Драконья кровь или вклады Нибелунгов (АННА НОВОМЛИНСКАЯ)


Жестокая драма
(Ужас прямо!)
***
Самолеты летят - Зигфриду виват!
Пролетают драконы - Зигфриду поклоны!
Бойскауты идут - Зигфриду салют!
Ладья проплывет - Зигфриду почет!
***
Действующие лица

Зигфрид - король нибелунгов, владелец их сокровищ, принц Датский. Отец его Зигмунд дома управляет, сын по «мэйлу» указы отправляет. В кулак не свищет, приключений не ищет, на скачках почти не играет: невесту себе выбирает. У Гунтера гостит - все грустит. В прошлой жизни убил дракона, искупался в его крови, неуязвимым стал, но память о том потерял. Отважен, могуч, смел.
Брюнгильда - королева Исландии, потом жена Гунтера, в прошлой жизни - невеста Зигфрида, из рода великанов. Горда, красива, сильна.
Гунтер - король Бугрундии (столица - г. Вормс). Храбр, могуч, но простоват.
Гернот - брат Гунтера, компьютерный гений. Было бы у него меньше денег, был бы он компьютерный взломщик, применял секретный приемчик и опустошал чужие вклады. (Братья были бы рады).
Гизельхер - младший брат Гунтера, нередкий вид шалопая, который мнит, что все знает. Студент Сорбонны.
Кримхильда - сестра Гунтера, будущая жена Зигфрида, потом - жена Атиллы. Характер меняется на глазах, в конце на всех нагонит страх. Злопамятна, жестока, беспощадна и ужасна, хотя прекрасна. У гуннов зовут ее Ольга.
Хаген - дядя братьев-королей Бургундии. Этот храбрец держит в руках королевский дворец. На расправу скор. Слушается его весь двор. Кровь горяча. Мудрец, а рубит сплеча. Могуч, смел, злопамятен. Герои считают, что он - потомок Альбериха, короля карликов-нибелунгов, бывшего владельца сокровищ. Но он о своей прошлой жизни не распространяется.
Атилла - король гуннов, в его варварском племени его называют Антон. Второй муж Кримхильды. Добродушен, любит жену и детей. Но не угодит он супруге своей. Силен, смел, благороден.
Регин - кузнец, приемный отец Зигфрида, которого он нашел в лесу.
Рюдегер - был в Бургундии маркграф, стал у гуннов первый граф. Поехал за госпожой своей за тридевять морей. У гуннов зовут его Рюрик. А Атилла - попросту Юрик.
Хильдебрандт - старый рыцарь. Воспитатель Кримхильдиных детей.
Гизельхер II и Гернот II, они же Гришка и Егорка - дети Кримхильды и Атиллы. Им в жизни не повезло, мать их убила, мужу назло.
Поль Педикюр-Манже (Ноги-в-Руки - фр.), Фингер Фауст (Палец Варежкин - нем.) - придворные портные Гунтера, без слов.
Придворные рыцари, слуги, музыканты, портные, ювелиры, воины.

Примечания

Костюмы - эпохи немого кино.
Пахнет - мировой войной.
Герой - причина войны - пока жив.
С гуннами поводов нет не дружить.
Интерьер - эклектичен, для тех времен - эксцентричен.
У гуннов еще не изобретен велосипед,
а в Вормском дворце подключен Интернет.
В общем, любой антиквар
здесь сможет расставить товар.
Музыка - блюз, джаз, танго, романс. Народные мелодии (Augustin, Lilly-Marlene, Tannenbaum, Казачок, Калинка, В лесу родилась елочка и пр.…)
Экран - как в кино, всегда светится в темноте. Титры к каждому явлению можно высвечивать по ходу действия.
Место действия - Европа.
Время - до потопа.
Гутен таг!
Простите, если что не так.

Пролог.

Темнота. На заднике сцены - белый экран. Раздается характерное стрекотание кинопроектора. Экран освещается и на нем появляются черные буквы, дореформенных правил правописания, с ятями и пр. Словом - титры немого кино:
"Драконья кровь.
Жестокая драма. Ужас прямо!
Пролог.
Колыбельная Зигфриду.
Мечтанья и предсказанья."

Надпись гаснет, сцена освещается. Экран в свободное время - окно. Теперь там горят звезды, темнеют деревья.
Видно две комнаты дома в лесу, разделенные перегородкой - стеной с дверью. В правой половине - кузница. Огонь, наковальня. Регин, седой кузнец, кует меч. В левой, жилой половине крепко сбитые стол, табуреты, две кровати. Зигфрид, мальчик лет двенадцати, лежит в постели и читает перед сном «Эдип-царь» Софокла. На полке у кровати стоят книги о сиротах: «Дэвид Копперфильд», «Без семьи», «Гарри Поттер»; у второй кровати: «Илиада», «Песнь о Роланде» и др. героические песни.

Зигфрид (читает вслух):
Эдип:
Так отдала тебе она младенца?
Пастух:
Да, царь…
Велела умертвить…
Ведь злых страшилась предсказаний…
Эдип:
Но как его отдать посмел ты старцу?
Пастух:
Да пожалел: я думал, в край далекий,
На родину снесет его, но он
Для бед великих спас дитя, и если
Ты мальчик тот, знай, ты рожден на горе!
(На последних словах начинает звучать музыка. Зигфрид откладывает книгу, лежит и слушает кузнеца).

Регин:
Я откую тебе меч, милый сын, откую тебе меч…
Этим мечом победишь ты несметно врагов…
Жаль, что не сможет потом он тебя уберечь
Там, где измену готовит слепая любовь…

Зигфрид (откладывая книгу):
Что меня ждет, а, кузнец?

Регин:
Хочешь слушать? Изволь.
Долго не жить тебе, сын, в наших диких лесах.
Витязем станешь отважным, как Зигмунд-король,
Знатным, красивым, могучим, в богатых шелках…

Поиск отца приведет тебя в сказочный край,
Дева отважная станет невестой твоей.
"Не уезжай, Зигфрид мой, не уезжай"…
Но изменишь назначенью, и вере, и ей…

Золото пусть Он слюнявит в пещере своей…
Выкую Бальмунг тебе… Тебе меч откую.
Этим мечом ты дракона нещадно убей.
Выпусти крови густой огневую струю…
У наковальни сегодня не зря я стою…

Вниз побежит из Дракона охряный ручей -
Желтая слизь, как глаза у неверной жены.
В этой крови искупайся, сынок ты ничей…
Больше враги тебе будут уже не страшны…
В этом огне искупайся, малыш, целиком,
Скинув одежды, весь голый - ни дюйма врагам.

Зигфрид:
Сделаю, дедушка. Что же случится потом?

Регин:
Скоро уж выкую меч и тебе я отдам…
Ты Нифльхейм покоришь - землю мрака и тьмы.
Карликов тех, нибелунгов, сокровищ не счесть…
Больше богатства уж будут тебе не нужны,
Кроме любви…
(Вносит меч и показывает его мальчику.)
Зигфрид:
Ну, а меч у меня уже есть…
(Засыпая):
Главное, дедушка, меч у меня уже есть.

Свет гаснет.



На экране - титры:
"Действие первое.
Королевское решение
Первое явление.
Коварное соглашение"

Королевский дворец в Вормсе, столице Бургундии. Конференц-зал, антикварная мебель красного дерава. В окно виден двор замка, крепостные стены из красного кирпича. Стол переговоров. Кресло короля в центре, на нем - Гунтер. Спинка кресла отбрасывает на экран уродливую тень, напоминающую руины замка. По бокам - два кресла поменьше, для братьев. В углу, недалеко от окна - письменный стол с компьютером. Гернот сидит возле брата, справа. Гизельхер - на левом кресле, пишет курсовую работу по французскому эпосу, перед ним - бумаги, словари, стоит корешком к зрителям "Песнь о Роланде". Зигфрид, Хаген, Рюдегер, придворные - за столом.

Гунтер:
У меня к Вам, Зигфрид, дело.
Может, это очень смело…
Но желаю я жениться
На колдунье, на царице,
Великанше, богатырше -
Поперек себя поширше…
Что грудь, что спина,
А уж как сильна…

Гизельхер:
Не «поширше», а «пошире», брат.
В риторике ты, верно, слабоват.

Гунтер
Постоянно женихов
Оставляет в дураков…

Гернот (перебивает, в волнении)
Рубит головы им с плеч!
Как нам брата уберечь?

Гизельхер (погружась в свои бумаги и книги):
"В дураках".
Ах!

Гунтер:
Зигфрид, брат ты мой названный,
В замке гость моем желанный,
Всех турниров победитель,
Нибелунгов повелитель…

Хаген, листает талмуд «Гаданья»:
"По воде идут круги"…

Гунтер:
Зигфрид, Зигфрид, помоги!

Хаген:
Лучше, Гунтер, не роптать
И другую поискать…

Зигфрид:
Ты и знатен, и отважен,
Дух твой грозен, род твой важен.
Меч в боях от крови влажен.
Нет блистательней двора…
И красавица-сестра…

Гизельхер:
Ура!

Зигфрид:
Гунтер, Гунтер, ты могуч…

Гунтер:
Но не стать мне выше круч,
Не достану я до туч…
А лишусь я головы,

Гизельхер:
Увы…

Зигфрид:
Ты король, и я король
Помогу тебе, изволь,
С богатыршею сразиться
И ее перехитрить,
Славу новую добыть.
Коль отдашь ты мне сестрицу,
Ей тебя - не победить,
Отвечаю головой.

Гизельхер:
Аой!

Зигфрид
Твоя сестра - мой идеал…

Гунтер (удивленно)
Смотрю - легко ты согласился!
Чего же раньше-то молчал?

Зигфрид (задумываясь над каждым словом)
Я все сомненьями томился…
Чего в себе не замечал…
Никогда не дарил я пощады,
Рассекая шлемы, врагам…
И не ведал иной я отрады,
Чем их головы скинуть к ногам…
(Начинает говорить быстрее)
Но однажды в саду у ограды
Вдруг увидел я вашу сестру.
Две змеи - ленивые гады,
Проползли в тот миг по двору.
(Страстно)
Нежный голос - девы стенанье,
Тонкий стан - как шпага врага…
И - глаза - сплошное страданье…
И - короны бычьи рога…
Растоптал я змей, и лобзанье
Подарила мне дева…

Гизельхер (в сторону)
Ага!

Зигфрид
Эти косы - палицы толще.
Эти груди - две булавы.
Этот вздох, что латы мне сморщил,
И повержен Зигфрид! Увы!
Эти взгляды - жала сомненья
Эти очи - две жгучих звезды.
Мимолетное ада виденье?
Или гений святой красоты?!
Что бы ни было - но победила!
За Кримхильду готов хоть в могилу!
Если надо - все ради нее!
Вот вам, Гунтер, мое копье!
Вот Вам шпага и пистолет,
Без любимой мне жизни нет.

Гернот (подсказывает Гунтеру):
Утром - Брюнгильду,
Вечером - Кримхильду.

