Главная

Театр Абсурда. Отрывок из пьесы "Пепел"

Аватар пользователя Сергей_Могилевцев

С Е Р Г Е Й М О Г И Л Е В Ц Е В

П Е П Е Л

комедия

Перед нами мир, засыпанный пеплом. Нет смысла догадываться, почему это
произошло: то ли это пепел вулкана в Гренландии, то ли Страшного Суда,
испепелившего землю? Но и в мире пепла, где существуют всего лишь две краски –
черная и белая, - тоже, оказывается, можно жить. Правда, жизнь эта совершенно
другая...

Необыкновенно привлекательный, блестящий, черно-белый мир.

Сверху свешиваются длинные серебряные нити, шелестящие под напором невидимого ветра, похожие на новогодний дождь. Иногда они падают вниз, и лежат на земле, словно кучи черно-белого пепла.
Г р и м м, потом Р о м м.

Г р и м м (сидя на корточках). Все погибло, все погибло, остался один лишь пепел!
Р о м м (подходя к Г р и м м у, скептически глядя на него). Вы в этом уверены?
Г р и м м (не обращая внимания). Все сгорело дотла, все сгорело дотла, и больше уже ничего не вернешь!
Р о м м (так же скептически). Но, может быть, есть хоть какая-то надежда?
Г р и м м (причитая, раскачиваясь из стороны в сторону). Одни лишь головешки, одни лишь головешки, никакой памяти о былом!
Р о м м (приседая рядом с Г р и м м о м). Вы точно знаете, что никакой?
Г р и м м (глядя ему в глаза). Точнее не бывает! Да посудите сами, в конце концов: пепел под ногами и в воздухе, пепел в душе и в памяти, пепел хрустит на зубах и путается в волосах, пепел, наконец, в кармане, когда полезешь туда за белоснежным платком, подаренным тебе на юбилей любимым тобой человеком (вытаскивает из кармана белоснежный носовой платок и с шумом сморкается в него), все это верные приметы того, что все сгорело дотла, и пепел заполнил собой всю вселенную!
Р о м м. От края и до края?
Г р и м м. От края и до края!
Р о м м. От одного конца до другого?
Г р и м м. От одного конца до другого!
Р о м м. Тогда это серьезно?
Г р и м м. Куда уж дальше, серьезнее не бывает!
Р о м м . И все же, знаете, бывают в жизни случаи, когда все, казалось бы, потеряно безвозвратно, а потом глянь – и блеснет в небесах лучик надежды! (С опаской глядит вверх, на шелестящие от ветра полоски серебряного дождя.) У нас в детстве была собака, маленькая такая бестия, сущий чертенок, когда вспомнишь о ней (вытирает внезапно накатившуюся слезу), так вот, вы не поверите, ее однажды придавила машина.
Г р и м м. Придавила или раздавила, выражайтесь яснее?!
Р о м м. Придавила или раздавила - я точно не помню, поскольку дело, сами понимаете, было давно, но это, тем не менее, совершенно не важно!
Г р и м м. Как так не важно? одно дело - раздавить насмерть маленькую несчастную собачку, и совершенно другое - слегка ее придавить, можно даже сказать испугать, отдавив хвост или, допустим, лапу.
Р о м м. При чем здесь хвост или лапа?
Г р и м м. А при чем здесь маленькая собачка?
Р о м м. А я разве сказал, что она маленькая?
Г р и м м. Вы на этом настаивали!
Р о м м. Я вообще никогда ни на чем не настаиваю, я принимаю все, как должно, как подарок небес или судьбы.
Г р и м м. Вы что, фаталист?
Р о м м. В каком смысле?
Г р и м м. Вы упомянула про судьбу.
Р о м м. Нет, я верующий, и каждое утро молюсь.
Г р и м м. А вечерами?
Р о м м. Что вечерами?
Г р и м м. Вы молитесь вечерами?
Р о м м (с жаром, скороговоркой). А как же, молитва вечерами - это вообще самая главная молитва в течение дня! Утром, знаете, все выглядит в таком благодушном и розовом цвете, что хоть слюнки пускай от удовольствия и радуйся тому, что ты живой, и с тобой пока что ничего не случилось!
Г р и м м. А вечерами?
Р о м м (внезапно помрачнев). А вечерами все совершенно иное, вечерами приходят ужасы и кошмары, вечерами опускаются руки, и здесь уже ничем не поможешь, кроме искренней молитвы к Создателю Всего Сущего. Тут уж простой судьбой, батенька мой, не обойдешься, тут уж ссылками на то, что ты фаталист, эту телегу не вывезешь!
Г р и м м. Какую телегу?
Р о м м. Телегу судьбы!
Г р и м м (многозначительно). А, вот оно что! а при чем здесь ваша собачка?
Р о м м. А я разве говорил про собачку?
Г р и м м. Да, про маленькую бестию, придавленную машиной!
Р о м м (добродушно). А, вот вы о чем? Это, знаете-ли, было давно!
Г р и м м. В прошлой жизни, или в этой?
Р о м м. В прошлой, в прошлой, гораздо более прошлой, чем нынешняя!
Г р и м м. Вы долгожитель?
Р о м м. Нет, я сторонник реинкарнации, и верю в переселение душ.
Г р и м м (мечтательно). Ах, мне бы ваши мечты! (Скорбно.) Ах, мне бы ваши надежды!
Р о м м. Вы о чем?
Г р и м м. Да о чем же, как не о нем, о проклятом пепле, который заполонил всю вселенную!
Р о м м. А вы не отчаивайтесь, и не складывайте крылья, как убитая птица! У нас, знаете, была в детстве собачка, такая шаловливая и презабавная штучка, что мы просто со смеху покатывались, глядя на ее кунштюки и выкрутасы.
Г р и м м. Собачка, которую придавила машина?
Р о м м (уставившись на него, вытаращив глаза). Помилуйте, а вам-то откуда известны такие подробности?
Г р и м м. Я вообще многое знаю, потому что очень начитанный человек, и, между прочим, окончил два известных университета.
Р о м м. В этой жизни, или в какой-то другой?
Г р и м м (морщит лоб). В этой. Или в той. Да, скорее всего в той. В одних из тех жизней, предшествовавших этой. Но, впрочем, это не важно, вы что-то там рассказывали про собачку?
Р о м м (радостно, гладя около земли несуществующую собачку). Про маленькую бестию?
Г р и м м. Про маленькую бестию!
Р о м м. Придавленную машиной?
Г р и м м. Да, придавленную машиной!
Р о м м (еще более радостно). А, вот вы о чем? Так вы знаете, она ведь не умерла!
Г р и м м. Как так не умерла?
Р о м м. Очень престо, не умерла, ей слегка лишь помяли бока и отдавили не то хвост, не то переднюю лапу, и это как раз и доказывает, что надежда жива всегда, даже когда опущены руки и сложены крылья, как у подраненной птицы!
Г р и м м. Да бросьте вы, я этим сказочкам нисколько не верю!
Р о м м. Вот и мы поначалу нисколько не верили, толпясь вокруг придавленной машиной собачки, и все причитали: "Ах, умерла, ах, умерла!" А она возьми, и останься в живых!
Г р и м м (с подозрением). Это вы о чем?
Р о м м (кричит). Да о вашем пепле, о чем же еще!? заладили, понимаешь-ли: "Ах, все погибло, ах, все погибло! Ах, пепел заполонил половину вселенной!" Тошно слушать вас, дорогой, тошно, поверьте уж образованному и воспитанному человеку!
Г р и м м (резонно). Я не говорил про половину вселенной!
Р о м м. Не говорили, простите, о чем?
Г р и м м. Я не говорил, что пепел заполнил половину вселенной, я говорил, что он заполнил всю вселенную от одного края и до другого.
Р о м м. Простите, но это смешно: вселенная бесконечна, и у нее не может быть ни одного края, ни другого. У нее даже начала нет и конца, а уж о краях и вообще говорить не приходится. Так что, батенька, несостоятельна ваша теория!
Г р и м м. Вы так думаете?
Р о м м. Я вообще не думаю, я существую.
Г р и м м. Это как?
Р о м м. А очень просто, в нынешних условиях думать - это слишком непозволительная роскошь; в нынешних условиях гораздо выгодней существовать, предоставив думать кому-то другому.
Г р и м м. Вы пессимист?
Р о м м. Я? ну что вы: я информированный оптимист!
Г р и м м. Тогда это еще хуже, в нынешних условиях лучше быть пессимистом. (Раскачивается из стороны в сторону, причитает.) Ах, все погибло, ах, все погибло! ах, пепел заполонил всю вселенную!

