Рохля

Марсель Ашар

Посвящается Пьеру Дюксу


Действующие лица:

Ролло Карадин

Лакей

Эдит Ролло

Вероника Карабин

Алекса

Акт первый

Ноябрьское утро 1956 года. Дом карабина на проспекте маршала Фоша Акт второй Четверть девятого вечера. Квартира Леона Ролло на улице Турен

Акт третий

Квартира Леона Ролло. Действие начинается сразу жe вслед за вторым актом Антракт только после первого акта

АКТ ПЕРВЫЙ

Роскошная, со вкусом обставленная гостиная в доме Карадина. Прекрасная, безупречного стиля мебель, подлинные картины старых мастеров на стенах. Из двух дверей одна ведет в переднюю, другая во внутренние комнаты.

В самом начале действия Эдит и Ролло сидят в гостиной. Их слегка натянутый вид, принужденные позы и шляпка Эдит кстати, очаровательная свидетельствуют, во-первых, о том, что они явились с визитом, и, во-вторых, о том, что они находятся здесь уже довольно давно. И, однако, они терпеливо ждут, неподвижно сидя в течение нескольких секунд. Потом Ролло, выйдя из себя, вскакивает с места.

Ролло. Ну как тебе это нравится, столько ждать?!

Эдит. Не особенно нравится.

Ролло. Мне так просто противно!

Эдит. Ты хочешь сказать, что не привык к этому?

Ролло. И никогда не привыкну! Еще чего! У меня с терпением плоховато!

Эдит. Ты меня удивляешь.

Ролло. Заметь, что если бы я ожидал казни, меня хватило бы надолго. Но это не тот случай.

Эдит. Нет, не тот…

Ролло. В общем… не совсем тот.

Эдит. Не забывай: ждать чего-нибудь – почти всегда значит надеяться.

Ролло. Терпеть не могу, когда меня заставляют надеяться так долго. (Пауза.) Слушай, он же просто издевается над нами!

Эдит (с улыбкой). Ну что ты!

Ролло. Ты не находишь, что он издевается над нами?

Эдит (пытаясь успокоить его). О нет!

Ролло (взглянув на часы). Мы ждем уже целых сорок одну минуту.

Эдит. Да-да, я знаю.

Ролло. Любой на моем месте давно уж ушел бы, хлопнув дверью.

Эдит (с иронией). Любой, но не мы!

Ролло. Можно заставить людей подождать себя пять минут, ну, от силы – четверть часа. А ему, видите ли, сорока одной минуты мало!

Эдит. Ну какая разница, где ждать – здесь или в другом месте.

Ролло. И ожиданию нашему конца не видно, ты сама убедишься.

Эдит. Посмотрим…

Ролло. Как ты полагаешь, сколько еще он будет издеваться над нами?

Эдит. Я не совсем поняла.

Ролло. Ну когда тебе окончательно станет ясно, что он просто-напросто измывается над нами?

Эдит. Я не могу точно сказать… Минут через пятнадцать…

Ролло. Тебе требуется еще целых пятнадцать минут?!

Эдит. Я думаю, да.

Ролло. Не волнуйся, они тебе обеспечены.

Эдит. А впрочем, какая разница?!

Ролло. Какая разница, измывается он над нами или нет?

Эдит. Да.

Ролло. Никакой.

Эдит. Ведь мы все равно будем дожидаться его, разве не так?

Ролло. Ну разумеется!

Эдит (философски). Что и требовалось доказать.

Ролло. Больше всего меня бесит его указание: явиться ровно в девять и ни минутой позже.

Эдит (невольно улыбаясь). Он так и сказал: ровно в девять?

Ролло. Да, можно сказать, приказал и еще повторил: «Будь точным. Ты ведь знаешь, у меня каждая минута на счету, в то время как ты дохнешь от безделья».

Эдит смеется

И тебе смешно?!

Эдит. Да… по правде сказать… смешно.

Ролло. Тем хуже… Ну, с меня хватит. Я звоню. (В самом деле нажимает на звонок.)

Эдит (весело). И будь что будет!

Тотчас после звонка входит лакей величественного вида, с безупречными манерами. Он явно предубежден против Ролло, так как сквозь его мнимое бесстрастие проглядывает плохо скрытая наглая издевка.

Лакей. Мсье звонили?

Ролло. Да уж пришлось побеспокоить! Мы ждем уже сорок пять минут.

Лакей. Да, я знаю.

Ролло. Вы доложили обо мне мсье Карадину?

Лакей. Как же, целых сорок пять минут назад.

Ролло. Ну и что?

Лакей. Простите?

Ролло. Я спрашиваю: ну и что?

Лакей. Я сделал все от меня зависящее, я о вас доложил, не так ли? Чем могу еще служить, мсье?

Ролло (с подчеркнутой иронией). Ну, например, вы можете пойти спросить у мсье Карадина, долго ли еще, черт возьми, он намерен там валандаться.

Лакей (с готовностью, которая звучит так же издевательски, как и все, что он говорил раньше). Спешу передать!

Ролло. Благодарю!

Лакей. К вашим услугам. (Выходит.)

Ролло. Мало ему, что он сам над нами издевается, он еще и лакея своего на нас науськивает!

Эдит (все время внимательно наблюдавшая за лакеем). У меня такое же впечатление. Уйдем отсюда! (Встает.)

Ролло. Вот еще выдумала! Да он только доволен будет!

Эдит. Разве?

Ролло. Он же понимает, что я пришел попросить его об услуге.

Эдит. Мне ты этого не сказал.

Ролло (хихикнув). А ты думала, я сюда явился ради его прекрасных глаз?

Эдит. О какой же услуге ты собираешься его просить?

Ролло. Пусть выдаст мне пятьсот-шестьсот тысяч под мое изобретение.

Эдит. Ты с ума сошел!

Ролло. Ничуть!

Эдит. Значит, ты надеешься, что он сошел с ума?

Ролло. Еще менее того.

Эдит. Но ты же сам говорил, что оно идиотское, твое изобретение.

Ролло. Идиотское, идиотское! Тоже мне, выразилась! Оно не более идиотское, чем всякое другое. Ты посмотри, чего только нынче не изобретают!

Эдит. Значит, будь у тебя пятьсот тысяч франков, ты рискнул бы ими в этом деле?

Ролло. Не о чем говорить, пока у меня их нет.

Эдит. Ответь мне честно, да или нет?

Ролло (искренне). Если бы у меня были только эти пятьсот тысяч, – конечно, нет. Но ведь у него-то миллионы несчитанные!

Эдит. Это правда.

Ролло. Миллионы, которые он украл у меня!

Эдит. О! Украл…

Ролло (убежденно). Конечно, украл! Не достанься они ему, они попали бы ко мне в карман.

Эдит. Может быть.

Ролло. Иными словами, ты мне не веришь!

Эдит. Просто женщины непостоянны в убеждениях. Вот поэтому я и говорю: может быть.

Ролло. А ну, скажи, Вероника болела менингитом, да или нет?

Эдит. Болела.

Ролло. Из-за меня болела?

Эдит. Вероятно.

Ролло. Никаких «вероятно»! Это общеизвестно!

Возвращается лакей.

Лакей. Мсье! Мсье Карадин весьма огорчен. Он о вас забыл.

Ролло. Забыл?!

Лакей. Совершенно забыл. Он просит его извинить. Он принимает ванну.

Ролло. Мы его все равно дождемся.

Лакей. Как вам будет угодно. (Выходит.)

Эдит (умоляюще). Уйдем отсюда! Ну прошу тебя, уйдем!

Ролло. Э нет! Нашла дурака! Баш на баш, – мое унижение, его денежки!

Эдит. Пойдем же!

Ролло. Он уже получил мое унижение, осталось мне получить его деньги. И я их получу, даже если мне придется проторчать здесь целый день.

Эдит. Но почему ты рассчитываешь на деньги этого человека?

Ролло. Потому что я его ненавижу.

Эдит. Странная логика!

Ролло. Странная, да моя!

Эдит. Не верю я тебе: ты слишком уж часто об этом говоришь.

Ролло (пожав плечами). Ну еще бы ты поверила! И все же, уверяю тебя, я его ненавижу.

Эдит. И тебе не стыдно брать у него деньги? Ты же отлично знаешь, что никогда их ему не вернешь.

Ролло (иронически). А ты предпочла бы, чтобы я ограбил кого-нибудь из друзей? Эдит (уязвленно). Ты остришь?! Ты еще можешь острить?! Ролло. Пытаюсь сохранить хорошую мину…

Короткая неловкая пауза.

Эдит (недоверчиво). Неужели Карадин не знает, что ты его ненавидишь? Ролло. Не думаю. Во всяком случае, он знает, что я никогда не осмелюсь сказать ему это в лицо.

Эдит. Почему?

Ролло. Слишком много потеряю в результате.

Эдит. А я считала тебя таким гордым!

Ролло. Ну, я достаточно горд, чтобы страдать от того, что мне приходится унижаться. Самая дорогая цена, какую можно заплатить за любую вещь, это необходимость выпрашивать ее.

Короткая пауза.

Эдит. Тогда объясни мне, почему Карадин дает тебе деньги?

Ролло. Из жалости.

Эдит. И ты берешь?!

Ролло. Конечно!

Эдит. Берешь, испытывая к нему отвращение?

Ролло (сентенциозно). Я неблагодарен, как все несчастные. Если бы я смирился с моим невезением, я бы тем самым оправдал его.

Эдит (поражена). Ну и ну!

Ролло. Впрочем, я подозреваю, что его устраивает такое положение вещей.

Эдит (внимательно посмотрев на мужа). А ведь у тебя нет к нему настоящей ненависти.

Ролло (неуверенно). Нет…

Эдит. Тебе только нравится говорить так.

Ролло (твердо). Просто я жду своего часа.

Эдит (скептически). Да и доводы твои…

Ролло. А чем тебе плохи мои доводы?

Эдит. Ребячество какое-то…

Ролло. Верно, я его еще ребенком ненавидел.

Эдит. За эту историю с именами? Несерьезно как-то!

Ролло (возмущенно). Как несерьезно? Его же зовут Ноэль! (Зачарованно.) Но-э-э-эль! И надо же было, чтоб мое имя состояло из тех же… ну, почти тех же букв – Л-е-о-н!

Эдит (ласково). Очень милое имя – Леон.

Ролло. А мне больше нравится Ноэль. Да и тебе тоже.

Эдит. Мне – нет.

Ролло. Но мало ему было наших имен, чтобы взять верх надо мной, он еще приклеил мне это прозвище! И какое прозвище!

Эдит. Должна признать…

Ролло. Я как будто слышу…

Эдит (встрепенувшись, быстро садится). Ну наконец-то!

Ролло. Да нет, я говорю: я как будто слышу его первые слова после того, как он достаточно промаринует меня здесь: «Ага, значит, моему старому Рохле понадобилась монета?»

Эдит. И ты ответишь «да».

Ролло. Ну признайся, я действительно похож на рохлю?

Эдит (чистосердечно). Нет!

Ролло. Согласись, во мне нет абсолютно ничего рыхлого, мягкого.

Эдит. Ничего!

Ролло. Возьми, например, мой нос. У меня даже в паспорте написано: «Нос – обыкновенный», а уж они там, в префектуре, ни с кем особенно не миндальничают.

Эдит. Даже наоборот.

Ролло. И не вздумай говорить, будто я начинаю полнеть и в этом, мол, причина…

Эдит. Мне бы и в голову не пришло!

Ролло. Мне было двенадцать лет, когда он впервые обозвал меня рохлей. А до того все ребята звали меня «Железный Коготь»!

Эдит (смеясь). Да ну?!

Ролло. Что-о?!

Эдит. Я… молчу…

Ролло. Конечно, чего церемониться, рохля он и есть рохля. Не чемпион по боксу. (Довольно зло.) Я ведь и мухи не обижу!

Эдит. Ой, какой ты был сейчас некрасивый!

Ролло. А ты просто убийственно откровенна!

Эдит. Ты предпочел бы, чтобы я не говорила то, что думаю?

Ролло. Я предпочел бы, чтобы ты не думала то, что говоришь!

Эдит (проникновенно). Иногда мне кажется, будто я тебя совсем не знаю.

Ролло (весело). Это потому, что ты меня слишком хорошо знаешь.

Эдит (медленно). Вот я сейчас смотрела на тебя… и вдруг кое-что поняла.

Ролло (гак же весело). Глядя на меня?

Эдит. Если бы ты мог причинить зло Карадину, ты бы сделал это, ни минуты не раздумывая.

Ролло (уклончиво). Ну какое зло могу я причинить Карадину? Усмехается.)

Эдит (настойчиво). Но если бы смог…

Ролло. А что ты называешь злом?

Эдит. Разорить его, поставить на колени…

Ролло (хохоча во все горло). Заставить его клянчить у меня деньги!

Эдит. И это тоже.

Ролло (мечтательно). Это меня позабавило бы. Но это не то, что я называю злом. (Угрожающе). Я мечтаю о другом.

Эта фраза, так же как и слова Ролло о чемпионе по боксу, приводит Эдит в смятение.

Эдит (пристально взглянув на мужа). Ты просто чудовище!

Ролло (с марсельским акцентом). Э-э, нет! Я шючю! просто я сильно обожяю мусью Карадина! (Продолжает обычным тоном, без акцента.) И по мере того как он заставляет меня ждать, я его обожаю все меньше и меньше. Хотя все равно я ненавижу его намного меньше, чем надо бы.

За дверью слышится шум.

Эдит (живо). Это он.

Ролло. Если почувствуешь, что я выхожу из себя, подай мне знак. Но только как-нибудь позаметнее. Не наступай мне потихоньку на ногу, прямо толкай локтем. Мне нужно, чтобы он это видел. Пусть поймет, что ты стараешься меня успокоить.

Эдит. Хорошо. Буду толкать тебя локтем.

Входит Вероника Карадин. Это красивая, утонченная женщина в прелестном туалете. Своеобразна и очаровательна. В ее взгляде иногда мелькает ирония, а изредка он становится жестким.

Вероника. О, как удачно, что вы еще здесь! Я думала, вы уже ушли. (Поправляется.) То есть, я боялась, что вы ушли.

Ролло. Мы оказались терпеливее, чем ты думала.

Вероника (к Эдит). Я уверена, что наш Эжен не доложил мужу о вас, моя дорогая. (Звонит.) Ноэль, конечно, думает, что Леон пришел один. А с ним он особенно не церемонится.

Ролло. И это лишнее доказательство дружбы, которую он ко мне питает. Но я, признаться, переживал из-за Эдит.

Вероника (подходит к Эдит, чтобы пожать ей руку). Простите, бога ради! (Затем подходит к Ролло и целует его в обе щеки.) Ну, здравствуй!

Ролло. Здравствуй!

Вероника (к Эдит). Вы не сердитесь? Мы ведь с вами так мало знакомы. А с ним другое дело, – из-за него я болела менингитом.

Ролло. И он был тебе необыкновенно к лицу!

Входит лакей.

Вероника. Эжен, разве вы не доложили мсье, что мадам Ролло тоже ждет его?

Лакей. О нет, мадам!

Вероника. Почему?

Лакей. Мсье Ролло сказал: «Доложите обо мне!» Тогда я решил, что мсье не знаком с мадам.

Вероника. Чем сейчас занят мсье?

Ролло (иронически). Все еще мокнет в ванне?

Лакей. У него совещание.

Вероника. Какие глупости! С кем?

Лакей. Я в затруднении, мадам. Не знаю, должен ли я…

Вероника. Говорите!

Лакей. Приняв ванну, мсье снова лег в постель…

Ролло. Лег в постель?!

Вероника (очень смущенная, к Ролло). Он, наверное, забыл о тебе.

Ролло (легко, без видимого упрека). Он меня быстро забывает.

Вероника. Доложите мсье, что мсье и мадам Ролло ждут его.

Ролло. И уже больше часа!

Лакей. Слушаюсь, мадам. (Выходит.)

Вероника. Все это очень странно… Ноэль обычно так вежлив…

Ролло (вслед лакею, благодушно). Надеюсь, теперь ты выставишь своего Эжена за дверь?

Вероника (категорично). Об этом не может быть и речи. Во всем, что не касается тебя, он нас с Ноэлем вполне устраивает.

Ролло (весело). Тем хуже!

Вероника (к Ролло, резко). Вот теперь я узнаю моего обожаемого Рохлю.

Ролло (холодно). Во-первых, для тебя я никакой не рохля. Из-за рохли не заболевают менингитом.

Вероника (к Эдит). Он вам рассказал?!

Эдит (крайне смущенная). Так… в общих чертах…

Вероника. Он никогда не рассказывает такие вещи в общих чертах.

Ролло. Я гораздо тактичнее, чем ты думаешь.

Вероника. Сейчас проверим! (К Эдит.) Я вам сама о нем расскажу, – о моем менингите.

Ролло (жалобно). Нет-нет, ты вовсе не умеешь о нем рассказывать!

Вероника (с неожиданной силой, к Эдит). Вообразите себе, я была без ума от вашего мужа. Влюблена до безумия!

Ролло. Начало у тебя получилось великолепно.

Вероника. И я имела глупость думать, что он разделял мои чувства.

Ролло (с подкупающей искренностью). Но я и разделял, дурочка, правда, разделял!

Эдит (не сдержавшись). Да не кричи же так!

Вероника. Мне было пятнадцать лет. Ему – чуть больше шестнадцати. Я надеюсь, вы не ревнуете ко мне.

Эдит. Ничуть.

Ролло (тем временем он успел извлечь из бумажника фотографию). Вот взгляни, это мы, в то время.

Вероника (взволнованно). Дай посмотреть!

Ролло (подробно разъясняет). Мы снимались в фотографии Туке. Этот песок – ненастоящий и каюта тоже ненастоящая, а парусник нарисован на холсте. Здесь только мы – настоящие.

Вероника (помолчав). Ты… может быть. А я – нет. На этой фотографии как будто снята дочь, дочь, которую я могла бы иметь, которую обожала бы и которая потом умерла бы.

Ролло (стараясь побороть неловкость). Слушай, а ведь, согласись, я был красивым парнем, а? Смотри, какая у меня тут пышная грива и смелый взгляд. В общем-то, судя по этой фотографии, тебя легко понять – любить меня было одно удовольствие.

Вероника. Я доказала как раз обратное.

Эдит (смеясь, к Ролло). Ты слишком самодоволен, вот и получил по заслугам.

Вероника. И ты всегда носишь это фото с собой?

Ролло. Ну еще бы, а как же! Когда такая вот малютка едва не умирает от любви к тебе, это что-то вроде диплома.

Вероника. Вот как! (Продолжает рассказ.) Леон и я…

Ролло. Уж ты поверь, я впоследствии одержал немало побед, и все благодаря тебе.

Вероника (с видимым раздражением). Если ты будешь прерывать меня каждую минуту, я не смогу рассказать мою историю.

Ролло (непререкаемым тоном). Одну из самых прелестных историй, какую я знаю.

Вероника (к Эдит). Мы целовались, наверное, раз десять.

Ролло (с нажимом). Несколько раз по десять. Пятьдесят три раза, если уж быть совсем точным. Нет, ты скверно рассказываешь!

Вероника. Неужели пятьдесят три?!

Ролло. Это нетрудно проверить. Я записывал поцелуи у себя в блокноте, по мере накопления. Но, ясное дело, я засчитывал только поцелуи в губы.

Эдит (уязвленно). Ну ясное дело!

Вероника. Я впервые в жизни проводила каникулы одна, без родителей. И я поверила, что это наконец пришло.

Ролло. Оно и пришло, глупышка!

Вероника. Однажды утром мы условились встретиться и поехать на морскую прогулку, одни в лодке со старым рыбаком. Погода в тот день была просто чудо! Мы собирались провести вместе весь день. Так вот, мсье не явился на свидание.

Ролло. Потому что накануне ты весь вечер протанцевала в казино без меня.

Вероника. Мсье отбыл в Париж. И целых десять дней скрывался там у приятеля, не подавая о себе никаких вестей. Когда же он соизволил наконец объявиться, я уже была в коматозном состоянии.

Ролло. Я ведь потом попросил у тебя прощения!

Вероника. Меня все-таки вылечили. От болезни – и от него заодно. Я его забыла. Целиком и полностью. Когда он пришел ко мне в больницу, я его даже не узнала.

Ролло (многозначительно). Ха-ха, как же!

Вероника. Что такое?!

Ролло. Ничего, я и так слишком много сказал.

Вероника (раздраженно). Смотри, будешь говорить сам с собой – скоро свихнешься.

Ролло (паясничая). Ничего, я же сам себя не слушаю.

Вероника. После всего этого я не виделась с ним целых десять лет. А потом Ноэль привел его к нам пообедать через три месяца после нашей свадьбы.

Эдит (растроганно). Это чудесная история. И она делает вам честь.

Ролло. Мне тоже.

Эдит. Тогда ты еще был гордым.

Вероника. Мы все звали его «Леон неукротимый».

Ролло (насмехаясь над самим собой). Неукротимый!

Эдит (поспешно). И он до сих пор не укрощен! (Берет руку Ролло.) По крайней мере не до конца.

Вероника. Вы прелесть! Я даже слегка сержусь на вас. Ведь это из-за вас он не жалеет обо мне.

Эдит (жестко взглянув на Ролло). О, клянусь вам, что жалеет.

Вероника (меняя тему разговора). Как поживает ваша очаровательная дочка?

Эдит. Что-то неважно в последнее время. Да вы ее скоро увидите.

Вероника (к Ролло). Я подозреваю, что ты решил сорвать сегодня крупный куш. Иначе ты не привлек бы к этому делу всю свою семью.

Ролло. Мне нужно, чтобы Ноэль выдал мне пятьсот тысяч монет под одно из моих изобретений. А в такой битве пушки холостыми не заряжают.

Вероника. Ты, как всегда, остроумен. (Неожиданно едко.) Сразу видно, что ты-то не перенес менингит.

Ролло (со свойственной ему бессознательной жестокостью). Что ж, мне ведь не посчастливилось встретить самого себя!

