Лор из города К. (АННА НОВОМЛИНСКАЯ)


Анна Новомлинская

Лор из города К.

Драма из мещанской жизни
В восьми картинах.
***
Шприцов бояться - к лору не ходить!
***

Действующие лица.

Он - отоларинголог (или просто - лор).
Он по носам стилист и ненавистник гланд.
Ученый врач. Немножечко педант.
Она - пациентка.
Во-первых, женщина, а во-вторых, больная,
Слегка чудаковата. Молодая.
Второй врач - коллега героя.
Обычный лор. Но с нежною душою:
Уж больно жалостлив. Срывается в запои.
Медсестра - сотрудница больницы.
Старшая медицинская сестра,
Суха, строга, хотя и не стара.
2 молоденькие сестры
Два ангела в халатах белоснежных.
Немного глуповаты, но прилежны.
Муж - супруг пациентки.
Учтите, муж у дамы - не покойник.
Поэтому нас ждет любовный треугольник.
История - с трагическим концом
Погибнут муж, и лор, и все потом.
Санитары, больные - почти без слов.

Первые три картины проходят в смотровой комнате лор-отделения больницы на окраине провинциального города К. Это большая комната, у правой стены стоят стеклянные столики и стулья для осмотра пациентов. На столиках - инструменты, пузырьки и пр. На заднем плане - окно, перед ним - высокие столы и каталки, в центре - еще один столик для осмотра. Слева - стеклянные шкафчики с лекарствами, банкетки. В смотровой присутствуют сотрудники больницы, все - в белых халатах. Они осматривают пациентов, одетых по-домашнему, в халаты и тапочки; делают процедуры и пр. Санитары привозят на носилках больных с переломанными носами. Словом, идет работа. Но герои заняты, в основном, друг другом. Чем дальше, тем они меньше замечают остальных.

***

Слава, слава лор-врачам.
Слава добрым докторам.
Слава - добрым - и не очень.
Особенно - А.П.,
и Н.Б., между прочим.

Картина первая
Первый день сотворения мира.
Доктор! Вылечите меня!

Смотровая комната. На белом заднике сцены - окно, вокруг него - плакаты: "Мойте дольше нос и уши, вытирайте уши суше!"; "Слава, слава лор-врачам. Слава добрым докторам. Слава - добрым…" (дальше замазано и коряво приписано: "и не очень…"); "Шприцов бояться - к лору не ходить!"…
На стекле - надпись красными буквами с кровавыми подтеками - "Врач из города К." Он сидит и говорит по телефону. Это симпатичный мужчина лет сорока. В белом халате, со стетоскопом на шее. Второй врач осматривает пациента. Молоденькие сестры суетятся вокруг. В смотровую два санитара ввозят каталку с больным, из-под него ровно свисает большая простынь со штампами и надписью:
Да, рок твой - пасть не от моей руки:
И без меня все Аполлон исполнит.
Софокл, «Эдип-царь».

Второй врач (отпускает пациента, удрученно качает головой, восклицает)
Утро нового дня!

Пациент (со стоном)
Доктор! Вылечите меня!

Врач (дергает его за нос, качает головой, молодым сестрам)
Так в пьяной драке нос сломать!
Готовьтесь. Будем выправлять.
(Врач засучивает рукава, примеряется для удара по носу. Потом проверяет свои бицепсы, делает разминку. Сестрички начинают подносить инструменты, толкаются, поправляют больного, суетятся. Во время действия эта троица работает над пациентом в том же духе.)

Он (говорит по телефону)
Что, симпатичная?
Ну, все едино.
Мне главное - что у нее за нос.
Верней - в носу…
И молода?
Плевал я на морщины
И прочую там красоту.
Да, посмотрю - что за вопрос…
(Кладет трубку. Входит она - бледная, под глазами круги, нос красный, волосы собраны на затылке. На носу - огромные очки. Одета в джинсы, блузку и вязаную кофту. Постоянно сморкается.)

Она (неуверенно)
Просите, где такого-то найти?

Он
Ну-с, вы на правильном пути.

Она
Я думала - найду едва ли:
В трех кабинетах уж послали.

Он
Вам надо было в лифт идти.

Она
Я заблудилась в коридорах.
В больнице этой - первый раз.
До вас насилу добралась.
И в городе живу недавно…
Не знаю здесь я никого…

Он (недовольно)
Ну ладно, это славно.
Вам, собственно, чего?

Она
Весь нос забит, дыханье сперло.
Тошнит, кружится голова…

Он (усаживая ее)
Садитесь, покажите горло.
К чему ненужные слова?
Как часто вы болеете?

Она
Все время.
Раз в месяц к лору я спешу.

Он (осматривает ее уши, горло, нос)
Обследоваться надо вам скорее.
Хорошего я здесь не нахожу.
У вас, я вижу, гайморит -
Его хроническая форма?
Да-а. Ну и гадость тут сидит.

Второй врач (сестре, которая надевает огромную варежку и подносит руку к лицу пациента)
Нет-нет, не надо хлороформа.

Он (старшей медсестре, которая всегда, как караул, стоит у него за спиной)
Мне шприц готовьте для "блокады".
(Пациентке)
Блокируем в носу всех гадов…
Откуда здесь вы появились?
И как вы ранее лечились?

Она
Ах, город М! Чудесный лор!
Он был в суждениях не скор.
Лечил меня вполне успешно
Гомеопатией. Неспешно
Мне делал процедуры он,
И был слегка в меня влюблен…
И столько счастья мне принес!
Он применял соплеотсос…

Он
Как? В вас влюбился? Мудрено:
Нос красный.
Вид ужасный.

Она
Но…

Он
Гомеопатия - хорошая наука.
Но в корне ничего не изменяет.
И если нос забит…

Пациент на каталке (стонет)
Вот мука…

Он
Прекрасно сопли разжижает.
Но так лечиться можно век.
И не добиться результатов.
Ведь вы - разумный человек?
В болезнях ищут виноватых.
Обследоваться надо вам глобально.

Она (гордо)
Я - антиглобалист!

Он (с раздражением)
Ну, кардинально.
Узнать причину возвращения болезни.
Прокольчик сделать. Это всем полезно…
(Медсестра приносит шприц и подает его врачу с легким поклоном. Пациентка испуганно смотрит на шприц. Потом - в ужасе - на доктора).

Старшая медсестра (успокаивающе)
Ему доверьтесь. Он - специалист
И по носам известнейший стилист.
Один из лучших в городе у нас.
А руки - золотые. Просто ас!
Проколет кость - больной и не заметит.

