Главная

"Ванька-Каин: вор и сыщик"

Аватар пользователя рапсод

Роберт Орешник
ВАНЬКА-КАИН: вор и сыщик
драма в 2-х частях

время действия: 2-ая 1/4 XVIII века (царствование Елизаветы)
место действия: Москва

действующие лица:

ВАНЬКА-КАИН - урождённый Иван Осипов, 25 лет
ИВАНОВ – сыщик, 35 лет
ФРОСЯ – жена Иванова, подруга Каина. 30 лет
ГОЛУБА – дочь Иванова, падчерица Фроси, 16 лет
КАМЧАТКА – бывший матрос, друг и наставник Каина, 40 лет
СЕНАТОР – граф, 45 лет
МОНАХ – отец Питирим
ДЕМЕНТИЙ – наследник Ваньки-Каина, 14 лет

статисты, Басалай, Писарь, Палач, Андрей, Илья

Часть 1. ВОР

СЦЕНА 1. СЛОБОДА
Засада: разбойники таятся, кто – где. Входят Каин и Камчатка.
КАМЧАТКА
Ну, что, Ваня, марш - по каютам?
КАИН
По норам, Камчатка, по норам.
КАМЧАТКА
Ой, не нравится мне твой заскок…
КАИН
Не понял?
КАМЧАТКА
Брось книжками увлекаться. Рассусоливать ты стал лишку, много сомнений, размышлений…
КАИН
Сам пристрастил.
КАМЧАТКА
Я только научил, а страсти припустил ты сам. Нельзя нам мыслить, Каин. Нам можно только подумать немного, чтоб схитрить план и всё – на отдых, с чистыми мозгами.
КАИН
Камчатка, я устал. Бывай.
КАМЧАТКА
А, может быть, в кабак? Развеем ум…
КАИН
До завтра.
КАМЧАТКА
И смени лежбище, парень, задержался в одной и той же каюте…
КАИН
С книгами влом таскаться, - тяжёлые.
Каин продолжает путь. Камчатка идёт в другую сторону - уходит. Каин проходит мимо засады. Условный свист. Каин обнаруживает, что окружён разбойниками. Каин ловко отбивается от нападающих: настоящий бой – ловчая сеть, ножи, кастеты. Условный свист приостанавливает драку. Разбойники разбегаются, кто куда. Каин перехватывает Басалая на бегу, схватив за горло.
КАИН
Басалай! Тебе, небось, Савёл приказал прибить меня на месте без трёпа, а тебе захотелось, чтоб Ванька Каин увидел судью и палача – Серёгу Басалая. Ты зря ослушался папашу Савёла. Кишка тонка меня угробить, - усвой!
Вбегает Камчатка.
КАМЧАТКА
Ты как?
КАИН
Отлично.
КАМЧАТКА
Опять без единой царапины, везунчик. А я иду, гля – человек Савёла, и явно на стрёме, тут ты орёшь… Ну, что замер? Рви ему кадык и – в помойку гада!
КАИН
Он был мне братом. И тебе, Камчатка. (отпускает руку) Басалай, испарись. И передай Савёлу, чтоб сменил условные свисты. С тех пор, как мы были с вами, ничего не изменилось, такие же упёртые быки.
КАМЧАТКА
Зря отпускаешь.
Потрепанный, задыхающийся Басалай убегает.
КАИН
Столько лет не отвязывается… пора кончать с Савёлом, под корень.
КАМЧАТКА
Под корень – шайку? Вряд ли. Есть идея? Вижу, есть. Ваня, только без боевых действий, а? Среди ватаг, помнишь, уговор: до весны – мир.
КАИН
Войны не будет. И Савёла тоже. Мне хватит условного свиста.
КАМЧАТКА
Не понял?
КАИН
Сдам в тайный приказ. «Слово и дело государево» никто не отменял.
КАМЧАТКА
А что, толково. Хоть и подло.
КАИН
Зато наверняка. Они мешают нам весело жить, Камчатка!
КАМЧАТКА
Да-да, грусть-тоска меня одолела. Так что, - в кабак?
КАИН
От всей подлой души!
Камчатка и Каин смеются и, обнявшись, идут прочь. Входит Дементий.
ДЕМЕНТИЙ
Дяденьки! Эй! Ау!
Камчатка и Каин оборачиваются, останавливаются.
ДЕМЕНТИЙ
Дяденьки, спросить позвольте?
КАМЧАТКА
Чего?
ДЕМЕНТИЙ
Подскажите, как пройти к разбойникам?
КАМЧАТКА
А с чего ты решил, что мы знаем?
ДЕМЕНТИЙ
Так вон сколько мужиков перебитых лежит! Кто ж, кроме разбойников, так биться умеет…
КАМЧАТКА
Солдаты, к примеру, полицейские.
ДЕМЕНТИЙ
Нет, они так, не умеют, им нельзя бить до смерти. Они, может, умели, пока вольными людьми были. А потом командиры запретили, чтоб драться, как бог даст. Всё – по уставу, одинаково. А разве настоящий боец может побеждать по уставу? Конечно, нет. Ведь устав и врагу известен.
КАМЧАТКА
Ого, деревенщина, собственным разумением соображает! Зачем село оставил, кинул понятную жизнь?
ДЕМЕНТИЙ
Так скучно, когда понятно! Веселья хочется, радости…
КАМЧАТКА
Вань? Как ты тогда. А, возьмём?
Каин жестом подманивает Дементия – тот подходит. Каин бьёт Дементия наотмашь – тот падает без сознания.
КАИН
Пусть другое ремесло ищет, не всё умникам в воры идти…
КАМЧАТКА
(подхватывает) Пусть и в пекари с умом приходят, и в извозчики. Хотя зачем там ум…
Камчатка и Каин смеются и, обнявшись, уходят.

СЦЕНА 2. КВАРТИРА ИВАНОВА
За обеденным столом сидят Иванов, Фрося и Голуба.
ИВАНОВ
Голуба, принеси квашенки.
ФРОСЯ
Коля! Что ж ты дочери не дашь поесть спокойно, дай я схожу…
ГОЛУБА
Что вы, матушка! Мне в удовольствие. С брусничкой, тятя?
ИВАНОВ
Пожалуй, с морошкой.
Голуба уходит.
ИВАНОВ
Замечательная ты у меня, Фросюшка. Чужое дитя тебе, как родное. Калитка стукнула?
ФРОСЯ
Вроде бы. А что дитя не родное… так ведь родина не то, что рожает, а то, что любит. Пойти, посмотреть, кто пришёл?
ИВАНОВ
Есть, кому и посмотреть, и встретить, - не нищие.
Входит Каин. Фрося обмирает в изумлении.
КАИН
Хлеб – соль, хозяева.
ИВАНОВ
Спаси Бог, и вам – не отощать. За стол не зову, на врагов не рассчитано, а друзей не приглашали.
КАИН
Да я сыт, господин сыщик. Мне вот поздороваться бы с вашей женой, да и пойти себе дальше. Здравствуй, Ефросинья Карповна. Узнала?
ФРОСЯ
Конечно, Иван Осипович, здравствуй.
Входит Голуба, с миской капусты.
ГОЛУБА
Здравствуйте.
КАИН
Господи ты, боже мой, какая красота!
ГОЛУБА
О чём вы?
ФРОСЯ
Каин, брось!
ИВАНОВ
(вскакивает) Каин? Ванька Каин!?
КАИН
Сказали же тебе: Иван Осипович. Чего обзываться… обижусь ещё, а я в обиде за себя не отвечаю. Не колготись, не грабить же пришёл, не убивать.
ИВАНОВ
Зачем же?
КАИН
Узнал случайно, что старая знакомая замужем за сыщиком, вот и решил заглянуть, справиться, каково оно. Не говорила, Фрося, мужу, что мы, с тобой, друзья – товарищи?
ИВАНОВ
Товарищи!?
КАИН
Да нет, разбойник – я, она – всего лишь друг. Бывало, конечно, посоветует, как выкрутиться сухому из протоки. Но так, чтобы воровать – нет, Ефросинья – голубка. А как тебя зовут, девочка?
ИВАНОВ
Чего тебе надо!?
КАИН
А не скажу, пока не узнаю, кто она.
ФРОСЯ
Дочь она наша.
КАИН
Вон оно как… понятно. Как звать?
ФРОСЯ
Голуба.
КАИН
Так то не ты, значит, голубка, а вон, кто! Вон оно что…
ГОЛУБА
Не глядите на меня так, не проймёте. Я не люблю разбойников.
КАИН
А я не разбойник, Голуба. И не вор. Не злыдень, не чёрт, я – простой прохожий душегуб. А что, тебя не смущает: вот он – тятя, я – тать. Слышишь, каково оно? Чуть не одно и то же. Так, может, мы – родня. С ума сойти, какая – тебя можно полюбить!
ИВАНОВ
(изловчившись, хватает палаш) Охрана, ко мне!
КАИН
Аккуратнее, женщин своих ненароком не махани и сам не порежься.
Вбегают солдаты.
ИВАНОВ
Вязжите вора!
КАИН
Слово и дело Государево.
Все замерли.
КАИН
Хватит обеды кушать, господин сыщик, пора их отрабатывать: я – словом, ты - делом. Прости, Фрося, просто мне сказали, что твой муж едва ли не один честный сыщик на Москве. Прощай, Голуба… будем жить!
ИВАНОВ
Идите с ним, я нагоню.
Каин и солдаты уходят. Иванов одевает форму.
ИВАНОВ
Вот и свиделись, счастливчик, треклятый Каин. На малеванке он другой, не признал бы. Сколько льстивого вранья в малярах… и перед кем - перед вором. Стыд!
ФРОСЯ
Коленька…
ИВАНОВ
Вернусь, обсудим. Я столько лет ловлю его, я столько раз делился с тобой, жена, казенными секретами…
ФРОСЯ
Так я же не выдавала тебя.
ИВАНОВ
Возможно. А может быть, и нет! хотя бы просто сказать, что знаешь вора!?
ФРОСЯ
Он для меня не вор. Однажды, когда была я в девках у купца Филатьева, Ваня провинился. Купец привязал его на цепь к столбу вместе с медведем. И приказал обоих не кормить. Ване было-то лет четырнадцать.
ИВАНОВ
И ты его кормила…
ФРОСЯ
И медведя.
ИВАНОВ
Купец Филатьев… тот, что теперь на каторжных работах?
ФРОСЯ
Может, он – может, нет.
ИВАНОВ
Купца взяли после того, как в его дворе нашли труп солдата. О трупе сообщил воришка Ванька, сказавший подьячему на допросе «Слово и дело государево». И вместо того, чтобы угодить в кандалы, отправил туда хозяина. Воришке даже паспорт за то выправили. Кто же сообщил крепостному Ваньке о том, что купец приказал убить государева человека? Ведь он знать не мог, ибо на тот час ещё был в пути из села Иванова Ростовского уезда Ярославской губернии? Ах, да, припоминаю: дворовая девка Фрося. Так начался путь в воры нынешнего главного злодея Москвы Ваньки Каина. Голуба, прибери со стола.
Иванов, хлестанув Фросю по плечу, бросил плеть на пол и уходит.
ГОЛУБА
(растеряна) Матушка…
ФРОСЯ
Ничего, что за жена без порки. Уже год, как обвенчаны, и вот, слава богу, наградил супруг.
Фрося хватает Голубу за волосы, сгибает головой к полу.
ФРОСЯ
Гляди мне, щеня сыщицкая, дай только Ванечке хоть намёк на симпатию, порву на ветошь! Доченька…
ГОЛУБА
Вы же знаете, у меня есть мой Илюша!
ФРОСЯ
У кого - кого только ни было, покуда не являлся Ванька Каин! Прочухала, чухна, что я тебе сказала?
ГОЛУБА
Да…
ФРОСЯ
(отпустив волосы) Отец приказал убрать со стола.
Голуба поднимается с пола. Фрося берёт ладонями её щёки.
ФРОСЯ
Красив Ваня, а?
ГОЛУБА
Убийца Каин не может быть красив.
ФРОСЯ
Ишь ты, тятина дочь. Помни крепко: я – честная жена, я – добрая мать. А не будь Ванечки, была бы ангелом!
Фрося уходят.
ГОЛУБА
Господи, что за страсти такие по бессовестному вору… Матерь Божия, борони меня… борони меня, борони!