Вероника (сердито). Ох, как ты меня злишь!

Ролло. Надеюсь, что так.

Вероника. Пойду попробую поторопить Ноэля. (К Эдит.) Теперь, когда он узнал, что вы здесь, он, наверное, наводит красоту.

Ролло. Ну и работка! Ему наверняка понадобится еще час!

Вероника. Потерпите еще три минуты, и я вам его приведу, в каком бы виде он ни был. (Выходит, но тут же возвращается.) Я не войду с ним вместе. Сперва дам тебе время потрудиться. (Выходит.)

Эдит (решительно). Она очень красива!

Ролло (небрежно). У меня всегда был хороший вкус.

Эдит. А теперь ты даже не видишь, что она красива.

Ролл (с хорошо обдуманным жестом в сторону Эдит). Это ты виновата.

Эдит. Но у нее в глазах есть что-то безжалостное, жесткое.

Ролло. А вот в этом виноват я.

Эдит. Как ты думаешь, любит она Ноэля?

Ролло. Так же, как любила меня, это уж точно! Она его обожает, холит и лелеет. А уж ревнует как сумасшедшая! Все несчастье в том, что он, подлец, знает это, и, уж поверь мне, ему в высшей степени наплевать на ее ревность.

Эдит. Странные у вас отношения.

Ролло. У Вероники со мной?

Эдит. Да. Она испытывает к тебе почтение, смешанное с ужасом.

Ролло (в восторге). Ты думаешь, она меня боится?

Эдит. Ведь ты – ее несчастное прошлое.

Ролло (мечтательно). Один-единственный раз в жизни я проявил гордость и едва не убил человека! (Весело.) Так что не стоит тебе удивляться, что я отказался быть гордецом.

Эдит (проникновенно). Ты отказался и от многого другого.

Ролло. Ты думаешь, я себя не знаю?! Еще как знаю, малышка! И страдаю от этого неимоверно! У меня прямо ад в душе!

Эдит(подходит и нежно гладит руки Ролло). Дорогой мой!

Ролло (отодвигается, увлеченный новой мыслью). Ты видела, как Вероника смотрела на наше фото? Ведь она жалеет о том времени, ей-богу!

Эдит (пораженная). Что ты выдумываешь?!

Ролло. Ну, все равно… Эх, какое дельце я упустил! Сто миллионов! Тогдашних! А может, и побольше! И это я управлял бы тогда банком, страхкассой, текстильными предприятиями и всем прочим!… (Погружается в мечты.)

Эдит (с достоинством). Вспомни, кому ты говоришь это! К тому же не обольщайся, ты сам только что сказал, что она обожает Ноэля.

Ролло. Ноэль, не Ноэль, а мне стоило только мигнуть… Но как раз в тот момент я имел глупость влюбиться в тебя.

Эдит встает.

Эдит (глухо). Леон!

Ролло. А? Что с тобой?

Эдит (с трудом). Ничего. (Шатается и падает без чувств на диван.)

Ролло (в панике). Да что случилось, малышка? Неужели ты… из-за того, что я сказал? Ты меня не поняла. Я же не жалею, что полюбил тебя, я только жалею о том, что сделал эту глупость.

Эдит не двигается, голова ее бессильно откинута на спинку дивана.

Фу, черт, опять что-то не то сморозил! Слава богу, ты не слышала. Дорогая моя, красавица моя, ну приди в себя, а то войдет Карадин и увидит тебя в таком состоянии… Я же не по злобе так сказал, просто вырвалось нечаянно… Ну же, очнись! (Шлепает Эдит по щекам.) Да вставай же! (Новые пощечины.)

Входит Карадин. Элегантен, блестящ, безупречно одет. Утонченной манерой поведения резко отличается от расхлябанного Ролло. Видно, что он в молодости был очень красив.

Карадин. Я предпочел бы, чтобы ты приводил ко мне свою жену не для того, чтобы хлестать ее здесь по щекам.

Ролло. Не будь идиотом! Она в обмороке.

Карадин. Ия уверен, по твоей вине. Мне тоже при виде тебя всегда становится плохо.

Эдит (приподняв голову). Ничего, уже прошло.

Карадин. Вам уже лучше?

Эдит. Да, спасибо, все в порядке.

Карадин. Теперь ты, конечно, поспешишь проводить жену домой?

Ролло. С чего ты взял? И не подумаю!

Карадин. Неужели ты настолько бессердечен, что собираешься вести со мной деловую беседу, в то время как твоя жена в таком состоянии?

Ролло. Да она в прекрасном состоянии, не правда ли, дорогая?

Эдит. В прекрасном! Я превосходно себя чувствую.

Карадин. Я прикажу моему шоферу отвезти вас…

Ролло. Ну и зануда же ты!

Эдит. Леону нужно поговорить с вами.

Карадин(пристально посмотрев на Эдит, к Ролло). И за какие заслуги тебе досталась такая жена?!

Ролло. Такой же вопрос я часто задаю себе, думая о вас с Вероникой.

Карадин (к Эдит, тепло). Ваша душа отражается в ваших глазах. (Вздыхает.) Какая жалость!…

Ролло (прерывает его). …что она вышла за меня – это ты хотел сказать?

Карадин (игнорируя этот выпад). …что ты никогда раньше не приводил сюда свою жену: с тобой гораздо приятнее было бы иметь дело. Да-да, и не смотри на меня такими глазами.

Ролло (с марселъским акцентом). Шютишь?

Карадин. Или! Шючю!… Но садитесь, прошу вас!

Все трое садятся.

Как поживаешь? Я уж думал, ты умер.

Ролло. Я и сам долгое время так думал.

Карадин. Ну, это понятно. Когда там (многозначительно стучит себе по лбу) шарики за ролики заходят, всегда создается такое впечатление.

Ролло. Ну да, тебе ведь это должно быть хорошо известно.

Короткая пауза.

Карадин (с наигранным беспокойством). Шютишь?

Ролло (так же). Или! Шючю!

Карадин. Люблю, когда ты «шютишь». (Непререкаемым тоном.) Вообще ты не умен, но остроумен. (К Эдит.) Вы не сердитесь на меня? Мы ведь старые друзья.

Эдит. Конечно… я понимаю.

Ролло (к Эдит). Ты что?

Карадин. Какая же это дружба, если она не допускает откровенности?

Ролло. Ну ясное дело!

Карадин. Да, ты не умен. И этот факт – не в твою пользу.

Ролло. Потому ты его и подчеркиваешь?

Карадин. Я просто констатирую. Но я тут же смягчаю эту прискорбную констатацию другим, бросающимся в глаза фактом – ты остроумен. Почему?

Ролло (поддерживает игру). Почему ты смягчаешь первый факт вторым?

Карадин. Да, почему?

Ролло. Убей, не знаю!

Карадин. Потому что я твой друг.

Ролло. До такой степени друг, что разорился бы – если такое вообще возможно, – лишь бы одолжить мне денег?

Карадин. Ага, вот мы и дошли до сути. Тебе нужны деньги?

Ролло (решительно). Да!

Карадин. Моему старому Рохле понадобилась монета?

Ролло. Что самое приятное в любви? Быть любимым! Что самое приятное в дружбе? Быть понятым!

Карадин. Я-то тебя понимаю с полуслова.

Ролло. С полуслова.

Карадин. Правда, понять тебя нетрудно, – ты всегда просишь одного и того же.

Ролло. Ну так как?

Карадин. Я думал, что своим мартингалом[1] ты сорвал в Виши миллионный куш?

Ролло. По-моему, я тебе объяснил, что в Виши я ездил исключительно для поправки здоровья, и только!

Карадин. О да!

Ролло. Наизусть знаю, что ты собираешься изречь: «Нет ничего дороже здоровья!» (Наигранно громко хохочет.)

Карадин. Сколько?

Ролло (стараясь выиграть время). Ты спрашиваешь, сколько мне нужно?

Карадин. Да, и, прошу тебя, сделай мне скидку по дружбе.

Ролло. Пятьсот.

Карадин. Пятьсот франков?

Ролло. Пятьсот тысяч франков.

Карадин (бесстрастно). Я предчувствовал, что ты мне сегодня дорого обойдешься.

Ролло. Ты не остроумен, но ты умен.

Карадин (давая волю ярости). Только вот я не предчувствовал, что ты при этом будешь еще измываться надо мной!

Ролло (с акцентом). Шютишь?

Карадин. Теперь-то я понимаю, зачем ты привел сюда свою жену!

Ролло. Не смей вмешивать в эту историю мою жену!

Эдит. Да ведь это не он меня сюда вмешал.

Карадин. Ты надеялся, что я постесняюсь при ней отказать тебе в деньгах? Ну, так ты просчитался, голубчик: отказать в пятистах тысячах никто и нигде не постесняется!

Ролло. Да уж, на тебя это похоже!

Карадин. Это естественно, это нормально – отказать в пятистах тысячах! Это, если хочешь, просто доказательство моего здравомыслия! Явись ты, как обычно, с невинным взором всегдашнего Рохли, выпросить у меня двадцать, пятьдесят… ну, на худой конец, сто тысяч, я бы тут же выписал тебе чек. Таких денег ты стоишь.

Ролло (к Эдит, в непритворной ярости). Толкай меня локтем.

Карадин (удивленно). Что?

Ролло (тем же взбешенным тоном). Я чувствую, что начинаю выходить из себя. И прошу ее толкнуть меня локтем, чтобы успокоить.

Карадин (разражается хохотом). Ну вечно ты меня рассмешишь!

Ролло (обиженно). Тебе смешно?

Карадин (обезоруженный). Да… Ты уж извини, но этот твой номер с локтями… как тут устоять!

Ролло (очень довольный). Ага, значит, никак не устоять?

Карадин (к Эдит). Прошу меня простить, мадам, за то, что я так раскричался.

Эдит. Он это заслужил. (Встает.) Ты идешь, Леон?

Ролло. Конечно, нет, я еще не кончил. Что это ты вдруг вскочила?

Эдит. Я полагаю, мсье Карадин высказался вполне ясно.

Ролло. Совсем даже не ясно! Садись! Он одолжит мне эти деньги.

Карадин (благодушно). Только часть этих денег. Сто тысяч. Идет?

Ролло (возмущенно). Да на кой черт мне сдались твои несчастные сто тысч?!

Карадин. Дело твое. Я одалживаю тебе сто тысяч. Ни франком больше. И я еще очень и очень щедр!

Ролло (трагически). Ты переменился, Ноэль, ах как ты переменился!

Карадин. Кто, я?

Ролло. А я-то питал к тебе такую привязанность и вдруг замечаю, что ты ко мне совсем охладел.

Карадин. Что-о?! Я одалживаю тебе сто тысяч, и ты еще жалуешься, что я к тебе холоден?!

Ролло. Нну, не холоден… тепловат.

Вероника (с порога). Я тоже так считаю.

Ролло. Спасибо, Вероника.

Эдит. Уйдем, Леон! Мне стыдно!

Ролло (декламирует под героев Корнеля). Какой в том стыд, чтоб долг исполнить свой?!

Карадин. И ты видишь свой долг в том, чтобы облегчить меня на пятьсот тысяч?

Вероника (к Эдит). Да вы и не можете уйти, моя дорогая. Вы же должны дождаться вашу дочь.

Карадин. Твоя дочь тоже придет сюда? Весьма странная затея!

Вероника. Он все продумал как следует.

Карадин. Ах, ей известно, зачем ты сюда явился?

Ролло (цинично). Я думаю, она догадывается.

Карадин. Впрочем, я буду рад познакомиться с этой малышкой. Ей должно быть теперь лет двенадцать-тринаддать?

Эдит (воодушевленная мыслью о дочери). Восемнадцать! Но она выглядит даже старше!

Карадин. Ай да скрытник! Показывает нам своих домочадцев, только когда его совсем припрет!

Ролло. Я вовсе не считаю, что меня приперло.

Карадин (вкрадчиво). Послушай, Рохля, помоги нам, сделай милость! Никто не станет просить полмиллиона просто так, за здорово живешь. Ты должен был припасти хоть какой-нибудь предлог, верно?

Ролло. Верно. У меня есть предлог. Самый что ни на есть убедительный.

Карадин. Ну-ка, давай!

Ролло. Для тебя полмиллиона – капля в море…

Карадин. Капля в море?!

Ролло. И я убедительно прошу тебя финансировать мое изобретение.

Карадин (удивлен, насмешливо). Неужто ты ухитрился что-то изобрести?!

Вероника. Он изобрел новейший способ изготовлять капли в море.

Ролло (кисло). Смотри-ка, ты у нас, оказывается, тоже остроумная!

Карадин. Ну, и что же это за изобретение? Вообще, мне известно, что твое основное жизненное занятие – изобретательство. Но как это ты действительно додумался до какого-то изобретения?

Ролло (крайне смущен). Собственно, это не совсем изобретение…

Карадин. Ну-ну, выкладывай!

Ролло. Но над ним пришлось здорово поработать, хотя, повторяю, в собственном смысле слова это не изобретение.

Вероника. Да объясни же нам!

Ролло. Это, скорее, что-то вроде новой идеи.

Карадин. Ох, боюсь я твоих идей!

Ролло. А когда я говорю «идея», я подразумеваю идею новой игры.

Эдит (робко). Мне кажется, его идея действительно интересна.

Вероника. Ну, раз твоя жена так считает!…

Эдит. Я только не уверена, найдет ли она сбыт.

Карадин (убежденно). О, в наше время любая вещь может найти сбыт!

Вероника. Так мы тебя слушаем.

Ролло (с жаром разъясняет). Все построено по принципу игры в гус╦к[2] в сочетании с астрологией.

Карадин (внезапно заинтересовавшись). Интересно!

Ролло. Такая игра с успехом заменит гадание на кофейной гуще, гадание на картах, по руке – словом, все, вплоть до гадания по звездам.

Карадин (крайне увлечен идеей). Так-так…

Ролло (заметив интерес Карабина, смелеет). Моя игра – это астролог и гадалка в одном лице. «Судьба на дому» – так можно ее назвать. А цифры, выпавшие при бросании кости, позволяют сделать поправку на конкретного человека.

Вероника. Но…

Карадин. Не мешай!

Вероника. Что-что?

Карадин. Помолчи минутку, дорогая!

Вероника (к Ролло). Ну, продолжай.

Ролло. Игра начинается с клеточки соответствующего знака Зодиака. (Карабину.) Вот ты, например, родился двадцать седьмого апреля. Значит, твой знак – Телец. «Увлекающийся, блестящий, бережливый…».

Карадин. Ха! Бережливый!

Ролло. Ну ясное дело. Тельцы – они все бережливые. Это азбучная истина астрологии.

Карадин. Ладно, давай дальше!

Ролло. Но при тех же данных другому человеку, родившемуся двадцать седьмого апреля…

Эдит и Ролло (вместе). …выпадет совершенно другая судьба…

Эдит (одна). …из-за того, куда попадет фишка.

Ролло. Это по-настоящему современная игра. Сейчас ведь все верят в это идиотство.

Вероника. И даже если не верят, все равно, игра очень увлекательная.

Эдит. Очень!

Ролло. Конечно, предел мечтаний, если бы эту игру запретила церковь!

Пауза. Карабин размышляет. Остальные смотрят на него.

Карадин (качая головой). Нет, этого недостаточно.

Ролло (прерывает его, встревоженно). Подумай еще! Не отказывай мне вот так, с бухты-барахты!

Карадин. Дай же мне кончить: здесь недостаточно пятисот тысяч.

Ролло. Ну так не стесняйся, гони больше!

Карадин. Нужно не меньше двух-трех миллионов, чтобы запустить эту штуку в дело. Ты и сам не понимаешь: она оригинальна, поэтична – твоя затея. Американцы будут от нее в восторге. Я стану продавать им игру по пяти долларов, и из моих двух миллионов сделаю все пятьдесят.

Ролло (с отвращением, к Эдит). Вот! У него всегда так!

Эдит (искренне). Ну и тем лучше!

Карадин. Ты получишь свои пятьсот тысяч. В обмен на патент. Но, разумеется, в компаньоны я тебя не возьму.

Вероника. Может быть, дашь ему хотя бы процент с прибылей?

Ролло (с энтузиазмом). Просто обязан дать!

Карадин. Да никогда в жизни! Он же собирался меня надуть. Сам-то он ни на йоту не верил в свою затею. За что и будет справедливо наказан.

Ролло (почти искренен в своем возмущении). Это я не верил в мою затею?! Я?!

Эдит (с мягким упреком). Леон!

Ролло (игнорируя Эдит). Ну нет, я не дам так легко себя ощипать!

К ара дин (вскакивает, разъяренный). Ощипать?! Это я собираюсь тебя ощипать?!

Ролло. Как куренка на обед!

Карадин (сдерживаясь). Ладно, увидим. (Садится.) Кому принадлежит патент, тебе?

Ролло. Гм… и нет…

Карадин. Кому?

Ролло. Одной очень милой женщине, Симоне Суши.

Эдит. Я с ней знакома, она и правда милая.

Карадин. Сколько ты ей заплатил за него?

Ролло. Э-э-э… я точно не помню…

Карадин. Сколько, я спрашиваю?

Эдит. Двадцать тысяч.

Ролло (яростно, к Эдит). А тебя кто за язык тянул?!

Вероника. Двадцать тысяч!

Карадин. Итак, ты получаешь ни за что, ни про что четыреста восемьдесят тысяч франков и притом кричишь, что я тебя ощипываю?!

Ролло. Да не о том речь…

Карадин. А ты разве не ощипал эту бедняжку Суши?

Ролло. О-о-о!

Карадин. Так вот, процент с прибыли я отдам ей!

Ролло. Знаешь, за что я люблю кэтч и матчи по боксу?

Карадин. Не знаю. И не вижу связи с нашим разговором.

Ролло. Потому что со своего зрительского места я могу облить помоями любого типа там, на ринге, при том, что он в тысячу раз сильнее меня и в жизни мне пришлось бы лизать ему пятки.

Карадин. Это ты меня имеешь в виду?

Ролло. Выйди на ринг и узнаешь.

Карадин. Здорово же ты меня ненавидишь!

Эдит (быстро). Ой нет, что вы!

Ролло. Нет, что ты! (С марселъским акцентом.) Я шючю!

Карадин (медленно и серьезно). Да нет, не похоже. Ты помнишь Бурдиля?

Ролло. Бурдиля?

Карадин. Ну, припомни… Тот самый, которого Мамонт каждое утро заставлял писать на доске: «Я последний ученик в классе, я был последним учеником в классе, я буду последним учеником в классе»?

Ролло (смеясь от души). А, помню! Ну как же, Бурдиль!

Карадин. Я его повстречал с неделю назад, этого Бурдиля. И знаешь, что он мне рассказал?

Ролло (со смутным беспокойством). Ннет, не знаю. Он вообще… такой болтун.

Карадин. Однажды вечером, двадцать лет назад, когда он выходил из нашего лицея, ты его чуть не до смерти пришиб ранцем по голове.

Ролло. Ну… мало ли… Наверное, хотел подшутить.

Карадин. Наверное. Но на этом твоя шутка не кончилась: пока он, оглушенный, поднимался с земли, ты ему вмазал пару прямых левой и несколько апперкотов и продолжал бы в том же духе, если бы не узнал его.

Ролло. Что я, не имел права отлупить кого хочу?

Карадин. Но, стоило тебе узнать его, ты его поднял, почистил, пригладил и рассыпался в извинениях, сказав: «Прости меня, старина, я тебя принял за Карадина».

Ролло (не зная, как выкрутиться). Ну да, теперь припоминаю.

Карадин. Он потом два дня пролежал в постели.

Ролло (задумчиво). Уж и не помню, за какую подлость я решил тебе устроить трепку.

Карадин. Он мне ничего не рассказал тогда, – ведь ты, оказывается, пригрозил отправить его в больницу на пару месяцев, если он проболтается.

Ролло. Да, он был храбрец, этот Бурдиль!

Вероника (мужу). Интересно, зачем ты рассказал нам эту идиотскую историю?

Карадин (со сдержанным гневом). Эта история объясняет многие вещи, которые вплоть до настоящего момента оставались неясными.

Ролло (невинно). Какие вещи?

Карадин. Не советую тебе задавать лишние вопросы.

Ролло. Ну что ты, я обожаю задавать вопросы!

Карадин. Тогда смени тему!

Ролло. А я не знаю, какая придется тебе по вкусу.

Карадин. Послушай моего совета, веди себя потише.

Ролло. Я тих, как мышка.

Карадин (распаляется все сильнее). Это даже не совет, а предупреждение.

Ролло. За одного битого двух небитых дают.

Карадин. Пословица за пословицу: хорошо смеется тот, кто смеется последним!

Ролло. А тому, кто смеется последним, частенько выбивает зубы тот, кто вообще больше не смеется.

Карадин (сбит с толку). Что?

Ролло. А щербатому смеяться, что хромому танцевать!

Эдит. Да что с тобой?!

Вероника. Вы оба с ума сошли!

Карадин. Я согласен быть добряком, но вовсе не желаю прослыть дураком!

Ролло. Маленькая поправка: ты уже прослыл дураком, но согласен быть и добряком.

Эдит. Леон!

Карадин. Слушай, старина, не зарывайся, – многие рохли от такого сдохли!

Вероника. Ноэль!

Ролло (в ярости). Еще одно слово, и я не продам тебе мой патент!

Карадин. Черта с два! Продашь как миленький!

Пауза.

Ролло (с акцентом). Я шючю!

Карадин (пересиливая себя). Я тоже.

Ролло. В глубине души я тебя очень люблю.

Карадин. Взаимно.

Вероника. Ну слава богу!

Эдит. Вы оба были ужасны!

Ролло. Что поделаешь! Вот так болтаешь, болтаешь и вдруг тебя занесет бог знает куда.

Карадин. Верно.

Ролло. Должен признать, я был просто несносен.

Эдит. Что да, то да!

Карадин. Ну и я тоже хорош.

Вероника. Дальше некуда.

Ролло. Ты же меня знаешь: ради красного словца продам родного отца. Какое счастье, что я сирота.