Она (задумчиво, медсестре)
Вы знаете, виденье было мне -
Что в К. меня погибель встретит.
Как видно, оправдается вполне.

Он (держит шприц наизготовку)
Так, раздевайтесь.

Она (расстегивая пуговицу на блузке)
Что, совсем?
(Молоденькие сестры отвлекаются и с интересом подходят ближе.)

Он (отрицательно мотая головой)
Очки снимайте.

Она
А зачем?
Раздеться лучше, чем очки.
Я не увижу вас…

Он
«Зачем-зачем»…
Так, пустячки.
Закройте глаз.
Уколем в слизистую носа

Она
Зачем?

Он
Давайте без вопросов.
(Сестрам, менторским тоном)
Вот случай - надо снять отек,
Чтоб пациент дышать хоть мог.
(Они почтительно слушают, потом бегут назад, к каталке)

Она
Уколы?!

Он
Мелочь! Что уколы?
Вам сделать надо бы проколы.
Наполнить шприц святой водой
(Берем фурацилин в растворе),
И - в пазуху. Весь выгнать гной.

Она
Боль, хруст костей…

Он
Сюжет какой!
А вам охота быть больной?
Себе, семье своей на горе.
(Второй врач, подпрыгнув, бьет кулаком больного по носу, тот взвывает. Нос вправлен! Врач удовлетворенно поправляет рукава, моет руки, сестры суетятся, кладут на нос лед и пр.)

Она (нервно оглядываясь)
Я не больна. Сейчас ремиссия…

Он
О, Боже мой, что за комиссия -
Подобных умников лечить?
Они услышат термин-два
И ну употреблять повсюду.
Не понимая ни слова,
Ни смысл.

Она
Не буду я, не буду!

Он (втолковывает ей, четко разделяя каждый слог)
У вас - диагноз - си-ну-сит!
Он обострился чрезвычайно.
Отеки носа, бледный вид.

Она
Оговорилась я… Случайно.

Он
Проколемся? Пока жива…

Она
А может - на рентген сперва?

Он (не слушая)
Промоем их мы, наконец,
И будет нос - как огурец.

Она
Печальный и соленый?

Он
Нет, свеженький, зеленый.
Вы, как огурчик, будете свежа.
Ну что - проколемся?
И хватит уж дрожать!
(Сестрички со страшным грохотом пытаются увезти каталку, натыкаясь на мебель).

Она
Сперва - помолимся.

Он (вытирает ей нос)
А вы - забавная девчушка.
Теперь ступайте на "кукушку".

Она
А что это?

Он
Ай да вопрос -
Любимый ваш соплеотсос.

Она (берет со столика вырезатель гланд и опрокидывает баночку с ватой)
А это что за завитушка?

Он (отнимает щипцы и ставит банку на место):
А, ну вас, в самом деле.
Идите на рентген - так надоели.

Она идет к выходу, оглядывается на него, сталкивается в дверях с каталкой. Жуткий грохот. Все исчезают за дверью.


Картина вторая.
День второй.
Вот снимок. Надо взрезать клапан.

Смотровая. Там проходит инвентаризация. Везде стоят картонные коробки, металлические биксы, баки, корзины и пр. Медсестры складывают белье, они вдвоем вытряхивают белую простынь, как половик. Потом показывают, что на ней написано, держа за два конца: "День второй. Вот снимок. Надо взрезать клапан".
Складывают простынь, кладут в стопку, пересчитывают шприцы и таблетки, роняют их на пол, ползают и собирают по всей смотровой. За простыней оказывается лор. Он изучает снимок, придерживая его рукой на оконном стекле. Снимок огромный: гигантский нос, рядом - пазухи, все в каналах, дырочках и т.д.

Он (взволнованно)
Мой Бог! Вот случай-то! Пожалуй,
я докторскую защищу.
Завотделеньем место получу…
Тут кандидатской мало…

Она (влезает на стул, чтоб не мешать собирать таблетки)
Что? Что такое?

Он (задумчиво)
Полно здесь будет геморроя.

Она (с великим удивлением)
Он разве здесь?!!!

Он
Я выражаюсь фигурально.

Она
А-а. Хорошо, что не буквально.
(Садится. Тихо, но яростно)
Да, блин! Достал! Веселый врач.
Все время шутит. Это что-то.

Он (тоже как бы про себя, разглядывая снимок)
Ах, если шуток не искать,
То сдохнешь от такой работы.
(Подходит к ней, снимает с шеи стетоскоп, одевает на голову)

Она (в сторону, с отчаянием)
Отвлечь его?! Любым вопросом!
Пока хочу остаться с носом!
(ему)
Я вас увижу - сразу в дрожь.
О вас я думаю всечасно.

Старшая медсестра (ему, высовываясь у него из-за спины)
Ввели ее вы в возбужденье.

Она (кокетливо)
Неправда! Это - ложь.
Какое заблужденье!
(Медсестре)
Кощей! Бессмертный! И опасный!

Медсестра (ей, успокаивающе)
Ах, что вы… Он такой проказник.
Его дежурства - вечный праздник…

Медсестры (одна сестричка вылезает из-под стола, другая выползает из-за шкафа, старшая - у него за спиной. Хором, перебивая друг друга)
Ему доверьтесь. Он - специалист
И по носам - известнейший стилист.
Один из лучших в городе у нас.
А руки - золотые. Просто ас!

Она (слушает их, открыв рот, потом спрашивает его, решительно)
Так что - в носу?

Он
На снимке - затемнения кругом.
Нет, без проколов мы не проживем.
Но хуже - то, что над глазами.
Во лбу. Вот тут вот - под бровями.
(Стучит ей по лбу)
Как часто голова болит?

Она (отшатывается, спотыкается о коробку, удерживается за него и садится)
Да где-то раз в неделю.
Я, понимаете, лингвист.
И часто по ночам пишу,
И мало сплю. В постели я лежу -
и сочиняется, и пишется легко…
Я в К. страдаю от тоски -
Бессонница, подруги далеко…

Он
Я вижу - под глазами синяки.

Она
Ах, город М. Души моей столица.
Приятно жить там, и лечиться.
Лекарства есть, какие захочу.
Вприпрыжку я бегу к врачу.
А здесь - не сплю. Все сочиняю…
Меня за гения считают.
Смотрите - лоб какой большой!
Ума - палата…

Он (смеется)
Ну, хоть стой -
Хоть падай.
Вам бы к психиатру
Потом зайти, когда порежем нос.
И, для проверки, - к фтизиатру…

Она (с неприязнью)
Я, кажется, вам задала вопрос…

Он (огорченно качает головой)
С гуманитарным вы образованьем.
Как объяснить вам? Вот заданье…
А, знаете - велосипед.
Колеса, шины, там есть нипель.