Гунтер (брату):
Рассудил ты, Гернот, мудро.
(Зигфриду, торжественно)
Отправляемся наутро
Через 28 дней
За невестою моей.
Поплывем по океанам
Мы за тридевять земель.
Я ж отдам тебе сестру,
Как вернемся, ввечеру.
(Ко всем):
Собирайте в чемоданы
Марципаны,
карамель.
А покамест нам портные
Платье новое сошьют.
Ювелиры принесут
Нам запястья золотые.
В сундуки кладут
резные
Пусть подарки расписные:
Бархат, камни, соболя…
Здравствуй, девица, мы тут!
(Входят Педикюр-Манже, Фауст, другие портные, ювелиры, слуги. Портные показывают ткани. Ювелиры с бархатными подушечками, демонстрируют подвески, пуговицы и пр. Манже суетится, Фауст с достоинством перебирает перчатки. Начинается суета, толкотня. Шумно. Хаген встает, мрачно отшвыривая стул)

Зигфрид (Гунтеру):
Всем красна твоя земля.
А портные так искусны…
(Хагену):
Что вы, Хаген, нынче… грустны?

Хаген:
Я, как дядя короля,
Все скажу вам…

Гизельхер:
О-ля-ля…

Хаген (Гунтеру):
Портных из Франции привез,
На них потратил
Денег воз.
Все - вечные французы.
Оттуда моды, авторы и музы:
Губители карманов и сердец!
Избавлю я от них дворец!
(Гунтеру)
Зачем тебе дурак Манжет?
Вон - Фингер Фауст - лучше нет.

Гунтер (язвительно):
Пошьет не пальцем - рукавицей.
И в этом - ехать мне жениться?!

Хаген:
Тебе Брюнгильда не невеста.
И лучше б ты сидел на месте.
Она другому суждена
И будет век ему верна.
А от помолвки жди беды.

Гунтер (портным, делает знак рукой):
Эй, принимайтесь за труды!
Мсье Манже, неси парчу.
Когда женюсь - озолочу!

Гизельхер:
Чу!

Гунтер (Гизельхеру):
Ты не болтай и не зевай,
Давай, науки изучай…

Гизельхер (беспечно):
Выучусь…

Гунтер:
Станешь министром иностранных дел.
А я - на валькирии женюсь -
Затею соседских земель передел.

Придворные и остальные расходятся. У кого-то зазвонил сотовый телефон, кто-то заговорил с ювелирами, портные уносят ткани. Гернот отходит к компьютеру.


Экран:
"Явление второе.
Обиды героев.
Забытый обет.
Невыполненный совет"

Хаген мистичен, Зигфрид задумчив. Гернот с головой уходит в компьютер. Гизельхер собирает книги, бумаги. Создается впечатление, что нас ждет спокойное явление.

Гунтер (брату):
Да, милый Гернот, где портрет?
Мой брат, зайди-ка в Интернет,
Скорей закладку открывай,
Условья конкурса читай.
(Гернот барабанит по клавиатуре… Лицо Брюнгильды появляется на мониторе крупным планом, потом выводится на большой экран)

Гернот:
А-а, вот - ее страница.

Гунтер (показывает на экран):
Что, хороша девица?

Зигфрид (напряженно, глядя на портрет):
Да…
Я вспоминаю
ее. Как будто знаю?
Все смутно. Все - мираж.
Надтреснутый витраж…
Виденье из слюды.
Ее я видел…
(Гунтер отходит от стола и обсуждает с Манже фасон панталон).

Хаген
И обидел…
И от помолвки жди беды.
И на гаданье - все круги…

Зигфрид (задумчиво)
To be, or not to be?..
Хаген, вспомнить помоги!

Хаген
Нет, я умываю руки.
Устал я от этой докуки.
Мало тебе сокровищ
Чужих.
Ты и друзей позоришь
Своих…
На соревнованиях ты -
Первейший.
Во всех состязаниях ты -
Умнейший.
Всегда твои лошади -
фавориты.
Но у Гунтера сердце -
Разбито.
За что влечешь его
На позор?
Зачем заключил этот
Договор?
У Кримхильды совсем нет
Мозгов.

Зигфрид (зажигаясь):
Не трогай мою
Любовь!!!

Гернот:
И мозги у жены -
Не нужны.
Если жена -
Умна,
Начнет верховодить
Она…
Была бы фигура,
стать,
Королеве
под стать.

Хаген:
Хороша фигура,
Да дура.
Красива,
да спесива.
Улыбается славно,
Да тщеславна.
Не гляди, что товар грудаст.
Нам всем она перцу задаст.
Наивна она до поры.

Гернот:
Дядя, не трожь сестры.

Гизельхер (с осуждением):
Гернот! «Не тронь сестру».

Хаген:
Что, правда - не ко двору?

Зигфрид (вскакивает, его кресло с шумом падает. Хагену):
Прошли терпенья сроки!
Вы злобны, и жестоки.
Хоть слушал я досель,
Но больше - нет. Дуэль.

Присутствующие (хором, в ужасе):
Дуэль?!

Зигфрид (бросается к Хагену, тот отшатывается, Гунтер загораживает его).
Драконья кровь! Клянусь своей броней!
Расплатишься за ссору ты со мной!
Не посмел ни святой, ни разбойник
Говорить таких мне речей!
Дерзкий Хаген, теперь ты - покойник!
Попрощайся с жизнью своей!
(Гернот, Гизельхер вскакивают и виснут на Зигфриде, он стряхивает их. Гунтер теперь сдерживает Хагена)
Хруст костей и звон наковальни -
Сладкой музыки долгий век!
Никогда я не был печальным.
И врагам не сдамся вовек!
(Придворные спешат на помощь королям, пытаются растащить врагов)
Как посмел мою ты невесту,
Ядовитый змей, оскорблять?
Грубо, пошло и неуместно!
Отойдите! Буду стрелять!
(Отбрасывает всех, они с Хагеном стоят напротив друг друга)
Лязг доспехов, яростный натиск
И стальные дрогнут полки.
Здрасьте, Хаген, извольте, нате
Вам перчатку с медной руки.
(швыряет в него перчаткой)
Отвалите! Убью тебя, гад!
Отойдите, Гунтер, назад!!!

Гунтер (опять встает между ними, громко)
Кримхильды именем клянусь!
Я перемирия добьюсь.
(При имени любимой Зигфрид слегка подался назад)

Гунтер (примирительно)
Он все же - дядя,
Мы - семья,
Не стоит ссориться, друзья.
Не надо -
На ночь глядя…
И Зигфрид прав, и дядя,
(Зигфриду)
Он благородно, честно
Тебя предупреждает
О склонностях невесты.
Он их не покрывает!
Мой друг, садись…
Остынь…
Женись…

Зигфрид (Хагену)
Завистник злобный! Ты не рад,
Что во дворце я все подряд
Выигрываю состязанья?!
Сам претендуешь на медаль?
Ну, Хаген, подходи сюда…

Гунтер
Ох, что за наказанье…
(Зигфриду)
Возможно, кто-то недоволен,
Что нас геройством обижаешь
И слабаками выставляешь…
(Хоть даже я…) Но все - пустое.
Ну, можно ль враждовать героям?
К тому же вы - родня почти…
Дела семейные - прости.
Ты мне - как брат, а он - отец…
Забудь про зависть, наконец…

Зигфрид
Чему завидовать? Ей-ей.
Ведь множество богатырей -
пеших и конных,
Спасали мирных людей
От страшных драконов.
И если б Хаген с ним столкнулся,
Он тоже бы не промахнулся.

Гернот (снова направляясь к компьютеру)
Уж дядя бы не лоханулся…

Гизельхер
Откуда слово-паразит?
Им, верно, Интернет кишит?
Ах, чтобы зло пресечь -
Собрать компьютеры, да сжечь!
А все туда ж - реформы языка.
Одумайтесь! Не поздно ведь пока.

Гунтер (Гизельхеру)
Да, чтобы Зигфрида отвлечь.
Давай, минхерц, скажи нам речь.

Гизельхер (обрадовано)
Всем курсы надо будет посещать
Пособья, книги - все переписать…
Мильон учебников. Мильоны из казны.
Реформы языка кому нужны?
Тем казнокрадам, что в речах скудны,
Двух слов не свяжут, и других
Писать обяжут по подобью их.
Ужели рождены мы все перенимать?
Слова чужие, мысли занимать,
Вводить в закон реченья иноземцев.
Воскреснем ли от чужевластья мод?
Чтоб умный, бодрый наш народ
Хотя по языку нас признавал за немцев.
Реформы все, да новые законы -
Они народу хуже, чем драконы…

Зигфрид (который сочувственно слушал Гизельхера)
Однако же, драконы не равны.
Число голов? Хвосты какой длины?

Гунтер (обрадованно, переводит разговор)
Лернейскую гидру Геракл скрутил…
Голов, и хвостов перечислить нет сил!

Гернот (подхватывает)
Еще Гесперид он дракона убил…
До неба гигинт - всем драконам дракон.
Теперь стал блестящим созвездием он …

Гизельхер
Георгий Победоносец змея сразил.

Рюдегер
А помните про город Тараскон?
Какой Тараск свирепый был дракон!

Зигфрид (он загибает пальцы)
У чудища руно отнял Ясон!

Гунтер
Персей - убил дракона Андромеды!

Гернот
Святого Патрика, Иакова победы!

Гизельхер
Святой Филипп, Архангел Михаил…

Зигфрид
Святой Риок какое повалил
Чудовище - частично петуха,
Пол-василиска, часть - змеебыка!

Гунтер
А Беовульфа помните ли вы?!

Зигфрид
Василиска Гарри Поттер победил,
Иван Царевич Змей-Горыныча убил.
А у него три было головы.
(горделиво)
Один только я исхитрился
И в огненной крови сварился -
Покрылся я крепкой броней.
Теперь со мной рядом - не стой.
Отпала нужда в упражненьях,
Поклонник я стал просвещенья.
Часок - поборюсь,
Другой - поучусь.
Вот вам и тайн разрешенье…

Гунтер:
И званье "умника двора"
Ты честно заслужил…

Гизельхер:
Ура!

Гунтер:
И САМ дракона ты убил -
На это сколько надо сил,
Уменья и отваги -
Не вместишь на бумаге.

Зигфрид:
Ну, конечно, я сильный был малый:
Все же, кузня меня воспитала.
Мой приемный отец
Был могучий кузнец…
Наковальня стихи мне шептала.
(вспомнив об обиде, Гунтеру, который успокоенно садится):
Не мни, что твои похвалы
Хоть сколько меня отвлекли.
(Хагену):
Тотчас же удовлетворенья…

Гунтер (вскакивает):
Нет!!! Хаген попросит прощенья.

Хаген (торжественно)
Примите мои извиненья.
Кримхильда - нежна, словно стон.
Я сам в нее втайне влюблен.
Вы - рыцарь, достойный почтенья.
(Раскланивается)
В честь Вашу,
не жалея сил,
Я даже
Песню сочинил:
(Поет):
Когда был Зигфрид маленький,
С кудрявой головой,
Играл у наковаленки
Чугунной булавой.