Карадин. Да, какое счастье!

Ролло. Я прекрасно понимаю, что ты меня не «общипываешь». Но так уж принято выражаться, когда торгуешься, – а вдруг удастся выжать из клиента побольше!

Карадин (с нарочитой грубостью). Сам знаешь, я вовсе не собирался прихлопнуть моего дорогого Рохлю.

Ролло (со смехом). Конечно, нет, это было бы и глупо и жестоко.

Вероника. Вы мне больше нравитесь в таком амплуа. А то за последние пять минут мы с твоей женой совсем обалдели, глядя на вас.

Эдит. Особенно я.

Карадин. Я всегда встаю по утрам с левой ноги.

Ролло. И я тоже. Хорошо, что утро бывает только раз в день. (Смеется.)

Лакей (входя). Мадемуазель Ролло!

Вероника. Впустите ее.

Карадин (горячо). И будьте любезны, Эжен, не заставляйте ее ждать!

Лакей уходит.

Ролло. Тем более, что она ждать не любит.

Вероника. О, вот как? Не любит ждать?

Ролло (с гордостью). Да, наша дочь – не кто-нибудь!

Эдит. Она не нуждается в твоих похвалах. Наши друзья сами увидят.

Входит Алекса. Эдит сказала правду: она очень красива, но выглядит немного старше своих восемнадцати лет. Диковата, воинственна и остроумна в духе Ролло. В течение всей сцены в ее веселости проскальзывают наигрыш и напряженность. Ее разговорчивость временами кажется неестественной. Эдит и Ролло млеют от восхищения перед ней, каждый на свой лад. Но она ведет себя довольно странно для девушки, впервые посетившей незнакомый дом.

Алекса. Извините меня, я немного опоздала!

Ролло (ободряющим тоном). О, к нашему милейшему Карадину прийти никогда не поздно.

Алекса. Здравствуйте, мадам! (Делает легкий реверанс в сторону Вероники.) Здравствуйте, мсье! (Затем подходит к Эдит и нежно целует ее.)

Ролло (одновременно с этим). А знаешь, что он думал, наш милейший Карадин?

Карадин (как-то неестественно смущенный). Не надо, прошу тебя!

Ролло. Он думал, что тебе только двенадцать лет!

Алекса (иронически). Мсье Карадин, как видно, не замечает, что время идет.

Ролло. Она хочет сказать, что ты, наш милейший Карадин, не замечаешь, как стареешь.

Вероника. Господи, ты опять?!

Алекса (к Ролло). Не трудись, я и сама могу перевести то, что сказала.

Карадин. Вы очень красивы, мадемуазель!

Алекса. Простите, не поняла?

Карадин (менее уверенно). Вы… очень красивы…

Алекса. Два предложения в неделю – вот мой средний показатель.

Вероника. Вы, я вижу, не страдаете комплексом неполноценности.

Алекса. О, я бы не отказалась пострадать, но разве это возможно, – при таких-то данных?!

Карадин. Два предложения в неделю?!

Алекса. Что в урожайный год, что в плохой!

Эдит (подтверждает). Она мне всегда все рассказывает, это правда.

Вероника. Когда же вы получили последнее?

Алекса. Вчера вечером.

Карадин. Вчера вечером?!

Вероника. И стоящее предложение?

Алекса. Не особенно. Оно выразилось в жестах.

Карадин. В жестах?!

Вероника (сухо). Не повторяй же за мадемуазель каждое ее слово, это действует на нервы.

Алекса. Я тоже ответила жестами. Моя рука дала исчерпывающее объяснение его щеке. Тогда он обозвал меня маленькой шлюхой.

Вероника. До чего же мужчины непоследовательны!

Алекса. На что я сочла себя вправе заявить: «Спасибо, что ты дошел до этого своим умом. Теперь я избавлена от необходимости тебе это доказывать».

Эдит. Молодая девушка не должна так отвечать, это неприлично!

Ролло. Кто это? Я ему морду разобью!

Карадин. Леон прав. Он заслуживает сурового урока.

Алекса. Дети мои, вы прямо как будто из средневековья!

Вероника. А вы, напротив, весьма и весьма современны.

Алекса. Ой, надеюсь, что нет! Нынче это совсем не модно – быть современной.

Вероника. Извините, не знала.

Алекса. Вы позволите мне присесть? Я слишком быстро утомляюсь для своего возраста. (Садится.)

Вероника. А ваша дочь с характером.

Эдит. О да!

Алекса (к Эдит). Ты не сердись, Диди, но я сегодня смылась с лекций.

Вероника. Вы учитесь?

Алекса. Если мне подвалит счастье, и экзамены не будут слишком трудными, и приятели вовремя подсунут шпаргалку, я через три года стану фармацевтом. Может быть, стану.

Эдит (с очаровательной неловкостью пользуясь Алексиным жаргоном). Смываться с лекций – это очень дурно, дорогая.

Алекса (кивнув на Ролло). Лео велел мне быть здесь между девятью и десятью утра.

Ролло (с добродушным упреком). А сейчас половина одиннадцатого.

Алекса. Знаю. Я очень надеялась, что вы уже ушли отсюда. Тогда я сказала бы лакею: «О, раз моих родителей здесь нет, не беспокойте, пожалуйста, мсье и мадам Карадин!»

Карадин. Как это нехорошо с вашей стороны, мадемуазель!

Алекса (безапелляционно). Ну отчего же! Я считаю, что Лео был неправ, притащив меня и маму сюда, чтобы мы помогали ему разжалобить вас.

Ролло. Помолчи, тебя не спрашивают!

Эдит. Я ведь тебе то же самое говорила.

Алекса. Надеюсь, вы не дали ему эти пятьсот тысяч?

Карадин. Дал.

Ролло. Алекса, если ты рехнулась, так прямо и скажи!

Алекса (непритворно рассерженная). Господи боже мой, это же проще простого – отказать в пятистах тысячах франков! Вас даже скрягой не назвали бы, – ну какой дурак возьмет и выложит за здорово живешь пятьсот тысяч?!

Ролло. Слушай, я тебя не для этого сюда звал!

Алекса. Вы думаете, что вы оказываете большие услуги папе? Напротив! Именно из-за вас он постоянно бездельничает.

Ролло. Я сейчас рассержусь!

Алекса. И не вздумайте меня уверять, будто клюнули на это знаменитое изобретение!

Карадин. Представьте себе, клюнул!

Ролло. Еще бы он не клюнул!

Алекса. Ну надо же быть таким дураком!… (Осекается.) Извините!

Карадин. Охотно извиняю, но не верю, что вы действительно сердитесь.

Алекса (с издевкой). «Судьба на дому»! Господи, какой кретинизм. «Судьба на дому»!

Карадин. Я с вами не согласен.

Ролло. Он собирается сделать на этом пятьдесят миллионов. Простенько и со вкусом.

Алекса. О! Вот оно что! Так вы еще и заработать на этом решили ко всему прочему?!

Вероника. К чему «прочему»?

Алекса (не отвечая ей). Я надеюсь, папа, ты выговорил проценты для Симоны?

Карадин (усмехнувшись). Он их выговорил.

Вероника (Эдит). Да, моя дорогая, ваша дочь мне решительно нравится.

Эдит. Я была в этом уверена.

Вероника. Вот только она немного резковата.

Эдит. Алекса, дорогая, мадам Карадин находит тебя очень симпатичной.

Алекса (неожиданно зло). И она сильно неправа!

Эдит. И еще она находит, что ты слегка резковата.

Алекса. Вот тут она права, я – грубиянка.

Ролло (солидным тоном отца семейства). Но скажи пожалуйста, если ты смылась с лекций, то где ты пропадала до половины одиннадцатого?

Алекса. Я неважно себя чувствовала и ходила к доктору.

Карадин (взволнованно). Вы плохо себя чувствуете?

Алекса. Не то чтобы плохо. Просто я сильно утомлена.

Карадин. В вашем-то возрасте?!

Эдит (настойчиво). И что тебе сказал доктор?

Алекса (избегая ответа). А у вас здесь очень мило. Знаете, у нас дома тоже висят ренуары. Они даже красивее ваших. Жаль только, что репродукции.

Карадин (снисходительно, как и подобает богачу). Ну что ж, и репродукции попадаются неплохие.

Алекса. Вы богаты как Кр╦з. Но это вовсе не причина для того, чтобы портить нам нашего Лео. Откажите ему.

Ролло. Да, как же, так он и откажется от прибылей!

Эдит (мягко, но настойчиво). Ты мне так и не ответила, что сказал тебе доктор.

Алекса (с неожиданной враждебностью). Ничего интересного! Что все у меня в порядке. Что мое утомление вполне естественно. Ну, довольна теперь?

Эдит. Как ты со мной говоришь?!

Алекса. Прости меня, Диди!

Вероника. Удивительно, до чего она похожа на тебя, Леон!

Ролло. Вот уж чего нет, того нет!

Алекса. Если вы имеете в виду внешность, это не очень-то любезно с вашей стороны.

Ролло (обиженно). Спасибо!

Вероника. С точки зрения характера сходство просто потрясающее: та же внезапная смена настроений, та же насмешливость, то же отсутствие такта.

Ролло и Алекса (вместе). Ах вот как?!

Вероника. Но и физическое сходство тоже есть: эта усмешка, слегка сощуренный взгляд, чувственный рот.

Ролло (польщенно). Неужели у меня чувственный рот?

Карадин. Ты меня просто удивляешь, Нико! Ну как ты можешь сравнивать нашего доброго старого Рохлю с этим юным чудом?! Ты уж не обессудь, Леон…

Ролло. Ничего, пока ты не выписал мне чек, можешь не извиняться.

Карадин. Я не хочу тебя обидеть, Рохля, но и без очков видно, что она не твоя дочь.

Ролло (печально). Да, так оно и есть.

Вероника. Как?! Значит, это ваша дочь, Эдит?

Алекса (присаживается на ручку кресла Эдит и обнимает мать. Грустно). К несчастью, я и Диди не родная дочь.

Ролло. Оставьте ее в покое. Она не любит говорить на эту тему.

Алекса. Наоборот, сегодня мне как раз хочется говорить именно на эту тему. Потому что мне не нравится (продолжает медленно и раздельно), каким тоном вы говорите с Лео, мсье Карадин!

Карадин. А…

Алекса (к Ролло). Я хочу разъяснить ему, что ты за человек.

Ролло (снисходительно). Зачем?! Он все равно не способен понять.

Карадин. Однако мы знаем друг друга уже больше двадцати лет!

Алекса. Это вам так кажется.

Ролло (весело). Я слишком сложен для его понимания.

Алекса. Вам известно, что я ему не родная дочь. Но вы еще не знаете, как случилось, что он меня удочерил.

Карадин. Да, признаться…

Алекса. Мне было три года, когда мой отец надумал сделать из меня сироту.

Карадин. Не понимаю?…

Алекса. Мой отец застрелил мою мать из револьвера, потому что она ему изменяла. А потом ему ничего не оставалось, как самому осуществить над собой правосудие, – так, кажется, принято выражаться?

Карадин. О, простите, я ведь ничего не знал.

Алекса (продолжает). Пала и мама…

Ролло (прерывает ее). То есть, Эдит и я…

Алекса…папа и мама жили на той же площадке, что и мы. Эдит никогда не проходила мимо нашей двери, не угостив меня конфеткой или шоколадкой. И, конечно, в тот день я обратилась к ней. Я дождалась ее на лестнице и попросила, кажется, так: «Дай мне шоколадку, Диди. Потому что они лежат оба такие красные и ничего мне не отвечают».

Вероника. Бедная малышка!

Алекса. Она вошла к нам в квартиру. А потом забрала меня к себе. Да-да, она и Рохля взяли меня к себе! Они не стали обсуждать этот вопрос. Они не стали считать и рассчитывать свой бюджет. Там, где не хватает на двоих, должно хватить для троих. Им несладко жилось тогда, вам это должно быть известно лучше, чем кому-либо другому. Но они согласились жить в нищете только потому, что мне было три года, и не моя вина, если мои родители не сумели сберечь свою любовь. Вот почему вы не имеете права говорить с Лео таким тоном, мсье Карадин!

Карадин. Я принимаю ваш выговор. Я его заслужил.

Ролло (Карадину). Обрати внимание, я тебе никогда и словом не обмолвился.

Алекса. Я считала их своими родителями до прошлого года, пока консьерж, который присутствовал при убийстве, не рассказал мне правду, чтобы отомстить Лео – тот задолжал ему за полгода.

Ролло (Карадину, пытаясь припомнить). По-моему, ты тогда как раз был за границей.

Алекса (свирепо). Впрочем, этот гад очень скоро подох! От всей души надеюсь, что он попал в преисподнюю. Из-за него я во второй раз стала сиротой.

Эдит. Нет, моя крошка, нет!

Алекса. Но зато эта история научила меня тому, что такое настоящая любовь.

Карадин. А как ваша фамилия?

Алекса. Ролло.

Карадин. Нет… другая.

Алекса. Ах, та, ненастоящая… Фланигэн. Тот мой отец был ирландец. Впрочем, им я восхищаюсь.

Ролло (с неосознанной ревностью). Не понимаю, чем тут восхищаться!

Алекса. Не тем, что он убил мою бедную мать. Но тем, что он терпел целых шесть лет до того, как убил ее, а ведь он отлично знал, чем она занимается.

Вероника (немного шокирована). У этой малютки весьма

оригинальная логика.

Алекса. Но что это я болтаю да болтаю, никому не даю слова сказать. Вы и тут виноваты, мсье Карадин, – лезете в душу с расспросами!

Карадин. Я вам не слишком симпатичен, верно?

Алекса. Я уж лучше промолчу, а то вы сочтете, что я плохо воспитана.

Карадин. Ну же, признайтесь, я вам несимпатичен?

Алекса. Да, несимпатичны, особенно сегодня… (Осекается.) Фу, какая глупость, я ведь не видела вас с тех пор, как была совсем маленькой… Ах, как же я утомлена! Я, кажется, хотела… А впрочем, все равно.

Эдит. Ты сегодня какая-то странная, моя дорогая.

Алекса (не глядя на Эдит). Но вы, напротив… хорошо воспитаны, прекрасно сохранились для своего возраста и даже еще довольно красивы.

Карадин. Просто удивительно: всю мою жизнь я только и делаю, что оказываю людям услуги, и в результате нажил себе целую кучу смертельных врагов.

Ролло. Не хули своих врагов, ведь они – твоя заслуга.

Короткая пауза.

Вероника. Ты у нас, оказывается, мыслитель!

Ролло. От нечего делать.

Карадин. Мне очень грустно, что я вам не нравлюсь, мадемуазель.

Алекса (намеренно грубо). А мне нравятся только те люди, которым я сама могу оказывать услуги.

Карадин. Вы слишком суровы!

Алекса. Просто стараюсь вызвать интерес к своей особе.

Вероника. И вам это удается. Ваша мать слушает вас с раскрытым ртом.

Алекса. О, не обольщайтесь. От нас с Лео просто много шума. Когда дойдет до дела, вы убедитесь, что из нас троих одна Диди – стоящий человек.

Эдит. Ах, да не слушайте вы ее!

Алекса. У меня есть набор разных мелких трюков, чтобы впечатлять моих поклонников. Уходя из дома, я уверяю, что ложусь спать, а ложась спать, объявляю, что ушла на прогулку, – словом, стараюсь прослыть жутко загадочной девицей, черт побери!

Карадин (как бы отвечая ей). Итак, я выписываю тебе чек.

Ролло. Не понял?

Алекса. Только не при мне! Я не желаю этого видеть.

Ролло. А стоило бы посмотреть!

Алекса. Мне противно! Не желаю я видеть это, понял?

Ролло. Ну так закрой глаза.

Алекса. Пусть только попробует выписать чек в моем присутствии, я разорву его на клочки, так и знай!

Карадин. Знаешь, Рохля, лучше приходи в банк к трем.

Ролло. А ты за это время не передумаешь?

Карадин. Слово Карадина.

Ролло. Ты прав, так будет проще. Но она меня довела! Ты меня довела, слышишь?

Алекса. Слышу: я тебя довела.

Вероника. Я не жалею, что познакомилась с вашей дочерью, Эдит. Она устроила нам целое представление.

Эдит. Вам не повезло, сегодня она еще не в ударе.

Вероника. Судя по всему, она вас обожает.

Эдит. Любовь приходит к тем, кто ее ждет.

Вероника (удивленно). Ну и семейка! Сплошь философы!

Ролло. А что она сказала?

Эдит молчит.

Вероника. Она сказала, что любовь приходит к тем, кто ее ждет.

Ролло (резко). Это что, упрек?!

Вероника. Не думаю, скорее, констатация факта… который я и сама давно уже для себя открыла.

Эдит. До свидания, мсье!

Карадин. До свидания, мадам!

Вероника. Я провожу вас.

Обе женщины выходят.

Ролло. Пока, старина! Еще раз спасибо!

Алекса. Это он должен благодарить тебя: ты устроил ему недурное дельце.

Карадин (сговорчиво). Она права. Спасибо тебе, старина.

(Пожимает Ролло руку.) Всего хорошего, мадемуазель!

Алекса выходит, не ответив ему.

Эй, Леон, не забудь принести патент!

Ролло (выходя). Всегда рад оказать тебе услугу!

Оставшись один, Карадин замечает белую сумочку, которую Алекса забыла на письменном столе. Он довольно ухмыляется. Собирается уже открыть сумку, как вихрем влетает Алекса.

Карадин. Ну и комедию мы разыграли перед ними!

Алекса. Я бы не вернулась, но нам необходимо встретиться.

Карадин. Прекрасно!

Алекса. У меня к тебе есть разговор.

Карадин. Тогда завтра, у нас?

Алекса. Нет, сегодня, в девять.

Карадин. Это так срочно?

Алекса. Ужасно срочно.

Входит Вероника.

(Голосом пай-девочки.) Я забыла здесь сумочку. Спасибо, мсье. Надеюсь, вы на меня не сердитесь. До свидания, мадам!

Вероника. До свидания.

Алекса выходит.

Карадин. Забавная девчонка!

Вероника (помолчав). О да!

Занавес

АКТ ВТОРОЙ

Гостиная в доме Ролло, обставленная в духе богемы, дешево и пестро, но со вкусом. Две двери: одна ведет в спальню Эдит и Ролло, другая в комнату Алексы. В глубине крошечная прихожая-аппендикс, в конце которой невидимая со сцены входная дверь.

Ролло мерно стучит молоточком по какому-то металлическому предмету.

Эдит (нервничая, выходит из спальни). С ума можно сойти от этого стука! (Увидев, кто стучит, мгновенно смягчается.) А, это ты? Работаешь?

Ролло. Как видишь.

Эдит. Над чем?

Ролло. Изобретаю.

Эдит. Это я вижу. А что изобретаешь?

Ролло. Игрушку.

Эдит. Какую игрушку?

Ролло. Пока не знаю. Не выходит что-то…

Эдит. Бедняжка ты мой!

Ролло. Вот было бы здорово сделать куклу, которая называла бы все департаменты наперечет!

Эдит. Ну, это трудно!

Ролло. Тем более, что я и сам их не знаю.

Эдит. Постарайся изобрести что-нибудь без помощи молотка. У меня сегодня нервы разгулялись. (Уходит к себе.)

Ролло. С чего это вдруг? Все вроде идет на лад. (Оборачивается, удивленный ее молчанием.) Изобретать без молотка! Надо же выдумать!

Звонит телефон.

Алекса (выходит из своей комнаты). Если это меня, то я еще не вернулась.

Она в наспех накинутом кимоно, дешевеньком, но очаровательном.

Ролло. А когда вернешься?

Алекса. Пусть позвонят еще раз. Там видно будет.

Ролло (снимает трубку и прижимает ее к животу). А вдруг это Жером, – ведь он просто жить не даст, раз десять за вечер позвонит!

Алекса. Ну и пусть!

Ролло. Как это пусть? Если он позвонит десять раз, нам придется отвечать ему столько же!

Алекса. Знаю, ну и что?!

Ролло. Не мешало бы и о нас немного позаботиться!

Алекса. Лео, миленький, но ты же не хочешь, чтобы я со всех ног бросалась к телефону по первому зову какого-то сопляка, будто только сижу и жду его звонка!

Ролло. Конечно, не хочу.

Алекса. Я надеюсь, ты позволишь мне помучить его хоть чуточку, напустить таинственность и так далее?

Ролло. Ну, раз ты так хочешь…

Алекса. Вот почему меня нет дома.

Ролло. Ладно.

Алекса. Вот почему ты не знаешь, когда я вернусь.

Ролло. Заметано.

Алекса. Словом, запомни: ты просто ничего не знаешь.

Ролло. Ровным счетом ничего! (В трубку.) Алло! (Пауза.) Молчат!

Алекса (с обидой). Ненадолго же его хватило!

Ролло. Вот балбес! (Кладет трубку.)

Алекса. Это наверняка тебе звонили.

Голос Эдит (из спальни). Кто звонил?

Ролло. Кто-то мне!

Алекса (смеясь). Ну ты и потешный! (Возвращается к себе.)

Ролло. Эдит!

Голос Эдит. Да?

Ролло. Знаешь, этот Каргадин… ну и подлец же он!

Голос Эдит. Что он еще натворил, твой Карадин?

Ролло. Представь себе, сегодня днем, вручая мне пятьсот тысяч франков… (Собирается войти в спальню, но его останавливает новый телефонный звонок.)

Алекса (выбегая из своей комнаты). Скорей возьми трубку! Мне необходимо, чтобы Жером знал, что меня еще нет дома!

Ролло. Алло! Алло! Я слушаю! Гобелен-22-44[3], у телефона Леон Ролло! (В недоумении оборачивается к Алексе.) Ничего!

Алекса. Наверное, прервали.

Ролло. Как бы не так! Я слышу, там дышат в трубку. Да говорите же, черт возьми! Кто вы? Что за идиотские шутки? Я же чувствую, что вы взволнованны, – вон слышно, как вы сопите! (Удивленно.) Повесили трубку! (Кладет трубку.)