СЦЕНА 3. ПОДВАЛ ПЫТОК
Каин, под охраной, среди пыточных приспособлений, стоит притороченный к дыбе.
КАИН
А что, ребята, самим сны не снятся про бескрайние просторы? Вы там на конях без сёдел скачете, куда вздумаете, на лодках под парусами идёте, куда придётся. Свобода, ребята! А тут вас темнотой да сыростью, как пустой баландой, кормят, никакой сытости, одно расстройство живота. Бросайте служить, бегите. Ты вон, на глаз, человек добрый, а прикажут тебе шкуру с ребёнка спустить, придётся исполнить. Хорошо ещё, если то не твой ребёнок.
Входит Иванов, с ним - Писарь.
ИВАНОВ
(оглядевшись) Иван Осипов здесь по своей воле, по слову и делу Государеву. Развяжите.
Охрана освобождает Каина. Писарь раскладывается за столом.
КАИН
А ты и вправду законник, Иванов, редкий сыщик. Наперёд знай, тебя воры беречь будут.
ИВАНОВ
Без твоих соплей обойдусь. Говори, что хотел сказать и шагай отсюда.
КАИН
Пошагаю, Николай Варфоломеевич, ещё как пошагаю, дел-то невпроворот. А хотел я вам, господин сыщик, сообщить, где шайка Савёла от закона государева таится.
Входит Сенатор, все его приветствуют.
СЕНАТОР
(оглядевшись) Зачем вор не связан? На дыбу его.
Охрана приторачивает Каина к дыбе.
КАИН
Господин граф, нехорошо поступаете, не по правилу.
СЕНАТОР
Он знает меня, смотри-ка. Палача!
ИВАНОВ
Иван Осипов здесь по доброй воле, ваше сиятельство…
СЕНАТОР
Молчать. В тайном приказе добровольцев не бывает.
Входит Палач.
СЕНАТОР
А вот и заплечных дел мастер. Приступай, голубчик.
ИВАНОВ
Господин сенатор, так поступать – не по закону. Иван Осипов…
СЕНАТОР
Где ты видишь Ивана Осипова? Тут только Ванька Каин, вор, он – не человек. Я сейчас не сенатор, Иванов, я сейчас сам сенат. Ступай, я сам проведу розыск.
КАИН
Вот так, сыщик. Будь ты хоть ангелом, а поступил на службу, быть тебе тем, чем прикажут.
СЕНАТОР
Палач, всыпь вору.
Палач хлещет Каина.
СЕНАТОР
Чтоб слышно его было!
Палач с большим усердием хлещет Каина.
СЕНАТОР
Сменить слабака! Иванов, распорядитесь.
ИВАНОВ
Я не тюремщик, я сыщик.
Иванов уходит.
СЕНАТОР
Если плеть не берёт, голубчик, найди другую управу…
Затемнение. Дикий человеческий крик от физической боли.

СЦЕНА 4. ТЕМНИЦА
Отблеск света факела. Гремят ключи. Скрежет замка. В дверном проёме свет факела освещает Фросю – она направляет свет на Каина, лежащего в углу, на сене.
ФРОСЯ
Ваня? Ваня…
КАИН
Не свети в лицо сразу…
ФРОСЯ
Ванечка…
КАИН
Как ты здесь?
ФРОСЯ
Тебя казнить хотят.
КАИН
А я думал на царство помазать.
ФРОСЯ
Ты можешь бежать?
КАИН
А то, бежать - не голову на плаху класть, легко.
ФРОСЯ
(в дверной проём) Входи.
Входит Андрей.
ФРОСЯ
Твой двойник, он останется вместо тебя. Если ты согласишься.
КАИН
Конечно, согласен!
ФРОСЯ
(в дверной проём) Тюремщик.
Входит тюремщик, занимается кандалами: снимает с Каина, надевает на Андрея.
КАИН
А зачем двойник?
ФРОСЯ
Чтоб после твоей пропажи, не учиняли бы розыск: кто да что.
КАИН
Мудрости в тебе, Фрося, на тысячу мужиков. И что, он так похож?
ФРОСЯ
Один в один.
КАИН
Тебя ж казнят, парень, ты понимаешь?
ФРОСЯ
Он понимает.
КАИН
Он что – немой?
ФРОСЯ
От рожденья. Камчатка всё придумал, я тут только потому, что знаю тюремщиков.
КАИН
Камчатка… друг! Товарищ…
ФРОСЯ
Идём.
КАИН
А он глухой?
ФРОСЯ
Да вроде бы слышит.
КАИН
(мужчине) Ты слышишь?
Андрей утвердительно кивает.
КАИН
Прости, если сможешь. И передай там, на том свете, я готов был к лобному месту. Ты сам взошёл вместо меня, по своей воле. Передашь? Кивни! Фрося, почему он не отвечает?
ФРОСЯ
Да брось ты, Ваня… какое тебе дело до того света…
КАИН
Как его звать?
ФРОСЯ
Не знаю. Ванечка, нам пора. (тюремщику) Прими, голубчик, факел.
КАИН
Смотри мне ты, господин «не знаю», замолчишь мою невиновность, я тебя и там отловлю. И всё, что не пережил здесь, заставлю нахлебаться там!
ФРОСЯ
Иван! Уходим.
КАИН
Мне горько. Это от баланды. Идём, зальём горечь сладкой водочкой. Прости, парень. Прощай.
Фрося уводит за руку Каина. Тюремщик, с факелом, уходит, заперев дверь. Затемнение. Дикий человеческий крик от душевной боли.