Она
Представьте, что не знаю. Нет.
Вы по-другому объясните.

Он
Ну, нипель! Ну, дыра - насос вставлять
И шины сразу надувать.
И воздух он назад не выпускает.
У вас же ситуация такая:
В лоб поступает кислород,
Как и у всех людей нормальных.
Назад же плохо он идет.
(Приоткрывается дверь, протискивается второй врач с пациентом, подзывает одну из сестричек, что-то ей говорит. Пациент садится в кресло, врач берет огромную спринцовку, сестра подставляет лоток. Промывают ему нос и уши.)

Она
Выходит, я - не гениальна?
Лишь воздух в голове?

Второй врач (сестре)
Так-так…

Она
А я-то думала - мне знак
Ниспослан свыше - лоб большой,
Мозги… Могучий ум такой…

Он
А мы прочистим клапан. Верно!
И воздух побежит, как надо,
И мы увидим - вот отрада -
Какого лоб у вас размера.
Не операция - пустяк
Люблю серьезнее работу.
(Больной в кресле брыкается, сестра обливает его водой из лотка. Врач отшатывается назад и роняет металлический бак.)
Разрушить нипель только. Крак! -
(Бак падает, дребезжа, катится по полу. Она нервно дергается.)
А вы пугаетесь чего-то.
Прочистим клапан!

Она
Нет!
Не в голове! Что если - Ах! -
Я потеряю вдохновенье?

Он
Не в пазухах - в мозгах
У вас, как видно, затемненья.
Идите к сестрам - нос промыть.
И вот еще вам на направленье,
чтоб психотерапевта посетить.
(Пишет и протягивает ей направление.)

Она (нервно оглядываясь на кресло)
Не лучше ль съездить мне в Москву?
Надеждой этой я живу.
С друзьями выпить, психику поправить,
И вас от моего присутствия избавить.
Дни до отъезда я считаю
И крестиками отмечаю…

Он (разводит руками)
Ну, я за вас не отвечаю…
Вы разболеетесь в пути.
Как лора в поезде найти?

Она
О горе, горе мне. Увы!

Он (решительно)
Я - против. Никакой Москвы!

Она (вздыхает, достает три толстых конверта с деньгами. Протягивает их ему по очереди)
Вот, муж прислал вам. За леченье…
Еще добавил за мученье…
Морального ущерба возмещенье…
И обещал прийти наверняка
Насчет укороченья языка…

Он (отрицательно мотает головой)
Не надо денег мне. На вас
Я диссертацию как раз
Предполагаю защитить.
Вы - уникальны!

Она (кокетливо)
Может быть…

Он (задумчиво)
Конечно. Это несомненно…
На томографию сходите непременно.
Все-все компьютер нам покажет:
И нос, и в голове туманы даже.
Точней его прибора нет.
Идите…Завтра жду ответ.


Картина третья.
День третий.
Убрать решетки
в перегородке носоглотки.
Просверлим череп мы слегка…

Две медсестры прилаживают к задней стене, над окном, транспарант с лозунгом «Убрать решетки в перегородке носоглотки!» Он стоит около окна, спиной к публике, держит одной рукой на стекле гигантский снимок: кудрявый мозг в вопросах и восклицательных знаках. Над черепом на снимке надпись: "Просверлим череп мы слегка!" Больная стоит рядом. Они внимательно изучают снимок. Сегодня она сделала прическу, нос уже не такой красный. Очки нормальных размеров. На ней - обтягивающие брючки и жакет.
Слева - кресло с больным. Возле него - второй врач. Сестры входят и с трудом тащат к нему тяжелый ящик с инструментами, со стуком швыряют его на пол. Второй врач достает дрель, осматривает инструмент.

Он (вдохновенно, чертя пальцем по снимку)
Необходимы тут изъятья!
Уколы, промыванья - суть все занятья,
Теперь мы видим, - чепухой.

Больной на кресле (при виде дрели)
Нет! Нет! Не надо! Ой-ой-ой!
(Второй врач успокаивающе похлопывает его по плечу. Сестрички готовят инструменты, опять видна варежка и пр.)

Он (раздумчиво)
Вам операция нужна.
Да все четыре - не одна!

Она (глядя на дрель)
Уж лучше в петлю! В полынью!
В Сибирь пусть даже…

Второй врач (которому сестра уронила на ногу молоток)
Мать твою…

Она
Вы рады будете?

Он (обнимает ее за плечи)
Как знать?
Возможно, мне вас будет не хватать.
(Показывает на снимке)
Вы видите, какое утолщенье?
Вот здесь в носу перегородка
И в глубине ее - решетка.
Она забита вся…

Больной на кресле (пытается сбежать)
Едрить!

Он (удрученно покачав головой)
Ее вам надо удалить.
Из-за нее в вас копится зараза.
Избавитесь от всех болезней сразу.

Второй врач (удерживая больного, с натугой)
Вот… случай… беспримерный!
(Сестра зажимает больному нос варежкой, тот падает в кресло…)

Она
Ах, доктор, вы убить
Меня мечтаете, наверно!
То нипель, то проколы, то решетка
За носовой перегородкой.
Останется одна дыра.

Он (снова вдохновившись)
Стерильно, чисто все! Ура!
Доверьтесь, вас полечим уж.

Она
Спасибо скажет вам мой муж,
Когда сойду в могилу я!

Он
Они такие все - мужья…
(Отходят от окна. Он подводит ее к стулу и садится напротив, сталкиваясь с ней коленями.)

Она (смотрит на него с нескрываемым интересом)
Что, доктор, верно, вы - садист?
Жестоки вы! И беспощадны.
Бороться - где мне взять отвагу?

Он (разозлившись)
Я от рожденья гуманист.
И мне страданья неприятны.
Все делаю больным на благо.

Медсестры (хором, вместе со старшей. Она выглядывает из-за дверцы стеклянного шкафчика, за которой ее раньше не было видно, потом снова ныряет в шкафчик)
Ему доверьтесь. Он - специалист
И по носам известнейший стилист.
Один из лучших в городе у нас.
А руки - золотые. Просто ас!

Он (с раздражением, наступает)
В конце концов, хотите вы лечиться?

