катя... Давай с тобой играть. Я стану прятаться в нашем саду, а ты меня будешь искать...
ЦЫГАН (пытается улыбнуться) Нет... Видишь, я весь побитый... Давай с тобой лучше поиграем в другую игру: ты будешь хозяйка, понарошку, а я, тоже понарошку, буду твоим гостем. Ты меня будешь угощать... Принеси мне чего-нибудь покушать и попить... Только ты бабушке своей ничего не сказывай...
ДЕВОЧНА (с радостью) Я сейчас быстро принесу тебе пирожков и квасу...
ЦЫГАН Пирожки, это хорошо... Это я люблю. Может у вас в буфете найдется графинчик вина, ты его тоже приноси сюда. Я буду понарошку пирожки кушать и вином запивать стану...
       Девочка вприпрыжку побежала в дом за угощением. Цыган немного расслабился. В это время за воротами сада послышалась музыка. Играла жалейка... Цыган насторожился, начал боязливо озираться по сторонам. Послышалось детское пение. После каждого песенного куплета, звучала музыка жалейки...
ГОЛОС ПЕВЦА
Хрюлята учатся летать!
Хрюлята учатся клевать!
Хрюлята летают и поют!
Орлятам клюнуть не дают...
       (Играет жалейка. Цыган невероятно высоко вытянул свою шею.)
ЦЫГАН (говорит тихо) Какой-то очень знакомый мне голос звучит, но никак не припомню: чей именно этот голос?..
ГОЛОС ПЕВЦА
Поросятам - рай в росе!
Хрюшкам, лучше – в луже...
Верблюсятам – рай в песке,
Свинкам-сфинксам – тоже...
       Играет жалейка. Цыган встаёт со скамейки и на цыпочках приближается к воротам.
ЦЫГАН (говорит чуть слышно) Ей-богу, очень знакомый голос...
ГОЛОС ПЕВЦА
В поросятах денежки копят,
Все копилки – в виде поросят;
В свинках все копилки – сундуки,
Лишь у свинок – чудо пятачки!..
       Играет жалейка. Цыган пытается отыскать щель в воротах... Злиться, что не находит даже самой маленькой дырочки...
ЦЫГАН (Говорит с раздражением) Вот проклятые буржуи, какие ворота задраенные имеют, даже для блохи не отыщется крохотной щели...
ГОЛОС ПЕВЦА
Все лошади от слова – ложь,
Уверен в этом хрюшка...
Цыганские все лошади
И жеребята – врушки...
       Играет жалейка. Цыган злиться, что не удается увидеть певца...
ЦЫГАН (говорит со злостью) Что же это за оказия такая, не видно - ни шиша... (Становится на колени, пытается посмотреть в узкую щель в самом низу у ворот.)
ГОЛОС ПЕВЦА
Морские свинки –
Чистые спинки...
У этой свинки,
Нет ни щетинки...
Морские свинки,
Вы – самозванки,
Морские свинки,
ВЫ - тараканки...
       Громче играет жалейка... Цыган распластался на земле, изо всех сил пытается подглядеть в щель внизу ворот. Появляется девочка с пирогами и графинчиком с вином. Очень удивляется, чем дядя занимается...
ДЕВОЧКА (с удивлением обращается к цыгану) Дядя Мор, что это вы тут такое делаете?..
       Цыган резко приподнимается, садиться на землю. Прикладывает свой указательный палец к губам, жестом требует сохранять молчание.
ЦЫГАН (Говорит почти шёпотом.) Там кто-то играет на жалейке, и поёт песни...
ГОЛОС ПЕВЦА
Свинопад!..
Розовеет заря...
Свинки кружат,
По небу паря...
Дорогие друзья,
Вам всегда очень рад!..
Свинопад, свинопад, свинопад!..
       Играет жалейка. Цыган продолжает сидеть на земле...
ДЕВОЧКА (Обращается к незнакомым певцам за воротами.) Кто там, за нашими воротами играет на жалейке и поёт песни?..
ГОЛОС ЗА ВОРОТАМИ Мы бродячие музыканты. У нас разорили дом. Пением и игрой на жалейке мы зарабатываем себе на пропитание. Откройте, пожалуйста, ваши ворота. Мы для вас сыграем и споём...
       Не успел цыган опомниться, как девочка нажала на кнопку, ворота автоматически открылись и прямо перед ним появились Петрушки и Хрюшка... Цыган вскочил, словно ошпаренный, замахал на них обеими своими руками и закричал во всю свою цыганскую глотку...
ЦЫГАН (Кричит нечто несуразное.) Абра, абра, абракадабра!.. Палас, палас, транс!..
       С этими словами, цыган лихорадочно выхватил из своего кармана золотое стремно, и запустил им в Петрушку. Петрушка успел отскочить в сторону и словно остолбенел от неожиданности... Золотое стремно пролетело мимо Петрушки. Оно угодило в заднее место хрюшке, который только что успел отвернуться. Хрюшка пронзительно взвизгнул, забегал кругами... Цыган тем временем вприпрыжку умчался в глубину сада, и исчез из виду. Только слышался страшный хруст (ломались кустарники на пути цыгана), и послышался страшный грохот (повалилась изгородь в глубине сада). К великому удивлению Петрушки, хрюшка неожиданно превратился в мальчика Вашюшу...
ПЕТРУШКА (Восклицает вне себя от радости.) Господи! Чудо-то, чудо какое! Хрюша преобразился в Ванюшу!.. Ни в сказке сказать, ни пером описать!.. Петрушка и Ванюшка обнимаются, их радости нет конца...
ДЕВОЧКА (Подняла с земли золотое стремя, даёт его Петрушке и Ванюше.) Дядя Мор вот этой железкой кинул в вас...
ПЕТРУШКА (Берёт у девочки золотое стремно.) Вот ведь какое чудо-то свершилось, от этого удивительного стремна. Немыслимое чудо!.. Хрюшка в мгновение ока превратился в славного Ванюшу!..
ВАНЮША (обращается к Петрушке) А ведь это и был тот самый Мор Черноморд, который накрывал нас деревянным корытом... Правда, тогда физиономия его не была так расквашена...
ПЕТРУШКА Правду в народе-то говорят, что Бог шельму метит...
ДЕВОЧКА (угощает гостей пирогами) Угощайтесь, люди добрые, пирогами...
       Петрушка и Ванюша благодарят маленькую девочку за угощенье. Петрушка играет на жалейке
ВАНЮША (поёт)
Взглянув на небо голубое,
С макушки матушки-земли, -
Не знают молодцы покоя,
Их кличут в небе журавли...
Пускай, - не будет нам покоя,
И кличут в небе журавли...

Живою лентой друг за другом,
Мелькая, в голубой дали...
Увенчаны небесным кругом,
Летят над Доном журавли!..
Так будем славить мы друг друга,
Как славят небо журавли!..

В чужих краях красива тоже,
Мила по-своему земля!..
Но на Руси всего дороже –
Необозримые поля!..
Пусть будут нам всего дороже
Родные степи и поля!..

Взглянув на небо голубое,
С макушки матушки-земли, -
Не ищем мы ни в чём покоя, -
Нас кличут в небе журавли!..
Друзья, не надо нам покоя, -
Родные кличут журавли...
       Конец спектакля. Продолжение об удивительных приключениях хрюнек следует.