СЦЕНА 5. ДВОР ДОМА
На завалинке сидят Каин и Фрося.
КАИН
Не пори ерунды!
ФРОСЯ
На родине раны затягиваются скорее.
КАИН
Нужна мне эта родина…
ФРОСЯ
Там отлежишься…
КАИН
Да там же семья моя! Не понимаешь? Стыдно мне им показаться.
ФРОСЯ
Не показывайся. Кто тебя вспомнит в лицо? И слухи о твоей поимке наверное дошли.
КАИН
От мужа уйдёшь?
ФРОСЯ
Нет. Я люблю его.
КАИН
Мне худо без тебя, Фрося.
ФРОСЯ
А мне без тебя хорошо. Кров, семья, достаток, спокойная ночь, доброе утро. После наших разбойных годов, живу, как у Христа за пазухой. С Колей Ивановым мне радостно. А с тобой, Каин, стоит учуять, зверею. Не женщина какая, а сучка утробная!
КАИН
Бог с тобой, живи.
ФРОСЯ
А я считаю тебе дома пожить надо! Не сегодня–завтра, казнят Ваньку Каина. А ты-то жив. Так пусть возродится Ванечка Осипов.
Входит Камчатка.
КАМЧАТКА
Жив!
Камчатка присаживается рядом с Каином, - обнимаются.
КАИН
Может, и жив. Спасибо, что вытащил.
КАМЧАТКА
Так я ж не один. Без Фроси твоей могло и не сложиться. тебя отделали по первое число.
КАИН
А что там?
Вдалеке проходят подельники Каина, несут сундук и короб.
КАМЧАТКА
Повезут расчёт за твою волю, Ваня, семье двойника.
КАИН
Не жирно ли?
КАМЧАТКА
Может, и лишнего чуток, да ведь такое дело: Ваньку Каина уберегли!
КАИН
Не сами же они его предложили.
КАМЧАТКА
Не сами. Им скажут, что сын их помер от лихоманки, зато успел добра заработать и родителям заповедать. Фрося сказала, ты тоже в Ивановку поедешь?
КАИН
Двойник из Ивановки? Ну, правильно, где ж его ещё взять, похожего, как не на родине. Умники – вы.
КАМЧАТКА
Мы-то умники, да без двойника до такого не дотумкали бы.
КАИН
Он что, сам пришёл с предложением…
КАМЧАТКА
Так и было.
КАИН
Что!?
ФРОСЯ
(поднявшись) Пора к мужу. Живи уже, Иван, как-нибудь по-человечески.
Фрося уходит.
КАМЧАТКА
(веселясь) А мы как будто не по-человечески, по-звериному, что ли…
КАИН
Кто – мой двойник?
КАМЧАТКА
Зачем тебе ещё болячка…
КАИН
Узнаю же. Кто!
КАМЧАТКА
Андрей. Андрей Осипов.
КАИН
Родня…
КАМЧАТКА
Твой младший брат. Родной.
КАИН
У меня не было брата Андрея!
КАМЧАТКА
Был. И покуда есть. Ты просто забыл.
КАИН
Не было же… не было… не может быть!
КАМЧАТКА
Ну, не было, так и не было. Всё равно уже не будет.
КАИН
Мой родной брат!
КАМЧАТКА
Фросю разыскал. С ней пришёл ко мне, вот, мол, говорит, предлагаю сделку: пойду на плаху за родного брата, а-то родители с братьями и сёстрами совсем оскудели.
КАИН
Как он говорил, когда он немой!?
КАМЧАТКА
Немой? С чего ты взял?
КАИН
Фрося сказала там, в темнице…
КАМЧАТКА
А он смолчал? Силён! Вот у вас порода… и то, что тут сказать парню…
КАИН
Да ведь я мог бы и так отвалить им добра выше звонницы в Ивановке!
КАМЧАТКА
Так не отвалил же. И к лучшему, Иван. Живи твоя семья в богатстве, не пошёл бы брат за брата на смерть.
КАИН
За семью пошёл…
КАМЧАТКА
За семью пошёл. А может, и не за семью. За себя.
КАИН
Не понял?
КАМЧАТКА
Лучше плаха, чем беспросветная нужда. Я так думаю.
КАИН
Я не поеду в Ивановку.
КАМЧАТКА
И своих не повидаешь, хоть издали?
КАИН
Нет.
КАМЧАТКА
Правильно. Я тоже так думаю, нечего Ваньке Каину сопли по душе размазывать.
КАИН
А зачем хотел везти!?
КАМЧАТКА
Я тебя везти не думал даже. То Фроська твоя! Так что, брат, не бери меня на крик.
КАИН
Да какой ты мне брат! Мой брат – там, в темнице…
КАМЧАТКА
Точно, не езжай. Побудь пока один, а я поеду, приглядеть за расчётом. Твоих братьев и сестёр сочту. Тебе же интересно…
КАИН
Нет, не интересно.
КАМЧАТКА
(лукаво) Так, может, перебить их всех к чертям, и добро сохраним…
КАИН
Не смей.
КАМЧАТКА
И то верно, вдруг ещё двойник понадобится. (смеётся)
КАИН
Уйди…
КАМЧАТКА
А книги твои я хотел сжечь. Но выгоднее оказалось продать.
КАИН
Чёрт с ними.
КАМЧАТКА
Ватага Савёла на Москве хороводы водит. Не сдал ты его, что ли?
КАИН
Когда меня по подлому ломают, я даже гнуться не желаю. Никого не сдал… кроме родного брата.
КАМЧАТКА
Ну, и надо было орать: «Слово и дело Государево»? Что их делам до наших слов. Пустые хлопоты ворам радеть за государя. Смертельные хлопоты.
КАМЧАТКА
Поехал! Будь здоров… брат.
КАИН
Добрый путь… брат.
Камчатка уходит.
КАИН
Ты слышишь, Господи? Ты знаешь, что мне надо. Знаешь? Так сделай! Жду.
Затемнение. Тьму разрывают всполохи огня, в которых видно, что мимо проходит Монах. Тьма.
ГОЛОС КАИНА
Монах – для меня!?
Свет. Рядом с Каином, на завалинке, сидит Монах.
МОНАХ
Сухая гроза поразительная вещь.
КАИН
(увидев Монаха) Отец Питирим! Что?
МОНАХ
Я говорю, что поразительные вещи, бывает так, что поражают.
КАИН
Святой отец, я вас умоляю, не надо меня устрашать.
МОНАХ
Так и нет в тебе страха Божия?
КАИН
Откуда вы взялись?
МОНАХ
Проходил мимо, вдруг бац – гром, молнии, тьма. Думаю, не прибиться ли к дому, переждать гнев Божий.
КАИН
Гнев?
МОНАХ
А что, похоже на Божью скорбь? Был бы дождик, какой-никакой, тогда можно было бы намечтать, что Господь плачет по нам.
КАИН
Я что-то должен сделать для вас?
МОНАХ
Да никто никому ничего не должен, раб Божий Иван.
КАИН
Раб? Кто раб – я? Да ни боже мой, святой отец. Ибо сказано: «Не бойтесь, я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям: ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь, и вот вам знак: вы найдёте Младенца в пеленах, лежащего в яслях. Но когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего Единородного, Который родился от жены, подчинился закону, чтобы искупить подзаконных, дабы нам получить усыновление. А как вы - сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего «Авва, Отче!» Посему ты уже не раб, но сын, а если сын, то и наследник Божий через Иисуса Христа». Что вы меня за невежду держите. Бросьте. Проходите в дом…
МОНАХ
Да что ты, сын мой, Бог с тобой.
Затемнение. Тьму разрывают всполохи огня. Тьма. Свет. Каин, на завалинке, сидит один – Монаха нет.
КАИН
Ты, что же, Господи, намекаешь, чтобы Ванька Каин сгноил себя в монастыре? Да ни за что! Но гнев Твой, Господи, умерю: уйду от греха, Боже ты мой, уйду…
Затемнение. Тьму разрывают всполохи огня, в которых видно, что мимо проходит Монах. Тьма.
Свет. Входит Дементий.
КАИН
Ну?
ДЕМЕНТИЙ
Каин, возьми меня вором.
КАИН
Возвращайся в село, баран.
Каин поднимается с завалинки, идёт прочь, задев плечом Дементия. Дементий толкает в спину Каина. Каин бьёт Дементия, но тот отбивает удар. Короткая схватка: Каин сбивает с ног Дементия.
КАИН
И чтоб я тебя больше не видел.
ДЕМЕНТИЙ
(вослед) Я просто жалел тебя, не-то раза три мог прибить!
КАИН
Вот когда не пожалеешь хотя бы раз… возвращайся домой, дурак. Не хоти быть вором, хоти быть человеком. Домой!!!
Каин уходит.

