Главная

Театр Абсурда. Пьеса "Обнаженные"

Аватар пользователя Сергей_Могилевцев

С Е Р Г Е Й М О Г И Л Е В Ц Е В

О Б Н А Ж Е Н Н Ы Е

комедия

Обнаженные на фоне вечности.

О н.
О н а.

О н а. Как здесь холодно!
О н. Это потому, что на тебе ничего не одето.
О н а. На тебе тоже ничего не одето.
О н. Не может быть, неужели я голый?
О н а. Да, ты голый, так же, как и я.
О н. Странно, мы оба в этой заброшенной местности, в которой холодно, словно в аду.
О н а. Но в аду вовсе не холодно, в аду жарко, ты что-то путаешь.
О н. В таком случае, это не ад, а рай. Вот только откуда льется этот призрачный свет, от которого становится еще холодней, и кажется, что прошлое уже никогда не вернется?
О н а. А у тебя было прошлое?
О н. Мне кажется, что было. Я, правда, не очень в этом уверен, но все же с большой вероятностью оно у меня было.
О н а. Ты думаешь, в таком месте у людей есть прошлое?
О н. Я ничего не думаю, я всего лишь предполагаю. Впрочем, это легко можно проверить. Скажи, а у тебя было прошлое?
О н а. Я точно не знаю, но все же могу предположить, что оно у меня было.
О н. И в этом прошлом ты тоже была обнаженной?
О н а. Очень часто, но не всегда. Иногда я все же была одета.
О н. Ты в своем прошлом очень часто была обнаженной? Интересно, а когда именно?
О н а. Когда лежала в объятиях своего возлюбленного, и он ласкал пальцами и губами мое обнаженное и прекрасное тело.
О н. Ты в своем прошлом имела возлюбленного?
О н а. Да, а что в этом странного? Я училась в университете, и случайно познакомилась с мужчиной, который предложил подвести меня домой на своем автомобиле.
О н. Ты из тех женщин, которые соглашаются, когда им предлагаю подвести домой на шикарном автомобиле?
О н а. Я из тех девушек, которые соглашаются на подобное предложение. Особенно если автомобиль действительно шикарный, и за его рулем сидит интересный мужчина.
О н. А за его рулем сидел интересный мужчина?
О н а. Я точно не знаю, в тот момент меня больше интересовал его шикарный автомобиль. Ну а потом, когда мы стали любовниками, меня больше интересовали его слова, а также его руки и губы. Так что я не могу точно ответить, интересный мужчина сидел за рулем автомобиля, или не очень.
О н. Как все это странно, никогда не понимал женскую логику. Впрочем, а что случилось потом?
О н а. Потом мы с ним встречались какое-то время, за которое он успел переменить несколько автомобилей и несколько женщин, так что постепенно совсем утратил ко мне интерес. Я же, напротив, влюблялась в него все больше и больше, и он ловко пользовался этим, заставляя совершать отвратительные поступки.
О н. Он заставлял тебя совершать отвратительные поступки? А какие именно, не могла бы ты мне рассказать?
О н а. Тебе лучше об этом не знать.
О н. И все же, расскажи мне хотя бы об одном из них.
О н а. Хорошо, я расскажу тебе о самом последнем. О самом отвратительном из всех, хотя, возможно, другие тоже были не менее отвратительными. Он заставил меня стать любовницей одного старика, который был его компаньоном, и на которого он возлагал большие надежды.
О н. Он заставил тебя стать любовницей одного старика?
О н а. Да, он был бизнесменом, очень крупным бизнесменом, одним из тех, кого называют олигархами. Он сильно нуждался в помощи этого старика, жестокого, похотливого и отвратительного настолько, что у меня кровь стыла в жилах, когда я к нему прикасалась.
О н. Ты прикасалась к этому похотливому старику?
О н а. Не только прикасалась, но и ложилась в его постель. Я же уже говорила, что меня заставили стать его любовницей.
О н. И что же было потом, после того, как ты прикоснулась к этому отвратительному старику, и даже легла в его отвратительную постель?
О н а. После того, как я несколько раз это сделала, я поняла, что окончательно пала, и что моя любовь к моему олигарху погубила меня окончательно. Я поняла, что стала шлюхой, отвратительной голой шлюхой, на которой нет никакой одежды, хотя ей и казалось, что она одета в самые дорогие наряды, и увешена самыми крупными бриллиантами в мире. Шлюхи, подобные мне, всегда обнаженные, хоть и покупают одежду в самых дорогих бутиках, и носят на себе украшения весом в несколько килограммов.
О н. Ты носила украшения весом в несколько килограммов?
О н а. Да, мой олигарх не жалел на меня денег. Он вообще никого и ничего не жалел: ни денег, ни конкурентов, ни шлюх, вроде меня.
О н. И ты все это понимала?
О н а. Разумеется, я все это понимала, но любовь к нему, а также к дорогим машинам и дорогим украшениям парализовала мою волю.
О н. И ты не могла ничего поделать?
О н а. И я не могла ничего поделать. До самого последнего дня, когда я вновь пришла к своему похотливому старику, и он вновь испачкал меня всю своей ядовитой слюной, и подарил после всего кольцо с дорогим бриллиантом. Я надела его на палец, а выйдя на улицу, тут же сняла, и отдала какой-то проходящей мимо девочке. Потом я села в машину, в очень дорогую и очень сильную машину, подаренную мне моим олигархом, выехала за город, и стала гнать вперед так сильно, что находящиеся на обочине дома и деревья слились постепенно в одну сплошную неясную линию. Потом я неожиданно взлетела в небо, и продолжала лететь в нем, испытывая небывалое чувство освобождения и легкости. Все мои дорогие наряды, купленные в московских и парижских бутиках, постепенно слетали с меня, и падали вниз, словно перья слишком близко поднявшейся к Солнцу птицы. И точно так же сыпались вниз все мои бриллианты и украшения, осчастливливая находящихся внизу девушек, которые пришли мне на смену, и в будущем станут такими же шлюхами, как и я. Постепенно я осталась совсем голая, и оказалась в этой призрачной местности, освещенной этим призрачным светом. Вот, собственно, и все, что произошло со мной, и вот в чем причина того, что я стою здесь обнаженной.
О н. Извини, но мне нечего дать тебе, чтобы ты прикрылась, на мне ведь тоже ничего нет.
О н а. В таком случае, обними меня, возможно, это хоть немного согреет нас, и мы не будем чувствовать себя отверженными и одинокими.

