Главная

Абсурд и реальность. Эссе

Аватар пользователя Сергей_Могилевцев

С Е Р Г Е Й М О Г И Л Е В Ц Е В

А Б С У Р Д И Р Е А Л Ь Н О С Т Ь

Как относятся один к другому абсурд и реальность? Вопрос этот отнюдь не праздный, ибо сплошь и рядом именно реальность спасает нас от ужасов внешнего мира, который таит в себе столько разных угроз, что большинство людей предпочитают о них просто не думать. Предпочитают скрываться в воздушном пузыре реальности, погруженном в воду внешнего мира, и отделенном от нее тонкой прозрачной пленкой. Через которую заглядывают в этот пузырь, в этот кокон реальности страшные чудовища, грозя нам своими чешуйчатыми гребнями, когтистыми лапами, копытами и рогами. Хохочущие, ржущие, лающие, и вообще издающие такие непотребные звуки, что от них впору сойти с ума. Воистину, наш кокон реальности, наш воздушный пузырь реальности так надежен, так мал, так хорошо и давно обжит, что его опасно покидать даже на мгновение не то, что реально, но даже и виртуально, даже и в мыслях! А там, за гранью реальности, в мрачном подводном мире чудовищ, притаилось все, что угодно, в том числе ужас и страх, непонимание, распад, смерть, а быть может, даже и вечные муки ада. Нет, там, за гранью нашей реальности вовсе не хаос, как понимали его древние греки, то есть не мир, лишенный гармонии, и какого-либо смысла. Это могло бы быть лишь в том случае, если бы наш собственный мир, мир реальности, был полностью гармоничным, наполненным сплошной музыкой земных и небесных сфер, если таковые вообще существуют. Однако это не так, и гармонии, во всяком случае, гармонии абсолютной, в нашем мире не существует. А, следовательно, и за пределами нашего мира, нашей реальности, не существует нарушения этой гармонии, то есть хаоса. Там есть все, что угодно, но только не хаос. Вполне возможно, что хаос там существует тоже, но лишь в малых, незначительных количествах. А остальная субстанция, наполняющая то, что лежит за пределом нашей реальности, совершенно иная. Это и не реальность, и не хаос, а нечто третье. Тогда что же это? Это абсурд. Субстанция, заполняющая мир, лежащий за пределами нашей реальности, нашего воздушного пузыря, погруженного в воду бесконечного космоса (как материи, так и духа), не может быть ничем иным, как абсурдом. Бесконечным абсурдом, всеобъемлющим абсурдом, всепобеждающим абсурдом, от которого прячемся мы в коконе нашей реальности, наивно полагая, что он никогда нас не коснется. Что мы не взглянем в глаза этого монстра, и не закричим от ужаса, навсегда оставшись парализованными при виде его жабр, рогов, гребней и безобразных хвостов, которые обступили нас со всех сторон, и грозят уничтожить своей отвратительной и всепоглощающей мощью.
Наша реальность сконструирована нами самими, сконструирована нашими страхом и ужасом перед абсурдом внешнего мира, которого мы не знаем и не понимаем. И поэтому инстинктивно стремимся хотя бы на время отсидеться в сконструированном нами коконе, уподобляясь страусу, засунувшему в песок свою голову. Страх и ужас есть главные конструкторы всего, что существует в нашем мире, и что мы успели выдумать не то за семь тысяч лет, не то за несколько миллионов, это уж как кому нравится. Они есть конструкторы цивилизаций, конструкторы всех наших открытий, всех успехов и неудач, всех взлетов и падений, всех наших любовий и ненавистей вместе с нашими порывами, подвигами, и полетами на Луну. В основе всех наших достижений лежат страх и ужас перед абсолютным абсурдом, существующим за гранью нашей реальности, и это есть самое главное, и самое страшной открытие, которое, возможно, хранится за семью печатями в каком-нибудь поглощенном пустыней храме. И не важно, христианский ли это храм, или языческий, мусульманский, или иудейский, буддийский, или какой-то еще. Все эти религии существуют в коконе нашей реальности, они в значительной мере сдерживают страх и ужас, исходящий от первобытного и всепроникающего абсурда, и в конечном счете спасают нас от него. Как спасают нас от него любовь и ненависть, войны, бедствия, победы, иллюзии и величайшие триумфы. А также самая обыкновенная и банальная смерть. Только абсурд и реальность. Только лишь они. А посередине мы. И больше ничего. Если, конечно, не считать Бога. Но Он как раз вне нас, вне реальности, и вне абсурда. Как будто.
А действительно, какое место занимает Бог по отношению к реальности и абсурду? Выше ли Он их, первичнее ли Он их, или зависим от них, и вынужден координировать свое бытие, учитывая существование и того, и другого? То, что Бог выше и первичней нашей реальности, это абсолютная аксиома, ибо сама наша реальность сконструирована так, что существует нечто, гораздо более высшее и сильное, чем она, являющееся причиной этой реальности. Но вот другой вопрос: выше ли Бог абсурда, и первичен ли Он по отношению к нему? – не так однозначен. Бог, как причина и следствие, как альфа и омега, как начало и конец всего, что существует в коконе нашей реальности, в том числе и самого времени, не может быть в таких же простых и однозначных, в таких же прямолинейных отношениях и с абсурдом. Бог должен считаться с абсурдом, должен координировать свою деятельность с законами, царящими в царстве абсурда, с нравами, царящими в царстве абсурда, с привычками и предпочтениями, царящими в царстве абсурда. Бог, вне всякого сомнения, сам абсолютно абсурден, ибо попирает все правила нашей детской логики, наших наивных детских представлений и знаний, нашей наивной картины мира, имея свою, более