Главная

Для бенефиса актрисы среднего возраста. Отрывок из пьесы "Русская Правда"

Аватар пользователя Сергей_Могилевцев

Для бенефиса актрисы среднего возраста. Отрывок из пьесы "Русская Правда":

П р е о б р а ж е н с к и й. Позвольте хотя бы поцеловать ту руку, которая вытащила меня с того света!
З и н а и д а. Какие условности, мы ведь с вами не в девятнадцатом веке, теперь руки целуют только у патриархов и президентов, а на женщин смотрят, как на коллег по работе!
П р е о б р а ж е н с к и й. Но хотя бы возьмите этот букет, он хоть и помятый, но от чистого сердца!
З и н а и д а. Я один раз его уже не приняла, не приму и во второй.
П р е о б р а ж е нс к и й. Господи, но почему вы так жестоки?
З и н а и д а. Потому что я уже один раз была нежна с вами, вытаскивая с того света, и мой запас нежности на этом полностью исчерпался! Потому что я видела через огромную дыру в вашей груди ваше не менее огромное сердце, которое отчаянно хотело жить и отчаянно сопротивлялось смерти, колотясь так неистово, что мне на мгновение стало его жалко. Но на этом моя жалость закончилась, я больше не хочу никого в жизни жалеть, потому что отлично знаю, что жалость русской женщины очень часто перерастает в любовь, а я никого больше любить не могу. У меня осталась всего лишь память о моей великой любви, и ради этой моей священной памяти я буду жить оставшиеся годы своей жизни!
П р е о б р а ж е н с к и й. О боги, о радость, она сама заговорила о том, что жалость русской женщины очень часто перерастает в любовь! Она сама призналась в том, что ее жалость ко мне может перерасти в нечто большее! Вот она, сокровенная русская правда, которая еще не умерла на этой земле, и которая дает погибшим надежду!
З и н а и д а. Да что вы знаете о сокровенной русской правде, господин губернатор? Что вы знаете о ней, случайно вернувшийся с того света человек? Правда этой земли горька и жестока, как сама эта земля, изрезанная рытвинами и оврагами, прорезанная узкими проселочными дорогами, с растущими по их краям вечно дрожащими от ветра осинами и тремя неразлучными сестрами – березками. Правда России заключена в завороженности и ожидании, это правда заколдованного спящего царства, населенного сказочными ярмарочными персонажами, с обязательными дурачками, пускающими посреди общего веселья слюну, с уходящими на вечную службу солдатами, с толстым попом, нанимающим за копейку на службу слугу – Балду, с царевной Несмеяной, щелкающей свои семечки из окошка высокого терема, с застывшей у самовара толстой купчихой, с удалым дураком – Иваном, то просящим чудо у щуки в пруду, то разъезжающим на печи по торным русским дорогам. Это правда лукавого и хитрого царя, которому одинаково все равно, рубить ли кому головы, начинать ли войну, или выдавать дочку замуж, лишь бы его собственное царствие продолжалось как можно дольше. Это правда бояр, вечных холопов царя, которые так же бесправны, как настоящие холопы, вечно работающие на полях черной русской земли, а если понадобится, то и сходящие бессчетно молодыми в эту черную землю. Это правда высоких стремлений, которым никогда не суждено осуществиться, потому что они здесь никому не нужны. Это правда святой веры, и не менее святого неверия, попирающего и веру предков, и святые старые церкви, увенчанные золотыми луковицами – куполами, рожденными из вечного и черного русского огорода и чудесной небесной сини, удерживающиеся в прозрачном и стылом русском небе. Это правда трех сестер – берез, стоящих на обочине всех русских черных дорог, которые когда-то были настоящими сестрами, но судьбы которых жизнь так жестоко унизила и изломала, что они молодыми сошли в могилу, а их души переселились в эти стоящие вдоль дороги деревья. Правда русской земли и русской страны такая страшная, что ее невозможно понять и вместить в себя одному человеку, и, возможно, только Господь знает всю ее целиком. Однако Он молчит потому, что, сказав ее вслух, Он так испугает русского человека, что у того навсегда пропадет желание жить. Потому Господь и молчит, скрывая вечно правду о русской земле, а неистовые богомольцы оббивают пороги церквей, моля послать им хотя бы кусочек этой страшной и сказочной русской правды. А лукавые пророки, не верящие ни в Бога, ни в черта, ни в святую русскую землю, время от времени обольщают русского человека, говоря ему, что знают всю русскую правду, и заставляют совершать поступки, от которых у белых небесных ангелов текут по щекам горькие слезы. Во имя правды этой земли совершаются самые чудесные подвиги и даются самые глубокие откровения, но одновременно во имя же ее совершаются самые чудовищные преступления. Правда этой земли двулика, как Янус, она неуловима, ее невозможно удержать в руках, словно ртуть, или словно жгущую пальцы волшебную Жар – Птицу. Она так прекрасна, что, раз взглянув на нее, одни люди на всю жизнь становятся блаженными, а другие тут же умирают на месте. Не ищите правды этой земли, ибо эти поиски или сведут вас с ума, или погубят навеки, что, впрочем, одно и то же. И, молю вас, не упоминайте всуе, а также к ночи, что вы якобы нашли не то всю, не то кусочек этой самой мифической русской правды. За это вас могут или убить на месте, или заклеймить вечным лжецом! На сим прощайте, дорогой господин губернатор, а если вы в ответ скажете мне хотя бы одно слово, я тут же обернусь безжалостной лесной медведицей, и разорву вас на части!