Меха шептали песенку:
"Спи, Зигфрид, баю-бай".
Горнила дым укутывал:
"Смотри, не замерзай".

Зарядку делал с молотом,
Вставал он чуть заря…
С игрушечною сабелькой
Играл в богатыря.

Он стал сильнейшим рыцарем
И королем в свой срок,
Врагам он рубит головы
Под самый корешок.
..…………………….
Все (громко хлопают, кланяются Зигфриду, хором)
Вы - первый, тогда и сейчас.

Хаген
Лишь завтра сокрыто от Вас.

Зигфрид (Хагену)
И так же сокрыто вчера…
Все ведомо мудрым. И ты
Все знаешь. Не прячься в кусты!

Хаген
История эта стара.
Но я - не указчик судьбе…
Сказать я не вправе тебе!!!
(после некоторых колебаний)
Послушай… Совет мой таков:
Ищи путеводную нить.
На оперы "Гибель богов",
"Валькирия" стоит сходить.
А вдруг пробудишься от сна?
И вспомнишь забытый обет?
И мы избежим многих бед.
(Швыряет книгу «Гадания» на пол)
Хотя, судьба твоя ясна….
Ты выбрал сам, как и жену.

Зигфрид:
Что? Опера? Я там засну.
Ведь я и так
Ложусь под утро.
Своей землей
Я правлю мудро.
Теперь - женюсь
Наследником обзаведусь…
Богат мой край. Крепка броня.
Все люди сыты у меня.
И защищает Бог от бед.
Какой обет?
Театр какой?
Уж лучше - в бой
И пасть с пробитой головой.
Гизельхер (уходя):
Аой!

Гернот (глядя в компьютер, про себя)
Так, Вагнер… Опера… Сюжет…
(Поднимающему какой-то лоскут французу)
Эй, провод не задень, Манжет.

Голос Брюнхильды из динамика:
Стану я, стану я мужней женой…
Я обещала и песню невесты спою.
Помни, противник, что Тор у меня за спиной,
Один не даст моему отклониться копью.

Всех женихов вызываю я нынче на бой.
Сможет один лишь меня победить.
Стану я, стану я мужней женой…
Пусть он сумеет корабль любой потопить!

Кинет копье и поймает пускай на лету!
Схватит за косы и в гору ведет за собой!
Сможет один, я его много лет уже жду…
Стану я, стану я мужней женой…

Кроме Тебя, все равно ведь не в силах никто.
Милый, ведь Ты обещал, Тебя жду я давно.
Помню, как Ты, уходя, одеваешь пальто.
Прошлая жизнь… До эпохи немого кино.

Гернот:
Брюнгильда… Гордый нрав…
Пожалуй, Хаген прав.
Театра в жизни будет много.
И все не раз мы вспомним Бога.

Хаген, уходя, напевает:
Она другому отдана,
И будет век ему верна.

Зигфрид остается один, продолжая смотреть на портрет. Постепенно сцена темнеет. Последним гаснет лицо на экране.


Экран:
"Действие второе.
Сватовство
роковое
Явление 1.
Отцвели уж давно хризантемы в саду"

Скала над каменистым берегом моря. У берега - обломки погибших кораблей. Видны доски с надписями «Титаник», «Летучий голландец», «Святая Селеста». В центре - площадка для состязаний с воротами, мишенями и др. спорт. принадлежностями. Слева - инвентарь: диски, копья, луки и стрелы, рапиры, сабли, мечи. Справа - плаха с топором, сломанная гильотина, орудия пыток. На заднем плане - замок, статуи богов.
На скале над морем Брюнгильда стенает. Девушки, слуги - в отдалении, ходят, приводят все в порядок. Палач начищает топор, потом идет чинить гильотину. Звучит мелодия «В парке Чаир».

Служанки и девушки (убираясь, поют)
Помню разлуку, так неясно и зыбко,
В даль голубую, в ночь ушли корабли.
Разве забуду твою я улыбку?
Разве забуду я песни твои?

Брюнгильда
Много уж было и будет еще женихов…
Музыку боя, и хруст черепов, и напев топоров,
Войны кровавые - все я готова отдать,
Только бы милого Зигфрида к сердцу прижать.

Зигфрид! зачем он не едет, зачем его нету?
В плен ли попал? Или наши забыл он обеты?
Дыба, ты помнишь, как Зигфрид Брюнгильду любил?
Здесь, на скале, он мне ленту с копья подарил…

Взор мой и воды, и твердь обегает далеко.
Милый! Дела и мечты - для Тебя одного!
Казни вершить, колдовать без Тебя одиноко.
Но беззащитно сегодня мое колдовство.

Помнишь могилы и клятвы Твои на ветру?
Помнишь, как Ты меня здесь, у развалин узнал?
Их повторю перед смертью и в битве умру.
Зигфрид! Поехал отца отыскать и пропал…

Чудища моря рычали: "Дракона убил!"
Волны шептали: отца-короля отыскал.
Мертвое море врало, что Брюнгильду забыл!
Солнце слепило: невесту другую лобзал?
(Слушает вой ветра, пятится от края скалы).
Ветер всевластный, обрушь на нее небеса!

Ой, отрублю я косу, пусть летят волоса,
Землю пожгут и стократно ее обовьют…
Грозные волны, кричите ему: Приезжай!
Зигфрид, на гиблой скале я с надеждой стою.
Зигфрид, зачем ты покинул мой сказочный край?
Все корабли заманю в бухту смерти мою…
Что ж Ты не едешь? Придется сзывать женихов.
Бурю наслать и топить у моих берегов…
(Подплывает корабль. На берег под скалой сходят Зигфрид, Гунтер, Хаген и прочие. Осматриваются, разглядывают обломки и поднимаются наверх, к Брюнгильде).
В гости поехал на Рейн к молодым королям?
Зигфрид в Бургундии нежно Кримхильдой любим?
Помнишь, палач, как он клялся?! Стонала земля…
Молот свидетель - любил! Неужели забыл?!

Стал королем! Для Кримхильды теперь он хорош.
Пару другую, Кримхильда, себе не найдешь?!
Кровью дракона клянусь, гильотиной моей,
Что отомщу страшной местью сопернице!

Гунтер
Эй!

Брюнгильда
Нет, я не верю - не мог он податься к другой.
Жду я и в стужу, и в летний сжигающий зной.
После женитьбы мне будешь опорою, Милый.
Девство теряя, прощусь с богатырскою силой.
Кроме Тебя, нет мне витязей равных в бою.
Кровь ли дракона ослабила память Твою?
Нифлунгов стрелы? Русалок ли Рейнских краса?
(Подходит к скале, смотрит вниз и видит корабль)
Кто там причалил? Горят над водой паруса.
Чу, королишко. Потешимся нынче с тобой.
Кто это рядом стоит?
Ах! Возлюбленный мой.
(К слугам)
Стану я мужней женой!
Зигфрид! Приехал за мной!
Нынче оденусь я в злато.
Всех одарю торовато…

Зигфрид (подходит с остальными, кланяется)
Простите, я
слуга смиренный
господина моего.
Кроме Вашей
руки несравненной
Не надо ему ничего.
В блеске струн золоченая лира…
Он желает Вам спеть мадригал.

Брюнгильда
А ты? Про себя не сказал.

Зигфрид
Я не участник турнира.
Хотя, увидев Вас,
Пожалел о сем тотчас.
Но недавно
я родителей нашел
И в веру отцов перешел.
Мой новый Бог -
Справедлив, но строг.
Ни он, ни рыцарская честь
(А дал я клятву дворянина)
Не позволяют
Вас мне предпочесть,
На вашу руку
претендовать
В ущерб моему господину.
Встреться мы прежде,
как знать…
Увы, я - в мешке короля -
голова горгоны Медузы.
Не в силах он без меня
кием попасть
в вашу лузу.

Брюнгильда:
Какое уничиженье!
Зигфрид, ты о чем?

Зигфрид:
Прошу прощенья?
Позвольте, королева,
Вам служить моим мечом,
И представить господина.

Брюнгильда (презрительно кивая на Гунтера):
Зигфрид! Неужели
Ты пред ним сгибаешь спину?


Экран:
"Второе явление.
Тщетное вожделение"

В спальне короля. Брюнгильда и Гунтер. Новобрачный связан поясом молодой жены и висит на крюке в потолке. Все время пытается вывернуться. У нее разорван ворот длинной ночной сорочки. На постели беспорядок. Везде - следы борьбы.

Брюнгильда:
В бурю топить корабли
Мы бы с любимым могли.
Стала я мужней женой.
Этот растяпа - муж мой?
Не верю, что он
мне судьбой предрешен.

Как он меня одолел -
Вызнала я стороной.
Плащ-невидимку надел
Зигфрид, и встал за спиной

Этого рохли в борьбе.
Ловко метнул Он копье.
(Гунтеру):
Было не тяжко тебе
Тело обрушить мое?

Ну, полюбись-ка со мной,
Нынче меня одолей.
Стану ль твоею женой?
Ночью сильней я и злей.
(Подходит к Гунтеру и шире распахивает ворот):
Шею, два белых плеча,
Гривну, граненую грудь,
что, разглядел? Не забудь.
Здесь повиси, саранча.
(Гунтер высвобождает одну руку и нащупывает под одеждой отвергнутую Брюнхильдой пылающую плоть)
Ворот порвал - не спасти…
Что ж, поглядеть тебе дам -
Видно? Да не по зубам.
(Она медленно снимает сорочку, Гунтер - в высшей точке кипения)
Ложе мое посети
взглядом, вися на крюке.
Это НЕ ТЫ победил. И не я.
ЗИГФРИД! - любовь моя.
Крепок ли крюк в потолке -

Крюк для туш?
Зигфрид тебя, дурака,
Снимет ли нынче с крюка?
Грянет ли туш?

Гунтер:
Зигфрид, невидим, побрившись,
завтра ночью к тебе
придет,
И девство твое, покорившись
правой судьбе,
падет.
А с ним - богатырская
Сила.
Так предсказанье
Гласило.


Экран:
"Явление 3.
Следующей ночью
Видим мы воочью:
Тайная любовь.
Брюнгильдина кровь"

Следующая ночь. Там же. Любовь Брюнгильды и Зигфрида… В начале явления еще светло. Брюнгильды пока нет.
С появлением Брюнгильды Зигфрид - в плаще-невидимке - будет все время меняться местами с Гунтером. Потом последний отойдет в сторону. Брюнгильда, как в полусне, обращается только к Зигфриду. Зигфрид вынужден молчать. Гунтер, делая вид, что на супружеском ложе находится он, вставляет ненужные реплики.

Гунтер (уговаривает)
Не забывай наш разговор
И справедливый уговор.
Отдам сестру тебе, друг мой,
Брюнгильду сделавши женой.

Зигфрид
Как я могу своей невесте
С твоей женою изменить?
И на твоем законном месте
Твою супругу осквернить?!
Король я, рыцарь благородный.
Не подлый пес, не раб безродный!
Кримхильде клятву я давал.
До гроба верность обещал.