СЦЕНА 6. ПОДВАЛ ПЫТОК
Сенатор любуется работой Палача, который только что добил потерявшего сознание, подвешенного на дыбу Басалая. Писарь улыбается Сенатору. У трёх дверей стоят шестеро охранников. Как бы на отшибе, стоит невозмутимый Иванов.
СЕНАТОР
(Палачу) Молодец! Вот, теперь у тебя стало получаться. Я понимаю, ты – раб, откуда тебе знать искусство пытки. Ничего-ничего, толк будет. (Иванову) Вот так, господин сыщик. А вы тут с ними допросы допрашиваете, словеса плетёте. Допросы должны кровью фонтанировать!
ИВАНОВ
Так он же ничего не сказал.
СЕНАТОР
Скажет.
ИВАНОВ
Нет.
СЕНАТОР
Почему, умник?
ИВАНОВ
Потому что понимает, что уже не выйдет. Потому что знает, что уже калека. Потому что чует, что уже надежд нет.
СЕНАТОР
Да пусть не говорит. Плевать мне на их воровские лежбища. И на воров плевать. Их давить надо, как клопов. Вот и весь разговор. Пусть будут воры, Иванов, пусть плодятся. Чем они живучее, тем мы сытее. А переведутся жулики, что тогда? Кому будут нужны сыщики? Зачем кормить тайный приказ?
Двое охранников падают, как подкошенные. За ними – стоит Каин, с ножами в руках. Сенатор и Иванов растеряны, не отдают команды, чем пользуется Каин, бросив ножи в двоих других охранников, тут же рухнувших. Сенатор забивается в угол от страха.
ИВАНОВ
(выхватывая палаш) Взять вора!
Каин, выхватив ещё два ножа, бросает их, по очереди, в Палача и Писаря – те падают.
СЕНАТОР
Господи, это же Ванька Каин!?
КАИН
Здорово, сенатор. Погоди, управлюсь и потреплемся.
Каин выхватывает саблю из ножен Сенатора и - вовремя: на него нападает Иванов. Сабельный бой между Ивановым и Каином. Каин выбивает палаш из рук Иванова, ловко набрасывает на него удавку, прикрепленную к потолку для пыток, и споро связывает верёвкой.
КАИН
Ну, как я тебе, граф?
СЕНАТОР
В каком смысле?
КАИН
В смысле боя.
СЕНАТОР
А! Изрядно… изрядно.
КАИН
А известно тебе, что я ещё и умён?
СЕНАТОР
Да, да… наслышан.
КАИН
Кого это вы тут… (поднимает голову Басалая) Басалай! Попался – таки. (Сенатору) Как он к вам угодил, ведь я же никого не выдал?
СЕНАТОР
Государственная тайна.
КАИН
А бывает, государственные тайны уносятся в могилу?
СЕНАТОР
Басалай пришёл сдать твою ватагу.
КАИН
Сдал?
СЕНАТОР
Пока нет.
КАИН
Ну, ты даёшь, сенатор! Бандиты, один за другим, приходят, чтобы сдать тебе друг друга, и вдруг не сдают. Да, гостеприимством ты не щедр. Сначала, мол, по морде, а потом пусть говорит, если будет чем. Не любишь ты, граф, народ. Басалай, прости, ты нам мешаешь.
Каин перерезывает Басалаю горло.
СЕНАТОР
Ну, сенатора-то, графа – не посмеете!
КАИН
Посмею. Не сомневайся. Я здесь не за тем. Я пришёл купить себе волю. По-вашему: высочайшее прощение.
СЕНАТОР
Прощение!? Не понимаю…
КАИН
Хочу отойти от воровских дел. Хочу жить вольно, где хочу. Взамен сдам лежбище всех известных мне ватаг.
СЕНАТОР
Всех?
КАИН
Всех.
СЕНАТОР
Но как же я могу обещать прощение. Надо обратиться в Сенат…
КАИН
В прошлую нашу встречу, ты уверял, что ты и есть Сенат.
СЕНАТОР
Погорячился.
КАИН
Я сказал. Каков ответ?
СЕНАТОР
Ну, я войду с прошением рассмотреть…
КАИН
Твоя семья долго ждать не сможет. Из графских дворцов загреметь костьми в подпол амбара одной из деревень одной из волостей…
СЕНАТОР
Я понял!
КАИН
За решением Сената сам приду.
Каин снимает с шеи Иванова петлю.
КАИН
Не тронь Иванова, граф, он - правильный сыщик. Народу нужен такой, хотя бы один. Вопросы?
ИВАНОВ
Как ты здесь оказался? Я только утром допрашивал тебя…
КАИН
В темнице – мой родной брат. Помимо моей воли. Не я сообразил такую дикую интригу. Долго объяснять, Николай Варфоломеевич.
ИВАНОВ
Что ж ты за него не хлопочешь?
КАИН
Зачем? Он сам выбрал свою долю.
ИВАНОВ
Путаные думы твои, темна твоя душа, Иван Осипов.
КАИН
Темна. Да не черна!
ИВАНОВ
Это не брата доля, твоя!
КАИН
Это доля Ваньки Каина. А я, ты сам сказал, - Иван Осипов. Поговорили. (Сенатору) Прости, что намусорил в твоём заповедном месте. Если пикнешь про то, что твоя семья в моих руках, - выкорчую. Смолчишь – верну в целости. Верь мне, сенатор.
Каин уходит в одну из дверей.
СЕНАТОР
Иванов, объясни, зачем он взял в залог мою семью?
ИВАНОВ
Ваньке Каину нужны гарантии, что вы, ваше сиятельство, обязательно войдёте в Сенат с его предложением.
Каин, таясь, входит в другую дверь.
СЕНАТОР
Да? А может, в том есть какая выгода? Просто я покуда не вижу…
ИВАНОВ
В чём выгода? В том, что ваша семья сгинет в плену разбойников!?
СЕНАТОР
Ну, да…
ИВАНОВ
А что вам стоит прошение Каина?
СЕНАТОР
Не знаю. Ничего не стоит. Мне просто неохота суетится. Подумаю…
ИВАНОВ
Ваше сиятельство, освободите меня.
СЕНАТОР
(набрасывает петлю на шею Иванова) Иванов, ты ворчливый, вздорный, досадливый. (затягивает петлю) Ты мне мешаешь. Я размышляю, а он тут…
Каин вынимает из трупа охранника нож. Сенатор натягивает верёвку, перекинутую через балку, закрепляет конец, выбивает из-под ног Иванова пень. Иванов висит над полом.
СЕНАТОР
Не надо меня поучать. Не надо меня просить. Не надо мне указывать. Не надо меня раздражать. Не надо меня принуждать к размышлению…
Каин перерезает верёвку – петлю. Иванов падает на пол.
КАИН
Предупреждал же, я ещё и умён.
Каин освобождает задыхающегося Иванова от пут. Каин прижимает Сенатора к стене, приколов острие ножа к его груди.
КАИН
Я же предупреждал, сенатор, чтоб ни волоска с головы Иванова не упало. Хотя я не видел, чтобы тот волосок упал… может, не упал? (отодвинув нож) Граф, я сохраню этот нож. Запомни его в лицо, он – твой. Сделай, что я сказал. Сделай… (идёт к дверям) Прости, Иванов, что помешал умереть.
ИВАНОВ
Да если бы ты, вор, не заявился сюда, ничего не произошло бы вовсе!
КАИН
(в дверях) А ты прав. Если бы не я, тут было бы не так. Но я заявился. И всё произошло. Я - вот он. И вы – вот. А это нож, сенатор. А это петля, сыщик. С тем и будем жить.
Каин уходит.
СЕНАТОР
Вы, Николай Варфоломеевич, забудьте. Ничего не было.
ИВАНОВ
Ничего, кроме Ваньки Каина.

СЦЕНА 7. УЛИЦА
У забора двора дома, где расположена квартира Иванова, стоят Голуба и Илья. Илья обнимает Голубу. Та нехотя высвобождается и прикрывает ладонью его рот.
ГОЛУБА
Ильюша, у тебя такой громкий бас, тихо, матушка услышит. Нехорошо. Всё, всё, уходи.
Илья приникает губами к уху Голубы, что-то шепчет.
ГОЛУБА
Потерпи, Илюшенька, мне прежде надо поговорить с тятей. Я скажу, когда можно присылать сватов. Всё, уходи!
Илья уходит. Голуба направляется к калитке во двор. Перед ней оказывается Каин, выскочивший из зарослей.
КАИН
Ох, ухвачу…
ГОЛУБА
Я тятю кликну!
КАИН
Не бойся. Я добрый кобель, сытый.
ГОЛУБА
(схватив булыжник) Шарахну!
КАИН
Ой, боюсь, боюсь, боюсь. Голуба? Дочь сыщика Иванова?
ГОЛУБА
Да…
КАИН
А ты ещё краше стала.
ГОЛУБА
О, Господи! Вы…
КАИН
Да, я. А с кем ты тут миловалась?
ГОЛУБА
Да вас ведь сейчас казнят!
КАИН
Казнят, казнят. Так парень – твой жених?
ГОЛУБА
Вас Государь помиловал?
КАИН
Не Государь, Голуба, - сам Господь. Хороший парень?
ГОЛУБА
Который? Ах, Андрейка… да, очень хорош. Я люблю его. У нас будет свадьба. Красивая! Честная. Чистая.
КАИН
Моя любовь сильней любой нелюбви. Когда полюблю, женюсь на тебе.
ГОЛУБА
Так за чем же дело стало?
КАИН
Нельзя мне сейчас любить, Голубушка. Боишься меня.
ГОЛУБА
Вы – Ванька Каин, как не бояться…
КАИН
Отец дома?
ГОЛУБА
Нет же, на службе, у Лобного места.
КАИН
Ступай домой.
ГОЛУБА
Сама знаю, что мне делать.
КАИН
Пойдёшь потом за меня замуж?
ГОЛУБА
Не люблю. Вы – вор, кровопийца. Сатана!
Голуба убегает во двор. Каин веселится. К забору идёт Иванов.
ИВАНОВ
Что ты творишь!!!
КАИН
Спокойно, Николай Варфоломеевич, всё путём.
ИВАНОВ
Что ты здесь делаешь?
КАИН
Озорница – твоя дочь, что взгляд, что язык – как нож острые.
ИВАНОВ
Не смей до неё касаться…
КАИН
Не смею. Как там Каин, казнён?
ИВАНОВ
Я же просил Фросю, чтобы ты пришёл в укромное место.
КАИН
Если меня казнили, то опасаться нечего. Казнили?
ИВАНОВ
Казнили.
КАИН
Как?
ИВАНОВ
Взошёл бы – знал бы.
КАИН
Вряд ли. Со стороны виднее.
ИВАНОВ
Я не глядел.
КАИН
Вычесана спина его кнутом, поставлены на лбу и на обеих щеках обыкновенные таким людям литеры. И вырвавши ноздри, сослан на каторжную работу в Рогервик. До каторги живым вор и убийца Ванька Каин не доберётся. Такая жизнь ни к чему.
ИВАНОВ
Что ж ты за человек, Каин…
КАИН
Сейчас узнаем. Зачем ты назначил мне встречу, пришёл ответ Сената?
ИВАНОВ
Да. Граф не захотел с тобой встретиться, поручил мне. Господа сенаторы, согласясь между собою, думая доставить жителям от воров совершенную безопасность, тебя, Каин, простили и даровали свободу. И определили тебя в московские сыщики.
КАИН
Я не просил службы!
ИВАНОВ
Далее. Дан от Сената указ, и определена военная команда, состоящая из сорока пяти человек солдат при одном сержанте, в твоё повеление.
КАИН
Я просил воли!
ИВАНОВ
И будешь ты, находиться над сею командою, так, как бы обер-офицер, только что без оного чину.
КАИН
Сволочи…
ИВАНОВ
Сверх же того, в Военную коллегию, в Полициимейстерскую канцелярию и в Сыскной приказ посланы из Сената указы, чтобы по требованию Ивана Осипова, когда будет ему надобность для поимки воров, чинили всякое вспоможение.
Пауза. Каин потрясён.
ИВАНОВ
Надо вернуть сенатору его семью.
КАИН
Я ещё не решил!
ИВАНОВ
Ты давно решил, с начала. Ещё когда родного брата отправил на плаху вместо Ваньки Каина, оставшись сам Иваном Осиповым.
КАИН
Повтори…
ИВАНОВ
Легко. Вор, мошенник, убийца теперь стал сыщиком. Хотя почему нет, ведь наоборот – сплошь и рядом.
КАИН
Я хочу воли…
ИВАНОВ
А я хочу для тебя неволи. А лучше, чтоб усадили на кол. Решай. Пойду, посумерничаю. После выйду…
Иванов уходит.
КАИН
Бога они не боятся. Ничего они не бояться, и никого. А ведь, как оно сиротливо – никого не бояться. Уж я-то знаю. Ну, так я сжалюсь над вами, не оставлю в студёном сиротстве. До четырнадцатого колена трястись будете и ещё четырнадцать – дрожать. От страха, господа, от страха!