Она
Ах, город М. Хочу я лишь стократ
Там умереть и снова там родиться.

Он
Ну, в этом я не виноват…

Она (всхлипывает)
Чего б не пожалеть меня?
Сюда хожу, как на работу!
Торчу в больнице по полдня.
И в воскресенья, и в субботы.
Мне в К. ужасно одиноко…

Он (зло)
Зачем ума искать и ездить так далеко?
Все - жалобы…

Она
Мне так неловко…
(Достает носовой платок)
Приехал муж в командировку.
Удач искать…
в чужом краю…
(Сморкается)
И потерять…
любовь мою.
(Протягивает ему платок.)

Он (разглядывая)
Здесь все зеленое пока…
Мне даже жалко вас слегка.
Отказ от нужных операций?!
Вам может дорого достаться….
Тогда уж - в М., а может в К. -
Умрете вы наверняка.

Она
Мне гланды дернули - и в ящик.
Болеть я стала только чаще.
И аденоиды - так точно.
Вскочили снова, как нарочно:
И вновь - под нож. Так было больно…

Он
Ну-ну, не жалуйтесь, довольно.
Как видно, гланды с гноем были
И организму вашему вредили.
Поверьте - просто так не режут.

Молоденькая сестра
Вот заливает.

Вторая сестричка
Брешет.
(Старшая медсестра закрывает шкафчик, неодобрительно смотрит на сестричек и марширует к нему со шприцом в руках.)

Он
И если б их тогда не удалили -
Кто знает - кем сейчас вы были б?
Возможно, толстою каргой,
И с миокардом, и с клюкой.
Очаг инфекции такой
В миндалинах, когда там гной -
Последствия не угадать!!!
Что с вами было бы - как знать?..
Откройте рот.

Она (открывая рот)
А-а…

Он
Б! в-г-д-е.
Я не просил вас вовсе говорить.
Я попросил вас - рот открыть.

Она
При чем здесь Б и г- д- е?
Уместно ль над больной шутить?

Он (зажигает спиртовку, нагревает зеркальце)
Поверьте, что без шуток или смеха
В работе нашей может крыша съехать.
Насмотришься… Бывает здесь такое -
Случается, врачи - от ужасов - в запои….
А рот я вас просил открыть,
чтоб показать, где надобно сверлить.
Мы в гаймарову пазуху войдем
На операции другим путем.
(Дотрагивается во рту зеркальцем до неба, постукивает)
Просверлим череп здесь слегка -
Прочистим все наверняка.
(Раздается жужжание дрели. Второй врач сверлит небо у пациента, молоденькие сестры зажали уши, старшая невозмутимо стоит на месте, за спиной у героя.)

Она (в ужасе)
Сейчас?!

Он (берет шприц, поданный медсестрой)
Запишем в план пока…
Теперь же - легонький укол.
Ну-ну, не стоит лезть под стол.
На нем спиртовка. Осторожно.
Пугаться так - ну разве можно?

Она (пытается отвлечь его от укола)
Ах, доктор, как ко мне вы равнодушны!
Слова мои, суждения - вам скушны.
Смеетесь надо всем, что я скажу.
А я - лишь шприц увижу - вся дрожу.
Куда мне спорить - вы умны,
Вы много больше знать должны.
Смелы! Вам - меч - вы сразу в бой -
И пациент с пробитой головой…
(Он смеется)

Она (про себя)
Как весел он. Ах, я ему мила.

Он (сам себе)
Вот клоун - до икоты довела.
(Ей)
Нет! Вы прекрасны, словно стон.
Я даже втайне в вас влюблен.
Приди, приди в мои объятья!
(Она подается к нему, он втыкает шприц ей в ноздрю, течет кровь)
Да не запачкай кровью платье.

Старшая медсестра подставляет ей под нос лоток, молодая бежит к ним с половой тряпкой, другая сестричка - на своем месте, собирает инструменты. Второй врач, насвистывая, любовно протирает дрель салфеточкой.


Картина четвертая.
День четвертый.
Что там внутри - в носу, в душе?!
Пациентка в неглиже

Смотровая комната. Лор, в резиновых перчатках, что-то делает руками в тазике. Медсестры втроем хлопочут возле каталки с девушкой. Второй врач заканчивает осмотр старичка и отпускает его.

Он (довольный, поет)
Четвертый день.
Прекрасная картина!
Что там внутри? В носу, в душе -е -е…

Второй врач (обрывая песню, подходит к нему, щипцами достает из таза ухо, кладет в баночку со спиртом)
Возьму себе? На память о Марине…

Она (ее громкий голос раздается из-за дверей)
Ни в ординаторской, ни в коридоре…
Меня он избегает что ли?

Он (с улыбкой, глядя в потолок)
Опять явилась! Мне на горе!
(Распахивается дверь. Он достает руки, протягивает к ней. Перчатки все в крови.)
А-а! С добрым утром!
Как спалось?
Кошмаров видеть не пришлось?

Она (в испуге отскакивает)
Ах, Боже мой! Зарезали кого?
(Натыкается на каталку, там медсестры заканчивают бинтовать голову, второй врач склоняется над больной и что-то тихо ей говорит)

Он (ненатурально смущается, стягивает перчатки)
Так, мелочи… Ну, а у вас чего?

Она (боязливо обходит его стороной, садится)
Проснулась - вновь из носа потекло,
Но сопли - словно горное стекло.
Здорова! И нужды в проколах нет.

Он
Здорова? Что еще за бред?
Пройдет неделя - и опять
Сюда придете "куковать",
С забитым носом, не дыша.
(Медсестра увозит больную вместе с врачом, поэтому каталка почти не гремит. Вторая сестричка несет за ними таз с перчатками. Старшая сестра собирает окровавленные полотенца, потом протирает пол и тоже вскоре уходит.)

Она (стараясь его отвлечь, заигрывает)
Я нарядилась, я к вам так спешила!
А вам во мне - ну ничего не мило…

Он (смотрит ее горло)
Голубушка, как хороша:
Какое горло, что за связки -
Рассказывать так прямо сказки.

Она
А тело, мысли? А душа?
Сегодня я подкрасила глаза.

Он (назидательно и медленно, изучая горло )
Не место краске здесь…
Вам в нос щипцы - уже течет слеза:
Лицо - черно! Врач - перепачкан весь!
Иди потом, рассказывай жене,
Откуда тушь с помадою на мне.
Других забот, как будто, мало!

Она
И нос мой чист, и помыслы чисты.
Его усердно отсморкала
Я перед тем, как к вам идти.