Алекса. Ну и ну!

Ролло (уверенно). Это уж точно тебя.

Алекса (язвительно). Ага, когда молчат в трубку, значит, это меня.

Ролло (решительно). И это звонил тот же тип, что и в первый раз.

Алекса. Ты его узнал по звонку?

Ролло. Кто же это был?

Алекса. Дал бы мне трубку, я бы, может, засекла его по дыханию.

Ролло. Я уверен, что он хотел говорить именно с тобой. И я уверен, что и ты в этом уверена.

Алекса (склоняясь к тому же). В таком случае…

Ролло (весело). Прошу тебя, объясни ты этому типу, что он ведет себя по-идиотски, когда молчит и пыхтит в трубку. Потому что родители – они, может, и дураки, но это их, представь себе, волнует.

Алекса. Тебя, например, это волнует?

Ролло. Лучше обучи его фокусу с неверным номером. Заходят в кафе и просят позвонить бармена. Если к телефону подходит она, – все в порядке, можно говорить. Если же трубку берет отец или муж, спрашивают: «Это Бальзак-00-01?» и, узнав, что нет, извиняются и, выругав телефонную станцию за плохую работу, вешают трубку.

Новый телефонный звонок.

(Успевает схватить трубку раньше Алексы.) Алло!… Нет, мсье, это не Тюрбиго-12-40! Хочу добавить, что моей дочери еще нет дома и что мне, ее отцу, на вас начхать! (Кладет трубку.)

Алекса (с отчаянием). Ой, ну что ты наделал!

Ролло. Да надоел он мне, и все!

Алекса. Зачем ты ему сказал, что меня нет дома?!

Ролло. Да ты же сама меня просила.

Алекса (кричит вне себя). Да, но не ему!

Пауза. Ролло уставился на Алексу.

Ролло (едко). Кому это «не ему»?

Алекса (расстроенно). Теперь он больше не позвонит. (Пожимает плечами.) Это ты виноват, зачем ты сказал ему, что меня нет?

Ролло (насмешливо). Простите великодушно! Откуда же мне было знать!

Алекса. Откуда, откуда! Ты прекрасно мог отшить его, не посвящая при этом в подробности моей жизни!

Ролло (с искренним сожалением). Ну не расстраивайся! Может, это действительно кто-то ошибся номером.

Алекса. Если бы так! Нет, это именно он, сегодня вечером он должен спросить Тюрбиго.

Ролло. Ах, вот оно что, ему уже известен этот трюк?

Алекса. Это я его научила.

Ролло. Но… погоди-ка… А во вторник… Это не он во вторник звонил голосом девочки, которая попросила к телефону тетю Агату?

Алекса смеется.

А я-то, старый дурак, старался, сюсюкал!…

Алекса. Представляю, какой ты был потешный!

Ролло. Так кто же он?

Алекса. Ты его не знаешь.

Ролло (нежно привлекает к себе Алексу). Послушай, лапушка! Я же не зверь, а ты не беззащитная жертва. За все пятнадцать лет я тебя пальцем не тронул. Ты уходишь и приходишь, когда хочешь, и я же первый смеюсь вместе с тобой над всеми твоими штучками. И, я надеюсь, ты достаточно любишь меня, чтобы не бояться сказать мне правду.

Алекса. Но ты в самом деле его не знаешь.

Ролло. Вот это-то меня и беспокоит. Я знаю Жерома. Я знаю Кристиана. Я знаю Марка, Эрве, Мишеля, Жана, Франсуа, Стефана, Жоржа и добрую дюжину других твоих кавалеров. Вот я и спрашиваю себя, почему ты так упорно скрываешь от меня этого. Тем более, что, я уверен, ты не делаешь ничего дурного.

Алекса. Который час?

Ролло. Четверть девятого.

Алекса. Мне нужно переодеться. (Пытается высвободиться, но Ролло ее удерживает.)

Ролло. Я старался быть тебе хорошим отцом. Прости меня, если я не смог им стать.

Алекса (нежно). Ох, ну какой же ты глупый!

Ролло. Но ты мне дочь, даже если это тебя не устраивает. И ты должна мне ответить.

Алекса. Папочка, милый, у меня в девять свидание.

Ролло. Ничего, он подождет.

Звонит телефон. Оба бросаются к аппарату. Ролло первым успевает схватить трубку и прижимает ее к уху, торжествующе глядя на Алексу.

(Слушает.) На сей раз Тюрбиго спрашивает дама!

Алекса. Ах!

Ролло. Он поверил только половине моей информации.

Алекса вырывает у него трубку.

Ты что, рехнулась?!

Алекса (тревожно). Алло! Алло!

Ролло (все еще шутливо). Ну дай мне хоть голос его послушать, а?

Алекса. Да, это я, Алекса. Передайте, пожалуйста, трубку мсье.

Ролло. Ну дай послушать, надо же и мне развлечься!

Алекса (в бешенстве). Папа, замолчи!

Ролло. Ну ладно, ладно… (Медленно отходит на другой конец комнаты, украдкой поглядывая на Алексу смеющимися глазами.)

Алекса (в трубку). Да, можешь говорить. (Застывает от изумления.) Что-о-о?! (Яростно.) Ну нет! Выпутывайся как знаешь, мне наплевать!

Ролло (ухмыляясь). В добрый час!

Алекса (в трубку). Да! Да! Это все, что я могу сказать! В девять часов, а не в десять! До свиданья! (Швыряет трубку.)

Ролле. Ничего не скажешь, малыш, ты их держишь в ежовых рукавицах.

Алекса. Не дразни меня, Лео, меня и так всю трясет.

Ролло (беззаботно). Поговорим-ка об этом… Тюрбиго. Я уже знаю о нем массу всего.

Алекса. Как так? Откуда?

Ролло. Ну, во-первых, у меня интуиция. Во-вторых…

Алекса. Я пошла одеваться. Ты мне надоел.

Ролло. Послушай, зайчик! (С акцентом.) Я шючю!

Алекса. Хватит с меня твоих дурацких шуток.

Ролло (все так же весело). Охотно принимаю ваши извинения, мадемуазель!

Алекса (вопит). Хватит! Хватит! Заткнись!

Эдит (неумело лжет). Со мной?… Ничего.

Ролло. Ну это ты расскажи кому-нибудь другому. Что стряслось? Плохие новости?

Эдит (неубедительно). Вовсе нет.

Алекса (тихо, к Эдит). Держись!

Ролло. Ты о чем там шепчешься с матерью?

Алекса (бойко). Кто, я?

Ролло. Развели тут у меня в доме секреты! Напрасно стараетесь, вы же знаете, у меня интуиция. Ты определенно взволнованна. Чем ты взволнована?

Эдит (немного уверенней). Вовсе я не взволнована.

Ролло. Неправда! И что могло случиться, когда ты весь день просидела у себя?

Алекса. О господи, да оставь ты ее в покое!

Ролло (испытующе смотрит на обеих женщин, но потом все же немного успокаивается). Ты ведешь себя более чем странно. Вы обе, твоя дочь и ты, ведете себя странно. Правда, в наше время все ведут себя как шальные, ни на что не похоже.

Алекса. Очень верное замечание.

Ролло. Ладно-ладно… А все равно, Карадин – подлец!

Алекса. При чем здесь Карадин? Не вижу никакой связи.

Ролло. Вообрази, сегодня днем, вручая мне эти пятьсот тысяч…

Алекса (успокоившись). Хорошо-хорошо, ты нам потом расскажешь. (Почти выталкивает его из комнаты.)

Ролло. Ну как хочешь. Нет, какой все-таки подлец! (Выходит.)

Слышно, как за ним захлопывается входная дверь.

Алекса. Осточертел он со своим Карадином.

Эдит (строго). Не много ли ты себе позволяешь?!

Алекса. Да ну, мама, держи себя в руках, какого черта, в самом деле?! (Спокойнее.) Я вижу, ты нашла мои письма.

Эдит (взволнованно). Да, я их нашла.

Алекса. Где же?

Эдит. В твоей крокодиловой сумке.

Алекса. Ну что я за идиотка! Оставлять в сумке такие письма!

Эдит (стараясь говорить спокойно). Ты только об этом и сожалеешь?

Алекса. Извини меня, я сегодня целый день места себе не нахожу из-за этих писем.

Эдит. А ведь я обнаружила их совсем недавно, вернувшись от Карадинов.

Алекса (удивленно). Ничего не понимаю! Я же все ящики перевернула перед тем, как пойти к врачу!

Эдит. Да, но сумку ты оставила в передней.

Алекса. В передней?! Какое счастье, что папе не пришло в голову пошуровать в ней! Спасибо тебе, мамуля, я у тебя в вечном долгу! (Хочет поцеловать мать.)

Эдит (отталкивает ее). Дочурка моя, я тебя слушаю, и мне страшно!

Алекса. Это я натерпелась страху. Ты ведь меня чуть-чуть не выдала. Еще три вопроса – и Лео вытянул бы из тебя всю правду.

Эдит (с горьким упреком). Ты только об этом и беспокоишься? Я не вижу никаких угрызений совести!

Алекса. Угрызения были раньше. А когда попадаешься с поличным, для совести уже поздновато.

Эдит (потрясенно). Значит, у тебя, у моей дочурки, есть любовник?!

Алекса. Моя дорогая, в твоих устах это звучит так нелепо.

Эдит. У моего ангелочка, у моей малышки есть любовник!

Алекса. Да не повторяй же все время одно и то же!

Эдит. Как ты могла?!

Алекса. Ты так говоришь, будто это очень трудно.

Эдит. Не будь циничной, это тебе не идет!

Алекса. Я не цинична, просто мне неприятно обсуждать с тобой эту тему.

Эдит. У меня создалось впечатление, что он тебя обожает.

Алекса. У меня тоже.

Эдит. А ты? Ты его. любишь?

Алекса. А как ты думаешь?

Эдит. Ты любишь его?

Алекса. Ох, вечно эти громкие слова!

Эдит. Ответь мне!

Алекса. Я ни о чем не жалею.

Пауза.

Эдит (с болью). Как ты могла полюбить женатого человека?!

Алекса (быстро). Откуда ты знаешь, что он женат?

Эдит. Да ведь он пишет о своей жене в каждом письме. И это из-за нее он не может видеться с тобой, когда захочет. Судя по письмам, он ее боится.

Алекса (с горечью). Это видно из писем?

Эдит. Ты из-за этого страдаешь?

Алекса. Да кто в наше время страдает? Так, случаются неприятности. Вот и жена его мне неприятна до чертиков.

Эдит. Ты ее знаешь?

Алекса. Нет.

Эдит. А его?

Алекса. Его? Вот его-то я знаю!

Эдит. Не притворяйся дурочкой! Я хочу знать, кто он.

Алекса. Не скажу.

Эдит (Настойчиво). Я хочу знать имя этого человека!

Алекса. Поздно, мамуля, я уже не подчиняюсь приказам.

Эдит (перебирает в памяти). Максим… Я что-то не припомню никакого Максима…

Алекса. Я тоже.

Эдит. Но ведь он же подписывает свои письма «Максим»!

Алекса. А, это просто идиотская шутка, понятная только нам двоим. Слишком долго объяснять.

Эдит. Кто этот человек?

Алекса (с очаровательной гримасой). Шшш!

Эдит. Твой отец все равно заставит тебя сказать.

Алекса. Да, если ты меня выдашь. Но ведь ты не выдашь меня?

Эдит. Ты думаешь?

Алекса. Нет, не выдашь. Во-первых, потому что папа меня наверняка выгонит из дому. А, главное, ты же знаешь, он способен принять все это всерьез и расстроиться.

Короткая пауза.

Эдит. Но ты же не будешь счастлива с этим человеком.

Алекса. Вовсе не обязательно быть счастливой. Вообще, счастье – это недостижимый идеал.

Эдит. Он ведь никогда не разведется с женой.

Алекса (вызывающе). Никогда!

Эдит. И ты не сможешь построить свою жизнь с ним.

Алекса. Моя жизнь! Ты же знаешь: у нас, у молодежи, нет будущего.

Эдит (пораженная безнадежным тоном Алексы, судорожно прижимает ее к себе и целует). Бедная моя дочурка!

Алекса (тронутая ее сочувствием). Но все равно, ты прости меня. Когда совершаешь глупость, будучи родной дочерью своих родителей, то уверена, что они простят тебя хотя бы потому, что это они создали тебя такой, какая ты есть. А тебе и папе приходится расплачиваться вместо этого недотепы и психа Фланигэна.

Короткая пауза.

Эдит. Но твой отец? Что мы скажем твоему отцу?

Алекса. А, ерунда, заготовлю заранее несколько ответов.

Эдит. А я боюсь не выдержать, я во всем ему признаюсь.

Алекса (удивленно). Неужели он имеет над тобой такую власть?

Эдит. Я люблю его, тебе этого не понять. (Спохватывается.) Хотя теперь, к несчастью, ты способна понять и это.

Алекса. Откровенно говоря, нет. Я обожаю мистера Икс – назовем его так, – но он будет знать только то, что я сама сочту нужным ему сообщить.

Эдит. Стоит Леону посмотреть мне в глаза, и я больше ни за что не отвечаю.

Алекса. Господи, ну и поколение! (Решительно.) Тогда вот что: скажем ему, что я больна. Любой отец предпочтет волноваться из-за здоровья дочери, а не за ее добродетель.

Эдит. Но он тут же начнет названивать Мерсье!

Алекса. Вот Мерсье-то его и убедит, что я больна. Он считает меня чокнутой.

Эдит. Но он не нашел у тебя ничего другого?

Алекса. Чего «другого»?

Эдит. Ты так странно себя ведешь… Я уж было подумала…

Алекса. Нет-нет, на этот счет можешь быть совершенно спокойна, я не собираюсь сделать нашего Лео дедушкой.

Эдит. Ну слава богу!

Алекса. А я как раз думала, что он спит и видит, как бы понянчиться с внуком.

Эдит. Не от такого отца.

Алекса. Ладно, а теперь верни мне письма.

Эдит. Вот они. (Вынимает письма из выреза платья.)

Алекса. Твой лифчик – не самое надежное место, чтобы там прятать от папы мои письма.

Эдит (возмущенная до глубины души). Ненавижу этого человека! Это он обучил тебя таким сальным штукам!

Алекса (успокаивающе). Ну-ну!

Эдит. А какие вещи он осмеливается тебе писать!

Алекса. Что ж ты хочешь! Он считает меня сексапильной. (Распахивает кимоно, под которым видна белая нижняя юбка, и прохаживается перед зеркалом.) А я и вправду сексапильна!

Эдит. Конечно, как же иначе, когда ты начиталась его писем!

Алекса. Да он не пишет ничего необычного!

Эдит. Ты полагаешь? (Читает первое попавшееся письмо.) «Какое это счастье открывать тебе твое чудесное юное тело!… Теперь, взглянув на свою грудь, ты будешь вспоминать, что я говорил о ней».

В тот момент, когда Эдит начинает читать, в комнату бесшумно входит Ролло.

Ролло. Я вижу, ты читаешь дочери свои любовные письма?

Эдит. Да нет же!

Ролло (к Эдит). Так-так! Значит, нашелся тип, который расхваливает тебе твое тело?

Эдит. Леон!

Ролло. Поскольку мне этого сделать не удалось, так что ли?

Алекса. Совсем не так!

Ролло. А как там было насчет (с трудом)… насчет груди? Он, оказывается, не только разглядел лучше других твои прелести, но уверен, что лучше других способен их расписать! Скажите, какая самонадеянность!

Эдит. Что ты говоришь? «Лучше других»!

Ролл о (почти умоляюще). Я и сам прекрасно знаю, какое у тебя чудесное тело. Я тебе говорил об этом в сорок четвертом году!

Эдит. Ну конечно, Леон!

Ролло. Никогда бы не подумал, что ты способна… (Свирепо.) Дай сюда эти письма!

Эдит протягивает Ролло письма, тот почти вырывает их у нее.

Алекса. Мама, ты сошла с ума! (Пытается выхватить письма у Ролло, но он резко отталкивает ее.)

Ролло. Ты очень добрая девочка, Алекса. Но это дело касается только твоей матери и меня.

Алекса. Ошибаешься!

Ролло (жадно ищет подпись). Максим?! Не знаю никакого Максима!

Эдит (мягко). Не читай эти письма. Тебе будет больно.

Ролло (жестко). Не больней, чем сейчас.

Эдит. Нет, больнее.

Ролло (читает). Что-о? «Люблю, когда ты поднимаешь юбочку, чтобы доказать мне свою правоту». (К Эдит, скрежеща зубами.) Ага, ты, значит, задираешь юбку перед этим типом? А ну-ка, ну-ка, проделай это передо мной! Меня ты за пятнадцать лет не удостоила такого канкана!

Эдит. Бедный мой Леон!

Ролло. Пошла вон! Вон отсюда сию же минуту!

Алекса. Не дури, Леон! Неужели ты так плохо ее знаешь?!

Ролло. Да, оказывается, я знал ее плохо!

Алекса. Ну приди же в себя! Как можно написать такие вещи Диди?! Вот мне – другое дело.

Ролло. Какое другое дело?

Алекса. Это письмо написано мне.

Ролло. Да ну, хватит врать!

Алекса. И остальные тоже.

Ролло. Слушай, ты добрая девочка, мне нравится, что ты стараешься выгородить свою мать… (К Эдит.) Я тебе сказал, пошла вон отсюда!

Алекса. Да ты прочти повнимательней!

Ролло. Не могу я! Мне слишком больно!

Алекса. Там целая куча всяких обращений: и «моя любимая», и «дорогая», но иногда встречается и мое имя, прочти и убедишься.

Ролло. Не верю! Не могу поверить! Это было бы слишком ужасно.

Эдит. Ты предпочел бы, чтобы это была я?

Пауза.

Ролло (разворачивает одно из писем, читает). «Я горжусь тобой, малышка моя Алекса, ты вновь открыла для меня любовь…». (Повторяет изумленно.) Алекса…

Алекса (после паузы). Ну, скажи что-нибудь.

Ролло. Почему я должен говорить? Я… мне нечего сказать. Я ведь… ничего такого не сделал… Я… я только узнал…

Эдит. Дорогой мой… бедняжка!

Ролло. Что ты хочешь от меня услышать? Что вместе с ним горжусь тем, что ты вновь открыла любовь?

Алекса. Да забудь ты об этой чепухе!

Ролло (к Эдит). Ты оказалась права. Мне действительно больно.

Алекса. Сейчас я, конечно, меньше всего имею право давать тебе советы, но, мне кажется, ты все же должен извиниться перед мамой.

Эдит (строго). Ты действительно переходишь границы!

Ролло. Ничего, ничего, так даже лучше. Незачем ей притворяться. Я бы, наверное, стал презирать ее, если бы она начала тут проливать крокодиловы слезы.

Алекса. И все же я повторяю: наша мама оказалась на высоте положения. Она молча снесла твои издевательства, твои оскорбления, даже то, что ты выгнал ее вон! И из-за кого? Из-за какой-то никчемной, паршивой развратной девки! t

Ролло. А я-то считал тебя чересчур порядочной!

Алекса. В некоторых отношениях я действительно чересчур порядочна.

Ролло. Чересчур порядочна и не слишком женственна! «Девушка, которая вновь открывает любовь»!

Алекса. Он написал это просто из вежливости.

Ролло. А я еще воображал, что в тебе не развито женское начало! И я тебя звал своим маленьким Гаврошем! А ты в это время задирала юбки!

Алекса. Ну, это бывало не так уж часто…

Ролло. Это ты будешь сейчас просить прощения у своей матери!

Эдит. Нет, не надо!

Алекса. Ну, конечно, мамуля, я охотно попрошу у тебя прощения. Если бы не папа, я бы, наверное, не осмелилась… Ложная гордость! Я очень рада, что папа велел мне это сделать. (Становится на колени.) Мамочка, я от всего сердца прошу у тебя прощения!

Эдит (поднимая ее). За что, девочка моя?! Ведь благодаря тебе я впервые в жизни удостоилась сцены ревности. Благодаря тебе я наконец узнала, что я ему действительно дорога.

Алекса (к Ролло). Ты слышал? Я была права сегодня утром. (К Эдит.) Из нас троих ты – единственный стоящий человек.

Эдит. Вы оба осчастливили меня сегодня нежными признаниями. Жаль только, что для этого понадобилась такая драма.

Алекса. Господи! «Драма»!

Эдит. Ты разве не считаешь все это драмой?

Алекса. Да пойми ты, это уже перед войной не считалось драмой, а тем более в наше-то время!

Ролло. Он тебя изнасиловал?

Алекса. Нет, у тебя в самом деле средневековые понятия, Лео!

Ролло. Могла бы назвать меня «папа»!

Алекса. Конечно, я так и хотела, но я старалась проявить такт. Я подумала, что сейчас неподходящий момент напоминать тебе, что я – твоя дочь.

Ролло (сдавленно). Да, ты моя дочь. Моя маленькая дочурка. Я чувствую это по той боли, которую ты мне причинила. И знаешь, честь семьи тут вовсе ни при чем, плевал я на честь. Просто я никак не могу постичь… Я остановился в своем развитии на Суассонской вазе[4] и на квадрате гипотенузы…

Алекса. Папа!…

Ролло. А я-то, старый дурак, учил тебя жить! Я-то советовал тебе стать кошечкой!

Алекса (робко). Скажи, ты не выгонишь меня?

Ролло. Выгоню… тебя?! Бедная ты моя малышка! Да я сам во всем виноват, незачем было давать тебе столько воли. Я сам уверил себя в том, что ты истинная дочь Эдит.

Алекса. Я очень старалась быть ею. Но нет, я дочь моей настоящей матери.

Ролло. Ну, не преувеличивай!

Алекса (с оттенком самолюбования). Во мне есть что-то порочное. Мне противно быть воспитанной, рассудительной, осмотрительной, сдержанной девицей. Я не умею аккуратно ходить по обочине жизни. Ведь даже когда осторожничаешь с жизнью, она все равно проходит.

Ролло. Да-да, говори, не бойся. Максим… а как его фамилия?