Продолжает раскачиваться из стороны в сторону, ворошит палкой кучу блестящего пепла.
Пауза.
Появляется Л о д о в и к о.

Л о д о в и к о (радостно). А вот и я, прошелся с утра по свежему пеплу!
Г р и м м. Это пепел нашей надежды.
Л о д о в и к о (присаживаясь на корточки рядом с Г р и м м о м). Вы считаете, что надежда вообще существует?
Г р и м м. А вы считаете, что это не так?
Л о д о в и к о. Я вообще уже давно ничего не считаю, я просто хожу по свежему пеплу.
Г р и м м. Как лыжник по снегу?
Л о д о в и к о. Как лыжник по снегу.
Г р и м м. Как заяц, петляющий по заснеженной пустоши?
Л о д о в и к о. Как заяц, петляющий по заснеженной пустоши.

Р о м м, прислушивающийся к их словам, делает несмелые попытки вмешаться в разговор. Потом прекращает их.

Р о м м (с досадой махнув рукой). Ну ладно, вы тут пока что посидите немного, а я тоже пройдусь. По свежему пеплу, как по небесной росе.
Г р и м м (оборачиваясь к нему). Куда ты в такую рань?
Р о м м. Кто рано встает, тому Бог дает.
Г р и м м. А, ну тогда с Богом. Приятно было поговорить о наболевших вещах.

Р о м м уходит.

Л о д о в и к о (Г р и м м у). Это ваш товарищ?
Г р и м м. Кто, Ромм? Нет, что вы, у меня вообще нет товарищей. Ни товарищей, ни друзей, ни даже случайных знакомых. Я, видите-ли, один в целом свете, если не считать, конечно, этого пепла! (Приподнимает с земли несколько блестящих нитей и театрально подбрасывает их вверх.)

Пьеса есть в библиотеке, также на http://www.proza.ru/2010/04/21/412
Связь с автором: golubka-2003@ukr.net