Он
Не стоило сморкаться до осмотра.
И в заблуждение вводить врачей.

Она
Я не хотела, ей-же-ей.

Он (вставляя в нос металлический штырь с ваткой)
Так, ватку вам туда с адреналином -
И все исторгнут нам глубины.
(Она сморкается, он смотрит на платок)

Она
Но, доктор, неужели,
Вы глубины во мне не разглядели?

Он
Что в глубине - скажу я без труда.
Мечтаете вы путь забыть сюда…
Но вам не обойтись без операций.
На эту тему глупо препираться.

Она
Ох, как ужасно.
Доктор - вы слепец!
Поймете ли меня вы, наконец?

Он (осматривая нос)
Оно, конечно… Вы - прекрасны.
Какой язык у вас, какой носок.
Блестят очки, почти исчез отек…
(Вытирает пот со лба)
Ох, сколько сил затратил на девицу.

Она (снимает очки)
В свое творенье - как же не влюбиться?

Он (задумчиво)
А в пазухах - там что? Нам неизвестно.
Гной притаился повсеместно.
(Стучит пальцем около носа)
Что там внутри? Хотел бы я понять.

Она (встает и целует его)
Что там внутри?
Нетрудно угадать.

Он (смотрит ей в глаза, мечтательно)
А мы тебе и зренье заодно
Исправили бы…

Она
Но…
(Он возвращает поцелуй и не дает ей договорить)

Он (отдышавшись)
Теперь - прокол. Без промедленья!

Она
Желаете, романс спою?
Во мне проснулось вдохновенье.

Он (смеется)
Ну что ж, романсы я люблю.
(хохочет, в сторону)
Что хочешь - лишь бы не укол?
Ну, пациент теперь пошел:
Споют, потом еще и спляшут,
Целуются, побасенку расскажут,
Играют,
Отвлекают,
Задают вопросы.
Предпочитают
Все - полумеры,
Все - соплеотсосы!
(Ей, кивая головой)
Романса жду я. С нетерпеньем.
Потом - прокол. Без промедленья.

Она (поет)
Я уеду, я уеду,
И разлука впереди.
Ты не жди меня к обеду,
Ты домой меня не жди.
Рано утром на рассвете
Я уеду в полусне.
В чистом поле свищет ветер.
Вспоминай же обо мне.
В чистом поле месяц ясный,
Колокольчики звенят.
Я уеду, друг прекрасный,
Не удерживай меня.
Я уеду, Боже, Боже…
Дольше нечего тянуть.
Ты не жди меня, но все же
Вспоминай. И я вернусь.

Он (сам себе)
А ей ведь, правда, - уезжать.
Как скверно.
Ее мне будет не хватать,
Наверно.
(склоняется к ней, берет ее за руку)
Романс - с душой. Такой простой…

Она (довольная)
Его сама я сочинила.
Не ново в нем ничто.

Он (страстным шепотом, многозначительно)
Ничто не ново под луной.
Но все - так сердцу мило…

Целует ей руку, она подается к нему, свет гаснет.


Картина пятая.
День пятый.
Вас надо госпитализировать

Ординаторская. В центре, под окном - диванчик. Справа от окна плакат: на рисунке врач в шапочке и белом халате грозно показывает пальцем вперед, на зрителей, над ним надпись "День пятый", под ним, крупными буквами "Вас надо госпитализировать?!" (Типа "Ты записался добровольцем?") Справа - письменные столы, слева - шкаф, зеркало, вешалка. Он пьет чай за столом. Она входит: новая прическа, косметика, короткая юбка. Она красива какой-то трагической красотой, бледна и решительна.

Он (приподнимаясь и отставляя кружку, с некоторым изумлением)
О-о-о! С добрым утром…
(интимно, понизив голос)
Как дела?
Надеюсь, хорошо спала?
(громче, более официально)
А на проколы ты решилась?

Она (садится на диван)
Да! Я сегодня поняла -
Судьба нарочно нас свела.
Ее я принимаю милость!
Неважно - ты спасешь
Меня или погубишь.
Растопчешь ли, убьешь,
Иль приголубишь…
(Начинает звучать музыка песни из репертуара Юрия Морфесси "Кошмары")

Он (в изумлении)
Послушай! Я всего лишь лор!
Вот непонятный разговор…

Она (траги-мистично)
Этой ночью кошмары тяжелого сна
До утра мне не дали уснуть.
Мне приснилась больница, и я в ней - одна.
И мучительно сжалася грудь.
Коридоры больницы мрачны и пусты.
Но в сиянии лат появляешься ты.
Мы ходили в палаты, смотрели детей,
Искореженных властной рукою твоей.
Нет миндалин у них, нет решеток,
Аденоидов, перегородок.
Мне их жалко так было - до слез.
Ты меня утешал, на руках меня нес…
О, как нежен, любезен ты был,
Мрачных шуток совсем не шутил…

Он (встает, подходит к ней, считает пульс)
Ну что ж - ребенок без миндалин?
И этим сон твой был печален?
Да ты, я вижу, прихворнула.
(Трогает ей лоб, протягивает градусник)

Она (в горячке)
Вчера ходила по морозу.
Текли и сопли вновь, и слезы.
Ах, милый, честно я признаюсь:
С тобою только мне легко.
Лишь при тебе я не стесняюсь
Того, что я всегда сморкаюсь.
С тобой пошла бы далеко…
(вздыхает)
Другой мужчина позовет
Меня в театр, на вернисаж.
Меня он под руку берет,
Ну а в носу… Какой пассаж…
И я при нем стыжусь сморкаться,
И начинаю задыхаться,
А он решает - влюблена…
Испила чашу я до дна!
Он - с поцелуем. Я - верчусь.
Меня он за руки берет.
И думает: я - неприступна,
И пуще жару поддает.
Потом: «Я так тебя хочу!
Ты горяча! Ты вся - взрывная!»
А я стою - соплю гоняю.
И руки - заняты. Салфетка - недоступна.
И думаю: когда теперь к врачу?
Так - час, второй,… осьмой, девятый,
Ах, нос мой. Ах, amour проклятый.
«Ох, зелье баловница!»
"Отстань, к лицу ль нам эти лица."
Он - пуще: «Я хочу жениться!»
(сморкается)
А запахи? Я их не чую.
Послал Господь судьбу такую.
"Жениться…" Впору - удавиться.
И отсылаю всех, как дура.
Никак любовником я не обзаведусь.
А все - соплей своих стыжусь…

Он (берет термометр, качает головой)
Да у тебя температура…
Что ж, при таких печалях
Все операции не зря мы назначали!
Давай померяем давленье.
Снимай жакет без промедленья.