О н обнимает Е е. Некоторое время стоят молча.

О н а (отходя в сторону). Ты такой же обнаженный, как и я.
О н. В этом нет ничего удивительного, пока я летел сюда, все мои одежды сорвало попутным ветром.
О н а. Твои одежды сорвало попутным ветром?
О н. Да, попутным ветром, который дул в окно моего самолета с такой бешеной силой, что сорвал все: крылья, мотор, фюзеляж, кабину, а также одежды, которые были на мне.
О н а. Ты летел в это место на самолете?
О н. Да, после того, как убил полицейского. После этого мне надо было куда-то бежать, и я сел в самолет своего друга, который часто брал меня с собой в небо, и научил управлять крылатой машиной. На аэродроме меня знали, и поэтому позволили сесть в самолет без всяких вопросов.
О н а. Но зачем ты убил полицейского?
О н. Это было на демонстрации, которую организовал студенческий профсоюз. Мы боролись за университетскую автономию, а также вообще протестовали против режима в стране, который лишил нас демократии и свободы. Мы несли плакаты и выкрикивали политические лозунги, и когда полиция применила слезоточивый газ, стали кидать в нее коктейли Молотова. После этого в нас стали стрелять, и ранили одного из моих товарищей. Скорая не успела приехать, и он умер на моих глазах, истекая кровью, и умоляя отомстить за него. У меня был с собой пистолет, и я выстрелил из него в одного из полицейских.
О н а. А что было потом?
О н. Полицейский упал, в нас стали стрелять, и мы побежали, бросая свои плакаты и транспаранты. Очень многих убили, и еще больше арестовали, а после я узнал, что меня разыскивает полиция.
О н а. Ты узнал, что тебя разыскивает полиция?
О н. Да, я прятался на квартире одного из студенческих активистов, но он однажды пришел, и сказал, что мне надо срочно уехать, и что полицейские разыскивают меня, обвиняя в убийстве.
О н а. И ты решил уехать?
О н. Да, я пошел на аэродром, где меня хорошо знали, сел в самолет своего друга, и взлетел в воздух, надеясь пересечь границу страны.
О н а. И ты пересек границу страны?
О н. Нет, я не успел. Мой самолет был небольшим, одноместным, таким, которые называют кукурузниками. Он не мог развить слишком большую скорость. Вскоре вслед за мной выслали полицейский вертолет, который летел гораздо быстрее.
О н а. Он летел гораздо быстрее, чем твой кукурузник?
О н. Да, намного быстрее. И, кроме того, из него стали стрелять.
О н а. В тебя стали стрелять?
О н. Совершенно верно, полицейские стали стрелять из своего вертолета, и мой кукурузник сразу же загорелся. Потом мотор заглох, и самолет стал медленно падать вниз, теряя кабину, капот и крылья, и напоминая собой подстреленную охотником птицу.
О н а. В тебя тоже попали?
О н. Нет, не думаю, но я падал вниз со своим самолетом, а встречный ветер срывал с меня мою одежду до тех пор, пока не сорвал ее всю. К тому моменту, когда самолет достигнул земли, я был совсем голый, словно только что родился, выйдя из чрева своей машины, которая заменила мне мать.
О н а. И оказался здесь, в этих пространствах, залитых этим призрачным светом?
О н. И оказался здесь, в этих пространствах, залитых этим призрачным светом!
О н а. И наполненных этим обжигающим холодом?
О н. И наполненных этим обжигающим холодом!
О н а. Похожим на адский холод?
О н. Да, на адский холод, или на райский огонь!
О н а. И увидел меня?
О н. И увидел тебя!
О н а. Такую же обнаженную, как и ты, погибающую от холода и одиночества?
О н. Такую же обнаженную, как и я, погибающую от холода и одиночества!
О н а. И у тебя не было ничего, что бы ты мог накинуть на мои плечи?
О н. И у меня не было ничего, что бы я мог накинуть на твои плечи!
О н а. И тогда ты обнял меня?
О н. И тогда я обнял тебя!
О н а. И нам обоим стало теплее?
О н. И нам обоим стало теплее!

Подходит, и обнимает ее. Остаются неподвижными целую вечность.

К о н е ц.

2013

Пьеса скоро появится в библиотеке, пока на http://www.stihi.ru/2013/12/15/2439