Эдит. Она отказалась ее назвать.

Ролло. Так как?

Алекса. Мама же сказала, что я не хочу.

Ролло. О, я все равно узнаю, кто он. Поверь мне, узнаю!

Алекса. Не думаю.

Ролло. Я просто обязан узнать. Во-первых, для того, чтобы набить ему морду. Пусть даже он тебя любит, все равно он подлец! А во-вторых, чтобы заставить его жениться на тебе.

Алекса. Ты хочешь выдать меня замуж за подлеца?

Эдит (невольно). Тебе это не удастся!

Ролло (насторожившись). Почему? Разве он женат?

Алекса (убедительно). Вовсе нет. Просто его родители… Ну… они никогда в жизни не согласятся.

Ролло (Эдит). Ты именно это хотела сказать?

Эдит (неуверенно лжет). Дда.

Ролло. Очень странно.

Алекса. Что странно?

Ролло. Парень, который боится своих родителей, и это в наше-то время.

Алекса. Ну что поделаешь!

Ролло. Она, наверное, очень богата?

Алекса (с беспокойством). Кто «она»?

Ролло. Семья Максима. Недаром же он за нее так держится?

Алекса. А, да. Очень.

Ролло. Тогда все понятно. (Тут же, противореча самому себе.) Так он точно не женат?

Эдит. Говорят тебе, нет.

Ролло. А ты можешь поклясться, что нет?

Эдит. Я ничего не знаю. Алекса же тебе сказала, что нет.

Ролло. Он друг Жерома?

Алекса. Нет.

Ролло. Кристиана?

Алекса (вызывающе). Нет! И ни Марка, ни Эрве, ни Жоржа, и Стефана.

Ролло. Ага, понял. Он из компании Жана Франсуа, и я с ним знаком…

Алекса. Я тебе не говорила, что ты с ним знаком.

Ролло. Сейчас не говорила, а вот недавно сказала.

Алекса. Когда недавно?

Ролло. Когда не дала мне послушать его голос. Ясное дело, ты боялась, что я его узнаю.

Алекса. Ну что ты выдумываешь!

Ролло. Все ясно, девочка! Максим – это «Тюрбиго»!

Эдит (удивленно). Что ты хочешь сказать этим «Тюрбиго»?

Ролло. Уж я-то знаю, что хочу сказать.

Эдит. Ты говоришь какими-то загадками, ничего не могу понять.

Ролло. Зато твоя дочь меня поняла.

Алекса. Ничего подобного, ни слова не поняла!

Ролло (уверенно). Так вот что я тебе скажу, Алекса: твой Максим не из компании Жана Франсуа!

Алекса. Ах вот как?!

Ролло. Он для них слишком стар.

Алекса. Слишком стар?

Ролло. Да, и именно это я собирался тебе разъяснить в тот момент, когда ты на меня разозлилась.

Алекса. Это когда ты меня поздравил с истерикой?

Ролло. Совершенно верно. Потому что молодой человек не позволил бы разговаривать с собой таким тоном, каким говорила ты.

Алекса (с хорошо разыгранной наивностью). Я же все время только и говорила что «да, да, да».

Ролло. Но каким тоном!

Эдит. О, когда вы, мужчины, влюблены, вы сносите любой тон.

Ролло. А это твое: «Выпутывайся как знаешь, мне наплевать»?

Эдит. Но она сотни раз говорила то же самое Жерому.

Ролло. А вот это: «В девять часов, а не в десять»?

Эдит. Она просто уточнила время.

Ролл о (внезапно, к Эдит). По-моему, тебе известно, кто этот Максим!

Эдит (чистосердечно). Слава богу, нет!

Алекса. Иначе она давно бы уж тебе его назвала.

Ролло (подозрительно покосившись на Эдит). Я тебе повторяю, что этот Максим не из компании Жана Франсуа.

Алекса. Ая тебя уверяю, что он оттуда.

Ролло. К тому же в наше время двадцатилетнего парня не могут звать Максимом. Даже Максом – и то вряд ли. А может, его зовут Максимилиан?

Эдит. Но его вовсе не зовут Максим.

Алекса (срываясь на крик). Мама!

Эдит (огорченно). Я только хотела тебя выручить.

Ролло. Ага! Его не зовут Максим. Спасибо тебе, Эдит. У меня это имечко поперек горла стояло.

Алекса. Да неужели?!

Ролло. Тогда почему же он подписывается Максимом?

Алекса. Так… Просто одна глупая шутка.

Ролло. Охотно верю, но все-таки изволь объяснить.

Алекса. Когда я увидела его в первый раз, я сочла его очень изысканным. Я даже сказала вслух: «Изыскан, как Ларошфуко[5]».

Ролло. Ну и что?

Алекса. Неужели непонятно?! «Максимы» Ларошфуко!

Ролло. Господи, какое идиотство!

Алекса. Да, и я уже охрипла, доказывая это тебе и маме.

Ролло (поразмыслив). Что-то я не припомню никого изысканного в компании Жана Франсуа.

Алекса. Ох, какой же ты зануда!

Ролло (перебирая в памяти). Так… так… Кто-то изысканный… и зовут его не Максим…

Алекса (насмешливо). Можно подумать, ты кроссворд решаешь.

Ролло (безуспешно перебрав в уме всех знакомых). Нет, абсолютно никого изысканного!

Эдит. Но ведь кто-то же есть…

Алекса (энергично). Надеюсь, хоть ты не станешь перебирать своих знакомых, мама!

Эдит (испуганно). Нет-нет…

Ролло (глядя на письма издали). Я, конечно, мог бы кое-что узнать оттуда. Но мне слишком больно читать их. Я просто не решаюсь.

Эдит. И ты совершенно прав. Он только и пишет, что… о плотских радостях.

Poлло. Похотливый негодяй! (Внезапно.) А ведь мне знаком этот почерк!

Алекса (с завидным самообладанием). Вот это меня очень удивляет.

Ролло. Он явно изменен, но я его узнаю!

Алекса (с искренним удивлением). Изменен?!

Ролло. Бедняжка моя, ты полюбила типа, который ко всему прочему еще нарочно искажает свой почерк!

Алекса. Ерунда, не верю!

Эдит (недоверчиво). Зачем бы он стал нарочно искажать его?

Ролло. Я узнаю это «3»! Я уже где-то видел такие «3»!

Алекса (уверенно). Можешь пыжиться сколько угодно, изображая из себя Шерлока Холмса, ты все равно не знаешь ни этого парня, ни его «3».

Ролло. Ах, не знаю? А почему ж ты тогда не дала мне послушать его голос, а? Ну, скажи!

Алекса. Потому что он говорил с акцентом, и мне было бы неприятно, если бы ты стал издеваться над ним.

Эдит. У него акцент? Боже, какая жалость!

Ролло. Акцент?

Алекса. Жуткий акцент!

Ролло. Он что, из Канталя[6]?

Алекса. Нет, из Мексики.

Ролло. Мексиканский Ларошфуко!

Алекса (с испанским акцентом). Мэксикано!

Ролло. И при этом он, значит, ухитряется быть изысканным?

Алекса. При этом – да.

Ролло. Так вот для кого ты так старательно разучиваешь «ча-ча-ча». Хочешь доставить ему удовольствие?

Алекса. Вот именно.

Ролло. Как его зовут?

Алекса (ни секунды не колеблясь). Фернандо Монтес.

Эдит. Ах, как мне неприятно, что ты увлеклась каким-то мексиканцем!

Ролло (паясничая). Позвольте представить вам моего зятя – мексиканца!

Алекса (грустно). Он тебе пока еще не зять.

Эдит. Теперь я понимаю, почему он пишет такие письма. Эти мексиканцы все помешаны на сексе.

Ролло (внезапно вскрикивает). Есть, понял!

Алекса (обеспокоенно). Что ты еще там понял?

Ролло. Ах ты, такая-сякая! Смеяться над нами вздумала?!

Эдит. Да что с тобой?

Ролло. Теперь я знаю, кто он – твой ацтек!

Алекса. Вот как?

Ролло. Он такой же мексиканец, как я!

Алекса. Ну, как тебе угодно…

Ролло. Ах ты, черт возьми, прямо невероятно!

Эдит. Да что случилось?

Ролло. Его почерк! Ну конечно, я знаю этот почерк! Второго такого на всем свете не сыщешь!

Алекса (неуверенно). Да неужели?!

Ролло. Эх, и ловко же ты нам зубы заговаривала этим своим Фернандо! Я чуть было не позабыл про его «3»! Ну ты и хитра!

Алекса. Да где уж мне!

Ролло. Но моя интуиция тут как тут! И с этими «3» ты меня больше не надуешь!

Алекса. Поздравляю с победой!

Ролло. И не спорь со мной, это бесполезно!

Алекса. Да я и не спорю. (Смеется.)

Ролло. Я даже могу сказать тебе: ты с ним виделась сегодня утром.

Алекса (смех застревает у нее в горле). Сегодня… утром?

Ролло. Ага! Испугалась, голубушка! Что, проняло?

Алекса. Вовсе нет, чего мне бояться?

Ролл о. Как бы не так, испугалась! Вон аж позеленела от страха!

Эдит. Но… с кем же она виделась сегодня утром?

Ролло. С кем виделась? И ты еще спрашиваешь?!

Алекса (на грани истерики). Ну скажи, с кем, с кем?

Ролло. Да с доктором, черт побери! С нашим милейшим доктором Мерсье!

Алекса молчит, у нее отлегло от сердца.

Он же врач, наш Мерсье, ему и не нужно менять почерк, он и так пишет как курица лапой. И это на его рецептах я всегда видел эти «3».

Алекса. Правда, почти всегда.

Эдит (разочарованно). Так ты влюблена в доктора Мерсье?

Алекса делает неопределенный жест.

Ролло. Все совпадает: не первой молодости, родители – звери, очень богат, более или менее знаком с Жаном Франсуа! И оч-чень сластолюбив!

Алекса. Да, все совпадает.

Ролло. Все совпадает, и все же…

Алекса. И все же?

Ролло. Твой любовник – не Мерсье.

Алекса (послушно). Мой любовник – не Мерсье.

Эдит. Вот и я подумала… Такой воспитанный человек…

Ролло (задумчиво). Если бы это был Мерсье, ты бы не стала скрывать его от нас. Наоборот, ты им гордилась бы. И его родители вряд ли стали бы… Нет, это явно не Мерсье!

Алекса. Это явно не Мерсье!

Ролло. Но тогда если это не Мерсье, то все же кто-то, с кем ты виделась сегодня утром… (Кричит.) Ну конечно!

Алекса (обеспокоенно). Что «конечно»?

Ролл о (со свирепой радостью). Нет, чтобы мне так повезло!…

Эдит. Я надеюсь, ты говоришь не о мсье Карадине?

Ролло. Прямо не верится в такую удачу! Это было бы слишком прекрасно!

Эдит (возмущенно). О-о!

Алекса (стараясь сохранить хладнокровие). Ну конечно, папа говорит не о мсье Карадине.

Ролло. Нет-с! Именно о нем!

Эдит (в ужасе). Но… это же чудовищно!

Ролло. Вполне с тобой согласен, именно чудовищно! (Угрожающе.) Ну, он мне за это и заплатит! Дорого заплатит! Очень дорого!

Алекса. Это не чудовищно, это смешно.

Ролло (соглашаясь). И смешно тоже. А кто виноват?

Алекса. Послушай, может, хватит устраивать здесь цирк?

Ролло. Этот почерк! Я видел его вовсе не на рецептах, я его видел на банковских чеках!

Алекса. Нет!!!

Ролло (упиваясь собственной яростью). Вспомни о «3»! Знаешь, где я видел эти «3»? «Заплатите мсье Ролло»! «Заплатите мсье Ролло»! И он з-з-заплатит!

Алекса (тоже распалившись). Слушай, я не позволю тебе совершить эту глупость, эту подлость!

Ролло. Бедное дитя! Ты же еще за него вступаешься! Ты даже не поняла, что этим-то его и обвиняешь!

Алекса (импровизируя на ходу). Ладно! Тем хуже для меня, я вам все расскажу. Я и вправду виделась с моим любовником сегодня утром. Дело в том, что я вовсе не ходила к врачу. Я встретилась с любовником перед тем как прийти к мсье Карадину.

Ролло. Ах как старается, прямо жалко на нее смотреть, ей-богу!

Алекса. Ты мне не веришь?

Ролло. Ты посмотри на себя! Посмотри на эту маленькую, насмерть перепуганную девочку! И ты еще спрашиваешь, верю ли я тебе! Нет, малышка, в обмане ты не сильна.

Алекса (цепляясь за соломинку). Мама!

Эдит. Нет. Мы обе с тобой не сильны в обмане.

Ролло (возвращаясь к своей теме). Теперь мне понятно, почему ты запрещала мне слушать его голос.

Алекса (безнадежно). Из-за акцента…

Ролло. И фокусу с Тюрбиго его научила не ты. Это я его придумал. Мы с Карадином оба использовали его впервые с родителями мадемуазель Мишале. В тридцать первом году! Слышала? В одна тысяча девятьсот тридцать первом году!

Эдит. Франсуаза Мишале?

Ролло. Да.

Эдит (с едкой насмешкой). Давненько мы не вспоминали о мадемуазель Мишале!

Ролло. Карадин! Это Карадин! И как мне в голову не пришло! За последние двадцать лет и пяти минут не проходило, чтобы я не подумал о нем! И вот как раз в тот момент, когда он мне действительно понадобился, я о нем забыл!

Эдит. Как все это странно!

Ролло. Теперь я знаю, за что я его всегда ненавидел! Я просто

предвидел эту историю.

Алекса. За двадцать лет вперед?!

Ролло. Да я бы сразу догадался, если бы ты не сбила меня своими россказнями о каких-то там изысках.

Эдит. Ну и что же?

Ролло. Уж кому-кому, а Карадину до изысканности далеко!

Эдит. Вот и неправда!

Ролло. Что-о-о?

Эдит. Он чудовище, но он – изысканное чудовище.

Алекса. По-моему, мы отклонились от темы.

Ролло. Ну, изыскан он или нет, а я его разыщу и раздавлю как…

Алекса. Но я клянусь тебе, что это не он!

Ролло. Не утруждай себя клятвами, у меня есть доказательства.

Алекса. Доказательства?

Ролло. Письмо Ноэля. Его единственное письмо ко мне. Оно всегда при мне. (Вынимает письмо из бумажника.) Пожалуйста! Извольте сравнить его почерк с почерком твоего «Максима»!

Эдит (сравнивает оба письма). Бедняжечка ты моя!

Алекса подходит к Эдит.

Ролло (жестко). Смотри-смотри! Только без рук!

Эдит. Твой отец прав, этот почерк изменен.

Алекса (оскорбленная до глубины души). Как ты можешь! Какое свинство!

Ролло. Вот то-то же! Ну, ничего, он мне заплатит и за это тоже!

Алекса. Какое свинство! А зачем ты хранишь это письмо?

Ролло. Оно – свидетельство благороднейшего поступка, совершенного мной по отношению к Карадину.

Эдит (даже не сознавая, какая убийственная ирония заложена в ее вопросе). Когда, недавно?

Ролло. Да нет, в тридцать втором. В апреле тридцать второго.

Эдит. Ты мне никогда об этом не рассказывал.

Ролло. Ну еще бы! Я слишком скромен. (Протягивает Эдит письмо.) На, прочти.

Эдит (читает). «Я, нижеподписавшийся, Ноэль Карадин, признаю, что обязан Леону Ролло вечной признательностью. Во-первых, за то, что он взял на себя воровство, совершенное мною в кабинете Анри Мальбера. А потом, за то, что он не выдал меня, несмотря на грандиозную лупцовку, которую тот ему задал. Спасибо тебе, Леон!» (Поднимает глаза.) В тридцать втором вам обоим было по шестнадцать лет!

Ролло. Вот, слыхала? А теперь этот подлец соблазняет мою дочь!

Эдит. Просто чудовищно!

Ролло. И сегодня утром он спрашивал меня перед ее приходом: «Ей уже, наверное, двенадцать лет?»

Эдит. Какое лицемерие!

Ролло. Он тебя изнасиловал! Ну конечно, ясно как божий день, он тебя изнасиловал!

Алекса (подавленно). Папа, я же все-таки не родная дочь Эдит.

Ролло (Алексе). Где ты с ним познакомилась?

Алекса (мягко). Тебе будет больно узнать.

Ролло. Я спрашиваю, где?

Алекса. В горах, зимой.

Ролло. Господи боже, и мы послали тебя туда поправить здоровье!

Алекса. Однажды я голосовала на дороге в Шамони, чтобы добраться до Сен-Жерве, и он меня подобрал.

Ролло (горестно). Подобрал!

Алекса. Да, именно, подобрал. И пригласил меня поужинать с ним.

Эдит. Он был с веселой, интересной компанией, и ей захотелось провести с ними время.

Ролло. А ты-то откуда знаешь?

Эдит. Об этом говорится в письмах.

Ролло. Ты же утверждала, что там только о плотских радостях?!

Эдит (не отвечая на его реплику). Трое других мужчин были с подружками, а он – один. Когда он увидел Алексу, у него началась аллергия к другим девушкам.

Ролло (ошеломленно). Аллергия… к другим девушкам?

Эдит. Так он пишет.

Ролло. Ну и ну! Вот это да!

Эдит (с гордостью). Но она не уступила ему тут же на месте.

Ролло. Еще чего не хватало!

Алекса. Я продержалась все шесть недель! Зимой, в горах – это рекорд.

Эдит. Да что ты болтаешь! Ты же уступила ему не в горах!

Алекса. Нет, не в горах. Я просто подсократила твое повествование.

Эдит. Да и в Париже тоже не сразу.

Ролло. Славу богу!

Эдит. Алекса гораздо лучше, чем сама о себе думает.

Алекса (с горькой самоиронией). Еще лучше?

Эдит. Ему пришлось ждать целых шесть месяцев.

Ролло. Бедная моя лапушка! Ты защищалась изо всех сил!

Эдит. Целых полгода!

Алекса. Да. А он в это время, пылая своей безумной любовью, упражнялся в изменении почерка.

Ролло (сбитый с толку тоном Алексы). И ты ему уступила? Когда? Как?

Эдит. Ах, ну какая разница!

Ролло. Когда и как?

Алекса. Что тебе было бы наименее неприятно услышать?

Пауза.

Ролло. Ты права. Оставим это.

Алекса. Вот так-то лучше.

Ролло (внезапно, во весь голос). Но почему он? Почему именно он?

Эдит. Роковое невезение!

Ролло (возмущенно). А Вероника? Куда только смотрела все это время Вероника?!

Алекса. Она терпеть не может зимний отдых в горах.

Ролло. Господи, а еще строит из себя ревнивицу!

Эдит. Факт тот, что…

Ролло. Сегодня утром эта идиотка еще сочла тебя симпатичной. Вот уж кого, можно сказать, бог обидел интуицией!

Алекса {меланхолично). Да и кто может ею похвастаться, роме тебя?

Ролло. И она отпустила его от себя на целых шесть недель!

Да я бы даже Эдит не рискнул отпустить одну на шесть

недель!

Алекса. У нее была шпионка в этой компании – Констанс.

Ролло. Констанс Ардуэн?

Алекса. Да.

Ролло (от души). Вот уж красотка, так красотка.

Алекса. Ноэлю пришлось переспать с ней, чтобы она не проговорилась.

Ролло. Проклятый извращенец!

Алекса. О, он с ней потом тут же порвал.

Ролло. Еще того лучше!

Алекса. Зато она была у него в руках.

Эдит. И Вероника ничего не заподозрила?

Алекса. Ничего. Впрочем, потом, и в Париже и в Сен-Тро он лгал ей так ловко, так изобретательно, так смешно…

Ролло. Тебя еще впечатляют лгуны?

Алекса. Но что самое любопытное – это до какой степени он боится ее.

Ролло. Тебя еще впечатляют трусы?

Алекса. На это могу лишь повторить тебе, что я не родная дочь Эдит.

Ролло. Еще бы! Добродетель – и ты!

Эдит (раздраженно). Ох, до чего же вы оба осточертели не с моей добродетелью! Разглагольствуете о ней так, будто на нее никто никогда и не покушался!

Ролло (удивленный ее выпадом). Не понял?

Эдит. Конечно, я ничего лишнего себе и не позволила бы. Но е думайте, что меня не пытались соблазнить. Карадин, например, пытался.

Ролло. Как, и тебя тоже?

Эдит. Да, представь себе!

Ролло. Мало ему было дочери, ему еще и мать понадобилась!

Эдит. О нет, это давняя история, Алексе было тогда семь лет.

Ролло. Господи, да таких типов надо в клетку сажать!

Эдит. Должна признаться, он тогда пустил в ход все свое обаяние. Но я дала ему самый решительный отпор. Потому что, к счастью, любила другого.

Ролло. Кого?

Эдит. Дурачок! Тебя!

Ролло. Нет, у меня сейчас голова лопнет!

Эдит. За мной он ухаживал далеко не так настойчиво, как за Алексой. Его терпения едва хватило на две недели. (Дочери, с нежной улыбкой.) Я ему нравилась меньше, чем ты.

Ролло. Давай-давай, сыпь мне соль на рану!

Эдит. Я тебе и не заикнулась об этой истории, потому что ты уже тогда его терпеть не мог.

Ролло (взрываясь). И этот негодяй требовал, чтобы я явился к нему ровно в девять! И он еще позволил себе заставить меня ждать!

Эдит. И меня тоже.

Ролло. И тебя тоже! И он осмелился дать мне денег!

Алекса. Ты же у него просил.

Ролло. Да, просил! Под честное изобретение! А ведь он изобразил дело так, будто вручает мне комиссионные, как какому-нибудь агентишке. Бакшиш!

Эдит. Ты преувеличиваешь!

Ролло. Он просто решил заплатить мне за невинность моей дочурки! Одним махом опозорить всю мою семью!

Алекса (также вне себя). Перестань разыгрывать мелодраму!

Ролло. Да я швырну ему в морду эти несчастные деньги!