Она (с ужасом, словно в бреду)
Пришлось проехаться в трамвае…
Меня там чуть не затоптали!
Кругом инфекция кружилась
И тихо на нос мне садилась…
Трамвай «Желание»…
Я многого желала?!

Он
А раньше как сюда ты попадала?

Она
В авто. Меня возил шофер.
У мужа на работе он - без дела.
Его уволить уж начальница хотела.
И тут вдруг мне понадобился лор…
Ты, он, соседка, муж… Признаюсь, -
Почти ни с кем здесь не общаюсь.
Полдня копаюсь в интернете…
Что происходит на планете!
Везде - движение и жизнь.
А я - в глуши.
(всхлипывает)

Он
Не плачь, держись!..

Она
Живем из милости, в чужом углу.
Санузел общий. Дует по полу.
Вода, почти что не течет,
Отсутствует и мусоропровод,
Нет лифта, отопленье барахлит,
И постоянно нос забит…

Он
Да, у тебя неважный вид.

Она
А на носу ведь - Новый год.
А я - не в М. Как здесь найдет
Меня, скажите, Дед Мороз?

Он (шутливо)
А что - в носу? Вот, в чем вопрос.

Она
Помощница плитою недовольна.
Нет книжных полок… О, как больно.
И няню еле я нашла…

Он (с иронией)
Да, жизнь твоя здесь тяжела.

Она
Мои слова тут ничего не значат!

Он
Богатые, как видно, тоже плачут.

Она
Богатые? У нас здесь - ни шиша!
Нет книг, шкафов, портьер, ковров.

Он
И муж не дарит жемчугов?

Она (горестно машет рукой)
И не дает на книги ни гроша:
"Когда поедем в М. опять
Куда ты будешь их девать?"
Лишь на хозяйство, на аптеку…
И недоступна мне библиотека:
Прописки - тоже нет. На днях
Три книги принесла с помойки.
Устроил муж головомойку:
"Меня позоришь! Ужас! Ах!"

Вчера - все. Думаю: здорова!
Решила ехать я сама.

Он
Меня не слушаешь. А много ли ума
Тут нужно - заразиться снова?
(Садится рядом на диванчик, меряет ей давление)

Он
Эге! Да у тебя давленье скачет.
Ужасный пульс, и взгляд горячий.
Тебя в больницу надо положить.
И здесь могу я удружить.
Как раз сегодня я дежурю.
И твой недуг покараулю.
Понаблюдаю за тобой.
Тебе необходим покой.
Прокол пока что отменяю
И валерьянку назначаю.

Она
Ах, жар сердечный у меня.
Мне валерьянка - не поможет.
Лежать я не могу ни дня.
Ведь дома ждут детишки. Тоже
За ними надобен дозор.
И грозный муж - мой приговор.
Чуть я - в больницу, -
Напьется, приведет девицу…

Он (обнимая ее)
Ну, хоть до вечера побудь.
Я полечу тебя чуть-чуть…

Целуются, начинают раздевать друг друга. Свет гаснет.


Картина шестая.
День шестой.
Любви прекрасные моменты

Ординаторская комната. Он - у стола, натягивает белый халат, волнуется, не попадает в рукава. Она стоит в центре сцены. После первых реплик они садятся в разные концы диванчика, одетые. Потом потихоньку придвигаются друг к другу. Дальше предлагаю режиссерам выстраивать действие в соответствии с запросами потенциальной аудитории. Здесь автор ничего не разъясняет. Пусть каждый, что угодно, представляет. Предположим, что на первых словах героини свет начинает медленно гаснуть.

Она (декламирует)
Когда бы прозу я писать умела!
Там мало слов и много дела.
По мне, - так лучше - больше слов.
Короче,
День шестой.

Она и он (хором)
Любовь.
(Переглядываются, смущаются.)

Она (поворачивается к нему, протягивая руки)
Святой ты. Николай-Угодник.

Он (добродушно разводит руками)
Попался, старый греховодник!

Она
Взгляни же в зеркало! Ты свят!

Он (нервно снимает халат, не глядя, вешает его на вешалку, тот падает)
И без тебя попал бы в ад
За всех погибших пациентов,
Рога ветвистые жены,
Врачих, сестричек совращенных,
И умудренных, и зеленых.
Меня давно там ждать должны.
(Увлекает ее на диванчик, сцена погружается в темноту)

Она
Нет, много помню я моментов,
Когда был нимб над головой.
Ведь ты - Святой!
Святой!

Он
С кем я связался? Детский сад…
И все же счастлив, горд и рад…

И пуст был город до того,
Как ты приехала в него…

Она
Нет… Да… Оставим комплименты…

Он
Любви прекрасные моменты…

Моя судьба - в твоей пробирке…
О Боже, как ты горяча…
Прости мне все мои придирки…

Составит счастье лор-врача
Такая женщина любого…

Особенно, когда здорова.

Она (задорно)
Сейчас, ну, сделай мне прокол.

Он
Я за шприцом уже пошел…

А вот и он… Теперь держись.
Куда уколем, покажи?

Она
Ах, это - шприц?
Да ну и пусть…
Таких я вовсе не боюсь…
Ты им лечи меня всегда…
Иди ко мне скорее…

Он
Да…

Трусишка, ну за что тебя любить?
Шприцов бояться - к лору не ходить…
А я - люблю! Тебя! Семью! Отчизну!
Я без любви не мыслю жизни.

Она
Какой ты добрый, благородный.

Он
Не отвлекайся.

Она
Как угодно…

С тобой - готова даже в ад…
Не ворочусь я в М. назад.
(испуганно)
А, впрочем, нет. Дурная шутка.
Мой младший сын - совсем малютка.
Ни умереть я не могу,
ни от себя не убегу.

Он
Пусть муж вернется в город свой,
А ты останься здесь, со мной.

Она
Мечты, мечты… Но я же мать.
Детей без папы оставлять?

Он
Я тоже совестью измучен.
Люблю дочурку и жену…

Ах, я тону. Иду ко дну…
Мне без тебя бы рай наскучил.

Она:
Нас в рай не пустят на порог…
Mon cher, ты просто бор-машина….
(Скрип дивана, страстный стон. Пауза. Сцена медленно освещается.)