Часть 2. СЫЩИК

СЦЕНА 8. СЛОБОДА
Камчатка идёт дорогой. Неожиданно, выросшие, как из-под земли, Камчатку окружают пятеро парней, во главе с шестым – Дементием. Камчатка насторожен.
ДЕМЕНТИЙ
Камчатка, помнишь меня?
КАМЧАТКА
Мало ли шелухи по дороге рассыпано.
ДЕМЕНТИЙ
Я – Дементий.
КАМЧАТКА
А мне с того, что за корысть.
ДЕМЕНТИЙ
Хочу, чтобы ты взял меня в ватагу Каина. С пацанами.
КАМЧАТКА
Нет больше Каиновой ватаги.
ДЕМЕНТИЙ
Люди говорят, что Каин спасся чудом от лютой казни…
КАМЧАТКА
Пусть говорят. Дай пройти.
ДЕМЕНТИЙ
Ты не пройдёшь, если не примешь нас в ватагу.
КАМЧАТКА
А как же не пройду, если мне надо пройти. Вернуться, что ли?
ДЕМЕНТИЙ
Тебе не сойти с места.
КАМЧАТКА
За что, ребята?
ДЕМЕНТИЙ
Было бы за что, прибили бы без слов. Мы хотим вступить в ватагу Каину!
КАМЧАТКА
Так у Каина и спросите.
ДЕМЕНТИЙ
И спросим. Отведи нас к нему.
КАМЧАТКА
Его казнили на Лобном месте. Хорош базлать, салажня, не-то дяденька Камчатка рассердится и поставит вас в угол на горох.
ДЕМЕНТИЙ
Или нам - ватага, или тебе смерть.
КАМЧАТКА
Ну, щеглы, достали!
Бой: искусный боец Камчатка отбивается от шестерых – споро прибив троих, бьётся с оставшимися троими. Входит Каин. Каин приглядывается, затем, молча, вынимает пистолет и стреляет наповал парня. Каин вынимает второй пистолет и убивает второго. Дементий и Камчатка останавливаются.
ДЕМЕНТИЙ
Я же говорил: Ванька Каин жив!
Всё так же невозмутимо, Каин выхватывает из-за голенища нож и бросает его в грудь Дементия – тот падает без сознания. Каин перезаряжает пистолеты.
КАМЧАТКА
Ты спятил! Зачем!? Совсем озверел! Это же наши ребята! Совсем пацаны… Они пришли к нам, в ватагу просились! Ты – медный лоб, Каин…
КАИН
Идём, распоряжения мои выслушаешь.
КАМЧАТКА
Да пошёл ты в пень! Не желаю тебя слушать. Ты – мертвяк!
КАИН
(наставив оба пистолета) Ты знаешь, я не промахиваюсь.
КАМЧАТКА
Иван, окстись! Это же я – твой единственный товарищ… брат…
КАИН
Потому ещё жив.
ГОЛОС ДЕМЕНТИЯ
Камчатка… я здесь…
Камчатка поднимает голову Дементия.
КАМЧАТКА
Жив! Он жив, Иван!
ДЕМЕНТИЙ
Он жив… Ванька Каин жив…
КАИН
Отойдём.
КАМЧАТКА
Иван, пацана к лекарю надо…
Невозмутимый Каин, не целясь, стреляет в Дементия, пробив тому грудь, - тот теряет сознание. Камчатка – в изумлении.
КАМЧАТКА
Иван, что ты творишь… что с тобой…
КАИН
Хотел дать тебе задание. Но ты ненадёжен. Сделай малое, что можешь, держи в узде ватагу. И главное, Камчатка, я – государев человек, а не вор, мне словес ничьих не надо, мне нужно послушание без возражения, и строгий ранжир. Как в армии. Дисциплина чтоб.
Каин, окинув взглядом всё и вся, уходит.
ГОЛОС ДЕМЕНТИЯ
Жив… жив Ванька Каин, жив!
Камчатка склоняется к Дементию.
КАМЧАТКА
Жив. Какой товарищ был… что с ним сделалось. Эх, Ваня, Ваня, лучше ты сдох бы.