Эдит. Вот это правильно!

Ролл о (запнувшись на полуслове). Ох! Я же… (Плаксиво.) Ах ты черт! Ай-ай-ай! Это ужасно!

Эдит. Что ужасно?

Ролло. Я же заплатил за костюм. Теперь я смогу швырнуть ему в морду только четыреста тридцать пять тысяч!

Алекса. Ну так оставь все, как есть.

Ролло. Кой черт меня дернул платить за костюм?!

Алекса. Ты ничем не обязан Ноэлю, ты же продал ему изобретение за эти деньги.

Эдит. Но ведь он мог его и не покупать.

Ролло. Ты думаешь?

Эдит. Я уверена в этом.

Ролло. Но ты вспомни о Симоне Суши!

Алекса (с ледяной иронией). Да, ты, пожалуйста, вспомни хоть о ней!

Ролло. Ну конечно, я не имею права лишать ее этих денег.

Алекса. Весьма справедливо!

Ролло. Ладно, решено, этой проблемой я больше не занимаюсь.

Алекса. Дела есть дела!

Ролл о (с радостным облегчением). Уж теперь держись, мсье Карадин!

Алекса (внезапно обеспокоенная). Что ты собираешься делать?

Ролло. О, сущие пустяки. Всего-навсего отомстить за себя. А заодно и за тебя тоже, слышишь?

Алекса. За меня? С какой стати? Я вовсе не нуждаюсь в отмщении.

Ролло. Я заставлю этого субчика вернуть деньги, которые он у меня украл!

Эдит. Ну что ты говоришь?!

Ролло. И теперь, чтобы набить ему морду, мне не понадобится никакой Бурдиль! Эти письма (потрясает письмами) – настоящий динамит! На них-то мсье Карадин и подорвется!

Эдит. Леон!

Ролло (с блуждающим безумным взглядом). Трах-тарарах! Хоп-ля! Летите в рай, мсье Карадин! (Хватается за горло, будто его душат.)

Эдит (в ужасе). Что с тобой? Тебе плохо?

Ролло. О радость!

Алекса. Какой ужас!

Ролло (охваченный лихорадочным возбуждением). Долгонько я ждал этой минутки!

Эдит. Скорей, расстегни воротничок!

Ролл о (в экстазе). Зачем?! Это мне тогда было плохо! Очень плохо! А теперь я ожил, я возродился!

Алекса (с плохо скрытым отвращением). Ты возродился?!

Ролло. Ух, как я его раздавлю, этого Карадина! Раздавлю, в порошок сотру и еще плюну сверху! Вот так! (Хватает вазу и швыряет об пол. Ваза разлетается на куски.)

Эдит (в отчаянии). Ой, это же была единственная память о твоей матери!

Ролло (глядя в потолок). Прости меня, мама, я слишком счастлив!

Эдит (опустившись на колени, собирает осколки). Слава богу, она разбилась на крупные куски, может, еще удастся склеить.

Ролло. Зато уж мсье Карадина никому склеить не удастся!

Эдит (поднимаясь). Ты меня пугаешь. Ты будто с ума сошел!

Ролло. Да, я сошел с ума – от счастья!

Алекса. Но что же ты все-таки собираешься делать?

Ролло. Я? Ничего! Это Ноэлю придется слегка потрудиться. Из-за своих писем, своих чудненьких писем!

Алекса (возмущенно). Ты намерен воспользоваться его письмами?

Ролло. Когда Вероника узнает, что ее муженек встречается с девушкой, которой он «открыл ее тело» и которая «доказывает свою правоту, поднимая юбки», тогда, о, вот тогда-то и начнется свистопляска!

Алекса. Ты покажешь эти письма Веронике?!

Ролло. Боюсь, что придется.

Алекса (кричит, не помня себя). Ты не имеешь права! Это мои письма!

Эдит. Она верно говорит, ты действительно не имеешь права. И потом, Вероника просто умрет от этого.

Ролло. Ничего с ней не будет, она уже переболела менингитом. И вообще, она слишком долго была счастлива, пора и честь знать. Пусть-ка хлебнет горя вместе с нами. Сама виновата: держала бы своего Казанову возле своей юбки, чтобы меньше пакостил!

Эдит. Леон, дорогой мой, вспомни, ведь она любила тебя!

Ролло. Что ж, мне очень жаль огорчать ее. Но Карадин у меня в руках, и я не намерен щадить его.

Алекса. Ты просто отвратителен!

Ролло. Вот уж я полюбуюсь, как он станет ползать передо мной на коленях, этот мсье Карадин! Теперь его заставят ждать, как нищего, в передней! Теперь ему объявят, что о нем позабыли напрочь! Теперь я лягу в ванну, чтобы унизить его! А потом завалюсь в постель! А потом пошлю к нему лакея, чтобы тот наплевал ему в морду! (Срывает с себя воротничок.)

Эдит. Осторожно, ты сейчас упадешь!

Ролло. Нет, только не сейчас! После всего этого – пожалуйста, хоть сдохну! Но сперва он поваляется у меня в ногах, а я полюбуюсь, как он распластывается передо мной как последняя тварь!

Алекса. Ничего этого не будет.

Ролло. Ошибаешься, дочка, будет! Хватит с нас прозябать в тени, пришел и на нашу улицу праздник! (Смеется странным сумасшедшим смехом.)

Эдит (в панике). Успокойся, успокойся, это все скоро пройдет, мой дорогой!

Ролло. Что ты меня успокаиваешь, будто я псих?! Говорю тебе, я счастлив! Понимаешь? Счастлив!

Эдит. Пойду принесу тебе чего-нибудь попить.

Ролло. Вот это дело! Неси, надо спрыснуть мою победу. Теперь он у нас будет ходить в рохлях.

Эдит выходит, предварительно сделав знак Алексе.

Алекса. Посмотрел бы ты сейчас сам на себя!

Ролло. Он проклянет тот день, когда встретил тебя!

Алекса. Ты думаешь, мне приятно все это слушать?

Ролло. А мне безразлично, приятно тебе или нет.

Алекса (нежно). И я тоже тебе безразлична?

Ролло. Извини, но мне сейчас не до тебя.

Алекса. А ты подумал, что будет со мной после твоего разгрома?

Ролло. Ну, не вечно же мне тебя ублажать.

Алекса. Предположим, ты показываешь письма Веронике, она его выгоняет, он вновь становится бедным как церковная мышь, ты обретешь счастье. Ну, а я?

Ролло. Ты? Если ты его любишь – выйдешь за него. Если нет, и это была ошибка молодости – оставишь его подыхать на улице.

Алекса. Это не ошибка молодости.

Ролло. Значит, просто ошибка.

Алекса. Ты не хочешь дать мне хоть немного пожить счастливо?

Ролло. Жить счастливо можно и без денег.

Алекса. Да, но не с той, из-за которой ты их лишился.

Ролло. Не жалей о нем. Все равно никто и никогда не смог бы жить счастливо с этим подлецом.

Алекса. Лео, милый Лео!

Ролло. Ну-ну, умерь свои чары, напрасно стараешься! И не рассчитывай на мою доброту или глупость! (Кричит.) Хватит, конец моей доброте! И конец моей глупости! Отныне ничто не спасет Карадина!

Эдит (возвращается из кухни со стаканом в руке). Выпей! Это апельсиновая настойка. Она, говорят, прекрасно успокаивает.

Ролло (отталкивая стакан). Я и так спокоен.

Эдит. Ну прошу тебя.

Ролло. Я совсем спокоен!

Алекса (мрачно, угрожающим тоном). И я тоже. Слушай меня внимательно, папа. Либо ты отказываешься от этой бессмысленной мести, и я, как говорится, буду благословлять тебя до конца дней…

Ролло. Либо?

Алекса. Либо ты из упрямства погубишь Ноэля, но и меня вместе с ним.

Ролло. Ага, мы, кажется, перешли от чар к угрозам?

Эдит. Ты хочешь сказать, что уйдешь от нас? Ролло. Именно это она и хотела сказать.

Алекса (к Эдит). С тобой я, конечно, буду видеться где-нибудь на стороне. Эдит. А с отцом?

Алекса молчит.

Ролло. Да, как ты поступишь со своим отцом?

Алекса молчит.

Дорогая ты моя! То, что случилось, – ужасно. Ты причинила мне самую страшную боль в моей жизни… (Продолжает через силу.) Такую боль, что я даже заколебался. Честное слово! Я заколебался на целую секунду. Но только на секунду! Тем хуже для меня. Тем хуже для всех нас. Я должен, должен причинить ему зло!

Алекса (горячо). И это не потому, что я стала его любовницей, и не потому, что он приударял за мамой. Это все из-за тех историй в тысяча девятьсот тридцать первом году! А мы с мамой… мы только предлог!

Ролло (веско). Надеюсь, что нет.

Эдит. Она права! Скорее всего, это из-за Франсуазы Мишале.

Ролло. Ну, еще ты заговорила!

Эдит. Извини, дорогой.

Ролло. Ты-то хоть успокойся.

Эдит. Ты прав, дорогой. (Пьет апельсиновую настойку.)

Звонит телефон.

Ролло (взглянув на часы). Десять минут десятого. Мсье нервничает.

Алекса направляется к своей комнате.

(Громовым голосом). А ну стой! Иди сюда!

Алекса послушно возвращается.

Ты ему объяснишь, что место свидания переносится и что ты ждешь его здесь, дома.

Алекса (ледяным тоном). И ты полагаешь, я это сделаю?

Ролло. Да, потому что я требую.

Алекса. Ну так ты просчитался.

Ролло. Ты же знаешь, я от своего не отступлюсь.

Алекса. А я твоя дочь, папа.

Ролло. Ненадолго, если судить по твоим словам.

Эдит (умоляюще). Сделай так, как хочет отец!

Ролло. Да, сделай, я тебе очень и очень советую. Потому что я, видишь ли, тоже кое-чем могу припугнуть.

Алекса. Я ничего не боюсь.

Ролло. А за себя можешь и не бояться. Но если ты сейчас не сделаешь то, что я требую, я завтра же разыщу его в конторе, в ресторане, в административном совете, под юбкой у Вероники или где угодно – и прикончу, предварительно объяснив, за что. {Злорадно.) Я ведь оскорбленный отец, не забывай. И весьма мускулистый отец!

Алекса. Нет, не надо!

Ролло. Если же ты подчинишься мне, я его и пальцем не трону, обещаю тебе. В противном случае больница ему уж точно обеспечена.

Алекса (яростно). Подлец! Ах какой же ты подлец! (Снимает трубку.) Да, это я. Я очень устала. Приходи лучше ко мне. Они ушли в театр.

Ролло. Превосходно!

Алекса. Я оставлю ключ в двери, ты откроешь и войдешь… Да нет, все нормально… До скорого. (Вешает трубку.)

Ролло. Так-так! «Ключ в двери»!… Сразу видно, дорогу в дом он знает.

Алекса (зло). Ты обещал не трогать его!

Ролло. Я уже дал тебе слово.

Алекса. Поклянись маминой жизнью!

Ролло. Я что, совсем лишился доверия?

Эдит. Ты сумасшедший. А с сумасшедшими нужны меры предосторожности.

Ролло. Ну ладно, клянусь.

Эдит. Моей жизнью!

Ролло. Твоей жизнью.

Эдит (Алексе). Ты можешь быть спокойна.

Ролло. Ваше гнездышко, конечно, в двух шагах отсюда?

Алекса. На углу бульвара Сен-Жермен.

Ролло. Я так и думал. Итак, я попрошу вас оставить меня наедине с мексиканским Ларошфуко.

Алекса (с отчаянием). Ладно, делай как знаешь, все равно – конец всему!

Ролло. Эдит, вставь ключ в дверь и иди к себе в спальню.

Эдит. Ты обещаешь держать себя в руках?

Ролло. Держать себя в руках? О! Нет, только не это! Я буду непринужденным, приветливым, счастливым!

Эдит. Ну, если все это для тебя счастье… (Выходит в коридор.)

Алекса. Ты позволишь мне попрощаться с ним?

Ролло. Нашла дурака! (Вставляет ключ в дверь Алексиной комнаты, собираясь запереть ее там.)

Алекса. Ты хочешь запереть меня?

Ролло. Я не желаю, чтобы ты испортила мне весь спектакль неожиданным появлением.

Эдит возвращается из передней и проходит в спальню, не глядя на остальных.

Алекса. За меня не беспокойся. Я не из тех людей, которые покупают билеты для присутствия на казни.

Ролло. Все равно, излишняя предосторожность никогда не помешает.

Алекса (печально, с отвращением). Желаю приятно развлечься. (Выходит.)

Ролло (запирает за ней дверь. Оставшись один, вынимает письма и начинает читать). О-о-о! Грязный подлец! Подонок! (Внезапно подскакивает, дойдя до какой-то фразы, жадно перечитывает ее несколько раз.) Та-а-ак! Превосходно!

В коридоре послышался шум. Лицо Ролло озаряется радостью. Он гасит все лампы, кроме одной, и прячется в углу. Входит Карадин. Он крайне удивлен, не видя Алексу, и на цыпочках направляется к ее комнате, но застывает на месте от крика Ролло, который в ту же секунду зажигает все лампы.

Ролло (радостно). Arriba, Fernando![7]

Карадин (подскочив от неожиданности). Что?!

Ролло. Que tal, amigo?[8]

Карадин. Почему ты так говоришь?

Ролло. Ты не поймешь, но все равно, это очень смешно!

Карадин (совершенно успокоившись). Может, смешно, но ты меня напугал, это уж бесспорно.

Ролло. А ведь я только начал. Садись-ка!

Занавес

АКТ ТРЕТИЙ

Та же декорация. Между вторым и третьим актом антракта нет.

Карадин (так же высокомерно, как во втором акте). Тебе нужно еще денег? Ролло. Сегодня днем ты уже швырнул мне в лицо пятьсот тысяч франков.

Карадин. Верно. Как себя чувствует твоя жена?

Ролло. Очень хорошо.

Карадин. А… гм… твоя дочь?

Ролло (будто не заметив заминки). Тоже очень хорошо.

Карадин. Надеюсь, мне будет позволено поздороваться с дамами?

Ролло. Нет.

Карадин. Почему?

Ролло. Потому что Эдит, скорее всего, спит, а Алекса пошла в гости к подружке на угол бульвара Сен-Жермен.

Карадин невольно вскакивает с места.

Что с тобой? Садись, садись!

Карадин. Понимаешь, я спешу…

Ролло. Ну-ну! Признайся, что тебе скучно со мной, но не уверяй меня, будто ты спешишь.

Карадин. Да нет, именно спешу.

Ролл о (играя с ним, как кошка с мышкой). За двадцать лет нашей дружбы ты ни разу не собрался меня навестить. И если ты решился на это сегодня, значит, тебе совсем уж некуда было податься. Так что давай садись.

Карадин (растерянно). То есть, не то чтобы я очень спешил… Ролло (повелительно). Вот и я то же самое говорю. Садись, слышишь?!

Карадин (усаживаясь). Я, вообще-то, боялся, что не застану тебя…

Ролл о (изучая его). И, несмотря на это, все же зашел? Как это мило с твоей стороны! Впрочем, ты действительно рисковал не застать меня. Мы собирались пойти в театр.

А потом Эдит неважно себя почувствовала.

Карадин (неосторожно). Ах вот почему…

Ролло. Да. Именно поэтому.

Карадин. Странно, что я не встретил твою дочь.

Ролло. Что же здесь странного?

Карадин. А вот что: ты сказал, ее подружка живет на углу бульвара Сен-Жермен, а я, понимаешь ли, как раз иду с той стороны.

Ролло. Но я же тебе не сказал, когда именно она ушла.

Карадин. Ах да… верно…

Ролло. Ты говоришь так, будто она пригласила тебя сюда, а ты ее не застал.

Карадин опять встает.

Да не вскакивай ты все время, не раздражай меня!

Карадин. Ты намекаешь…

Ролло. Вовсе я ни на что не намекаю. Просто мне смешно при мысли о том, что еще сегодня утром ты считал ее двенадцатилетней девчушкой.

Карадин (успокоившись). Да, подумай только!

Ролло. Так ты сядь!

Карадин (садясь). Итак, это правда? Ты, значит, не собираешься просить у меня еще денег? Ей-богу, прямо не верится.

Ролло. Денег? Это было бы слишком хорошо.

Карадин. Ну, не слишком…

Ролло (с пугающим добродушием). Я, некоторым образом, собираюсь даже отплатить тебе разом за все. Расквитаться с тобой одним махом.

Карадин. Вот как?! Очень рад!

Ролло. Только вот перед этим я хотел бы попросить у тебя совета.

Карадин (весело). Охотно помогу. Советчик – не ответчик!

Ролло. Вот какое дело. Мы с Эдит немного обеспокоены. Алекса завела с кем-то роман.

Карадин. О, в ее возрасте это несерьезно.

Ролло (наслаждаясь своим превосходством). Ты все еще продолжаешь относиться к ней, как к двенадцатилетней. Я тебе повторяю: у нее роман. Зашедший довольно далеко. С одним молодым человеком.

Карадин. Как?! (Встает.)

Ролло. Ох, опять ты вскакиваешь!

Карадин. Извини. (Садится.)

Ролло. Да. С молодым парнем – очень красивым, приятным, веселым, из приличной семьи. Его зовут Жером Жаке.

Карадин. Да я его видел пару раз, этого самого Жерома. Паршивый сноб, безмозглый сопляк!

Ролло. А главное, бедная жертва.

Карадин. Что?

Ролло. Да-да, жертва. Алекса использовала его как ширму. Ей-богу, здорово она нас провела!

Карадин. Как… ширму?

Ролло. Пока мы тут волновались по поводу Жерома, она делала что хотела… И связалась со старым хреном вроде меня. Очень глуп, очень богат и свинья свиньей!

Карадин. Откуда ты это знаешь?

Ролло. Ее мать нашла письмо.

Карадин. А?! (Встает.)

Ролло. Да что ты без конца вскакиваешь?!

Карадин. Не знаю, что на меня нашло. Известно, кто он?

Ролло. Этот старый козел?

Карадин. Ну… да.

Ролло. Я знаю только его имя: Максим.

Карадин. Максим… а дальше?

Ролло. Тот же вопрос и я задал Алексе. Она мне ответила: «Максим де Ларошфуко».

Карадин с облегчением смеется.

Тебе смешно?

Карадин (с нежностью). Забавные они, эти девочки!

Ролло. Забавные – да не для их отцов!

Карадин (вынимая из золотого портсигара сигарету). Можно?

Ролло. О, пожалуйста! (Продолжает.) И вот, вообрази, нынче вечером этот старый сатир проделал наш с тобой трюк с фальшивым номером.

Карадин. Нет, серьезно?

Ролло. Он спросил у меня по телефону «Тюрбиго».

Карадин (воображая, что очень ловко выворачивается). Вот уж мне никогда не пришел бы в голову этот индекс!

Ролло. Ноэль, ты настоя… (Осекается.) Нет-нет, еще рано, не будем спешить. Продолжим по порядку.

Карадин (снова заподозрив неладное). Ты нынче вечером в хорошем настроении.

Ролло (не обращая внимания на его слова). Ноэль, я тебя знаю с двадцать восьмого года.

Карадин. Ага, мы, кажется, решили начать с потопа?

Ролло. Мое первое воспоминание о тебе – та история с вонючими шариками.

Карадин (развеселившись). Ну как же, помню!

Ролло. Ты хорошо помнишь дело с вонючими шариками?

Карадин. Довольно хорошо.

Ролло. Я их набросал целых шесть штук в колымагу математика.

Карадин. Да, папаши Мамонта.

Ролло. Именно, папаши Мамонта. Ну и воняло же там, внутри, аж тошно было!

Карадин. Могу себе представить!

Ролло. Но кто-то на меня донес. И Мамонт запер меня на два часа в своей машине. В самый подходящий момент, когда вонь достигла своего пика.

Карадин. Нда, и видик же у тебя был!

Ролло. Кто на меня донес?

Карадин (не моргнув глазом). Я, наверное.

Ролло. Конечно, ты! Потом, в тридцать втором, ты обворовал Мальбера, и я был наказан вместо тебя. Ты должен был быть мне признателен за это всю жизнь!

Карадин (все так же весело). А я не был признателен.

Ролл о (глядит на него в упор и продолжает). Когда мы провожали девчонок из лицея, ты всегда оставлял мне самую противную.

Карадин. Да ведь мы с ними даже не разговаривали!

Ролло. И все равно, ты оставлял мне самую противную. В октябре тридцать второго года ты отбил у меня Франсуазу Мишале.

Карадин. Верно. Но ведь я тебе вернул ее в июле тридцать третьего!

Ролло. Ничего себе «вернул»! Во что она превратилась?! Возненавидела мужчин и спала со всеми без разбору, лишь бы забыть тебя.

Карадин. И это верно. Она тебе наставляла рога с рекордной скоростью.

Ролло. В семнадцать лет рогоносцами не бывают. И я не был рогоносцем, просто ты еще раз оставил меня в дураках.

Карадин. На кой черт ты вытащил на свет божий этот хлам?

Ролло. Ты ухитрился жениться на Веронике – на девушке, которая любила меня до того, что заболела менингитом.

Карадин. Ты, надеюсь, не станешь винить меня в том, что я сделал ее счастливой?

Ролло (ухмыльнувшись). Счастливой?! Ладно, молчу. В тридцать шестом, в тот момент, когда я менее всего был готов к этому…

Карадин (с обычным для себя высокомерием). Слушай, мне очень не нравится твой новый тон.

Ролло. Ничего, старина, сегодня ты услышишь много такого, что тебе не понравится.'

Карадин. Не пойму, чего ты добиваешься?

Ролло (которому уже наскучило играть в прятки). А вот чего! Я пытался доказать тебе, что и в двадцать восьмом, и в тридцать третьем, равно как и в пятьдесят седьмом году ты всегда был сволочью, мой дорогой Ноэль!

Карадин (вставая). Тебе не кажется, что ты хватил через край?

Ролло. Ты сволочь, Ноэль. Садись!

