Главная

Театр Абсурда. Пьеса "Перила"

Аватар пользователя Сергей_Могилевцев

С Е Р Г Е Й М О Г И Л Е В Ц Е В

П Е Р И Л А

комедия

Перила, протянутые через всю сцену из одних кулис в другие, символизируют
те костыли, опираясь на которые, бредут по жизни герои комедии абсурда,
П р а в ы й и Л е в ы й. Им невозможно пройти, не заставив противоположную
сторону свернуть с дороги. В ход идет все: уговоры, угрозы, попытка силового
решения. Но это бессмысленно, поскольку перила эти метафизические, они
ведут обоих противников по жизни, и разжать пальцы для них означает смерть.

П р а в ы й.
Л е в ы й.

Через всю сцену из правых кулис в левые протянуты перила.
Из правых кулис, держась за перила, выходит П р а в ы й. Идет к середине
перил.
Из левых кулис, держась за перила, выходит Л е в ы й, идет навстречу
П р а в о м у.
Оба, и П р а в ы й, и Л е в ы й, встречаются посередине перил.

П р а в ы й. А это еще кто такой? (С неудовольствием смотрит на Л е в о г о.)
Л е в ы й. А этот откуда взялся? С утра его здесь не было! (Недовольно взирает на
П р а в о г о.)
П р а в ы й (возмущенно). Да откуда вы, черт побери, взялись на мою голову?
Л е в ы й. Вот не было печали, так бревно под ноги упало!
П р а в ы й. Не иначе, с неба свалился, или вырос от сырости, после дождей
прошлой недели!
Л е в ы й. Похож на большой гриб, вроде мухомора, такой же уродливый, и
наверняка несъедобный и ядовитый!
П р а в ы й (толкает рукой Л е в о г о). Послушай, приятель, ты не мог бы
посторониться!?
Л е в ы й (толкая П р а в о г о). Господин ниоткуда, вы не могли бы освободить
мне дорогу?
П р а в ы й. Удивительно, он, оказывается, подает голос, хотя на первый взгляд
кажется неодушевленным предметом!
Л е в ы й. Если я не ослышался, он что-то сказал, и, следовательно, мне придется
ему отвечать!
П р а в ы й. Да, действительно, он реагирует на внешние раздражители, и, значит,
его существование более осмысленно, чем существование грибов и деревьев!
Л е в ы й. Я сегодня с утра прочистил оба уха, и поэтому отчетливо услышал
слова о некоем существовании. Вот будет забавно, если эта Божия тварь иногда
читает экзистенциальные сочинения!
П р а в ы й. Да, сомнения нет, это человек, и он знаком с философией Кьеркегора!
впрочем, какое мне дело, я опаздываю на службу, и не могу позволить себе
задерживаться ни на мгновение!

Дотрагивается пальцем до Л е в о г о.

Послушайте, милейший, вы не могли бы уступить мне дорогу?
Л е в ы й (удивленно). Да, так и есть, это человек, и он о чем-то меня попросил!
возможно даже о том, чтобы я уступил ему путь. Да, так и есть, это наиболее
правдоподобно их всего, что мог бы сказать первый встречный на столь узкой
тропинке, снабженной, сверх того, такими ненадежными перилами. Но уступать
ли мне ему, или нет, вот в чем вопрос! если уступать, то по какому праву, и
есть ли у него вообще право что-то от меня требовать? Ситуация неразрешима в
принципе, и, очевидно, мне самому надо у него что-то потребовать!

Обращается к П р а в о м у.