СЦЕНА 9. КВАРТИРА ИВАНОВА
За столом сидит Иванов, перед ним – книга. У окна, за прялкой, сидит Фрося. Посреди горницы стоят, держась за руки, Голуба и Андрей.
ГОЛУБА
Тятенька, благослови!
ИВАНОВ
(после паузы) Фрося, что скажешь?
ФРОСЯ
Благослови, отец.
ИВАНОВ
Ефросинья, принеси икону.
Иванов утыкается взглядом в книгу, перелистывая страницу. Ефросинья уходит в комнату вглубь дома. Голуба и Андрей, в предвкушении благословения, улыбаясь, переминаются. С улицы входит Каин.
КАИН
Мир вашему дому.
ИВАНОВ
Здорово, Иван Осипов.
КАИН
Поговорить пришёл, по делу.
ИВАНОВ
Терпит?
КАИН
Знаешь, не люблю тянуть. Давай, решим вопрос, и я пойду.
Входит Фрося, с иконой.
ИВАНОВ
Событие у нас…
ФРОСЯ
Здравствуй, Ваня.
КАИН
(понимающе) А, молодёжь. Не дождалась меня, Голуба, не терпится. Пусть обождут на дворе или сами, втроём, выйдем.
ИВАНОВ
Втроём?
КАИН
Ефросиньи касается.
ФРОСЯ
Что-то серьёзное?
КАИН
Для меня – да.
ИВАНОВ
Голуба, идите с Андреем на двор.
ФРОСЯ
Я кликну.
Голуба и Андрей уходят.
КАИН
Иду я от графа нашего. Я предложил деятельный план нашего Сыскного приказа, что его сиятельство одобрил. Надёжных людей, однако же чрезвычайно малое число. Особенно же нам, с его сиятельством, надобен самый надёжный и самый неподозрительный человек из своих. Я хотел, было, Камчатку приставить, да он совсем закоренелый вор. Я предложил его сиятельству Ефросинью.
ИВАНОВ И ФРОСЯ
(вместе) Что!?
КАИН
Что сказано. Приставим к делу твою жену, чтоб отечеству пользу приносила.
ИВАНОВ
Ты кто такой есть, червь, чтоб моей женой распоряжаться!?
КАИН
Я, может, и никто, а вот их сиятельство – очень даже кто. Ты, Иванов, кричи, хоть укричись, без меня после решишь, как быть, - перечить кормильцу его сиятельству или подчиниться.
ИВАНОВ
Вон пошёл, таракан!
КАИН
Договорю. Не-то придётся доставить тебя к их сиятельству…
ИВАНОВ
(схватив палаш) Порубаю! Покрошу!
КАИН
Тоже дело. Почему нет.
Иванов рубит Каина – тот чуть уклоняется: Иванов промахивается. Каин, всё так же невозмутим, перехватывает палаш и бьёт Иванова в лицо – тот, отлетев, падает на пол.
КАИН
Дело безопасное. Говорить или что?
ИВАНОВ
(поднимаясь) Убью, падаль подлая…
КАИН
(направив пистолет на Иванова) Пальну.
ИВАНОВ
Пали!
ФРОСЯ
Не надо, Коля. Постой. (Каину) Говори. (Иванову) Потом решим, любый. (Каину) Ну?
КАИН
Поезжай в Зарядье. У Мытного двора наймёшь дом. Будет дом особенный: сделав бильярд, заведём разные игры и зерни. Чего ради, повседневно будет собираться немалое число разного звания людей. Многие бездельники, а больше из фабричных, станут приходить, рекомендовать себя в услуги, желая сыскать себе пристанище. Принимай благосклонно.
ИВАНОВ
Она не станет этого делать.
КАИН
Содержи человек по тридцать и больше. Ходя по Москве шпионами…
ИВАНОВ
Ты меня не слышишь, что ль!
КАИН
(выстрелив в потолок) Ходя по Москве шпионами пусть проведывают разными способами о всяких подозрительных людях и объявляют о том.
ИВАНОВ
Вон из дома… гад!
ФРОСЯ
Погоди, Коленька.
Вбегают Голуба и Андрей, обмирают в удивлении.
КАИН
(вынимает другой пистолет) Пусть мошенничают, карманничают себе, но веди строгий отчёт по всякой мелочи. (Иванову) Вот и всех делов, а-то саблей махать, из пистолетов ахать. (Голубе) Совсем ты, девушка, закрасивела. Таких и на небе, наверно, не бывает, - ангелица…
ГОЛУБА
(схватив за руки Андрея) Богом прошу, Каин, ступай!
ФРОСЯ
Иван! Не надо!
КАИН
Зачем ты назвала меня чужим именем, Голуба? Не надо было…
Фрося бросается к Каину, хватая того за руку с пистолетом.
ГОЛУБА
Это ты – Каин, ты, вор!
Иванов бросается к Голубе, пряча её себе за спину.
КАИН
(столь же невозмутимо) Я - не Каин, Голуба, Каин умер. Каин был человек, я - нет. Потому и не пресекаю твою судьбу не со мной. Живи. Собирайся, Ефросинья, обожду на улице.
ИВАНОВ
Нет.
КАИН
Николай Варфоломеевич…
ФРОСЯ
Обожди, я выйду.
ИВАНОВ
Не позволю.
КАИН
Вылетишь со службы. Сам знаешь, не дури. А так будет ещё и жена при доходном месте.
ФРОСЯ
Уйди, Иван!
КАИН
Всех благ.
Каин уходит.
ИВАНОВ
Даже не думай.
ФРОСЯ
Коленька, наломаем дров, если решения станем принимать сгоряча. Дозволь мне пойти, поговорить с Иваном…
ИВАНОВ
Нет.
ФРОСЯ
Поговорить, переубедить…
ИВАНОВ
Как же ты собираешься его переубеждать, баба? Напомнишь ваши с ним юные кувыркали, с пристрастием? (хватает плётку)
ФРОСЯ
Николай, не обижай меня.
ИВАНОВ
Я – тебя? А ты – меня? Признавайся, вы с ним раньше перетёрли эту засаду с домом в Зарядье?
ФРОСЯ
Я верная жена.
ИВАНОВ
Верным жёнам таких предложений не делают!
ФРОСЯ
Вот, Голуба, доля какая для верных жён: готовка, стирка, уборка…
ИВАНОВ
А что ещё!? И хватит мне тут, цыц! Я сказал: сиди дома.
ФРОСЯ
Но тогда ты лишишься службы.
ИВАНОВ
Не твоя хвороба.
ФРОСЯ
На что мы станем жить?
ИВАНОВ
Не бабский вопрос! И что ты радухарилась так, стерва?
ФРОСЯ
Я не стерва…
ИВАНОВ
Когда муж говорит «стерва», значит, так тому и быть.
ФРОСЯ
Хочешь, чтоб я оправдала твою ругань?
ИВАНОВ
Что?
ФРОСЯ
Хочешь, спрашиваю, получить жену – стерву?
ИВАНОВ
Это что за разговоры…
Иванов замахивается плёткой на Фросю, но вдруг та ловко перехватывает его руку, выворачивает, отбирает плётку и отбрасывает в угол.
ФРОСЯ
Вспомни, ты обещал меня никогда не бить.
ИВАНОВ
Ах, вот как!? Шконка воровская…
Иванов берёт ухват, стоявший у печи, прилаживается ударить Фросю.
ФРОСЯ
Предупреждала я тебя, не буди лихо.
Фрося встаёт в предбоевую стойку.
ИВАНОВ
Ах, вот оно как!? Ну… держись.
Происходит нешуточная рукопашная схватка, из которой видно, что Фрося – искушённый боец. Голуба и Андрей – в растерянном изумлении. Фрося одолевает, бросив Иванова спиной об пол.
ФРОСЯ
Любовь, говоришь. Плёткой по рёбрам…
ИВАНОВ
Фрося…
ФРОСЯ
Ухватом по мослам…
Фрося отходит - набросить шаль, переобуться.
ИВАНОВ
Фрося, прости, давай, поговорим…
ФРОСЯ
Тухлый ты мужик, Иванов. Ни веселий с тобой, ни удивлений. Одна служба на уме, да жратва до рыготины, да поучения о народном послушании. Видит Бог, хотела я тихого домашнего счастья и строила его, холила. Да не с тем, похоже, затеяла. А я тебе была верная жена. Дура.
ИВАНОВ
Фросенька, нельзя же так с первой размолвки…
ФРОСЯ
Она потому и первая, что я терпела, а ты – нет. Воняет от тебя, Иванов, вековыми болотами. Эй, Голуба, бросай своего красномордого Андрюшечку и - айда в ватагу Каина! Там – жизнь, там – праздник! А здесь тоска – мусор, объедки, да помои с навозом.
ИВАНОВ
Заткнись!
ФРОСЯ
Даже не сомневайся, Голуба, баба придумана не для тоски, а для праздника. Ну, Ивановы, - всех благ.
Фрося уходит. Пауза.
ГОЛУБА
Тятя…
ИВАНОВ
Что «тятя»? Какого ляда!
ГОЛУБА
Тятя, благослови…
ИВАНОВ
Что!?
Голуба подаёт Иванову, принесённую Фросею икону.
ГОЛУБА
(Андрею) Становись, становись…
Голуба и Андрей становятся на колени перед Ивановым.
ИВАНОВ
(глядя на икону) Мы же венчаны, куда ты смотришь… где моя жена, Господи!? Ты меня не любишь.
Иванов с размаху бросает икону об пол. Голуба и Андрей отшатываются в ужасе, вскакивают. Иванов идёт на выход.
ГОЛУБА
Тятя!!!
Иванов замирает на ходу, оборачивается на крик. Возвращается, подходит к брошенной иконе, опускается на колени. Поднимает с пола разбитую на две части икону.
ИВАНОВ
Господи, что ж Ты со мной творишь. За что… зачем.