Пораженный П р е о б р а ж е н с к и й некоторое время молча стоит, испуганно глядя на З и н а и д у, а потом так же молча уходит, тихо прикрыв за собой дверь.

З а н а в е с.

Д Е Й С Т В И Е Ч Е Т В Е Р Т О Е

З и н а и д а К а р а в а е в а у себя в комнате.
В х о д и т С о ф ь я П е т р о в н а П р е о б р а ж е н с к а я, с удивлением оглядывается вокруг.

С о ф ь я П е т р о в н а. Так вот, значит, где живет Русская Правда! Хороша квартирка, нечего сказать, более убогого жилища невозможно себе и представить!

Ходит по комнате, пренебрежительно дотрагивается до разных вещей, с любопытством заглядывает во все углы.

З и н а и д а. Простите, кто вы такая?
С о ф ь я П е т р о в н а. Кто я такая, это не имеет значения, а вот кто ты такая – это мы сейчас узнаем! Впрочем, тут и узнавать нечего, глядя на это убогое жилище, ведь только в таких убогих условиях и может проживать Русская Правда! Правда, которая претендует на окончательное решение всех русских проблем и вопросов, неподвластных уму простого русского человека! Правда, которая говорит афоризмами, и которой смотрят в рот, записывая в блокнотик каждое ее умное слово! Правда, которая спасает от смерти раненых губернаторов, вытаскивая их с того света, не утруждая себя вопросом, а надо ли это делать?
З и н а и д а. Вы что, родственница губернатора Преображенского?
С о ф ь я П е т р о в н а. Вы удивительно догадливы, госпожа Русская Правда, я действительно его родственница, приехавшая полюбопытствовать, как живет женщина, о которой он говорит день и ночь, совершенно перестав заниматься как своими прямыми делами губернатора, так и своими близкими. Посмотреть на женщину, которую он считает своей спасительницей, и в которую безнадежно влюбился, как будто он не государственный муж, а шестнадцатилетний неопытный мальчик!
З и н а и д а. Все понятно, вы жена губернатора Преображенского!
С о ф ь я П е т р о в н а. Ваша сообразительность делает вам честь, я действительно его жена, Софья Петровна Преображенская, приехавшая посмотреть на разлучницу и аферистку, посмевшую влюбить в себя моего мужа!
З и н а и д а. Ну и как, посмотрели?
С о ф ь я П е т р о в н а. Да, посмотрела, и на тебя, и на твою убогую комнату, и на эту старую швейную машинку, доставшуюся тебе, очевидно, в наследство от бабушки, и на этот трогательный коврик с озером и лебедями над твоей старинной кроватью И этим всем ты собираешься заменить Андрею Гавриловичу тот великолепный дворец, в котором он живет вместе с семьей, набитый доверху самыми невероятными сокровищами, о которых ты даже не смеешь мечтать?
З и н а и д а. Я Андрея Гавриловича в себя не влюбляла. Он взрослый человек, и если в кого-то влюбился, то это его личное дело!
С о ф ь я П е т р о в н а. Не ври, подлая деревенская колдунья, опоившая моего мужа, когда он лежал здесь без памяти, каким-то своим колдовским зельем, и заставившая его без памяти влюбиться в тебя! Но мне хорошо известны уловки таких особ, как ты, здесь для меня нет ничего нового. Я, слава Богу, хорошо знаю, как обольщают мужчин, и как похищают их у чужих доверчивых жен!
З и н а и д а. Очевидно, у вас очень богатый опыт!