Он (прижавшись к ней. Они полулежат на диване. Одежда в беспорядке. Она гладит его по голове).
Дантистом стать бы я не смог.
О, детство… В запахе бензина
Меня к зубному мать везет.
"Садись сюда. Посмотрим рот"…
"Не бойся, мальчик, рот открой.
Чего пугаешься?
Не вой…
И два часа не кушай грушу!"
Ах, мама, я еще живой?
"Спасибо, доктор. Все, домой!"
Я у дантистов с детства трушу…

Она (саркастически, отодвигаясь)
Теперь мне ясно: на больных
Ты вымещаешь ужас детства.
Что, не нашел другого средства?

Он (убежденно)
Дантисты - вред!
И их бояться можно!

Она
Да?
А операций носа - нет?

Он
Конечно. Это - ерунда…

Она (решаясь, нервно)
Ну, я решилась… Собралась…
А-а… парикмахер… есть у вас?
Отдельная палата? Пансион?
(увереннее)
Массаж? И косметический салон?
Все есть?

Он (удивленно)
Откуда?!! Здесь больница!
Сюда приходят, чтоб лечиться!

Она (рассердившись)
Тебе бы только череп продырявить.
Себе на память что-нибудь оставить.
О людях не заботишься! Никак!

Он (возмущенно)
Всего лишь дырка в черепе! Пустяк!
Поверь, ее никто и не заметит!

Она (встает, поправляет одежду)
Недаром же виденье было мне,
Что здесь меня погибель встретит!
Недаром же я слышала во сне
Какие-то туманные стихи!

Он (вскакивает, вытягивает руку)
Нет! Рок твой пасть не от моей руки!

Она (хватает сумочку)
Au revoir, мой дорогой!
Сюда я больше - ни ногой!

Выскакивает за порог, хлопает дверью.


Картина седьмая.
День восьмой.
Все операции - по плану.

Через день. Ординаторская. Он один, в тоске. Смотрит в окно. У окна вместо плаката "Вас надо госпитализировать?!" - новый плакат: вверху крупными буквами написано "План операций", под ними весь лист занят длинным списком, напечатанным мелким шрифтом.

Он (грустно, напевает)
А ты опять сегодня не пришла…
(Она появляется и замирает на пороге.)

Он (пораженно)
Ты?! Входишь! Неземная!

Она
Voila.
Последний раз в больнице я твоей!
Пришла я попрощаться и простить…
Прости и ты…

Он
Нет. Нет! Не может быть!
Уйдешь так просто, сей же час?!
(В озарении, с надеждой)
План операций есть у нас!
(Она вздыхает)
Пойми - лечиться ты должна!
И операция нужна.
Своею твердою рукою
Я нежно вырежу тебе…

Она (усмехаясь)
Не ищешь в жизни ты покою.
Всегда - в кипении, в борьбе.

Он (грустно)
Пускай закончен наш роман…
Не покидай меня внезапно…
Давай сейчас запишем план,
Чтобы лечиться поэтапно.

Она (ищет в сумочке, с мрачной иронией)
Диктуй. Я запишу сама.
А то ты лишнего прибавишь.
Без сладкогласного руна -
Без языка - меня оставишь…
(Достает сложенный лист бумаги.)

Он (тоже пытается шутить)
Ну, шуточки… Без языка
Ты целоваться будешь как?

Она (разворачивает лист, читает)
Купить горилку, хлеб и сало,
Икры, пирожных и воды.
И ананасов в доме мало.

Он
Что-что?

Она
Должна купить еды.
Вот - на бумажке записала.
Ох, где свободные места?
Страница вся здесь занята.
Тут список. Это что за стих?

Он (радуясь, что можно оттянуть ее уход)
Стихи? Так почитаем их!

Она (читает)
Как-то химичка в школу пришла,
Смотрит - а школа сгорела дотла.
Завуч сказала - да это же дети
Ставили опыт в твоем кабинете.

Он
Не понял. Что это такое?
Пожар… Неясные герои…

Она
Про Вовку - детские смешилки.
Ну, черный юмор, там, страшилки.
У сына этот лист взяла.
К тебе спешила - и схватила
то, что было.

Он (в сторону, торжествующе)
Ага - "спешила!"

Она (переворачивает, читает на другой стороне)
А сочиненье «Младший брат»
Писать я вовсе был не рад.
Он - вредный и коварный тип.
Напакостит - и убежит.
И гладит мамочку
Младенческою ручкой.
Она и рада…
Мне же - взбучки.
«Уроки сделал? Выучил ты стих?
Все криво написал! И криво ты сидишь!
Ишь, развалился, как паша.
И обижаешь малыша».
Его обидишь - как же.
Раз в жизни пнешь - и то уж повезло.
А от него обид мне - несть число!
Что будет дальше?! Брату нет
Еще двух с половиной лет.
(Бледнеет, шатается)

Он (берет у нее лист и читает дальше)
Игрушки, и конфеты - все крадет!
Подскочит - и ногою долбанет,
На пол валится - и орет.
И сразу мамочка бежит:
«Ах, мой сыночек! Он убит.
Зачем ты стукнул малыша?
Садись, примеры ты решать!»
Меня не слушает вовек.
Все решено: побег, побег!
Теперь из дома я уеду!
Не ждите, маменька, к обеду!
К своей бабуле в город М.
Уеду завтра насовсем.
Возьму я роботов из Лего,
Конфеты, деньги, пистолеты,
Бинокль…
Карету мне, карету!

Она
Ах, Боже мой!
Кошмар какой!
Виновна я. Я допустила…
Детей я страшно запустила!
Как я могла - забыть семью
И пасть во грех - на грудь твою?
Мечтанья вредные…
Ах, батюшки, сон в руку:
Детишки бедные.
Ну, выкинул сын штуку!
(ему, в нервном возбуждении)
Нам, все же, расставанье суждено!
А напоследок - режь меня
И делай то, что надо.
Теперь уж - все одно…
(Машет рукой и поворачивается к дверям)

Он (удерживает ее за плечи)
Не уходи, побудь со мною!
(Она дергается вбок, задевает за стол. Он притягивает ее к себе)
Ну-ну, не опрокинь огня.
Смотри - спитровка рядом.
Твое я сердце успокою!

Она (немного истерически, поворачиваясь)
Клади, клади меня в больницу
Хоть напоследок насладиться
Хочу общением с тобой.

Он (берет ее руки в свои, смотрит в глаза)
Не покидай меня, друг мой!
(Они нежно обнимаются. Оба расстроены. За дверью - громкие шаги. Отшатываются друг от друга. Входит старшая медсестра.)