СЦЕНА 10. ПОДВАЛ ПЫТОК
На дыбе – Дементий, без сознания, избитый так, что не узнать. Вокруг него похаживает удовлетворённый Сенатор, в мясницком фартуке, поигрывая ножом. Писарь – уже новый - записывает за Каином. У нескольких дверей стоят стражники.
СЕНАТОР
Пока этот вор отдыхает, поговорим, Иван Осипов. Вот, еду нынче в Италию, с посольством. И думаю, кого оставить вместо себя, приглядывать за делами.
КАИН
Несомненно Иванова. Николай Варфоломеевич – опытный, честный, надёжный сыщик.
СЕНАТОР
Отчего же, Иван Осипов, за себя не просишь?
КАИН
Не по Ваньке картуз, ваше сиятельство. Мне, господин сенатор, в удовольствие заниматься практическим сыском.
СЕНАТОР
Каковы же результаты?
КАИН
Дозвольте, ваше сиятельство, прежде поздравить вас с днём ангела!
СЕНАТОР
Ишь ты… ну, спасибо.
КАИН
И не возьмите в обиду, господин сенатор, примите от покорного раба вашего скромный подарок.
СЕНАТОР
(довольно) Иди ты! И что же?
Каин подаёт футляр, открыв его. Сенатор вынимает из футляра эмалевую картинку на золотой цепи.
СЕНАТОР
Бог ты мой, Ванька! Это где ж ты урвал такую невыразимую прелесть!
КАИН
Заказал, ваше сиятельство, конкретно под ваше имя. Хотелось бы глянуть, чтоб на груди вашей…
СЕНАТОР
Легко! (надевает цепь) Угодил… угодил, шельма…
КАИН
На груди истинного хозяина Москвы должна красоваться личность романского императора Нерона, чей лик запечатлён на сей эмали.
СЕНАТОР
Хозяина Москвы – говоришь? А ведь ты прав, Ванька. Глава Сыскного Приказа самый, что ни на есть, хозяин.
КАИН
А теперь, что касаемо практического сыска. Сказали мне, что в Мещанской улице делают воровские деньги. Я тотчас взял мою команду и этих мастеров переловил. А именно Екима Холщевникова с товарищами – пятнадцать человек. Несколько наделанных ими фальшивых денег и все инструменты привёз я сюда, в приказ. Переловил в селе Покровском разбойников тридцать пять человек, которые разбивали Кащинского помещика Милитина.
Входит Иванов.
ИВАНОВ
Изволили звать, господин сенатор.
СЕНАТОР
Уже не надо. (Писарю) Впиши, сволочь, в грамоту Ивана Осипова. (Иванову) Останься, однако, послушай. (Каину) Что ещё?
Писарь пишет.
КАИН
Ещё сыскал семнадцать человек воров, которые покрыли Сибирский приказ. Те же по розыску винились ещё во многих воровствах, за что пять человек можно казнить. Про то уже поданы бумаги.
Сенатор подходит к Писарю, подписывает грамоту.
КАИН
Взял в ямской Драгомиловской слободе тридцать семь человек разбойников, атаманом при них был Алексей Лукьянов. Все, по приводе в Приказ, винились в воровствах, разбоях и смертных убийствах.
СЕНАТОР
(тыча в грамоту) Отставляю тебя наместником в Приказе. Теперь ты – глава Сыскного Приказа. Задним числом подписано, я ж ещё со вчера должен был выехать. Но как оставить без должного внимания такого крыса! (на Дементия) Что-то тать совсем заотдыхался. Знаете, что заявляет подлец? Мол, он – Ванька Каин! А? Ну, не смех ли?
КАИН
Спасибо, господин сенатор, но, право же, сыщик Иванов был бы на вашем месте лучше.
СЕНАТОР
Мне виднее.
КАИН
Многие розыски сделались благодаря Ефросинье Ивановой. (берёт грамоту)
СЕНАТОР
Изрядно, изрядно!
ИВАНОВ
Ваше сиятельство, что за цепь такая на вас висит?
СЕНАТОР
Золотая, Иванов, золотая.
ИВАНОВ
Оно конечно. А что за картинка эмалевая на золотой цепи?
СЕНАТОР
Что за расспросы, Иванов! Это моя личная вещь… что такое?
ИВАНОВ
На беглый взгляд, это вещица, взятая у Пива, главного в разбойной артели, что обокрали компанейщика Бабушкина…
КАИН
Слово и дело Государево! Это действительно вещь, украденная у компанейщика Бабушкина. Взять графа под стражу. Живо, сволочи!
Каин вынимает оба пистолета, направив их на охранников.
СЕНАТОР
Что такое!?
Каин стреляет в двоих охранников, те падают замертво.
КАИН
(схватив ружьё убитого охранника) Кто ещё не расслышал меня, главу Сыскного Приказа? Вот грамота! Вы всё слышали. (демонстрирует грамоту) Связать руки вору и петлю – на шею.
Ещё двое охранников связывают Сенатора, другие двое охранников споро становятся по сторонам от него.
СЕНАТОР
Иванов! Голубчик, что это?
ИВАНОВ
Ваша воля, господин сенатор…
КАИН
(снимая с Сенатора цепь) В яму его.
СЕНАТОР
Ты не можешь сенатора трогать!
КАИН
Когда произведут розыск в твоих домах, с закромами, мошенник, мне ещё попеняют, что не сразу свернул тебе шею. Увести. В самую дрянную яму. Проверю.
СЕНАТОР
Нет! Да нет же, нет…
Охранники уводят Сенатора.
КАИН
Что скажете, Николай Варфоломеевич?
ИВАНОВ
Вы знаете, Иван Осипович, мне давно уже нечего вам сказать.
КАИН
Могу ли доверить вам розыск по делу сенатор?
ИВАНОВ
Безусловно.
КАИН
Не верю.
ИВАНОВ
Ваше право.
КАИН
Вы непременно сговоритесь с ним. Кроме того, не связан ли ты, Иванов, с ним в преступных деяниях? (Писарю) Напишите приказ об устранении от всех дел сыщика Иванова. До окончания розыска. Дней пятьдесят, думаю, выйдет. Без сохранения довольствия и денежного содержания.
ИВАНОВ
Каин! Ты что со мной делаешь?
КАИН
Приготавливаю к ответу на моё будущее предложение.
ИВАНОВ
Зачем же загонять в нищету без ответа? Вдруг я скажу «да».
КАИН
Не скажешь.
ИВАНОВ
Так спроси!
КАИН
Отдай мне в жёны Голубу.
ИВАНОВ
Не понял?
КАИН
Всё ты понял. Мне нужен чистый человек рядом с собой. Или я совсем соскользну в тартар. Понимаешь?
ИВАНОВ
Ты и так в аду, сатана! Ты сам – преисподняя!
КАИН
И первые будут последними, и последние станут первыми. Ради Христа, Николай Варфоломеевич, не вставай между мной и дочерью твоей.
ИВАНОВ
Одумайся, нехристь!
КАИН
Подумай. Ступай, Иванов, у тебя есть время.
ИВАНОВ
Будь ты проклят…
КАИН
Брось, одним проклятьем больше, одним меньше, мне-то что. Ступай!
Иванов уходит.
КАИН
(Писарю) С сего дня будешь рядом со мной всегда. Жить будешь, где я скажу. Писать будешь, что я продиктую. И ни слова чужого, и ни шага без моего ведома, и ни вздоха без моего дозволения. И чтоб я тебя не слышал, только читал. Идём.
Писарь подхватывается за Каином - тот проходит мимо Дементия.
ДЕМЕНТИЙ
Каин… Я – Каин. Ванька Каин – я.
КАИН
А, ну? Дьявол, ты выжил!? Дементий!?
ДЕМЕНТИЙ
Я – Ванька Каин!
КАИН
Ванька Каин - ты… Кто знает. Может быть, что оно так. (Писарю) Документ о праве наследования умеешь составить?
Писарь утвердительно кивает.
КАИН
А, скажем, об признании отцовства?
Писарь утвердительно кивает.
КАИН
Так чего же стоишь, бегом!
Каин уходит, впереди него, семеня, – Писарь.
ДЕМЕНТИЙ
Ванька Каин жив.

СЦЕНА 11. ТЕМНИЦА
Отблеск света факела. Гремят ключи. Скрежет замка. В дверном проёме свет факела освещает Каина - он направляет свет на Сенатора, лежащего в углу, на сене.
СЕНАТОР
Кто здесь?
КАИН
Глава Сыскного Приказа.
СЕНАТОР
Не понимаю…
КАИН
И – ладно. (в дверь) Проходи.
Входит Писарь с письменными принадлежностями.
КАИН
Сейчас, ваше сиятельство, подпишешь документы, и твой неуют кончится.
СЕНАТОР
Ванька… холоп.
КАИН
Не, давно не холоп, господин сенатор, и не Ванька, - Иван Осипов. Или запамятовал, что не ты - глава Сыскного Приказа?
СЕНАТОР
Что за документы?
КАИН
О признании отцовства.
СЕНАТОР
Что?
КАИН
И завещание сыну всего имущества.
СЕНАТОР
Зачем признавать отцовство, я ж не отказывался от сына?
КАИН
Да не про того речь, что жил в твоём доме, и вчера ночью почил от удушья…
СЕНАТОР
Что! Нет…
КАИН
Да, сенатор, да. Твой сын задохнулся так же, как прежде задыхались и не просыпались те наследники, чьих отцов и матерей имущество ты желал прибрать себе. Или забыл своё прозвище в народе: Упырь? Спрашивай.
СЕНАТОР
Ты убил всех?
КАИН
Да. Но не я, граф, а разбойники. Я учинил розыск, не беспокойся.
СЕНАТОР
Значит, и меня прикончишь?
КАИН
Да как же я могу. Я ж не убийца. Я – государев человек. Другое дело, каков приговор тебе присудится. Тогда все вопросы к палачу. Я здесь сидел. Ты меня сюда определили. Здесь пахнет тяжело. Подписывай.
Писарь подносит принадлежности.
СЕНАТОР
Не могу читать, глаза устали.
КАИН
Зачем читать, текст от этого не изменится. Подписывай, и - вся недолга. (Писарю) Подай. (Сенатору) И крендель какой не смей выкрутить, сенатор. Кишки твои во всю длину отмерять станем – вместе. И не так, как ты, - со страстью, а спокойно, не спеша, чтоб дожил до конца самой крайней кишковины. Подписывай. Больше просить не стану, подписывай или мастер найдётся, чтобы подпись подделать, - сам знаешь.
СЕНАТОР
Так подделай!
КАИН
В худшем случае. Хочется, чтоб всё было по закону.
СЕНАТОР
По закону!? Ханжа!
КАИН
Настоящая подпись упокаивает совесть.
СЕНАТОР
Совесть!?
КАИН
Твои восклицания кому – к себе? Сколько честно заработанного в твоих закромах, Упырь? Не искушай.
СЕНАТОР
Я подпишу, Ванечка, только отпусти!
КАИН
Что тебе делать на воле без денег и без имени?
СЕНАТОР
Дышать, Ванюша, дышать свежим воздухом!
КАИН
У нас, воров, есть заповедь: не верь, не бойся, не проси. И тебе, даст Бог, воздастся.
СЕНАТОР
Я подпишу, подпишу, только ты отпусти… господин мой, Иван Осипов…
Сенатор подписывает.
СЕНАТОР
И кто ж мой наследник?
КАИН
(Писарю) Дай. (Сенатору) Ты про деньги или про титул?
Писарь подаёт подписанные документы.
СЕНАТОР
Про деньги!.. и про титул тоже.
КАИН
Папа, не суетись под Богом.
СЕНАТОР
Ты!? Ванька Каин – граф!? Уморил!
КАИН
Уже? А я не заметил.
СЕНАТОР
Что?
КАИН
Не заметил, как уморил. А ведь я хотел тебя отпустить. Но как отпустишь уморённого.
СЕНАТОР
Ваня, не губи!
КАИН
(подаёт Писарю удавку) Сделай. Я обожду за дверью, здесь дышать нечем. Скорее исполнишь, скорее выйдешь. Ты меня знаешь.
СЕНАТОР
Иван!!!
КАИН
Напоследок: вспомни всех, кого ты приказал лишить воли и самой жизни, покайся. Времени, думаю, хватит, ведь писарёнок наш – не палач, не вор, не сразу справится… сначала с душой, после с духом, затем с силами. Так и будете здесь куковать, покуда не кончится.
Каин уходит. Писарь только сообразил, что с ним сделано – подбегает к дверям, колотит ладонями, опускаясь на колени, и не кричит даже, а воет. Сенатор глядит перед собой. Вой Писаря резко прекращается. Сенатор и Писарь пересекают взгляды.
СЕНАТОР
Не тронь меня, человек… ты не должен меня убить… ты – не Бог. Во имя Отца и Сына, и Святого Духа, не отдам тебе моей жизни, червь!
Писарь, обнаружив в руке удавку, нападает на Сенатора: схватка.