Гунтер
Так предсказание гласило:
Лишь ты управиться с ней в силах.
Плащ-невидимку одевай,
Вот только рта не открывай.

Зигфрид
Послушай, Гунтер, но она
Волшебницею рождена.
Она же может догадаться.

Гунтер
Ну, не тебе ж ее бояться!
Одна лишь ночь -
и девство прочь…
И покорится ночью душной.
И станет мне женой послушной.

Зигфрид (в волнении)
Она мне нравится безмерно.
И я боюсь в нее влюбиться.

Гунтер
Пустяк. Ты думай о сестре
Что в вормском ждет тебя дворе.

Зигфрид (восклицает)
Кримхильда! Для тебя, наверно,
Я сотней гидр готов сразиться.
(За дверью слышатся шаги. Зигфрид накидывает плащ-невидимку, входит Брюнгильда. Гунтер, раскрывая объятия, подходит к жене, она хватает его за грудь, чтобы отшвырнуть)

Брюнгильда (Гунтеру)
Любови твоей не приняв,
Я в битву вступлю! Эгей!
(Свет гаснет. Зигфрид меняется с Гунтером)
Но все отдаю во тьме,
Запах Его узнав.

Зигфрид, твой «Фаренгейт»
Ноздри щекочет мне?

Думала - муж, мой свет,
Честью меня одолел,
Зигфрид же не при чем.
А оказалось - нет!
Муж подойти не смел.
А Милый - стал палачом?!
(Зигфрид отходит, уступая место Гунтеру)

Гунтер (пытается ее обнять)
Что ты имеешь в виду?
Вот, я уже иду.…

Брюнгильда (отступает от него в сторону Зигфрида, поет)
Обними же меня
Ты один только раз,
Невидимки броня
Да укутает нас.
Зигфрид мой,
Ты побудь со мной.
Пока нет огня,
Покори меня.
………………
Девство мое Тебе достанется - не ему.
Не достанься же Ты - никому.

Гунтер (опять ловит ее)
Мне, ну конечно, мне…
Я уже весь в огне.

Брюнгильда (вырывается - и снова оказывается в объятиях Зигфрида, Гунтер отходит в сторону)
Гунтер - дурак постылый -
В темноте сопит.
Подставил Тебя он, Милый.
Сам - карлу не победит.

Сегодня меня - отдал.
Завтра - Хагену разрешит
Сыграть полу-финал -
Тебя порешить.
(Зигфрид целует ее, увлекает на ложе)

Гунтер (мечется вокруг ложа, на котором теперь Брюнгильда и Зигфрид)
Ты - тайна, ты вся - загадка.
Целуй меня… О, как сладко.

Брюнгильда:
Девство мое Тебе достанется - не ему.
Не достанься же Ты никому.
(Зигфрид обнимает Брюнгильду)
Обними меня так, чтоб порвались
серебряные ремни
на груди.
Обними меня так, чтоб остались
Шелковые клочки.
Приходи.
(Раздевают друг друга. Она перевязывает его своим поясом)
Девство мое Тебе достанется - не ему.
Не достанься же Ты никому.

Гунтер (поймав сорочку и браслет)
Золото, ткани - прах.
Жить лишь любовью. Ах…

Брюнгильда (они с Зигфридом уже живут любовью)
Обними меня так, чтоб разжались
Золотые мои запястья…
Обними меня так, чтоб остались
За дворцовой стеною ненастья…

Чтобы плоть моя - кожа -
Разорвалась…
Чтобы я навсегда - тоже -
Сдалась…

Чтобы все на свете забыла:
как тебе любовь подарила…
корабли на море топила…

Как колдовала
Я над огнем…
Женихов убивала
В замке своем…

Как Ирландские читала
Саги…
На веленевой писала
Бумаге…

Как правила сильной рукой…
Обними, чтоб убить
мою память,
И подарить
мне покой…


Экран:
"Действие третье
Убийства и раздоры.
Явление 1.
Опасные разговоры.
Лобзания и признания.
Замок Бургундских королей.
Прошло шесть лет".

Старые покои Зигфрида. Зигфрид и Кримхильда, супруги, оставив сына дома, приехали в гости к Гунтеру. В начале сцены они одеты, Кримхильда во время разговора распаковывает чемоданы. Потом раздевается.

Кримхильда.
Изменился Гунтер, ей-ей.
Как он встречает гостей?
Лебезит он перед женой -
Хоть рядом не стой!
Как будто не брат родной.
А ты? Хорош гусь.
(Вынула из старого комода пояс, замахивается им).

Зигфрид (шутливо)
Ой, боюсь…

Кримхильда:
Зачем притворялся вассалом брата?
Это она виновата.
Говорят, что велела
нас в гости позвать.
Дескать, ты не спешишь
Свой долг исполнять.
Но Гунтеру ты не слуга!

Зигфрид (раздевается)
Ага.

Кримхильда:
Ведь ты такой же король!

Зигфрид (притягивает ее к себе)
Позволь…

Кримхильда:
Так ты не дашь мне ответ?

Зигфрид:
Нет.
Это чужой секрет.

Кримхильда:
А ты ее раньше любил?

Зигфрид:
Забыл.

Кримхильда (разглядывает пояс):
А пояс где этот взял?

Зигфрид (отнимает его):
Смотри - он тебя обвязал -
Эту талию - эти ноги.
Хоть убитым лежать на дороге,
Хоть зарубленным в страшном бою -
Любой конец - за улыбку твою.

Кримхильда:
А пояс у тебя откуда?

Зигфрид:
Ты - чудо.
Мадам, вы родите мне дочек?
Эти родинки на руках -
Мириады
сверкающих точек…

Кримхильда:
Ах!

Зигфрид:
Созвездие Ариадны…
(Занимаясь любовью, постепенно разматывает пояс и спускает его на пол)
Пояс будет нить.
А где клубок?
Как мне чувства излить?
В вашу лузу шары загнать -
Три, четыре, пять…
Дуплет…
Балет
Твоих ног…
Клубок…
Слаще кровавого боя
Эти сраженья с тобою….
Приятнее хруста костей
Хрипит, задыхаясь, постель…
Стрела твои ножны прошьет…
Святою водою зальет…

Кримхильда (стонет)
О-о, Зигфрид…

Зигфрид
Вот…
И вот…
И вот…
…………………………………………
Кримхильда (слегка откинувшись, видит инициалы на уголке пояса и вырывается. Они стоят в постели на коленях, друг напротив друга):
Пояс Брюнхильды! Гляди!
Обманщик. Уходи!
Это ты ее победил?

Зигфрид:
Да, выиграл я турнир. Увы.
Иначе б лишился король головы.
Я провел с ней одну лишь ночь -
Только чтоб Гунтеру помочь.
Да. Ради тебя одной:
Чтобы назвать женой -
Гунтер мне обещал…
Вот… Я все рассказал.

Кримхильда:
Не все еще. Нет.
Что было до того?
Слышала я про обет…

Зигфрид:
Не помню я ничего…
В той жизни - дракона убил -
Об этом я говорил?

Кримхильда:
Говорил.

Зигфрид:
Как купался в его крови
говорил?

Кримхильда:
Говорил!
А раньше?

Зигфрид:
Все забыл,
Зато обрел покой,
Покрылся драконьей броней.
Но не везде.
Ахиллес я с пятой:
Листик к телу
прилип.

Кримхильда:
А где?
Говори!
Нет, покажи. Ближе.

Зигфрид (поворачивается спиной):
Вот здесь - на спине.

Кримхильда:
Теперь вижу,
что любишь
и доверяешь ты мне.
(Целует роковое место между лопаток)

Зигфрид (поворачиваясь):
Молчи обо всем! Погубишь
Иначе меня.

Кримхильда:
Нет, милый, нет.
Я - тоже твоя броня.
(с укоризной)
А ты, однако, мой свет,
Таился целых шесть лет?!


Экран:
"Явление 2.
Ярость и гнев
Королев.
Одинокие королевы
в ожидании кавалеров.
Королевы в "сеть" войти хотят.
Рыцарский парад:"

Экран - снова окно. Там проходит парад рыцарей. На сцене - знакомый Конференц-зал. Королевы входят в разные двери. Брюнгильда первая, садится за компьютер, соперница встает рядом.

Кримхильда (протягивает руку к мышке):
Пусти…
Мне надо срочно войти…

Брюнгильда (отталкивает ее руку):
Не дам.
Как там служат моим богам
На родной стороне,
Управитель расскажет мне.

Кримхильда:
Я - мать!
Как там сын, - я должна узнать.

Брюнгильда:
Нет.
Во дворце - не один вход
в Интернет.
В каждом покое - кого не спроси -
Свой РС.
И все подключены к паутине.

Кримхильда:
Здесь лучше вид из окна.

Хором, друг другу:
Поплатишься ты за гордыню.

Брюнгильда:
Я - короля жена.
А муж твой - простой вассал!

Кримхильда:
Кто тебе это сказал?
Говори мне пароль!
Зигфрид - такой же король!

Брюнгильда:
Докажи!

Кримхильда (распахивая накидку):
Вот пояс твой - узнаешь?

Брюнзильда (сама себе):
Не дрожи.
Ох, в сердце - нож.

Кримхильда:
Про вашу ночь
Знают до дальних гор!

Брюнгильда:
Какой позор.
Ах, мне невмочь!

Кримхильда (пожимает плечами, передразнивает):
«Вассал»…
Зигфрид тобой овладел!
Пояс твой мне отдал!

Брюнгильда:
Зачем он все рассказал?!
И как мой супруг посмел?!
(Встает)
Зигфрид!!!
Девство мое Тебе досталось - не ему!
Не достанься же Ты никому:
Ни мне - ни ей,
Сопернице моей!
Зигфрид!
Нахлебался драконьей крови -
О помолвке нашей забыл.
Отмстить мне достанет сил.
(Кримхильда в изумлении отшатывается)
Зигфрид!
За измену нашей любви.
За бильярд, рулетку, бега,
За кровавых войн прекращение,
За забвение
Своего назначения,
За измену нашим богам
Тебя покарает
Рок -
Копьем заиграет
Бог.
И нужны они были тебе -
Сокровища?!
Наложили проклятье на них
Чудовища.
Альберих,
Карла осипший,
Владетель их
Бывший,
Рек: кто возьмет мое -
Получит сполна свое…
Не будет тебе прощения!
За святых обетов забвение,
За коварное соглашение,
За - невыполнение
Своего назначения
Будет Зигфрид проклят в веках!
Проклинаю его.

Кримхильда (в ужасе):
Ах!


Экран:
"Явление 3.
Хаген узнает секрет.
Коварство и Крест"

Вечер. Будуар Кримхильды Она сидит одна, печальная. Входит Хаген.

Хаген:
Привет, Кримхильда, что грустим
мы, на ночь глядя?

Кримхильда:
А, это ты, дядя…
Узнала я, что Зигфрид - уязвим.
Место одно
не защищено.
Он показал вчера.

Хаген:
Ура!

Кримхильда:
Узнала я, что Зигфрид - изменил:
Брюнгильду вместо брата покорил.