Карадин. А ты… ты пьян в стельку. Я пошел.

Ролло. Садись, говорю!

Карадин. До свиданья.

Ролло. Садись, не то морду набью!

Карадин. Ну что спорить с психом! (Садится.)

Ролло. Вот так! Понимаешь, я поклялся жизнью Эдит, что не стану избивать тебя. Но ты уж не выводи меня из терпения.

Карадин. Ты поклялся не избивать меня?

Ролло. Да, и можешь мне поверить, меня на коленях умоляли. В общем, мне пришлось пообещать. Но и ты веди себя смирно.

Карадин. Я знаю, что ты намного сильней меня.

Ролло. О, намного! Чемпион по любительскому боксу в тридцать шестом году. Черный пояс дзюдо. И вдобавок себя не помню от ярости.

Карадин (развязно). Ага, так ты, оказывается, в ярости?

Ролло. Да. И мне не нравится твоя наглость. Твой всегдашний тон мне не нравится, понял?

Карадин. Тем хуже для тебя.

Ролло. Ноэль, тебе давным-давно известно, что Алексе не двенадцать лет.

Карадин (растерянно). Мне?

Ролло. Все считали, что ты верен Веронике. Особенно сама Вероника. А ты взял и украл у меня мою малышку!

Карадин. Ты… сошел с ума… или пьян?

Ролло. И когда ты увидел, что она не уступает, то вместо того, чтобы отказаться от нее, ты преследовал ее целых полгода, пока она не сдалась.

Карадин. Да никогда в жизни!…

Ролло. Вероника ведь правду сказала: наша дочь упряма и довольно резка.

Карадин (с запоздалым возмущением). Как ты смеешь порочить эту девочку! Это безобразие!

Ролло. Напрасно стараешься, простофиля! Это я велел ей пригласить тебя сюда.

Карадин. Как?!

Ролло. Вот почему ты и не встретил ее на улице, по пути из вашего гнездышка.

Карадин. Из «вашего гнездышка»! Фу, какая пошлость!

Ролло (кричит). У меня доказательства! Понимаешь или нет: доказательства! Как ты думаешь, стал бы я тебя так оскорблять, рискуя навсегда лишиться возможности доить тебя, если бы у меня не было доказательств?

Карадин молчит.

Ага! Такой довод тебе не по зубам, верно? Когда я гадок, ты меня, кажется, лучше понимаешь!

Карадин (с притворным возмущением). Но я все равно отрицаю!

Ролло. Этот старый козел – ты!

Карадин. Да хватит валять дурака!

Ролло (цитирует письма). «Ты вновь возродила для меня любовь, дорогая!» «Твое тело – это маленькое чудо, которое я открою тебе самой». И дальше в том же духе.

Карадин. Любой может написать такие глупости.

Ролло. Да, только любой не мог написать: «Сегодня вечером Нико улетает в Бразилию. У нас впереди целый месяц счастья, мой ангел».

Карадин. Это я, что ли, написал?

Ролло. Ну надо же быть таким кретином! Всему свету известно, что только ты один зовешь свою жену «Нико», что у вас есть дела в Бразилии, что Вероника летала туда в начале июня и пробыла там ровно один месяц!

Карадин (сражен). О-о-о!

Ролло. Так что бесполезно было подписываться Максимом и вырабатывать себе новый почерк!

Карадин. Ладно, я признаюсь: я обожаю твою дочь…

Ролло. Давай уж сразу сведем все счеты. Десять лет назад ты так же обожал мою жену.

Карадин (искренно). Вот уж чего не было, того не было!

Ролло. Не было, значит?

Карадин. Твою дочь – да, это я признаю.

Ролло. А что же тебе еще остается, как не признать!

Карадин {убежденно). Но Эдит – никогда!

Ролло. Ну, совсем заврался!

Карадин. Я готов согласиться, что она очаровательна, но не в моем вкусе.

Ролло (возмущенно). Не в его вкусе, скажите пожалуйста!

Карадин. Во всяком случае, у нас никогда ничего не было. Можешь поставить мне это в вину, но я повторяю – никогда и ничего!

Ролло. Эдит не стала бы зря хвастаться такими историями. Тем более что здесь и хвастаться-то особенно нечем.

Карадин. Весьма сожалею, но – никогда и ничего!

Ролло. Ну, черт подери, это я сейчас проверю! (Зовет.) Эдит!

Голос Эдит. Да, дорогой?

Ролло. Поди сюда на минутку!

Голос Эдит. Сейчас, дорогой!

Появляется Эдит.

Ролло. Этот поганец утверждает, что никогда не ухлестывал за тобой.

Эдит (с трогательным смущением). О, ну какая разница!

Ролло. Он даже утверждает, что ты не в его вкусе.

Эдит. Не надо волноваться, дорогой. Это же было так давно, он, наверное, просто забыл.

Карадин. Прошу меня простить. Мы ведь с вами… не… (Осекается.)

Ролло (яростно). Нет! Вы с ней – не!…

Карадин. О, ну тогда… понимаете, так трудно помнить всех, с которыми…

Ролло (к Эдит). Значит, ты просто хвасталась?

Эдит (оскорбленно). Кто, я?!

Ролло. Хотела вызвать интерес к своей персоне и ради этого выставила меня дураком перед ним?

Эдит (со слезами на глазах). Простите меня, Ноэль, мне не следовало бы вспоминать об этой истории. Но вы поймите, не могу же я позволить оскорблять себя!…

Карадин. Да-да, я понимаю, и все же, хоть убейте…

Эдит (с мягким упреком). Вспомните, Ноэль, – набережная Сен-Жанн-де-Люз…

Карадин (наконец вспоминает). Ах, ну да!

Эдит. Вероника в тот момент решила порвать с вами. Вы даже просили меня тогда развестись с Леоном.

Ролло. Просил развестись?!

Карадин. Как я мог забыть?!

Эдит (снисходительно). Ну, подумаешь, двухнедельное увлечение…

Карадин. Это правда, Леон, я был влюблен в твою жену.

Ролло. И я ничего не заподозрил!

Карадин. Но я, наверное, почти сразу же понял, что у меня нет никаких шансов, и отступился.

Ролло (к Эдит). Можешь идти к себе.

Эдит. Прошу меня простить, Ноэль, за то, что мне пришлось напоминать вам. Но для меня это воспоминание очень важно. Вы ведь единственный, кто осмелился заметить, что я красива.

Карадин (переполненный счастливыми воспоминаниями). Сен-Ж ан-де-Л юз!…

Эдит. Я молчала бы и дальше, если бы не эта драма. Мне очень жаль: ведь теперь из-за меня Леон обойдется с вами еще круче.

Карадин. И это будет справедливо. Я заслужил наказание уже за одно то, что забыл вас.

Ролло. Ну, вы кончили ворковать? Иди к себе!

Эдит. Спасибо за то, что вы не отреклись от этой истории. (Уходит к себе, по дороге торжествующе кивнув Ролло.)

Ролло. Видал? Так вот: ты еще гнуснее, чем тебе кажется.

Карадин (провожая взглядом Эдит). Непростительная глупость! Такая прелестная женщина! Тебе здорово повезло, Ролло.

Ролло. Нет. Вот тебе всегда везло. Даже слишком везло. Но сегодня удача от тебя наконец отвернется.

Карадин. То есть, это ты меня обездолишь?

Ролло. А ты никогда не боялся того, что рано или поздно придется заплатить за все?

Карадин. За что?

Ролло. За все то счастье, которым ты наслаждался столько лет незаслуженно. И которым ты пользовался как последний негодяй.

Карадин (по-прежнему нагло). И вот настал день расплаты?!

Ролло. Да, дорогуша моя, настал. У меня в кармане восемь писем Максима, которые я завтра же вручу Веронике с соответствующими разъяснениями. У нее – у Вероники – весьма опытные адвокаты. Когда они вышвырнут тебя на улицу, ты ведь останешься без гроша. (Потирает руки.) И тебя ждет жизнь, которую пришлось вести мне.

Карадин (хрипло). Ты… ты этого не сделаешь…

Ролло. Придется тебе распрощаться с миллионами, которые ты у меня украл.

Карадин. Что-то не помню, когда это я их у тебя украл.

Ролло (с издевкой). И ты даже меня не сможешь доить. С меня-то ведь взять будет нечего, поскольку я уже не смогу больше доить мсье Карадина.

Карадин. Я выкуплю у тебя эти письма.

Ролло. Я это предвидел. Бакшиш!

Карадин. По миллиону за письмо!

Ролло (замахнулся было на него, но удержался). Я поклялся не убивать тебя!

Карадин. Неужели тебе совсем не жаль Веронику?

Ролло. Ага! Ты тоже надеешься разжалобить меня Вероникой?! (Хихикает.) Она наложит на себя руки, не иначе!

Карадин. Наложит на себя руки? О нет!

Ролло. Ну и слава богу! А то я бы очень огорчился. К ней-то у меня никаких претензий.

Карадин. Да успокойся. Она, конечно, будет страдать… Ужасно…

Ролл о (искренне). Очень, очень жаль!

Карадин… но она сумеет отомстить мне.

Ролло (расцветая от злобной радости). Ну и в добрый час!

Карадин. Из-за той истории с тобой, которая принесла ей столько горя, она, выходя за меня, приняла все необходимые предосторожности.

Ролло. Молодчина Вероника!

Карадин. Она взяла меня нищим. Нищим она меня и выгонит.

Ролло. Вот в этом я уверен.

Карадин. Но она этим не ограничится.

Ролло (ликующе). Молчи, молчи, не то я умру от радости!

Карадин. Слушай, ты помнишь дело Мазукяна?

Ролло. Мазукян? Спекуляции золотом?

Карадин. Да. Я был замешан в этом деле.

Ролло. Милый, милый, милый Ноэль!

Карадин. Мы никому не причинили зла. Мы только обжуливали жуликов!

Ролло. Но правосудие, по-видимому, не захотело оценить ваше благородство должным образом?

Карадин. Да. Веронике тогда пришлось платить направо и налево. Сам Мазукян вел себя очень прилично. За исключением одного: он отдал ей все мои письма – те самые письма, за которыми так гонялось следствие.

Ролло (весело). А ты у нас, оказывается, великий мастер эпистолярного жанра!

Карадин. Я ни минуты не сомневаюсь: стоит Веронике прочесть письма Максима, и она использует против меня то, что я писал Мазукяну.

Ролло. И чем это пахнет?

Карадин. От пяти до десяти лет тюрьмы.

Ролло. Нет, ты меня просто балуешь!

Карадин. Да, от пяти до десяти.

Ролло. Это верняк?

Карадин. Не понял?

Ролло. И не могут дать условно? Или с отсрочкой?

Карадин. Отсрочка? При десяти годах?

Ролло. Извини, я изучил уголовный кодекс не так глубоко, как ты. Значит, тебе навесят целых десять лет?

Карадин. Пять как минимум.

Ролло. Нда, вы, должно быть, затеяли тогда грандиозную спекуляцию.

Карадин (не обращая внимания на его реплику). Тебе, верно, приятно было бы засадить меня за решетку, а?

Ролло. А как же! Я бы тебе туда апельсины носил!

Карадин. Эх ты, идиот безмозглый!

Ролло (беззлобно). Ну, давай, давай, поругай меня напоследок.

Карадин. Для человека, который меня так ненавидит, ты слишком плохо меня изучил!

Ролло. Да, признаюсь, ты меня сегодня приятно поразил.

Карадин. Ты думал, я так и соглашусь отсидеть десять или хотя бы пять лет?

Ролло. Ничего страшного, отсидишь как миленький!

Карадин. Правильно я тебя прозвал: рохля он и есть рохля!

Ролло. Рохля, из-за которого ты сдохнешь!

Карадин. И все равно, ты рохлей был и будешь. Ты судишь людей по себе. Вот ты-то уж отбыл бы все пять лет покорно, как баран. Да и десять тоже. И еще стал бы благодарить бога за то, что так дешево отделался. Тебе и в голову не пришло бы, что есть другой выход. А вот у меня он есть!

Ролло. И я сильно подозреваю, что он придется мне по душе.

Карадин. Мой дорогой Ролло, когда человек моего склада совершает глупость, он знает, чем и как за нее платить.

Ролло. Прекрасно сказано! Особенно, когда он.совершает сразу две.

Карадин: Чего ты, в сущности, добиваешься? Отомстить за себя? Но за что же? За все – и ни за что. За четверть века черной зависти. Так скажи мне, что тебе доставило бы самую большую радость?

Ролло. Гм…

Карадин. Чтобы я умер, верно?

Ролло. Ну ясное дело. Просто я не смею требовать от тебя так много…

Карадин. Требуй, не бойся. Я решился.

Ролло (с марсельским акцентом). Шютишь?

Карадин. Можешь не показывать письма Веронике. Сегодня ночью я покончу жизнь самоубийством.

Ролло (недоверчиво). Так я тебе и поверил!

Карадин. Я убью себя, если ты поклянешься мне жизнью Эдит, что ты сожжешь эти письма, как только узнаешь о моей смерти из газет.

Ролло. Да что за проклятье, сегодня все заставляют меня клясться жизнью Эдит!

Карадин. Поклянись же!

Ролло (после короткого колебания). Клянусь.

Карадин. Жизнью Эдит!

Ролло. Клянусь жизнью Эдит. (Со жгучим любопытством.) А как ты собираешься сделать это? Пуля в висок?

Карадин. Ну, нынче это не принято, старина.

Ролло. Почему же…

Карадин. Нет, я предпочитаю несчастный случай. Моя машина врежется в дерево. Можешь попрощаться со мной навсегда.

Ролло. Ты этого не сделаешь!

Карадин. Читай завтрашние газеты.

Ролло. Значит, ты это сделаешь?

Карадин. Посмотри на меня.

Ролло. Но это же идиотство! Конечно, приятно помечтать минутку… но ведь… жизнь! Все-таки – жизнь!

Карадин. Не смеши меня! Ты можешь себе представить, как я покидаю тюрму без гроша в кармане и обхожу бывших друзей, выклянчивая себе на пропитание?

Ролло. Очень даже могу! Именно этого я и добиваюсь!

Карадин. Ну так я не доставлю тебе такого удовольствия! Ты можешь только убить меня, не более того!

Пауза. Карадин встает и направляется к двери.

Ролло. Погоди! (Оттягивает воротник сорочки, совсем, как недавно.) Господи, что это со мной?!

Карадин (с притворным волнением). Надеюсь, тебя не хватил инфаркт от счастья?

Ролло. Просто невероятно! Что со мной творится?

Карадин. Ты у меня, что ли, спрашиваешь?

Ролло. Да нет, ты, конечно, покончишь с собой, я уверен…

Карадин. Я тоже уверен.

Ролло. Я получил даже больше, чем надеялся.

Карадин. Да уж… Если я что-нибудь делаю, то делаю как следует.

Ролло. И я ведь должен быть доволен.

Карадин. Похоже, что так.

Ролло. Особенно, если вспомнить, как ты со мной поступил.

Карадин. Неужели же ты не доволен?

Ролло. Доволен. Но не так, как хотелось бы.

Карадин. Извини, больше ничего не могу для тебя сделать.

Ролло (поразмыслив). Нет, решительно… не стоит тебе… не стоит самоустраняться. Меня это больше не волнует.

Карадин. Остерегайся первого порыва души, Ролло.

Ролло. Говорю тебе, меня это больше не волнует! Не стану же я, в самом деле, умолять тебя остаться в живых!

Карадин. Нет, не станешь. Ты просто вернешь мне письма.

Ролло. Ну, это уж нет, черт возьми!

Карадин. Да! Либо ты вернешь мне их по доброй воле, либо я убью себя, и тебе придется вернуть их поневоле. Я не желаю жить под угрозой разоблачения.

Ролло. Гляди-ка, ты опять командуешь!

Карадин. Я тебя просто информирую.

Звонит телефон.

Ролло (рычит в трубку). Алло! Алло! Я слушаю! Вам еще не надоело сопеть в трубку, тюлень несчастный?… Отвечайте же, черт вас побери! (С треском швыряет трубку.) Так это, значит, не ты звонил?

Карадин. И сопел в трубку как тюлень?

Ролло. Да.

Карадин. Ты запамятовал, Леон, ведь я – Тюрбиго.

Ролло (пристально посмотрев на Карадина). Теперь я знаю, почему я не так счастлив, как должен был бы.

Карадин. Почему?

Ролло. Потому что ты меня не боишься. Потому что ты ни на йоту не утратил своей наглости. Потому что ты все это время был так спокоен и уверен в себе, словно и не висел на волоске по моей милости.

Карадин. Ну, не совсем так…

Ролло. Я, конечно, могу убить тебя. Но даже и этим я не возьму верх над тобой. Я ничего не могу с тобой сделать, потому что ты не боишься смерти. А смерти твоей я не хочу. Я хочу другого: чтобы ты умолял меня о пощаде. На колени!

Карадин. Да хватит дурака валять.

Ролло. На колени и моли о пощаде своего дорогого Рохлю!

Карадин. Нет уж, я предпочитаю несчастный случай.

Ролло. Ах так? Ладно, тогда употребим другое средство. Гораздо лучшее. Мне кое-что пришло в голову.

Карадин. Да неужели?

Ролло. Тебе все же придется поползать передо мной на коленях, Ноэль.

Карадин. Ты шутишь?

Ролло. Да-да, и умолять меня сжалиться, – и ты сделаешь это из-за Алексы.

Карадин (заметно теряет уверенность в себе). Из-за Алексы?…

Ролло. О, я не стану посвящать ее в историю с Мазукяном. В ее возрасте жулики вызывают скорее симпатию, чем отвращение. Она способна понять и простить тебя. Я придумал кое-что получше.

Карадин. Кое-что получше?

Ролло. Удивляюсь, как это мне раньше не пришло в голову. Просто у меня против тебя столько всего накопилось, что не сразу и выберешь.

Карадин. Поистине так!

Ролло (раздельно). Я расскажу ей о твоей идиллии с Франсуазой Мишале.

Карадин (кричит). Нет!!!

Ролло. И о том, как ты бросил ее, предоставив ей выпутываться самой.

Карадин (глухо). Только не это!

Ролло. Ну, тогда на колени, сию же минуту на колени!

Карадин. Мало тебе было того, что я согласился сдохнуть?!

Ролло. Мало!

Карадин. Теперь ты хочешь испоганить самую память обо мне?

Ролло. А мне наплевать, какую память ты по себе оставишь.

Карадин. Ты представляешь, какую боль причинишь ей?

Ролло (не повышая голоса). Трус! Трус, который прячется за мою дочь!

Карадин. Я люблю ее! Она – единственное счастье моей жизни!

Ролло. Меня этим не проймешь!

Карадин. Я умоляю тебя!

Ролло. На колени! Будешь умолять меня на коленях!

Карадин. Ну что ж… Мне теперь терять нечего. (Долго выбирает подходящее место и становится на одно колено перед Ролло.) На оба колена?

Ролло. Да уж, будь любезен!

Карадин (становится на оба колена). Ну, доволен теперь? Ролло. Нет. И я знаю, почему. Ты ведь думаешь, что все равно никто не узнает. (Зовет.) Эдит!

Голос Эдит. Да, дорогой?

Ролло. Поди-ка, полюбуйся!

Голос Эдит. Сейчас, дорогой!

Карадин (собираясь встать). Только не перед Эдит!

Ролло. Тогда, может быть, перед Алексой?

Карадин, присмирев, остается в прежней позе. Входит Эдит.

Эдит. О!

Ролло. Гляди, Эдит, он на коленях передо мной. Он меня умоляет!

Карадин. Это правда, я его умоляю.

Эдит (к Ролло). Мне стыдно за тебя! (Карадину.) Встаньте, пожалуйста.

Ролло. Не двигаться! (С отчаянием.) Эдит, ты-то знаешь, как я ждал этой минуты! Как я уповал на нее! И вот он стоит передо мной на коленях и умоляет о пощаде. А что еще я мог с ним сделать?! У меня в душе пустота. (Яростно.) Пусто! Пусто! Мне кажется, будто я потерял даром двадцать лет жизни!

Эдит. Боюсь, что ты прав.

Ролло. Но ведь это невозможно! Это было бы слишком глупо! Эй, Ноэль, ну-ка повторяй за мной: «Леон, ты гораздо умнее меня!»

Незаметно для присутствующих входит Вероника.

Карадин. Леон, ты гораздо умнее меня!

Ролло. Леон, ты гораздо красивее меня!

Карадин. Леон, ты гораздо красивее меня!

Ролло. Леон, ты нравишься женщинам больше, чем я!

Вероника. Прошу меня простить, но ключ был в двери. Я стучала, но, поскольку никто не ответил, я вошла.

Карадин и Ролло застывают от испуга.

Эдит (горячо). Вероника, дорогая, здравствуйте!

Вероника. Здравствуйте, моя дорогая. Ноэль, что здесь происходит?

Карадин (успевший тем временем подняться, отряхивая колени). Ничего. Ровным счетом ничего.

Вероника (внезапно взволновавшись). Мазукян?

Эдит. Это что, ваша новая шутка – Мазукян?

Вероника (успокоенная ее простодушным тоном). Скорее, старая.

Эдит. Ах так, ну тогда не страшно. (Вдохновенно выдумывая на ходу.) Вообразите себе, эти двое идиотов заключили глупейшее пари. И Леон выиграл.

Вероника (медленно). Ах, вот оно что…

Эдит. И поскольку Ноэль проиграл, ему пришлось признать, что Леон умнее, красивее и обаятельнее его.

Вероника. Ноэль, это правда?

Карадин (обретя прежнее спокойствие). Не вечно же мне выигрывать.

Вероника. Леон?

Ролло молчит.

Леон, я к тебе обращаюсь.

Ролло (которого Эдит молит взглядом). Да. (С усилием.) Просто глупое пари.

Вероника. Ну тогда вы действительно идиоты.

Ролло. Особенно я.

Карадин (любезно). Ну зачем же так?! Я по крайней мере так же глуп, как ты.

Ролло. А я говорю, нет. И вообще, иди к черту!