С о ф ь я П е т р о в н а. Да, у меня очень богатый опыт, и исходя из этого опыта я тебе вот что скажу: не играй с огнем, Русская Правда! Посмотри на себя в зеркало, ведь ты уже не молода, к тому же вдова, которой было бы приличней носить черный вдовий платок, чем строить глазки первому человеку в области. Куда ты суешься, в какие сферы пытаешься влезть, ведь ты о них ничего не знаешь!
З и н а и д а. Я знаю достаточно, чтобы судить о людях, встречающихся у меня на пути!
С о ф ь я П е т р о в н а. О чем ты можешь судить, жалкая и несчастная деревенская библиотекарша? Знай свое место, сиди в своей деревенской избе – читальне, выдавай книги медведям и местным необразованным мужикам, а к моему мужу не лезь!
З и н а и д а. Я к нему и не лезу, все дело в том, что это он ко мне лезет. А что касается книг из моей деревенской библиотеки, то я могу и вам их выдать!
С о ф ь я П е т р о в н а. Да кому нужны твои книги, их уже давно никто не читает, культурным людям читать некогда, они плевали и на твои книги, и на твои библиотеки, набитые старой макулатурой, которую давно пора сдать в утиль!
З и н а и д а. Вас послушать, так и всю мировую культуру тоже надо сдать в утиль!
С о ф ь я П е т р о в н а. Разумеется, ей там будет самое место. Запомни, жалкая деревенская библиотекарша, жизнь современного раскованного человека, и твоя убогая жизнь – это два совершенно разных мира, которые не имеют точек соприкосновения. Тот мир, в котором до этого жил Андрей Гаврилович – это мир больших государственных забот, мир больших городов и зарубежных поездок, дорогих вещей, автомобилей и женщин, мир больших дворцов и больших денег, о которых ты даже никогда и не слышала. Оставайся в своем жалком мире деревенских библиотек, старых покосившихся хат на краю леса, своих черных деревенских полей и черных платков, надвинутых на глаза таких русских вдов, как ты. Оставайся со своей русской правдой, которая давно уже умерла, потому что она теперь никому не нужна. Потому что ей на смену пришла другая правда, более сильная, более смелая, и более молодая!
З и н а и д а. Правда всегда была одна, и всегда будет одной, в какие бы одежды вы ее не рядили. А что касается Андрея Гавриловича, то он человек взрослый, и сам должен сделать выбор, в каком мире ему лучше жить: в мире книг и покосившихся хат на краю леса, или в мире дворцов и суеты, в котором нет разницы между красивой женщиной и красивым автомобилем. А что касается моего возраста, то я вовсе не старше вас, а разве что не накрашена так сильно и не размалевана, как вы. Извините, уже много времени, и я должна идти на работу, потому что скоро в библиотеку начнут приходить люди.
С о ф ь я П ет р о в н а. Ну что же иди, Русская Правда, но запомни – если ты отобьешь у меня мужа, которого, впрочем, я нисколько не люблю, потому что давно имею любовника, ты очень горько об этом пожалеешь!
З и н а и д а. После смерти моего мужа я навряд ли пожалею о чем-то так же горько!
С о ф ь я П е т р о в н а. Во всяком случае, я тебя предупредила. До свидания, Русская Правда!
З и н а и д а. Прощай, русская женщина!