Хаген:
Откуда эти слухи? Ну, дела…

Кримхильда (вскакивает, в волнении):
Вчера! Его! Брюнгильда! Прокляла!!!
И обещала смерть ему она!
А если завтра - война?
Если завтра - в поход?
Чья
вина,
если он - умрет?
Моя!
Ведь я
Рассказала
Ей то, что узнала от мужа!
Оскорбленья в лицо швыряла.
Чего же хуже?!

Хаген (подходит совсем близко, гладит ее по голове, разглаживает платье на груди):
Я, помню, в детстве
на руках тебя качал,
и женское кокетство
В тебе я первый
Замечал…
(Проникновенно)
Кримхильда, ты мне доверяешь?

Кримхильда:
Ну, ты же знаешь…

Хаген:
В бою я прикрывал
его бы первым,
Когда бы место знал
Верно…

Кримхильда:
Но я дала обет
Хранить секрет.

Хаген:
Обеты все - слова пустые,
Все обещания простые.
Коль хочешь Зигфрида спасти -
Иного нет пути.
Иначе однажды в схватке
Положат его на лопатки,
Например, в огонь -
И сам найдет он место,
Или расплавится бронь…
И ты уже - не жена.
И ты в годах - не невеста.

Представь: Труба!
Сборы на бал.
Вдова - одна.
В белом платье.
И почестей прежних,
И взглядов нежных -
Не видать ей.

Или так: турнир.
Готовится пир.
Все дамы - при мужьях
Сидят в ложах.

Кримхильда:
Ах!

Хаген:
Картина похожа?
Но в честь нее
Никто не поднимет копье!
Вдова.
Сухие дрова.
Никому не нужна.
Одна.

Кримхильда
Как одна? А сын?

Хаген.
Снеси его в торгсин
У датского королевства.
Глядишь, изыщут там средства,
И выкупят внучка,
Наследничка.

Кримхильда
Ах, дядя! Ты жесток.

Хаген
Всему свой срок.
Сейчас -
Не время нежных фраз…

И королева дала наказ,
И много высших мотивов,
Признаюсь без детективов…
(Берет ее за обе руки, трогательно):
Представь и сюжет такой:
Зигфрид лежит на песке,
Еле живой,
Копье уже не в руке,
Уже во взгляде - покой…

Ты - во дворце.
Дождь, и снег, и град.
Слеза на лице.
Ах, Зигфрид, вернися назад!
«Жена! Ты могла спасти!» -
Шепчут губы его.
Последнее «прости».
И больше - ничего.
(Кримхильда вся дрожит. Хаген обнимает ее. Темнеет)
Все! Тоска. Тишина.
Холодная замка стена.
Унылая светит луна.
Кто убил его?
(Резко встряхивает ее за плечи и кричит):
Ты одна!
Не доверила тайну другу,
Чтоб он уберег супруга.
(Успокаивающе гладит ее по голове, по спине)
Капают слезы в чай.
Убила ты невзначай.
Идут по воде круги…

Кримхильда (в страшном волнении, всхлипывает в его объятиях):
Дядюшка, помоги!

Хаген:
В пустыне лежат пески.
И ветер свистит в степи.

Кримхильда (зачарованно):
Ветер…

Хаген:
Ветер
На всем белом свете.
«Тщеславная, злая жена!
Убила меня ты одна!»

Кримхильда:
Нет, нет!
Дядя, дай совет!

Хаген:
Где твой муж уязвим?
Покажи мне.

Кримхильда (решается, не разрывая объятий, показывает место на спине Хагена):
Но не скажу другим.
Вот здесь,
на спине.

Хаген (целует ее в лоб):
Вышей там крест
или другой значок…

Жизнь его - пятачок.

Кримхильда:
«З» - от Зигфрид.

Хаген:
Хорошо.
Ну, я пошел.
(Отпускает Кримхильду, но снова берет за руку. Взволнованно):
Больше не грусти.
Дело сделано. Прости.
Все равно, от судьбы не уйти…
Помолись -
И спать ложись.

Кримхильда:
Постой!!! Поклянись!
Отныне
Везде беречь ему жизнь!

Хаге (торжественно)
Клянусь,
что он не умрет в пустыне!

Склоняется над ее рукой, целует, нехотя разгибается, смотрит ей в глаза, поворачивается и медленно выходит.


Экран:
"Явление 4.
Невинная жертва.
Безжалостное убийство"

Опушка леса возле дворца. Слева, у ручья под деревом - Зигфрид. Входит Брюнгильда. Она не видит Зигфрида, проходит к середине сцены. Постепенно темнеет.

Зигфрид:
Гул затих. Я вышел на подмостки.
Прислонясь к дверному косяку,
Я ловлю в далеком отголоске,
Что случится на моем веку…
(Наклоняется и пьет воду. На плаще между лопаток у него вышита большая буква «З»).

Брюнгильда (проходит мимо Зигфрида):
Ах!
Зачем он меня забыл?
Зачем кровь дракона пил?
Зачем мой муж не он?
И зачем этот одеколон?

Зигфрид (вскакивает, тихо):
Я был смел!
Не боялся боли!
Кровь была горячее огня.
Ну почему
Все все знают и помнят,
Кроме меня?!

Брюнгильда (стоя лицом к залу):
Зигфрид! Твоя жена
будет тебе верна.
Но ты свой подписал приговор.
И кончен разговор.
Новый бог тебя не спасет.
Не пощадит твой живот.
И пуленепробиваемая кожа -
Не поможет
тоже.
Нанесут удар тебе в спину,
Благодари свою половину.
Предаст дорогая супруга
Любезного друга.
Долго пояс мой не поносит -
И ее несчастье подкосит.
Обидит вдовушку брат -
Река поглотит ее клад.
И запрут ее век вековать,
Да без милого куковать.
Альбериху-то Хаген - родня…
Ох, попомнит Кримхильда меня.
(Уходит. Зигфрид взволнованно делает шаг за ней. Раздается мелодия «Ах, мой милый Августин…». Из-за деревьев выходит Хаген, в руке у него копье, он вонзает копье в спину Зигфриду, вынимает и заносит для повторного удара).

Зигфрид (пошатнувшись)
Брюнгильда!
Я вспомнил!
Была ты невестой моей.
Да, изменил назначенью, и вере, и ей…
(Оборачивается, обнажает меч и бросается на врага.)
Хаген?! Но за что?
(Они сражаются)

Хаген:
Ни ты не знаешь! Никто…
(Ему удается притиснуть ослабленного Зигфрида к дереву острием копья)
У вселенной свои резоны.
Ей на помыслы наши плевать.
Ты нарушил ее законы?
Значит, должно тебя наказать!
Равновесия сил природных
Не дано нам понять пока,
Но природа нас судит строго,
Назначая срок до звонка.
Если ты нарушил порядок,
Пусть случайно, не зная квот,
Равновесие восстановится,
И тебя в порошок сотрет!

Зигфрид:
Что ж, каждому из нас - своя судьба
И не нужна мне больше ворожба…

Хаген:
Отважный рыцарь, храбр и могуч,
Не раз ты проявил себя в бою.
Но - проиграл!!! И рок послал мне луч,
И рассказал мне всю судьбу твою.
Ведь боги тебе выбрали жену.
Им - изменил! Ее - пришлось забыть.
Разрушенные памяти мосты…

Зигфрид (медленно оседает):
Что мелет? Ни черта я не пойму!

Хаген:
Короче, получается, что ты
Не смог свое призванье воплотить.
Невинен предо мной, перед людьми
Но бросил ту, что суждена в веках.
Пускай законов высших ты не знал:
Ты странствовал, сражался, убивал
И делал все, что совесть говорит…
Но факт есть факт - обет тобой забыт.
Незнание законов бытия
Героя от возмездья не спасет!!!
Виновность признана! И вот теперь моя
Рука Копьем насквозь тебя пробьет.
Нельзя богов безбожно забывать.
Они за это вправе покарать…
(Зигфрид совсем ослабел, если б не копье, он бы уже упал на землю)
Поехал бы без Гунтера. Один.
Брюнгильду-богатыршу победил.
Тебе. Тебе была лишь суждена
Всесильная и властная она.
А вот сокровищам - лежать было в земле,
В пещерах нибелунгов на века,
А не у Зигфрида на праздничном столе,
Не у Кримхильды в кладовых и сундуках…
Ты взял чужое, а свое подверг презренью.

Зигфрид (словно в забытьи, голова его падает на грудь)
И не исполнил в жизни назначенья…
(Хаген опускает копье, однако Зигфрид снова устремляется в бой)

Зигфрид
Хоть дьявол бьет
рукой твоей,
Бог все же дьявола сильней.
Падешь ты сей же час,
С пробоиной в груди.
С кровавой раной…

Хаген:
Моя кончина - впереди!
Пока что - рано.
Нам всем - не избежать ужасной битвы.
Хоть тысяче богов неси молитвы.

Зигфрид
Оттуда ты все узнал?
Ты что - сам дьявол
На службе у трех королей?
Но Бог все равно сильней!

Хаген:
Иисус? Сильней, чем Один или Тор?!
И помогает женщин совращать?
И - тайны их, играя, узнавать?
(Делает выпады на каждую строчку, тесня Зигфрида к ручью)
Ах, жизнь - в игле,
Игла в яйце,
Яйцо - в утке,
Она - в зайце…
А он - в ларце.

Зигфрид (опускаясь на колено):
Какой ларец?

Хаген:
Ларец -
Королевский дворец.
А яйца с иглой -
У рыцарей всегда с собой.
Заяц - муж.
Его игла -
в утке глупой,
Которая его и предала.
И никакой бог
Ему не помог.

Зигфрид:
Не может быть, Кримхильда…
Как странно…
(Падает)

Хаген:
Не бойся,
Я так за дело взялся,
Что тайну выведал обманом.
И ей поклялся,
Что не умрешь ты…
на песке…
Не искупнешься ль в ручейке?

Зигфрид (заговаривается):
Поиск отца…
И Брюнгильды сказочный край.
"Не уезжай, Зигфрид, не уезжай"…
О, где мне найти утешенье?
Одно неверное решенье -
И жизнь катится кувырком.
И не узнаешь - что потом.

Хаген (встает на колени и склоняется к нему):
Ты мужествен и смел,
И я всегда жалел
О миссии своей.
Гаданье
Тебе открою на прощанье:
Судьбы никто не избежит.
Нам всем Кримхильда отомстит.
Ты Зигфрид, станешь вечен.
А мы - в ужасной сече
Вдали от родной стороны
В кровавой бойне пасть должны…
Таков трагедии закон.

Зигфрид:
Я буду отомщен…

Хаген:
Ты станешь - народный герой.
Высокий курган над тобой!
Самолеты летят - Зигфриду виват!
Пролетают драконы - Зигфриду поклоны!
Бойскауты идут - Зигфриду салют!
Ладья проплывет - Зигфриду почет!

Зигфрид:
Хоть слабое, да утешенье…
Боже, прости мои прегрешенья…
(Испускает дух.)