сложную, более всеобъемлющую, и, возможно, более страшную и более ужасную картину мира, чем наша. Наша эвклидова математика всего лишь детские сказки перед Его математикой Лобачевского и Лейбница. Наша ньютонова физика всего лишь детские игры перед Его физикой Эйнштейна и Нильса Бора. То, что в нашей детской, нашей человеческой реальности кажется нам само собой разумеющимся, в реальности Бога есть всего лишь частный и смешной случай чего-то неизмеримо более сложного и с нашей точки зрения абсолютно абсурдного. Бога невозможно понять математикой, и не только математикой Эвклида, но и математикой Лейбница, а также математикой всех будущих гениальных математиков мира. Бога невозможно вычислить. Бог не укладывается ни в одну рациональную картину нашей реальности, какой бы сверхсложной и революционной она ни была. В Бога можно лишь верить. И в этом смысле вполне естественно звучит Тертуллианово: верую, ибо абсурдно! Бог абсолютно абсурден, его абсурд абсолютно доминирует над нашей детской рассудочной реальностью, он нависает над ней, как неумолимый рок, как дамоклов меч, как пророчество Немезиды, и это соотношение никогда не изменится. Реальность необходима человеку, как защитный кокон, в котором он прячется от ужасов внешнего сверх - мира, ужасов сверх - мира, в котором обитают боги, ангелы, демоны, всевозможные высшие и низшие силы, а также восседает на сияющем престоле сам Господь Бог, повелитель абсолютного и всеобъемлющего, можно даже сказать, тотального абсурда. Повелитель царства абсурда, господином которого Он является уже целую вечность. Вопрос о том, является ли Бог одновременно и творцом этого тотального и всепроникающего абсурда, остается для нас абсолютно неразрешимым. На этот вопрос мы никогда ответить не сможем. Единственный ответ, который мы можем получить, единственное озарение, которое может нас посетить – это правда о том, что за пределами нашего мира лежит область абсолютного абсурда. Который более глобален и более первичен по отношению к нашей реальности. И, как вывод из этого озарения, неизбежный и печальный для нас вывод: наша такая привычная и такая комфортная реальность является всего лишь частным случаем тотального абсурда, места обитания предвечного Бога.
Зависимость Бога от абсурда несомненна, по крайней мере, той части Бога, которой Он обращен к реальности, то есть к нам. Но какова степень этой зависимости? Является ли та часть Бога, о которой, собственно, нам известно, что Она и есть Бог, повелителем абсурда, или заложником, или даже рабом абсурда? Можно сказать так: та часть Бога, которой Он обращен к нам и к реальности, несомненно, чрезвычайно зависима от абсурда. Возможно даже настолько, что Господь есть заложником мирового абсурда, или даже его рабом, вынужденно выполняющим все прихоти и все приказы абсурда. Возможно, Господь, сострадая погруженным в кокон спасительной реальности людям, ведет ежедневную борьбу с абсурдом, и эта борьба, а возможно, что война, не всегда оканчивается Его победой. Возможно даже, что Он измучен и изможден этой войной настолько, что не имеет уже сил помогать погруженному в кокон реальности человеку, и тогда на человека обрушиваются неисчислимые бедствия и несчастья, и он проклинает Господа за его непонятное бездействие. Возможно даже, что Господь, имеющий тот же облик, что и человек, болен и изможден борьбой с абсурдом настолько, что давно уже находится в какой-нибудь туберкулезной лечебнице в одной палате с другими больными туберкулезом людьми, и относительно Его выздоровления врачи не могут дать положительного прогноза.
Тотальность абсурда такова, что он давно уже проник сквозь непрочную оболочку нашей реальности, и уже давно подчинил ее своим абсурдным и непонятным законам. И лишь иллюзия того, что мы можем спрятаться в давно уже треснувшую скорлупу нашей реальности, заставляет нас тешить себя мыслью, что у нас получится отсиживаться в ней и дальше. Лишь боязнь вселенского страха и ужаса, о которых мы инстинктивно догадываемся, заставляет нас считать нашу реальность и все, что с ней связано, абсолютной нормой, а все, что выходит за ее рамки, абсолютным уродством и извращением. Однако секрет заключается в том, что абсурд давно уже проник в нашу реальность, и его уродства и извращения давно уже стали нормой нашей человеческой жизни. Самое главное, сама первопричина того, что мы существуем на свете, то есть Господь Бог, а также вера в Него, абсолютно абсурдны. Именно поэтому Тертуллиан восклицает: верую, потому что абсурдно! А раз абсурдна первопричина, то абсурдны и все остальные причины и следствия нашей реальности, нашей вселенной, в том числе и наши бесконечные сублимации, которым мы вынужденно предаемся. Все самое лучшее в нашей реальности абсолютно абсурдно, начиная от Бога и созданного Им по собственному облику и подобию человека, до высших достижений искусства, любви, науки, политики, самопожертвования, самых высоких взлетов, и самых низких падений. Мы давно уже живем во вселенной абсурда, и именно его законы определяют и оправдывают всю нашу жизнь. А те законы нашей реальности, которые мы вынуждены создавать, чтобы элементарно выжить, не сойдя с ума от страха и ужаса, являются всего лишь частными случаями законов вселенной абсурда, законов реальности абсурда. Которая настолько же больше нашей реальности, как наша реальность больше того пузырька воздуха, в котором спрятался маленький паучок, с ужасом через прозрачную оболочку взирающий на мир страшных подводных чудовищ.

2014