Он (деловито)
Сестра!
Пишите направленье.
Кладем больную на леченье.


Картина восьмая.
День последний.
Развязка.
Разгневанный муж: «Где глаз?»

Смотровая. Она лежит на столе под простыней. Простынь свисает, на ней надпись "День последний!" Лор и муж стоят рядом и смотрят на нее. Муж откидывает простыню с лица - показывается забинтованная голова героини. Из-под бинтов видны только рот и один глаз.

Муж (в гневе)
Где гланды? Где решетки
От носовой перегородки?

Он
Я всю прочистил носоглотку!

Муж (заводясь)
Где половина языка?

Он
Простите, дернулась рука.
Но я влюблен. Рука дрожала.

Муж
Отсек, как вражеским кинжалом.

Он
Могли б еще и приплатить,
Чтоб ей язык укоротить.
Полно мужей идет - с деньгами,
С конфетами и пирогами.

Муж (все больше распаляясь)
А аденойды - где?

Он
Где-где… На бороде…
Да вон лежат - в лотке.

Муж
Где сопли?!

Он
В носовом платке.

Муж
Она была так романтична!
Сморкалась трогательно так.
Был звук похож на шелест листьев.
А ты испортил все… Дурак!
(Не выдерживает, хватает попавшийся под руку выдергиватель гланд и бросается на врача. Выдергиватель - гигантские щипцы, похожие на ножницы, с длинным загнутым концом.)

Он (защищаясь скальпелем. Во время беседы они сражаются)
Она сморкаться так стеснялась.
Я сделал для нее лишь малость!

Муж
Моя жена - и без соплей!
Как жить я дальше буду с ней?

Он
Вы, что же -
извращенец?!

Муж
Вы тоже -
не младенец.
Мой Бог, ведь я ее любил.

Он (забегает за стол)
Ее таланты загубил.
На чтенье денег не давал.

Муж
Она сказала?

Он
Да.

Муж (опуская оружие)
Все врет.
Она без книжек не живет.
На них уходит ползарплаты.

Он (примирительно)
Мужья все время виноваты…

Муж
Ей скучно здесь. На всех орет.
Смотреть мне ящик не дает:
Мол, от него - ужасный вред.
Да занимает интернет.
(хлопая его по плечу)
Поверишь, друг, терпенья нет.

Он
Все жены, видно, хороши -
Свободу мужнину душить…

Муж
Готовит плохо. Рифмы сочиняет.
Не знает жизни, в облаках витает.
Где магазин, где дом ее - не знает.

Он
Моя ворчит, за что попало.
Ей постоянно денег мало…
Все время нечего носить,
И негде платья ей хранить.
Кастрюли! Сплетни! Сериалы!
Да телезвезды!

Муж (передразнивает жену)
"Моветон…"
Она не знает их имен.
И в голове - лишь прошлый век.
О, я несчастный человек!
Не ведает, которое число.
На улице трамвай ее пугает.
Хранит старье и барахло.
На свалках книги собирает.
(Оба смотрят на нее. Он разливает спирт из спиртовки по мензуркам, они чокаются и выпивают.)

Он (решаясь)
Признаюсь, что любовью с ней
Давно мы страстною пылаем!
Горим! Парим! Наедине
Про все на свете забываем…
Готов я с нею жить и сам!

Муж (в страшном гневе)
Так это - правда? Я как чуял…
Изменщица! Отдать ее?
Такую?
(смотрит на нее, размышляет)
Теперь?
Без насморка…
Фиг вам!
(внимательнее приглядывается, трогает бинт)
Помилуйте, а где же глаз?

Он
Я вам жену от смерти спас!
А заодно исправил миопию.
Но гланды - это не со мной!

Муж (в ярости)
Так значит, были и другие?

Она (стонет, приподнимается)
Да, лор другой…
(Снова падает)

Муж (в ярости опять набрасывается на лора)
Уж эти ухогорлоносы!
К ним накопилися вопросы!
Хоть одному я отомщу.
(Сражаясь, они опрокидывают горящую спиртовку, но не замечают этого. Начинается пожар.)

Он
И сам потом придешь к врачу.
С проткнутым в битве кадыком!

Муж
Ну, то - потом!
А нынче - в бой!
И ты - с пробитой головой.
(Схватка. Летят искры, слышатся вопли. Наконец, тишина. Сквозь дым видны муж и лор, оба лежат на полу, окровавленные. У мужа из сердца торчит скальпель, у лора во лбу - выдергиватель гланд. Лор шевелится.)

Муж (приподнимается, глядит на соперника)
Хоть сердце биться перестало,
Одним врачишкой меньше стало…
(Стонет)
Мой Бог!
(Подается в ее сторону)
Как будешь без меня ты?
(Падает навсегда)

Лор
Любовь, и диссертация - прощай.
Судьба подставит ножку невзначай…
Наш окулист - он неженатый…
Ну почему ты не ошиблась дверью?
(Смотрит на нее, всхлипывает)
Сам говорю - и сам себе не верю…
О, рок проклятый…
(Умирает со стоном)

Она (задыхаясь в дыму, стонет)
Прости меня, любимый мой!
И ты, мой милый, тоже…
Как жизнь коварна…
Боже… Боже…
(С трудом садится на столе, свесив ноги. Озирается кругом. Тяжело дышит.)
Любовь, как ты печальна и горька,
От жизни не оставишь уголька…
(Звучит мелодия "Песни цыганки" Полонского. Она делает движение к нему, потом - к мужу. Сползает с каталки, встает, покачиваясь…)

Она (поет, грустно)
Кто-то мне судьбу предскажет,
Кто-то завтра, сокол мой,
На носу моем развяжет
Бинт, затянутый тобой?
(Шатаясь, бредет к дверям, последний раз оглядывается, вздыхает)
Ночь пройдет и спозаранок
Я уйду, любимый мой,
Снова в М., с толпой цыганок,
За кибиткой кочевой…
(Пламя охватывает операционную.)

Она (внезапно, в озарении, хлопает себя по голове, протягивает руки вперед и убыстряет шаги)
Ах, город М. Мой нежный лор!
Ведь между нами пал забор!
Мой ласковый. С большой зарплатой…
Детишек любит… Неженатый…
Вновь я свободна, дорогой!
Ты не забыл меня с другой?!

Раздается страшный треск, вспышки пламени. Она быстро выскакивает, за ее спиной с шумом обрушивается горящая дверь.


Занавес.


Декабрь 2002 г. - январь 2003 г.
Кенигсберг.
(С)