Экран:
"Действие четвертое
На пути к кровавой развязке.
Явление 1.
Губительная помолвка
Позади - еще 6 лет,
Впереди - много новых бед"

Вормс. Спустя 6 лет. Тот же конференц-зал, что в начале первого действия. Присутствуют те же, кроме Зигфрида. На месте, где он сидел, пустой стул, перед ним хрустальный кубок с вином и куском пирога.

Гунтер.
Я собрал вас, господа,
Сообщить:
Гуннский король к нам сюда
Спешит.
Желает взять в жены сестру,
Увезти к своему двору.

Он мне прислал письмо,
Я ему - приглашение,
С разрешением.
Да забыл посоветоваться с вами,
Верными моими друзьями.
Но Кримхильда согласна.
Так что, все - ясно.

Хаген:
У Атиллы войск -
миллионы
варваров разъяренных.
Земли - несчетные мили.
Или
Вы об этом забыли?

Гунтер:
Вот! Мир с гигантскою державой,
И упроченье нашей славы.
Поездки в гости, и забавы -
Брюнгильду это развлечет.
И боевой союз. От всех почет…

Хаген:
Резня ужасная грядет.

Гунтер:
О чем ты, дядя? Право…

Гернот:
А у них Интернета
Нету.
Ни компьютеров, ни факсов даже.
Телефонов не сыщешь в продаже.

Хаген:
Ты, поклонник сети,
помолчи.
дело не в том!
А что будет потом?

Гунтер:
Ну же?

Хаген:
У Кримхильды отняли
мы мужа.
И сокровища мужа отняли.
В нашей земле
Закопали.

Гунтер (задумчиво повторяет):
Клад нибелунгов захватили,
В рейнское дно
Опустили….

Гизельхер:
Говорится «на дно
Опустить».

Хаген:
И ты, сосунок,
Молчи.
Кримхильда нас не простила,
Обиду она затаила
Ей снится одно -
отомстить.

Гунтер.
Да полно, Хаген, ей-же-ей,
Дела давно минувших дней.
Может, на тебя когда-то злилась.
Да с судьбою уже примирилась.
Ведь живет же у нас она -
К братьям любовью полна.
А сына отправила к свекрови.
Вопреки материнской любови.

Хаген:
Кто сказал, что детей она любит?
Все Зигфридовы доспехи голубит.
До сих пор поливает слезами.
Ищет случай расправиться с нами.

Гунтер:
Но Атилле я дал уже слово.
Все к его приезду готово.
Как от слова я отступлю?
Разве можно мне, королю?
И гуннов обидеть опасно…

Хаген:
Да, ладно, с тобою все ясно…
Раз в жизни подумал
своей головой.
Останешься ль, Гунтер,
живой?

Гунтер (отмахивается):
Да брось…
(Оживленно):
К Брюнгильде мне пора -
По ней соскучился с утра.
Вчера сказала мне супруга,
Что мы получим по заслугам,
Ожидает
какой-то потехи
И мои прочищает
Доспехи:
Чтобы латы не заржавели…
Говорит: через несколько лет
Гунны славный дадут нам обед.
Что такого мы в жизни не ели…
(Звучит мелодия "Лили-Марлен". Уходит, напевая):
Если завтра - последний мой бой,
Если к смерти попасться мне в плен…
Кто будет там, под фонарем, с тобой
Стоять? С тобой, Лили-Марлен…

Гизельхер (неодобрительно качает головой):
Ну, братец… Ну, репертуар…
А ведь - король! Какой кошмар!
Ему бы пышки, самовар -
И зазывалой на базар.

Хаген:
Жалеешь, что не старший брат?
Стать королем ты сам бы рад?

Гизельхер презрительно пожимает плечами.
Музыка становится громче. Сцена погружается в темноту. На экране - кадры немецкой кинохроники времен мировой войны, солдаты идут строем и поют припев "Лили-Марлен" по-немецки. Потом изображение сбивается, на экране - рябь, белые кресты… Появляются кадры из фильма "Александр Невский". Битва русских богатырей и тевтонских рыцарей на Чудском озере. Мелькают шлемы с рогами, лицо русского воина. Несколько секунд - и сцена вновь темнеет.


Экран:
«Явление 2.
Коварные приготовления.
Беспощадная госпожа
И преданный рыцарь»

Дворец Атиллы - белокаменный терем. Покои Кримхильды во дворце. Стрельчатые окна, расписные стены, массивная мебель из светлого дерева, расписанная узорами. Вдоль стен сундуки, лавки, в глубине - широкая кровать под балдахином. У окна (экрана) - неожиданно изящный рабочий столик и кресло красного дерева, напоминающие мебель в Вормском дворце. Слева - дверь. Рюдегер - за столиком составляет программу праздника. Кримхильда ходит туда-сюда, сморит в окно.

Кримхильда.
Как гостей по заслугам принять,
Обычай страны показать?
Как сделать выбор достойный?

Рюдегер:
Провести матч футбольный?
Что бы еще предложить?
(листает толстую книгу «Русские сказки»)
Сперва напоить,
накормить.
Потом их в баньке попарить.
Спать уложить…

Кримхильда:
На сковородке прожарить…

Рюдегер (пишет):
Наливки, икра, блины…
У нас кладовые полны.

Кримхильда:
Отдельно - меню на пир,
А нынче составим программу.

Рюдегер (рвет лист, берет новый):
Все, что угодно даме,
Кримхильде премудрой.…

Кримхильда:
Комплименты оставим
на утро.
Так, пишем:
будет турнир,
Отточите
побольше рапир.
Устроим мы родичам баню,
Встретим их ледяною лоханью,
Окунем в кровавую купель,
Постелим прокрустову постель!

Рюдегер, пишет, сам себе:
Приготовить прокрустово ложе…

Кримхильда:
Да, и это тоже.
Теперь диктую объявленье:
"Королева приняла решенье!
За горе свое - злосчастье,
За прошлые все несчастья,
За обман королевы,
Убийство,
За отнятый клад -
Хагену отомстить
Кто будет рад?
Того, кто поможет
Злодея убить,
Клад нибелунгов,
Бывшее Кримхильдино
Имение,
Возвратить
ей в полное владение,
Достойное ждет вознаграждение.
И неслыханный почет".
Вот!

Рюдегер (вскакивает и встает перед нею на колено):
Мадам, располагайте мной!
Его я вызову на бой!

Кримхильда (кладет ему руку на плечо, кивает и продолжает):
Осталось по столице огласить.
Не забудьте о главном:
Развесить на каждом заборе -
На каждой тумбе афишной.
На каждом стенде рекламном.

Рюдегер (захлопывает сказки)
Я чувствую, ждет нас горе,
Какое еще не знакомо.
О, Хаген, останьтесь дома…
(Берет новый фолиант "История Руси")

Кримхильда:
Хаген - гордец.
И мудрец.
Он судьбы не боится.
И, как миленький, скоро примчится.

А нет - он обещал (как мило)
Послать мне голубей - знак мира.
Из владений своих, из хором.
Оснащу им хвосты бахромой,
подожгу и отправлю домой.
Пусть спалят они дядю и дом.

Рюдегер (читая "Историю"):
Княгиня Ольга, первый том…


Экран:
"Явление 3.
Нежданное благородство.

Те же и Атилла. Внешне он похож на русского воина из кинохроники (в конце явления 1). Входит и напевает.

Атилла.
Кто может сравниться с Матильдой моей
Сверкающей искрами черных очей?

Кримхильда:
Это что еще за имя?
Ты любуешься другими?

Атилла.
Это - из оперы «Иоланта».
Наш композитор известный,
Бездна таланта…

Кримхильда:
А-а, местный…

Атилла.
Я, если честно,
Когда пою,
Всегда Матильду
Заменяю на Кримхильду,
Любовь мою.
(Поет):
Так взгляни ж на меня
Ты один только раз
Ярче майского дня
Чудный блеск твоих глаз…
………………………………
Что сделать для тебя, розан?

Кримхильда:
Отстань, болван.

Атилла.
Ты моя недотрога.
Ну, дела…
Что с тобой? - не весела,
Все время слезы льешь.
Что ты грустно глядишь на дорогу?
Со мною не споешь?
(Подходит к ней, обнимает за плечи, смотрит в окно).
Прекрасный вид.
Ночь тиха, пустыня внемлет Богу,
И звезда с звездою говорит.

Кримхильда:
Да звезд-то нет.

Атилла.
Это сказал наш поэт.
Моя держава велика,
культура гуннская тонка…
(Пытается поцеловать супругу)

Кримхильда (отклоняясь)
Я же попросила -
Уйди, Атилла!

Атилла.
Я тоже тебя просил.
Не желаю слышать Атилл!
Это - на имя
Отелло похоже,
нехристя, мавра
С черной кожей.

Кримхильда:
И что же?
Кто это такой?
Ваш гуннский антигерой?

Атилла (примирительно):
Я просто прошу опять
По-гуннски, меня называть…
А где наши детки?

Кримхильда:
Не знаю -
Бегают где-то, играют.

Атилла.
А, вспомнил, у них фехтованья урок.
Ты знаешь, Кримхильда, советует Спок…

Кримхильда:
Мне никакого дела нет до Спока.
И без него состарюсь я до срока:
Обида жжет. Душа моя в борьбе.

Атилла (хочет обнять жену):
И как слетевший с неба сокол,
Спускалось сердце на руку к тебе…
(Кримхильда, вздыхая, отворачивается к окну)
Что сделать для тебя,
душа?
Как ты хороша.
Ты - мое чудо.

Кримхильда:
Срази Иуду
Одного. Из всех людей -
Самый первый он злодей.
Не жалеет ни вдов, ни детей.
Убил человека невинного,
Вдову его обобрал.
Клад его старинный
Отнял и не отдал.
В горе, в беде
она осталась.
Почти что в нужде
Оказалась.
У меня прибавилось морщин.
Все - он один.

Атилла:
И тебя он ввергнул в беду?
Ему не жить!
Под землею его найду,
Чтобы убить!
Разыщу за тридевять земель!
Вызову тотчас же на дуэль!

Кримхильда:
Убей!
Преступника покарай!
И попадешь после смерти в рай!
Если в вашей варварский вере
Присутствуют райские двери.

Атилла:
Я негодяю воздам!
Где его найти?

Кримхильда:
Он уже едет сюда!
Он уже в пути.
Убей!
И сотрешь навсегда
Ты слезы с моих очей.

Атилла:
Назови лишь имя одно!

Кримхильда:
Хаген!

Атилла:
Но…

Кримхильда:
Убей вероломного дядю
Он мчится сюда при параде.
Устроим для братьев праздник.
Их я прощаю, а он…
Убей!
Будет Зигфрид отмщен!