С о ф ь я П е т р о в н а уходит. З и н а и д а некоторое время сидит одна. Заходит с бутылкой в руках А л е к с а н д р Г а в р и л о в и ч П р е о б р а ж е н с к и й. Он явно пьян.

П р е о б р а ж е н с к и й. А вот и я, губернатор Преображенский!
З и н а и д а. Вы сегодня один за другим, сначала жена, потом муж, не хватает только вашего сына!
П р е о б р а ж е н с к и й. Ничего, скоро заявится и сынок, он как раз сегодня планировал встретиться с тещей!
З и н а и д а. Я ему не теща, я не давала согласия на его брак с моей дочерью!
П р е о б р а ж е н с к и й. Если ты согласна на брак со мной, его отцом, то почему бы тебе не дать согласия на брак моего сына со своей дочерью?
З и н а и д а. Мы что, уже перешли на ты?
П р е о б р а ж е н с к и й. А почему бы и нет, давно пора это сделать. Глупо называть на вы человека, которого ты три дня видела голышом и которому залезала внутрь, чтобы поближе рассмотреть его большое и кровоточащее сердце!
З и н а и д а. Да, пожалуй, это было бы трудно. Но, впрочем, не рано ли ты пьешь, если твое большое сердце еще недавно так сильно кровоточило?
П р е о б р а ж е н с к и й. Пустое, у меня сибирское здоровье, и силы, как у медведя, я могу выпить три литра водки, и быть трезвым, как стеклышко!
З и н а и д а. Таким же трезвым, как сейчас?
П р е о б р а ж е н с к и й. Таким же, и даже еще более трезвым. Кстати, у тебя не найдется чего-нибудь выпить, я слышал, что в ваших краях любят гнать самогон!?
З и н а и д а. Что ты еще слышал о наших краях?
П р е о б р а ж е н с к и й. Пока что немного, но я собираюсь бросить профессию губернатора, и устроиться в ваше лесничество лесником. Тогда, надеюсь, узнаю побольше.
З и н а и д а. Не смеши меня, какой из тебя лесник, ты привык к красивым дворцам, красивым автомобилям и красивым женщинам, зачем тебе местные медведи, местные лоси и местные вдовы?
П р е о б р а ж е н с к и й. Да, я привык к большим городам, к большому начальству и большим деньгам, а также к женщинам, которых невозможно отличить от дорогих автомобилей. Но в моей голове созрел гениальный план все это поменять, и ты, надеюсь, мне в этом поможешь!
З и н а и д а. Каким образом?
П р е о б р а ж е н с к и й. Станешь женой лесника, и научишь меня любить местных зверушек.
З и н а и д а. Если я научу тебя любить местных зверушек, тебя подстрелят на первой же губернаторской охоте, и твое большое сибирское сердце второй раз не выдержит залпа картечи!
П р е о б р а ж е н с к и й. И все же я настаиваю, чтобы ты привила мне любовь ко всему живому, включая зверей, птиц в небе, и деревьев в лесу!
З и н а и д а. А как же твоя жена, она ведь ни за что тебя не отдаст!
П р е о б р а ж е н с к и й. Она только и ждет, чтобы я ее бросил, предварительно переписав на нее дом, машины, и все мои деньги. После моей отставки новым губернатором станет мой заместитель, ее давний любовник, так что лично для нее не изменится ничего!
З и н а и д а. Ты хорошо все просчитал, к твоим доводам невозможно придраться!
П р е о б р а ж е н с к и й. У меня государственный ум, и я недаром стал губернатором!
З и н а и д а. Жаль, если этот ум заглохнет в этой глуши!
П р е о б р а ж е н с к и й. Напротив, он разовьется еще больше, ведь ты будешь читать мне на ночь свои умные книги!
З и н а и д а. Не будь так скор, я тебе еще ничего не ответила!

Пьеса есть в библиотеке, также на http://www.proza.ru/2013/04/20/591 Связь с автором: golubka-2003@ukr.net