Карадин. Ну, если ты так настаиваешь…

Вероника. Так паясничать на пятом десятке!

Ролло (убежденнно). Да уж, можно сказать, настоящие паяцы! Ах какая мерзость!

Вероника (пораженная его горьким тоном). Скажи пожалуйста, ты все свои пари принимаешь так близко к сердцу?

Ролло (с невыразимой печалью). Тебе этого не понять. С виду я это пари выиграл, а по сути проиграл.

Вероника. Что-то ты очень сложно выражаешься.

Ролло. Напротив, куда уж проще.

Вероника. А тебе не кажется, что он сложно выражается, а, Ноэль?

Карадин. Вовсе нет. Я ему сейчас даже симпатизирую. Как подумаю, к чему он мог бы меня принудить!…

Ролло (угрожающе). И к чему я, может быть, еще вернусь!

Карадин (пренебрежительно). Не думаю, момент уже упущен.

Ролло (ворчит). Ладно-ладно, тоже мне умник нашелся.

Вероника. Господи, до чего же они оба противные, с этими их секретами!

Эдит. Вот именно, противные!

Ролло (Веронике). Слушай-ка, ты тут назвала одно имя, которое меня очень заинтересовало.

Вероника. Вот как? Какое же?

Ролло. Мазукян.

Вероника. Ах вот что.

Ролло. Мазукян имеет какое-нибудь отношение к Ноэлю?

Вероника. Ни малейшего.

Ролло. Ну не скрывай! Ей-богу, мне интересно.

Вероника. Это дело Ноэля. Я расскажу только, если он мне позволит.

Карадин. А я не позволяю.

Ролло. Жаль!

Вероника (мужу). Объясни-ка, каким образом ты очутился здесь? Ты же должен был провести вечер в клубе.

Эдит (поспешно). А он встретил по дороге Леона. И Леон привел его к нам. Из-за этого знаменитого пари.

Вероника. Да, кстати, поговорим о пари.

Эдит. Да вы уже все о нем знаете. Вы же видели результат.

Вероника. Да, на финал я полюбовалась. Но мне интересно было бы узнать и о предмете спора.

Карадин (вполне овладев собой). Кстати, а как ты сюда попала?

Вероника. Мне стало скучно. Твои друзья очень развлекли меня сегодня утром. И вот мне захотелось взглянуть, где и как они живут.

Ролло. Ей захотелось взглянуть на мартышек прямо у них в клетке. А что ж тут особенного? Мы, кстати, живем в двух шагах от зоосада.

Вероника. Я даже надеялась, что мне посчастливится еще раз перекинуться парой слов с вашим юным феноменом.

Эдит (с легкой обидой). Это вы Алексу называете нашим юным феноменом?

Вероника (с улыбкой). Да, прошу прощения, если это вас задело. Она мне нравится, эта малютка.

Ролло (внезапно решившись). Ты говоришь, что хочешь видеть Алексу?

Вероника. Да, если можно.

Ролло. Нет ничего проще. (Подходит к двери Алексы и поворачивает в ней ключ.) Алекса, выходи, малыш, поздоровайся с нами!

Алекса успела переодеться. Она ожидала увидеть Карадина, но не Веронику. Она крайне удивлена, но довольно хорошо скрывает это, и ее первые слова не выражают ее чувств.

Алекса. О, сколько народу!

Вероника. Ты, оказывается, держишь дочь под замком?

Алекса. Я плохо себя вела. (Делает легкий реверанс воспитанной девицы.) Добрый вечер, мадам. Добрый вечер, мсье.

Вероника. Ты запер дочь, чтобы она не видела, как Ноэль стоит перед тобой на коленях?

Алекса (со смесью жалости и презрения). О, вас заставили стоять на коленях!

Карадин (хорохорясь). Просто глупое пари с вашим отцом.

Алекса (многозначительно посмотрев на Ноэля). Я сижу взаперти с самого полудня. Надеюсь, вам не пришлось стоять на коленях все это время.

Вероника (успокоенная, меняет тему разговора). Значит, вы плохо вели себя?

Алекса. Да, я была такой дурочкой!

Карадин. Это меня удивляет.

Алекса. Благодарю за комплимент. Но я и правда была дурочкой.

Ролло. И еще какой!

Вероника (любезно). Расскажите нам, что случилось. Я уверена, что все это сущие пустяки.

Алекса. О нет. Пустяками здесь не обойдешься – ведь я дочь моей родной матери.

Вероника (значительно более прохладным тоном). Ах вот вы о каких глупостях говорите?!

Алекса. А вы можете себе представить, чтобы я совершила какие-нибудь другие?

Вероника. Вы влюбились в кого-нибудь?

Алекса. Не знаю.

Карадин. Как же можно не знать?

Алекса. А я вот не знаю. Впрочем, теперь с этим уже покончено.

Эдит. О да, моя дорогая, конечно, конечно!

Алекса. Наверное, покончено. Я еще в этом не уверена.

Вероника. Но если вы еще его любите, почему бы вам не выйти за него замуж?

Алекса. Потому что я еще глупее, чем вы думаете: этот человек женат.

Вероника. А! (Еще более холодно.) Это очень, очень дурно, милочка!

Алекса. Я знаю. Я долго боролась с собой. Целых шесть месяцев. Как выразился папа, я доблестно защищалась.

Вероника. Этот женатый человек добивался вас целых шесть месяцев?

Ролло. Да, представь себе! Вот негодяй!

Алекса. Эта настойчивость меня и подкупила.

Вероника. И его жена ничего не заметила?

Ролло. Ничегошеньки! Ну не дура ли?!

Алекса. О, это-то как раз понятно. Я никогда не видела, чтобы кто-нибудь до такой степени боялся своей жены, как он.

Вероника (искренне). Боялся своей жены?! Боже, какая нелепость! Ты можешь это понять, Ноэль?

Карадин. Именно нелепость!

Эдит (к Ролло). Вообрази себе, что ты боялся бы меня!

Алекса. Когда он писал мне, он изменял свой почерк.

Вероника. Вот мерзавец!

Ролло. Очень рад, что ты так считаешь.

Алекса. И вот я, простофиля несчастная, целовала и прижимала к сердцу фальшивые слова, написанные фальшивым почерком!

Карадин. О, вы чересчур суровы!

Алекса. Впрочем, это вс╦ глупости, и опять я болтаю больше всех. Вечная история! Но это ваша вина, мадам, не нужно было меня расспрашивать!

Вероника. Извините меня.

Алекса. О, я на вас не в претензии. Наоборот. Я воспользуюсь вашим присутствием, чтобы кое о чем попросить моего отца. При вас он, может быть, не осмелится мне отказать.

Ролло (нежно). Я тебе ни в чем больше никогда не откажу, Алекса.

Алекса. О, не обещай заранее. (Обнимает его и говорит, давясь слезами.) Папочка, милый, я хотела бы уехать.

Ролло. Ты хочешь наказать за свою ошибку меня?

Эдит. Уехать?!

Ролло. И наказать свою мать тоже?

Алекса. Я хотела бы уехать, и как можно скорей. Ненадолго! Всего на несколько недель, чтобы как следует разобраться во всем.

Вероника. Она права.

Карадин. Уехать? Куда это?

Ролло. А тебе очень хотелось бы знать, а?

Вероника. Не говори глупостей! Ему-то какое до этого дело?!

Ролло (надменно). Вот именно! (Карадину.) Тебе-то какое до этого дело?

Карадин. Да, конечно… никакого…

Алекса (взглянув на Карадина). Мсье Карадин, вероятно, хотел сказать: «Ехать? Куда же тут ехать?»

Вероника. Вероятно.

Алекса. Ну так вот, я еще точно не знаю куда. Куда глаза глядят.

Карадин. Но вы уедете одна?

Ролло. Надеюсь, что одна!

Алекса. Нет, и не надейся. Ведь мало просто уехать. В наше время расстояния никого не разлучают. Я хочу поставить какого-нибудь парня между этим человеком и мною.

Вероника. Это, конечно, наилучшее решение… особенно, если вы его еще любите.

Эдит (обняв Алексу). Ты этого не сделаешь, милый мой ангелочек!

Алекса. Сделаю, мама. Сейчас по Парижу ходит кто-то, кто еще даже не подозревает о своем «счастье», и кому я скоро сделаю этот приятный сюрприз.

Ролло (Карадину). Что же ты не интересуешься, кто это?

Карадин. Не интересуюсь, как видишь.

Вероника. Он проявляет такт.

Ролло. Странно, то ты любопытен до неприличия, то молчишь, как истукан.

Алекса (пытаясь замять разговор). Жером еще не звонил?

Ролло. Нет.

Алекса. Ты уверен?

Ролл о. Абсолютно! (Внезапно догадавшись.) Так это ты с Жеромом собираешься уехать?

Алекса. Да.

Ролло. Ну, тогда я спокоен.

Эдит. И я тоже.

Алекса (улыбаясь). Бедняжка Жером!

Вероника. Он настолько безопасен?

Эдит. Этот мальчик прекрасно воспитан!

Ролло. Прекрасно воспитан! Даже если бы ты решила сделать глупость, он не осмелится сделать ее вместе с тобой.

Алекса. Ну, не до такой же степени он хорошо воспитан!

Эдит. Но подумай, бедняжка моя дорогая, ты же его не любишь!

Алекса. О, можно научиться любить кого угодно.

Вероника. Вы заблуждаетесь. Мне понадобились многие годы, чтобы разлюбить вашего отца и полюбить другого.

Алекса. Да, но мой отец… он совсем не такой, как этот человек.

Ролл о (с достоинством). Спасибо тебе!

Эдит (с отчаянием). И ты опять станешь чьей-то любовницей!

Алекса (смеясь). Ой, мамочка, ты не умеешь говорить на эти темы!

Ролло. И все же твоя мать права.

Алекса. Но Жером, право же, очень мил. И он женится на мне, если уж тебе так этого хочется.

Ролло (решительно). Мне очень хочется. Мне этого необыкновенно хочется!

Алекса. Он ко мне давно уже пристает со свадьбой. Это я отказывалась.

Ролло. Но как же тот человек?

Алекса. Папа, тот человек… Я могу тебе обещать, что даже не стану прощаться с ним.

Карадин. Вы не имеете права так поступать!

Вероника. А ты-то зачем вмешиваешься?

Карадин. Может быть, тот человек вам все объяснит. Может быть, он не так уж труслив, как вы думаете! Ведь это же будет ужасно для него!

Ролло. А ты почем знаешь?!

Карадин. Мне кажется, хуже и быть не может. Быть брошенным вот так, без единого слова…

Алекса. А он предупрежден. Я его уже предупредила.

Карадин. Но ведь он не имеет возможности объясниться!

Вероника. Ты так пылко защищаешь его! Тебя прямо как подменили.

Звонит телефон. Ролло снимает трубку.

Ролло. Алло!… Опять кто-то пыхтит в трубку.

Алекса. Это Жером!

Ролло. Ты думаешь?

Алекса. Как я раньше не догадалась?! Я просто ждала другого звонка. (Берет трубку). Конечно, это Жером. Алло! Это ты, Жером? Это ты звонил два раза и пыхтел в трубку, как тюлень? (Остальным.) Конечно, это был он. (В трубку.) Да не волнуйся же так!… Что ты там бормочешь? Я ни слова не разберу! (Остальным.) Не обращайте на меня внимания, продолжайте разговор.

Вероника. Ну что вы, нам так интересно будет послушать!

Алекса (в трубку). Да, конечно, мы сегодня увидимся. Но только ненадолго… Да ты не дуйся, лучше спроси меня, почему ненадолго… Ну так вот, завтра мы вместе с тобой уезжаем из Парижа в пять часов… Да не вечера, а утра… Да, одни. Только ты и я… Господи, да не вопи же так!

Ролло (ухмыляясь). А что, он вопит?

Алекса. Поэтому мы встретимся сегодня только на минутку – я хочу провести напоследок вечер с родителями… Да, через десять минут, в том маленьком баре… И смотри, не задави кого-нибудь по дороге! (Вешает трубку.)

Вероника. Наверно, он очень мил, этот мальчик. Он сможет дать вам счастье.

Алекса. Вот только мне не посчастливилось полюбить его.

Эдит. Вот увидишь, ты его полюбишь!

Алекса. Это было бы слишком просто.

Карадин. И вы даже записки не оставите тому несчастному?

Ролло. Какому еще «несчастному»? Тому негодяю, ты хочешь сказать?

Карадин. Это одно и то же.

Алекса. Мсье Карадин прав. Так принято. Ну что ж, папа, если ты встретишь Максима…

Вероника. Ой, какое смешное имя!… Простите меня!

Алекса… то объясни ему, что мое сердце отнюдь не разбито, что я постараюсь как-нибудь пережить эту историю, что я на него не сержусь, что все, что было между нами, было прекрасно, но что все рано или поздно кончается. Ну да ты сможешь выразить все это лучше меня.

Ролло. Гораздо лучше!

Алекса. И последнее, папа: верни-ка мне письма Максима.

Ролло. Нет, никогда!

Алекса. Я прошу не потому, что собираюсь хранить их. Анонимные письма не хранят.

Ролло (восхищенно). Браво, молодец, дочка!

Алекса. Но их и не используют.

Эдит (настойчиво). Притом, ты же сам знаешь, – ты не сможешь их использовать.

Алекса. Отдай их мне. Я их сожгу у тебя на глазах.

Ролло. Подумай! Ты требуешь от меня слишком большой жертвы.

Алекса. Я смогу оценить ее по достоинству.

Эдит. И потом, это будет такой благородный жест, не правда ли, Леон?

Ролло очень неохотно вынимает из кармана пачку писем. Поколебавшись секунду, отдает их Алексе.

Алекса (которая слишком хорошо знает отца). Их было восемь!

Ролло. Я уже совсем вышел из доверия! (Вынимает последнее письмо и протягивает его Алексе.)

Эдит, О, как это дурно с твоей стороны! Ты хотел утаить его!

Алекса. Восемь! Теперь все в порядке. (Бросает всю пачку в камин.)

У Ролло вырывается приглушенный стон.

Эдит. Тебе плохо?

Ролло. А что, видно?

Эдит. Я не знаю, видно ли. Я – вижу. (Берет его за руку. Потом поворачивается к Алексе и говорит ей.) Ты можешь идти к Жерому.

Алекса. Извини, мама, я подожду, пока они сгорят дотла.

Карадин (подбегает к Ролло, бурно радуясь). Нет, ей-богу, ты все-таки молодчина.

Ролло (сердито). Ну-ну, потише! Не набрасывайся как сумасшедший!

Алекса наблюдает, как радуется Карадин, и поворачивается к нему спиной.

Вероника. Странная вещь! Я почему-то испытываю облегчение.

Ролло. Да, странная вещь!

Алекса (надевая пальто). Немного же осталось от моей любви!" Ну и пусть. В следующий раз буду умнее! Ладно… общий привет, я ушла! (Выходит, помахав на прощание всем рукой.)

Вероника. Нет, решительно малютка мне нравится! Чего не скажешь о ее Максиме.

Ролло. Ты и представить себе не можешь, какой это подонок!

Вероника. А ты с ним знаком, а, Ноэль?

Карадин (взяв себя в руки). Что за дурацкий вопрос!

Вероника. Только что ты его так горячо защищал.

Ролло. У него были причины заступаться за него. Потому что этот Максим как две капли воды похож на него самого.

Эдит (поправляет). Только значительно моложе!

Вероника. Ах, моложе?! Приятно слышать, что он моложе.

Ролло. Тебе-то приятно! Для нас, к несчастью, этот факт ничего не меняет.

Вероника. Так кто же он?

Эдит (быстро). Вы его не знаете.

Вероника. А ты что скажешь, Леон?

Ролло. Ты не веришь Эдит?

Карадин (с подъемом). Мы его не знаем. Ясно тебе? И нечего настаивать!

Вероника (пристально поглядев на него). Эдит, ваша дочь была права, вы необыкновенный человек.

Эдит (смеясь). Ничего подобного, самый обыкновенный.

Вероника. Нет-нет! Вы немногословны, но, даже когда вы говорите, вы не бросаете слов на ветер. Я чувствую, что всем своим существом вы несете добро окружающим. Даже мне!

Карадин. Даже тебе? Что ты этим хочешь сказать?

Вероника. Я-то себя понимаю. (К Эдит). Вот только я не понимаю вас.

Эдит. А ведь меня как будто понять нетрудно.

Вероника (горячо). Боже мой! Всю жизнь вы прозябаете здесь, рядом с этим бедолагой Леоном – сереньким, нищим, занудливым, лишенным самолюбия и будущности, с этим Рохлей – да, именно, с Рохлей! (К Ролло.) Ты не обижаешься?

Ролло (невозмутимо). Ты же меня любила.

Вероника. А ведь Шарль Субрье, человек блестящего ума и остроумия, красивый как бог, сказочно богатый, был готов на все, лишь бы вы вышли за него замуж! (К Ролло.) Ты, конечно, об этом и не знал?

Ролло. Знал! Разве Эдит может что-нибудь скрыть?!

Вероника. И ты находишь это естественным?

Ролло (озабоченно). До сих пор находил… Но после того, что ты сказала…

Эдит (нежно, к Ролло). Вероника неспособна понять.

Ролло. Я тоже.

Эдит (еще нежнее). Тебе я объясню.

Вероника. Впрочем, это не мое дело.

Карадин. Вот именно.

Вероника (Карадину). Ну, пошли… Максим!

Всеобщее изумление.

Карадин (скрывая испуг). Максим?

Ролло. Что ты там болтаешь?

Вероника. Ничего, пустяки. Как глупо! Это у меня невольно вырвалось. Вся ваша история так подействовала мне на нервы, незаметно для меня самой…

Ролло. Да, конечно, в этом и причина.

Вероника. Попрощайся же с нашими друзьями, Ноэль. Мы, может быть, теперь долго с ними не увидимся.

Карадин (удивленно). Почему?

Вероника. Дела в Бразилии требуют нашего присутствия. И потом, мы так давно не были вдвоем, – я, пожалуй, организую небольшое свадебное путешествие.

Карадин (без всякого энтузиазма). Это будет очаровательно.

Вероника. Эдит, разрешите мне поцеловать вас.

Эдит. Приятного путешествия, моя дорогая!

Целуются.

Карадин. Прощай, Леон!

Ролло. Можешь теперь назвать меня Рохлей.

Карадин. Ты не поверишь, но мне будет очень грустно без тебя.

Вероника выходит в сопровождении Эдит, за ними уходит Карадин.

Ролло (зовет). Эдит!

Слышно, как в передней захлопывается дверь. Входит Эдит.

(Торопливо и настойчиво.) Отвечай быстро, не раздумывая: я – серенький, нищий, занудливый, без самолюбия и будущего, и при всем этом ты любишь меня?

Эдит. Да, мой дорогой.

Ролло. И, несмотря на все это, ты предпочла меня Шарлю Субрье?

Эдит. Да, несмотря на все это.

Ролло (с отчаянием). Боже мой! Пятнадцать лет я прожил с такой необыкновенной женщиной, и о ком же были мои мысли?! О каком-то ничтожном Карадине!

Эдит. Бедняжка мой дорогой!

Ролло. А ты в это время меня любила?

Эдит. Ты же знал это.

Ролло. Я не знал, что ты меня любила.

Эдит (твердо). И все-таки это правда.

Ролло. Ты, наверное, часто сердилась на меня?

Эдит. Я сама удивлялась тому, что ты давал мне столько счастья. А я вот – не умела. И мне казалось, что это несправедливо.

Ролло. Ну ничего, теперь мы все наверстаем. Не будем больше заниматься никем, кроме себя. Станем эгоистами!

Эдит. Знаешь ли, мой дорогой, нам осталось не слишком много времени. Я теперь далеко не так красива, как раньше.

Ролло. О, неправда!

Эдит. Как было бы чудесно начать все заново, не откладывая. Ты еще мог бы гордиться мною. Меня могли бы называть маленькой красивой мадам Ролло.

Ролло. Ты всегда будешь красавицей!

Эдит. Все равно, давай поторопимся. Пусть все увидят нас счастливыми, пока счастье нам к лицу!

Короткая пауза.

Ролло. Прости меня за все.

Звонит телефон.

Алло! Я слушаю!… А, это ты… (К Эдит.) Это Карадин, он звонит из бистро. (В трубку.) Что?… Что ты мелешь?! (Возмущенно.) Что-о-о? (Задыхается от ярости.) Да как ты смеешь!… Ах ты!… (Бросает трубку.) Знаешь, что он мне сказал? Что он подло надул меня сегодня утром! Надул, ты слыхала?! И что он пошлет мне другой чек! На гораздо большую сумму! Ах, мерзавец! Ах, негодяй!

Эдит (тихонько). Ты опять?

Ролло (спохватившись). Да, ты права. Хватит! Он мне дорого обошелся, этот тип. Ничего, в один прекрасный день он мне за все ответит… А если даже не ответит… с меня лично хватит! Все, занавес!

И, как бы подчиняясь ему, опускается занавес.

1

Мартингал – здесь: игра с двойными ставками. (обратно)
2

Игра, в которой бросают игральную кость на доску, состоящую из нумерованных клеток; на каждой девятой из них изображен гусь. В зависимости от выпавшей цифры игроки продвигают свои фишки вперед или назад. (обратно)
3

В 50-е гг. в Париже перед цифровым кодом нужно было набрать три начальные буквы слов, обозначающих улицу или район, где находится телефонная станция. Произносилось же все слово. (обратно)
4

Исторический анекдот, относящийся к завоеванию Суассона королем Хлодвигом в 486 г. и содержащийся в школьных учебниках. (обратно)
5

Ларошфуко (1613 – 1680) – политический деятель, автор «Мемуаров» (1662) и знаменитого сборника афоризмов «Максимы» (1665). (обратно)
6

Департамент в Оверни, жители которого говорят на местном диалекте. (обратно)
7

Привет, Фернандо! (здесь и далее испан. – Ред.). (обратно)
8

Как дела, дружище? (обратно)


Взято из Либрусека, lib.rus.ec