Атилла:
Но православный закон…
Он строг и мудр.
Не позволяет он
убивать гостей в дому.
Положим, Хагена взять?
Мне ему бы
спасибо сказать.
Не пробил бы
он Зигфриду кольчугу,
Не получил бы
тебя я в супруги.
И кто
мне Зигфрид?
На что
Мне клад
Его?
Я сам богат
И ничего
Не пожалею для жены…
Ты это все забудь.
За Хагеном нет вины,
Если только чуть-чуть.
Твой муж был тоже крут.
Он сам свой выбрал маршрут,
И не избегнул судьбы.
У всех впереди - гробы.
(Замечает Рюдегера):
Дружище, Юрик…
По пивку?
Тебя в трапезной ждем.
Идем…

Рюдегер:
Антон Иваныч, не могу.
Готовим мы прием.
Кримхильде я служу:
концепцию пишу
я праздничных торжеств.

Атилла:
Ну ладно, молодец.
(Кримхильде):
Хозяйский долг я знаю:
Гостей не обижают.
Шурьев не дам в обиду…
Гостеприимство наше…
Ах, нет Кримхильды краше.
Хоть улыбнись для виду.

Уходит, напевая:
Кто может сравниться с Кримхильдой моей…


Экран:
"Действие пятое.
Ужасные раздоры"
Явление 1.
Пир и ссора.

Пиршественный зал во дворце Атиллы. Расписные стены, длинные дубовые столы и лавки вдоль них. Слева - двери. Вдоль правой стены - горы сабель, шпаг, рапир, мечей, футбольный мяч, веники и шайки для бани. Гунны - придворные, слуги - безоружны. Атилла восседает на троне во главе стола рядом с Кримхильдой. Рюдегер; бургундские короли со свитой, Хаген - вооружены с головы до пят. Музыканты в вышитых рубахах со струнными инструментами. Позднее - сыновья Атиллы и их воспитатель, старый рыцарь Хильдебрандт. Хозяева и гости захмелели. Гунтер запевает песню про елочку, остальные бургунды сразу же подхватывают.

Гунтер со свитой
O, Tannenbaum, o Tannenbaum,
Wie grun sind deine Blatter…
(Сбиваются, шумят, музыканты настраивают инструменты. Звучит знакомая мелодия песни о народном герое Зигфриде. Гунны и бургунды поют невпопад, каждый свое)

Гунны
В лесу родилась елочка,
В лесу она росла…
Зимой и летом стройная,
Зеленая была…

Бургунды (перебивая, поют)
Он стал отважным рыцарем,
И королем в свой срок.
Рубил врагам он головы
Под самый корешок…
(Все присутствующие смеются. Потом наступает короткая тишина.)

Атилла (поет):
Выпью я рюмку водки,
выпью я рюмку водки,
Закружится голова.
Выпью я рюмку водки,
выпью я рюмку водки,
И тогда все - трын-трава…
(Идет плясать с Кримхильдой.)

Гунны (поют хором):
Бом! Бом, бом! Бом!
Пляшет муха с комаром.
А за нею Клоп, Клоп
Сапогами топ, топ!…
Антон с супругой пляшет
Собольей шапкой машет.
А Кримхильда-щеголиха -
Так отплясывает лихо…
(Атилла заканчивает плясать и садится рядом с Гунтером. Гунны учат гостей танцевать Казачок).

Гунтер:
Как я счастлив, господа,
Что приехал к вам сюда.

Атилла:
Видал ли ты моих ребят?
Не мальчики, а просто клад.
(Делает знак рукой, воспитатель приводит двух мальчиков. Это веселые дети 8 и 7 лет, с игрушечным оружием. Они с интересом смотрят на гостей. Их подводят к Гунтеру).
А вот мои парнишки -
Егорка и Гришка.

Гунтер (разглядывает их и их доспехи):
Ну-у, ребятки, молодцы.
Царской армии бойцы.
А кем же мы будем потом,
Когда подрастем?

Гриша:
Я - гуннским царем.
А он - министром
По лампочкам и проводам,
По школам и детским садам.
И пост фельдмаршала ему отдам.

Кримхильда (встает из-за стола и подходит к сыновьям):
Сына первого, его
Я в честь брата своего,
Самого любимого,
Зову на родной
Манер:
Гизельхер
Второй.

Гизельхер (протягивает мальчику «Песнь о Роланде»):
Ах ты, герой!
Прелестный мальчишка!
Вот тебе заморская книжка:
О благородных королях
И о лихих богатырях,
О рыцарях минувших дней.
Потом поговорим о ней…

Егор:
А я мечтаю о всемирной сети.
Умные машины привезти,
Во всех избах поставить,
И крестьян учиться заставить.
А еще стать богатырем,
Как Алеша Попович.
Освобождать
гуннский край от чудовищ,
Драконов, врагов,
прусаков.
Подрасту -
И за мамины обиды отомсту.

Гриша:
Не «отомсту», а отомщу
Учу тебя, учу…
(Толкаются).

Гернот, растроганно:
Головки светлые, как лилии.
Ну, прямо цветущий луг.
Узнаю родную фамилию!
Вот, привез тебе ноутбук!
(вручает Егору)
А что, тараканов у вас тут много?

Хаген:
Племянник, побойся бога.
Знаешь, за что тараканов
Зовут пруссаками?
Кого считают
гунны врагами?
(Подходит к детям, берет младшего за подбородок и пристально смотрит в глаза. Он - настороженно - на Хагена):
Да, родила волчат.
Ишь ты, как злобно глядят.
Только что не рычат…
Лучше была бы дочь…

Кримфильда (ударяет его по руке):
Хаген, руки прочь.
(Детям)
Гернот, Гизельхер,
Не берите с деда пример.
Как не было, так нет манер…
(Хагену)
Я тоже - дочь.
Была - жена.
Потом - вдова.
Жила одна,
Ни жива - ни мертва,
По милости твоей.
Теперь отмстителей
Найду,
Гореть тебе в аду!
(Рюдегер вскакивает, пытается вылезти из-за стола, достает саблю)

Хаген (мрачно ухмыляется):
Знаешь, в душе моей
Горит немало огней.
Не сходи-ка с ума.
Ты виновна сама.
Держала б язык за зубами,
Не разжились бы торговцы гробами.

Кримхильда (Атилле)
Антон!
Оскорбляет жену твою он!
Ужель меня не защитишь?
И за позор не отмстишь?

Атилла (встает, удерживает Рюдегера)
Кримхильда, скорей
Замолчите!!!
(Хильдебрандту)
Детей
Хильдебрандт, уведите!

Мы гостей
Приглашали сами
Не полезем на них с кулаками.

Кримхильда (в бешенстве):
Убил он первого мужа.
Убивец казни заслужит.
Что,
Смельчаки
Здесь есть?
Кто
Отомстит
за мою честь?
Я тому богатырю
Сотню замков подарю
И земли несчетно пожалую!
И сокровища долю немалую!
(Многие гунны вскакивают, бургунды в волнении поднимаются и подтягиваются к Хагену. Хильдебрандт ведет детей к дверям).

Атилла (громовым голосом):
Всем стоять!!!
Молчать!
Кто сдвинется,
Ополовинится!
Велю расстрелять!
(Жене)
Женщина, молчи!
Тебе бы сидеть на печи,
Иль продавать калачи,
Вздорная
ты торговка.

Кримхильда:
Передернуто
ловко!
Погодим мы, значит, с расплатой?
Я же вышла еще виноватой?
Столько лет я отмщенья ждала!
Да в дремучем царстве жила!
Ах ты, мерзкое гуннское племя,
Ненавижу тебя и твое семя…
(Выхватывает у Хагена меч и бежит за детьми, которые уже за кулисами, отталкивает с пути воспитателя, замахивается мечом и исчезает из поля зрения. Все с ужасом смотрят ей вслед, поднимаются из-за стола и застывают на местах… Хильдебрандт хватается за сердце. Шум. Душераздирающая музыка…)

Кримхильда (возвращается, с безумными глазами, меч в крови, указывает на Хагена):
Вот, смотрите, он
Виноват во всем.
(Мужу)
На его мече -
кровь твоих детей.
(Бросается на Хагена с мечом. Он отнимает меч и отталкивает ее, Атилла не сдерживается, тоже бросается на Хагена, Рюдегер за ним, Гунтер выхватывает меч. Начинается схватка. Безоружные гунны хватают сабли, рапиры и веники. В двери вбегают еще гунны).

Гунны:
Ату, робяты, наших бьют.

А где дубинки раздают?


Экран:
"Явление 2.
Завязалась кровавая битва.
У Гунтера сердце пробито"

Там же, те же. Но без женщин. На полу тела убитых. Кипит битва. Справа за перевернутым столом прячутся Кримхильда и Хильдебрандт. На переднем плане Хаген сражается с Атиллой, Рюдегер - с Гунтером, остальные дерутся в отдалении.

От воюющих доносится:
Ах ты, волчья сыть,
Травяной мешок.

На себя взгляни,
Ты, ночной горшок!

Голос Гизельхера (поправляет):
Ночная ваза.

Выкрики:
Да все сразу!

Хэнд-э-хох!

Чтоб ты сдох!

Ну, нет, шалишь!

Хаген (Атилле):
За Зигфрида ты мстишь?
Ну, что же,
Кримхильдино ложе
Судьбу вашу сделало схожей.
Вы свояки с ним - по жене
И оба - родственники мне.
Его любила, а с тобой -
Жила, как в клетке.
Достались варвару объедки…

Слышны голоса воюющих:
Гнилые пикули!

Моргалы выколю!

Кримхильда:
О, Гизельхер,
Любимый брат.
Спасти его бы, Хильдебрандт.

Хильдебрандт:
Какую кашу заварила.
Теперь уж в силах
Их примирить
Одна могила.

Воюющие:
Ах ты, гой еси…

Пощады не проси…

Кримхильда (кричит):
Оставьте Хагена живым
И не рубите головы.
За голову его награда -
Половина клада!
Пусть скажет, где мой клад!

Голос Хагена:
Иди ты в зад!

Гунтер (Рюдегеру):
Что ж ты, минхерц,
Пошел на брата?

Рюдегер:
Во всем царица виновата.
Я же - слово чести дал.
Служить ей верно обещал.

Гунтер:
Мы с тобой одной крови…
(Падает, но он еще жив).

Голоса:
Ах ты, хвост коровий.

Ура!

Дурак!

Кримхильда (в странном, нервическом возбуждении)
Майн готт! Я просто клокочу!
Сама не знаю, за кого я
Уже за Зигфрида не мщу.
Победы родичам хочу?
Вся кровь кипит! О, что со мною?!

Рюдегер:
Сердце рвется в груди
Слез водопад - из глаз.
Гунтер, меня прости.
Брат мой, в последний раз.

Сражающиеся:
Ундервуд!

Пасть порву!

Рюдегер (подходит к Кримхильде, он плачет, целует ей руки):
О, госпожа, увольте.
Позвольте мне,
позвольте…

Кримхильда (в какой-то безумной горячке):
Сама не знаю, что со мной?!
В чем дело, Рюдегер,
Друг мой?

Рюдегер:
Ах, Гизельхер -
мой зять.
Позвольте же
его не убивать.
Он вместе с дочкою учился,
Недавно он на ней женился.
Она наследника ждет,
Тотчас от горя умрет.

