Главная

Время года – зима. На границах спокойствие. Сны...

Аватар пользователя Алексей Битов
Очень люблю это стихотворение Бродского, но речь пойдёт не о времени года, а о «Времени драмы»: определены результаты очередного (зимнего) конкурса.

Если кто пропустил, дублирую информацию с http://www.theatre-library.ru:

«Номинация «Пьеса» (два победителя):
– «Военнопленные», Чугунов Александр (Москва)
– «Русский Хэллоуин», Нагорный Глеб (Москва)
Номинация «Пьеса малого формата»:
– «Влюблённая в революцию», Ионушайте Юлия (Киров (Вятка))
Номинация «Пьеса для детей» (два победителя):
– «Домик светлого Кика», Васильев Игорь (Санкт-Петербург)
– «Пленники волшебного леса», Соколова Елена (Кострома)».

Честно говоря, для меня тут не всё однозначно. На этот раз я как член жюри голосовал за двух будущих победителей, тогда как в летнем конкурсе прошлого года в лауреаты попал только один мой избранник. Но остальные вопросов, в общем не вызывали: в «большой» номинации на победителя я тоже обратил внимание, а в детской... ну, там вообще всё непросто. Так что начну, пожалуй, с детской номинации. Я проголосовал за пьесу Соколовой – не особенно, может быть, яркую, но весьма добротную. Большой плюс для детской пьесы – её легко поставить, где угодно, и никаких ухищрений не потребуется: бери и ставь.

Ничего не имею и против второго победителя; в своей возрастной категории он, на мой взгляд, входит в конкурсный ТОП-3 (ещё включил бы туда пьесу Е. Кисельковой «Зубная фея по имени Мотя»). О возрастной категории я упомянул не случайно – подавляющее большинство текстов рассчитаны на самого юного зрителя, авторы как сговорились. Чтобы в этом убедиться, достаточно просмотреть названия из лонг-листа; есть, правда, одно-единственное исключение, но о нём – чуть ниже.

Почему авторы выбирают столь юную аудиторию, судить не могу; надеюсь, не потому, что они уповают на непритязательность самых мелких зрителей (кстати, это не так). Во всяком случае, такая нацеленность меня несколько удивила, я к ней не был готов. Впрочем, сравнивать не с чем – участников «детского» конкурса в полном объёме читал впервые; может быть, тут всё-таки не тенденция, просто зимние звёзды встали именно так.

А вот что порадовало – так это отсутствие пьес в духе «Новой сцены»: мало того, что до минета дело не дошло ни разу, так даже сидение героев на горшках авторов почему-то не привлекало (отстали от жизни, надо полагать).

И ещё: несмотря на отсутствие ярких открытий, детские пьесы (в среднем по больнице) показались наиболее добротными: моя средняя оценка (за коллег не скажу, не знаю) в этой номинации зашкалила за 3 балла. Для сравнения: в основной номинации – 2,47, а среди «Пьес малого формата» – увы, 1,91 (по 10-балльной системе). Понятно, по лонг-листам средние оценки повыше, а по шорт-листам – ещё выше, но тенденция сохраняется: самый низкий средний балл – у «Пьес малого формата», а самый высокий – у детских.

Теперь – о единственной пьесе из лонг-листа, написанной для немного более старого зрителя: А.Углов, «Тайна острова Монте Кристо». В шорт она не попала, что меня, признаться, слегка удивило. Впрочем, автор отчасти виноват сам. Тут, наверное, не обойтись без короткой предыстории: в 2012 году «Тайна» стала победителем детского «Баденвайлера». Но это была первая редакция, в адрес которой высказывались определённые замечания (в том числе и я не утерпел). Не настолько хорошо помню тот текст, но, как мне показалось, некоторые недочёты автор исправил; к сожалению, как это порой бывает в подобных случаях, вместе с водой выплеснули и ребёнка, пьеса что-то утратила, стала менее естественной. Впрочем, и в нынешней редакции я бы эту пьесу в шорт-лист включил (тем более, в своей возрастной категории, повторюсь, конкурентов у «Тайны» не было), но коллеги рассудили иначе, и в данном случае спорить с ними не вижу смысла.

Во взрослом мире, как и положено, всё сложнее, но торопиться некуда; обзор «большой» и «малой» номинаций планирую сделать на следующей неделе.

Спешить, будем надеяться, некуда – быстро растут только чужие дети.
Вот такой он у меня получился – первый, блин. Или, по Бродскому, «И глаза праотца наблюдают за дрожью блесны...» Впрочем, праотец из меня аховый.

Кстати, о детях. Не утерплю. Пост Г. Заславского на Фэйсбуке: «Самое грустное впечатление, впрочем, не только от двух последних премьер, в "Ленкоме" и Гоголь-центре: живее всего, радостнее всего публика реагирует на слово "б...ь". Радуются, как дети!» (]]>https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=10203647103730835&id=1...]]>). Почему «как»? Дети и есть, до уровня самых маленьких они ещё не доросли (одним словом – недоросли), зато для этой категории проводится много всяких конкурсов, театральных и драматургических. Надо бы охватить детей постарше, 5-10 лет. Хотя против наших тинейджеров они просто глубокие старики с огромным жизненным опытом...

Наши партнёры

Товарищество сибирских драматургов ДрамСиб - партнёр конкурса и фестиваля Гильдия драматургов Сант-Петербурга - партнёр конкурса и фестиваля Медиа-проект Артист - информационный партнёр конкурса и фестиваля