Послушайте, драгоценный, не могли бы вы сделать шаг в сторону, и освободить
мне эту тропинку, на которой я совершаю свой утренний моцион, и предаюсь
размышлениям о вечном и о прекрасном? Всего лишь один шаг в сторону, не
вперед и не назад, не в пространство и в пустоту, а всего лишь в сторону, и я
обязательно упомяну ваше имя в своем сочинении о проблемах глобального и
непознанного экзистенциализма!?
П р а в ы й (удивленно поднимает брови). Как вы можете упомянуть меня в том,
что глобально и непознано, и, следовательно, не может вместить в себя ничего,
в том числе и упоминание обо мне? А что касается шага в сторону, то есть в
пустоту и неизвестность, то я сделать его не могу, так как неизвестность эта
таит в себе небытие, а я, как сами видите, реально существую, и бытием своим
доволен вполне! Одним словом, со своего пути я не сойду, и перила не уступлю,
поскольку это перила всей моей жизни, и если разожму пальцы, жизнь моя
сразу закончится!
Л е в ы й. Но почему? ведь жизнь человеческая есть не только скольжение по
перилам, но и парение, к примеру, в облаках; чем, кстати, занимаются многие
поэты и художники, а также мечтатели. Не могли бы вы воспарить над этими
перилами, чтобы я мог через вас пройти, и поскорее добраться домой, записав
возникшие у меня в голове утренние мысли и неожиданные откровения? Я,
знаете-ли, по утрам очень много мыслю и открываю!
П р а в ы й (недовольно). Парите сами в облаках, если хотите, а я, как уже сказал,
движусь по перилам всей своей жизни, и отступление от перил всего лишь на
шаг, я уж не говорю о разжатии пальцев, означает для меня неминуемую смерть.
Для меня эти перила сакральные, экзистенциальные, и философские, и я сросся
с ними душой и телом, они вросли внутрь меня, проросли через печенку,
легкие и сердечную мышцу, и уже давно стали частью моего бытия. А что
касается утреннего философствования и впечатлений от окружающей нас
местности, в том числе и неожиданных мыслей, то я тоже этим постоянно
грешу!
Л е в ы й (удивленно). Не может быть, вы грешите тем, чем ежедневно грешу я!
П р а в ы й (философски). Есть многое в природе, друг мой, сладостного и
греховного, чему предаются одновременно разные люди! Не вы первый, не
вы последний, есть на свете и другие грешники, кроме вас!
Л е в ы й. Надо же, как складно вы все излагаете! вы, наверное, и книжки пишете
философские?
П р а в ы й (угрюмо). Я же уже сказал, что занимаюсь экзистенциальными
проблемами, и накапливаю с утра впечатления в свой философский багаж. В
свою философскую корзинку, схожую с корзинкой для собирания грибов, или
яиц. Или с копилкой для хранения мелочи. Разных там, знаете, простых и
мелких монет, среди которых встречаются иногда и увесистые червонцы, а то
и дублоны, упавшие в море с борта затонувшего галеона. Скажите, вы собирали
детстве монеты?
Л е в ы й (охотно). И монеты, и марки, и даже, представьте себе, аквариумных
рыбок одно время позволил себе разводить! Но это ровным счетом ничего
не меняет, ибо перила эти также стали частью моей жизни, я сросся с ними
селезенкой, мочевым пузырем и гортанью, они прошли сквозь меня, как побеги
деревьев сквозь развалины заброшенных в джунглях храмов, и я от этих перил
не могу отступать ни на шаг! Это сакральный путь всей моей грешной и
удивительной жизни, наполненной странными событиями, встречами и
открытиями, и разжатие пальцев означает для меня потерю всего, что я люблю
и ненавижу на этой грешной земле! Я не могу разжать свои пальцы, не могу
сделать шаг в сторону, и требую от вас единственного – уйдите с моего пути.
Исчезнете, растворитесь в этой утренней экзистенциальной свежести,
притворитесь каким-нибудь грибом на обочине, все равно каким, груздем,
мухомором, или поганкой, иначе, черт побери, я за себя просто не отвечаю!
П р а в ы й. Простите, вы нервничаете, и говорите довольно странные вещи! Даже
как-то странно слышать такие вещи и такие слова от столь образованного и
философски настроенного человека! я, право, сначала подумал, что встретил в
этой глуши, на перилах своей магистральной и удивительной жизни
подобного себе мечтателя и поэта! Но теперь я вижу, что вы существо низкое,
и не можете вместе со мной держаться за эти восхитительные перила, а потому
требую, чтобы вы уступили мне путь!
Л е в ы й. Уступить вам путь – это значит прервать свой собственный путь,
наступить на горло своей собственной песни, и вообще закончить путь на этой
грешной земле! ни за что не сделаю этого, хоть целый день упрашивайте меня!
П р а в ы й. Да, теперь и я вижу, что вы человек агрессивный, и неспособный идти
на уступки. В вас нет философской широты, присущей истинному мыслителю,
и потому вас не жаль выкинуть на обочину жизни! Немедленно освободите
мне эти перила, на которые я опираюсь всю свою жизнь, и потому законно
считаю своими, иначе я вышвырну вас вовне, за перила, во тьму внешнюю, где
будет один лишь плач и скрежет зубовный!
Л е в ы й (вежливо). Уж не ваш ли плач и скрежет зубовный будет там, за этими
перилами, куда вы намереваетесь меня вышвырнуть? Немедленно разожмите
пальцы, и освободите мне этот магистральный проспект всей моей жизни,
иначе я совершу над вами то, что вы намеревались совершить надо мной!
П р а в ы й (с негодованием). Ах, так вы мне еще угрожаете! Но в таком случае
я должен прибегнуть к насилию, хоть и считаю себя пацифистом, а также
экологом и приверженцем свободной любви!
Л е в ы й. Удивительно, вы прямо цитируете меня самого! Ведь это я всю жизнь
был пацифистом, экологом, и приверженцем свободной любви! Тем не менее,
если вы не разожмете пальцы, и не освободите мне перила, я буду вынужден
применить силу, хоть это и противоречит моим философским принципам!
П р а в ы й. Хоть вы мне и крайне симпатичны, поскольку, очевидно, являетесь
моим философским, а быть может и не только, близнецом, и мы в других
обстоятельствах могли бы с вами близко сойтись, я вынужден применить
против вас силу, и вышвырнуть за пределы этих перил!

Берет Л е в о г о за грудки, и пытается вышвырнуть его за перила.

Л е в ы й (возражая). Нет, это я в силу всего вышеизложенного вынужден
применить силу, и вышвырнуть вас за пределы этих перил!

Некоторое время борются, удерживаясь каждый одной рукой за перила,
потом разжимают пальцы, и падают, обхватив друг друга руками, за
эти перила, в противоположную от з р и т е л е й, сторону.

П р а в ы й (падая в сторону). Все кончено, я не смогу записать свои свежие
мысли!
Л е в ы й (падая вместе с ним). Утешьтесь тем, что вы не сможете это сделать
вместе со мной!

З а н а в е с.

2011

Пьеса есть в библиотеке, также на http://www.stihi.ru/2013/10/04/1461
Связь с автором: golubka-2003@ukr.net