Кримхильда:
Эко дело?
Я и своих не пожалела…
Теперь спасаться поздно!
Нет!
Мне не мочите туалет!
Все платье слезами залили.
Уж раз мы решили -
Всех братьев - в ватер-клозет.
По воде побегут круги…
Боже, Боже, нам помоги!
И никуда не уйти от судьбы.
И впереди у всех - гробы.
Рюдегер, обливаясь слезами, снова вступает в битву. Бургунды осаждены гуннами со всех сторон. Гунны, вооруженные саблями, рапирами и вениками, гонят их из зала. Воюющие выскакивают, и битва продолжается во дворе.


Экран:
«Явление 3.
О, времена! О, нравы!»

Кримхильда и Хильдебрандт одни. Она ходит, разглядывает трупы, он у окна (экрана). Там идет битва, потом полыхает пламя.

Кримхильда:
Выгнали их на свободу.
Во дворе-то - побольше народу.
В зале же - все теснота,
Не сражение, а скукота.
То ли дело - на поле брани.
(Подходит к окну)
Зачем подались они в баню?
Им нравятся стены?

Хильдебрандт:
Чем теснее, тем меньше врагов
Нападает одновременно.

Кримхильда:
Это верно.
И пирогов
Сразу много в рот не положишь.
Все - одно и то же.
Что это, Хильдебрандт, смотри?

Хильдебрандт:
Однако…
Баня-то горит.

Кримхильда (кричит в окно):
Эй, эй!
Отходите от стен поскорей.
Поддали парку - и назад,
А то они все угорят.
Это не дело!
Разве можно так - с непривычки -
На норманна прохладное тело -
Варварский гуннский обычай?

Хильдебрандт:
Уже прогорает сруб,
Из бани выносят труп.

Кримхильда:
Никто никого не несет.
Это Гунтера войско идет.
(Кричит, приторно-учтиво)
Пока все идет по плану.
Прошу на футбольную поляну!
(Хильдебрандту)
Вон Гернот яростно
Теснит своих врагов,
(Загораясь)
Давай, вот так!
Рассек шишак!

Не все сидел он у экрана,
Как видно. Он исправно
И фехтованье посещал.

Хильдебрандт:
Какой финал!
Вот это меч -
И шлем, и голову до плеч
Перерубил.

Кримхильда:
Как он мне мил!
Ах, Фатерланд!
Земля отцов!
Я узнаю твоих сынов!
В моем роду - богатыри…
Ой, Хильдебрандт! Смотри! Смотри!

Хильдебрандт:
Как храбро сражается Гунтер.
Богатырь он могучий,
Ваш брат.
Гунны так и летят
Без голов от него.
Ого-го!

Кримхильда:
А вот и Хаген. Он рассек
Врага напополам,
ударивши вполсилы.
Гляди - кровавый там поток,
Фонтан.
Полно кишок.
И жилы.

Хильдебрандт:
Могуч Атилла.
Он бургундов
Так и косит.

Кримхильда:
Но Гунтер
Жизнь его уносит.

Хильдебрандт:
Вон Рюдегер
И Гизельхер.
Ужели?

Кримхильда:
Да, в самом деле, -
Обнялись.
И улеглись,
Как голубки.
Неясно мне одно:
кто убил кого?

Хильдебрандт:
Не все ль теперь равно?
Они мертвы.
Увы.

Кримхильда:
А бьются наши славно.
Как забавно…

Хильдебрандт:
Их - сотни.
Гуннов - тьма.

Кримхильда:
Да знаю я сама.

Хильдебрандт:
Таких забав
Не дай нам бог.
(Садится. К его ногам подкатывается футбольный мяч. Старый воин поднимает мяч, поворачивает и плачет: на белом фоне - черные дыры…)

Кримхильда:
Окончен бал.
Всему свой срок…


Экран:
"Явление 4.
Последний визит.
Прощай и прости!"
Дядюшкин сон.
И дух вон.

Там же, тогда же. В зал вваливается Хаген, смертельно израненный, весь в крови, бросается с оружием к племяннице и падает.

Кримхильда (подходит к врагу, ставит ногу ему на грудь):
"Хаген лежит на песке,
Еле живой,
Копье уже не в руке,
Уже во взгляде - покой…"
Ну что, мой дядя дорогой?
Смерть явилась за тобой?

Хаген:
Да, в образе мерзкой карги,
Обутой в модные сапоги.

Кримхильда:
Признайся мне:
Где деньги, дядь?

Хаген:
На рейнском дне,
Ты, б…

Кримхильда:
А в каком месте?

Хаген:
В причинном.

Кримхильда:
Ведь ты - не простофиля-дурачина.
Отчего перед смертью не сказать?
Душу-то надо спасать.

Хаген:
Может, ты меня и соборуешь,
Причастишь и поцелуешь?
Даруешь
любовь и прощенье?
(Задирает ей юбки, рука скользит по ее ноге)
Добавим кровосмешенье
к нашим грехам?

Кримхильда (убирает ногу):
Хам!
Как ты груб!
Дерзкий труп.
Я ведь не некрофил.

Хаген:
Да я пошутил,
Ха-ха-ха!
Впрочем, где ты живого
найдешь жениха
Опять?
Приди,
Приди в мои объятья,
Да не запачкай кровью платье.
(Встает и набрасывается на Кримхильду, рвет на ней платье, целует. Она сопротивляется.)
Под ручку с тобою
Пойдем к аналою?
Я знаю, в аду мое место,
Да и ты не христова невеста…
Посмотри, оглянись кругом.
Горы трупов - Кримхильдино дело!
(Кримхильда отталкивает его. Хаген падает, силы покидают его).

Кримхильда:
Это Хаген виновен во всем.
Препираться мне с ним надоело.
Пускай -
не невеста христова.
Но это -
твое последнее слово…
Эй, люди, убейте его!
Что это, нет никого?
(Оглядывается, подымает с земли меч)

Хаген (заговариваясь):
Ваше величество Люцифер,
Повелитель химер и мегер,
Позвольте на этой жениться?
В вашем царстве мы рады очутиться.
Здесь так жарко и светло,
Всюду битое стекло.
Вы нас не долго ждали?
Не устали?
Я пришел с невестою своей,
Мечтаю ей вставить…
Вот, разрешите представить:
Убийца двоих детей,
Виновница страшной резни…

Кримхильда (заносит над ним меч):
Боже, меня сохрани!

Хаген:
Откуда здесь крест?
Дым ужасный глаза мои ест.
Патер, где ваша епитрахиль?
Кримхиль…
(Кримхильда убивает Хагена, хватается за шею и падает.)

Хильдебрандт (подходит к ней, поправляет порванное платье, прикладывает ухо к груди):
Умерла…
(Оглядывается кругом)
Всем им место - в могиле…
Голубшка, и не соборовалась…
И в живых никого не осталось…
А Хильдебрандта - позабыли?
Никто не избежал судьбы.
А я… Старик… И где достать гробы?
(Вздыхает)
Нет в войнах поводов, понятных
Простому разуменью человека,
И от него зависящих причин.
Героев над толпою тоже нету.
Есть только высший перст один,
Который давит нас вслепую,
Решив очистить твердь земную
От всех, ему хоть чем-то неприятных.
Я - старый рыцарь. Много я сражался.
Отвечу ли - зачем? У рока - тьма причин,
Нам недоступных. Рок плевал на жалость.
Чтоб битву развязать - детишек убивает!
И что ни век - исторью повторяет.
Кровавых войн безмерно повторенье,
И мщенья,
И любви…
Грехопаденья…


Экран:
"Эпилог.
Покой есть смерть.
Явление первое и последнее.
Горестное одиночество"

Малая гостиная в замке Гунтера. За окном - запустение. Стены замка разрушаются. Экран - телевизор. На стене - коллекция оружия. Беспорядок, везде навалены вещи: открытый ларец с драгоценностями, валяются детективы и любовные романы, игральные карты. Брюнгильда в старом платье сидит у телевизора одна. Рядом журнальный столик с непочатыми тарелками. С другой стороны, в кресле, тень Гунтера. Когда Брюнгильда говорит, она ходит по комнате, трогает вещи. Тень отвечает ей.

Брюнгильда:
Пусть буду сидеть,
Ничего не желая,
Словно живая,
(Подходит и включает ТВ, затем настраивает его. Слышится песня «Ах, мой милый Августин, все прошло, все»).
Телевизор смотреть -
Не добра, и не зла я,
Никакая.
Кухарку ругать,
Коллекции разбирать,
В карты играть,
Детективы читать,
Безделицы перебирать,
У окошка часы коротать,
О былом не вздыхать.

На экране - шарманщик (он крутит ручку, поет):
Покой есть та же смерть -
Хоть круть его, хоть верть.
……………………………..
Брюнгильда:
Пусть буду сидеть,
Телевизор смотреть -
Ах, лучше бы мне умереть.
(На экране - надпись «Несчастная жертва». Зигфрид стоит у ручья).

Брюнгильда:
А, что? Зигфрид? Кто это такой?
Тот, кто убит был коварной рукой
В спину? О нем
мы песни слыхали
в детстве. Давно,
в эпоху немого кино.
Помню… О том,
Как всех убивали.
Делили клад…
(Зигфрид пьет из ручья. Хаген подходит сзади и метает копье ему в спину. Зигфрид пошатнулся).

Гунтер:
Полный отпад!
Нибельмесов вклады?

Брюнгильда:
Нет, Нибелунгов! Денег полно
Кинули в реку, на дно.

Гунтер: Вот гады…

Брюнгильда:
Не достались они ни ему -
никому.
(На экране - последняя битва. Видны Хаген и братья короли, Атилла, Кримхильда наблюдает за сечей).

Гунтер:
Кто-то кого-то предал…

Брюнгильда:
Гунтер, а ты пообедал?

Гунтер:
А-а, Зигфрид предал свой крест
Пусть это Бобик доест…
Да, страшный был триллер:
(На экране - последняя сцена. Кримхильда вырывается из кровавых объятий Хагена)
Кримхильда и киллер.

Брюнгильда:
На месте уязвимом
Вышили «зет» -
Копье в спину -
И Зигфрида - нет.
(Старая Брюнгильда засыпает у экрана. Постепенно сцена погружается в темноту, на экране появляется лицо молодой Брюнгильды)

Брюнгильда
Валькирия с расхристанною грудью,
Пусть ветер огранит мои соски,
И мечутся испуганные люди,
Когда на них гляжу из-под руки.

Драконья кровь! Пусть он сейчас с другою.
Пускай она с него снимает латы.
Пускай предаст. Он - Ахиллес с пятою.
Крест вышьет на спине - мою расплату.

А мы могли бы жить с ним без креста,
Владея миром. Покорять народы…
Я снова здесь. Я та или не та?
Смогу ли вновь накликать непогоду?

В развалинах растерзанного замка,
Мечом отодвигая кирпичи,
Беззубою старухой буду шаркать,
Лаская стены, словно тать в ночи,

Лелея память: власть свою, и силы,
И Зигфридовы клятвы на века…
Сорочку к телу зря я не пришила -
Была она ребенку велика…


Занавес.

Ноябрь 2002 - февраль 2003.
Кенигсберг.
(С)