СЦЕНА 12. ДВОР ДОМА
Здесь Каин и Фрося. По всему двору расставлены охранники.
ФРОСЯ
Переловлено воров девять человек, покравших на Троицком подворье, что у старого каменного моста, из церкви с образов оклады, ризы и всякую церковную утварь.
КАИН
Постой-ка. (охраннику) Бегом на ворота, скажешь, чтоб Камчатку с Дементием сразу ко мне пропустили, как придут, сам тут же обратно.
Охранник убегает.
КАИН
Продолжай, Ефросинья Карповна.
ФРОСЯ
Сыскан вор Замчалка с тремя его товарищами, украли они у компанейщика Демидова денег четыре тысячи рублей.
КАИН
Пять тысяч.
ФРОСЯ
Ну, пять…
КАИН
Вернёшь. Дальше?
ФРОСЯ
В день Николая Чудотворца, в бытность купца Горского у заутрени, пришли в дом его воры, и бывших у него в доме двух девок одну бросили в погреб, а другую малолетнюю убили до смерти, и разграбили дом.
КАИН
Знаю, сведение дошло до тайного Императорского кабинета, чего ради я был призван туда, и его превосходительство барон Иван Иванович Черкасов приказал, чтоб я постарался показанных воров сыскать. И почему я в своей Москве узнаю про такое разбойничанье позже санкт – петербургского начальства?
ФРОСЯ
Не хотели беспокоить мелочью…
КАИН
Мне решать, что мелочь.
ФРОСЯ
Я ж не Сыскной приказ, я ж только доноситель.
КАИН
Не юродствуй, всем известно, что ты – почти я.
ФРОСЯ
Да ладно тебе, Ваня…
КАИН
Ты что, чернавка, Ваню - где видишь?
ФРОСЯ
Простите, ваше сиятельство, а только же и я не чернавка…
КАИН
А кто? Может, княгиня? Ты не строй из себя, девка, ничего особенного, не-то нарвёшься на чью чужую особенность. Забудь, что было, да знай себе, что есть, и будь, что будет. Что сделано, - спрашиваю, по разграблению дома купца Горского?
ФРОСЯ
На Устренной улице встречен пьяный матрос, расспрошен то ласкою, то с пристрастием, какой он человек. Матрос принужден был признаться, что он беглый и из числа тех воров.
КАИН
И кем же те воры подбиты к делу?
ФРОСЯ
Живущим у того купца работником. По показанию матроса сыскано двадцать человек его товарищей.
Входят охранник, Камчатка и Дементий.
КАИН
(охраннику) Скажи, чтоб закладывали карету в Санкт-Петербург.
КАМЧАТКА
(охраннику) Постой. Там к тебе, ваше сиятельство, Иванов, бывший Фроськин сыщик, пришёл, с семейством.
КАИН
С семейством?
ДЕМЕНТИЙ
С дочкой и зятем.
КАИН
Тебе, кто велел рот открывать?
ДЕМЕНТИЙ
Так здесь все свои…
ФРОСЯ
Рот замкни, парень.
КАМЧАТКА
(Дементию) Помалкивай, Дёма, помалкивай.
КАИН
Голуба вышла замуж? И я не знаю?
ФРОСЯ
Ну, это-то к делам не касается!
КАИН
Как же так, ведь я её полюбил!
ФРОСЯ
Ну, так возьми её силой и – всё.
КАИН
Силой? Голубу? Да ты в уме ли…
КАМЧАТКА
Так звать их, или откажешь?
КАИН
Не сразу, пусть войдут. Но прежде – экипаж. Шагай.
Охранник убегает.
КАИН
Теперь, товарищи мои, вот, что я надумал. Москва – моя. Москва – подо мной. И нет у меня здесь достойного врага. А когда нет врага, тогда нет и благодарности за защиту от лиха. Нет народной любви. Рождается пристальное внимание к хозяину. А ко мне не надо присматриваться, ведь может всякое привидеться. Мне, ребята, не хватает Ваньки Каина.
ДЕМЕНТИЙ
Это я! Это я? Это я!?
КАИН
Ефросинья Карповна будет держать связь и руководить вашими действиями в моё отсутствие. Пётр Фролович, будешь свидетельствовать, что Каин чудесным образом спасся…
КАМЧАТКА
От, чёрт, не привыкну никак, что Камчатка, оказывается, Пётр Фролович.
КАИН
Придумаешь пару баек про спасение.
ДЕМЕНТИЙ
А я? Я – Каин!?
КАИН
Ты.
ДЕМЕНТИЙ
Я – Ванька Каин, я!!!
Каин подходит к Дементию, ударом кулака сбивает его с ног, охаживает плёткой, куда ни попадя. Дементию не удаётся избежать побоев. Камчатка останавливает руку Каина.
КАМЧАТКА
Остановись! Убьёшь! Он всё понял! (Дементию) Ты понял, дурак, понял!?
Дементий, едва живой, но счастливый, кивает утвердительно.
КАМЧАТКА
Что ты понял?
КАИН
Что граф – хозяин, а я – Ванька Каин!
КАМЧАТКА
Граф – хозяин, верно, но ты – не Ванька Каин. Ты – смерд, которого кличут Ванькой Каином. Понял?
ДЕМЕНТИЙ
Нет… да, да! Пусть я – смерд, но только для их сиятельства. А для всех я – Ванька Каин.
КАИН
Заноза.
ФРОСЯ
До чего ж похож, на покойного.
ДЕМЕНТИЯ
На кого?
ФРОСЯ
На Ваньку Каина.
Вослед за Каином, все хохочут. Входят Иванов, со свежей раной через всё лицо, Голуба и Андрей. Пауза. Иванов встаёт на колени.
ИВАНОВ
Пятьдесят дней прошло, Иван Осипов. Прошу дозволить мне, вернуться на службу. Не на что жить. Не на что одеться. Не на что хлеба купить.
КАИН
Постой-ка. (Камчатке) Идите.
КАМЧАТКА
Хотел тебе нож подарить на стенку. (подаёт Каину нож) Редкий, я такого не видал.
КАИН
Спасибо. Вот это чудо! Гля, стройный, тонкий, драгоценный… как Голуба.
КАМЧАТКА
Ну, мы уходим.
Камчатка и Дементий, поклонившись, в обнимку, уходят. Каин разглядывает, поигрывает ножом.
КАИН
(Иванову) Что на лице?
ИВАНОВ
Твоя охрана учила обращению к вам.
КАИН
Обращению?
ИВАНОВ
Говорить «ваше сиятельство».
КАИН
А зачем ты пришёл с детьми?
ИВАНОВ
Она меня не оставляет, Андрей – Голубу…
КАИН
Дружная семья.
ФРОСЯ
Она его уже из петли вынимала, из кабаков. Боится, убьётся кормилец, вот и таскается хвостом.
ГОЛУБА
Ты следишь за нами!
КАИН
Она на страже всей Москвы. (Иванову) Кормилец? Разве есть, с чего кормить?
ИВАНОВ
Нет, ваше сиятельство! Мы ждали, когда минут пятьдесят дней. Ждали, как могли…
КАИН
Я ж не дурак, понимаю, что значит для вашей семьи новое обращение ко мне. Что ж ты, Николай Варфоломеевич, дочь замуж выдал не за меня? Я ж просил. И ты, Голуба, стала бы графиней. И так-то сияешь красой, а тут – ваше сиятельство
ИВАНОВ
У них – любовь.
КАИН
А у меня – ненависть? Нет, не так. Я для вас и есть сама ненависть. Может быть, я и сам виноват. Не ухаживал, не обольщал, не уговаривал…
ГОЛУБА
И что изменилось бы!
КАИН
(Андрею) Не обижайся, парень, не ради обиды говорю, но чтоб выговориться. (Голубе) Видит Бог, отдал бы жизнь за тебя, солнышко! Да только разве моя жизнь для тебя - это жизнь… (Голубе) И дитё твоё могло бы радовать меня. Звери тоже любят радоваться, только они этого не понимают. Ты убил меня, Иванов.
ИВАНОВ
Ты сам себя убил, Ваня.
КАИН
Раз так думал, зачем же было добивать труп. Всё!!! Возвращайся на службу, Иванов. Корми семью…
ИВАНОВ
Слава Богу! Благодарю тебя, Иван Осипов, ваше сиятельство! (поднимается с колен) Идёмте, детки.
ФРОСЯ
Стоять. Мне обидно за его сиятельство. Я знаю, как он любит Голубу, много лет. И было бы не по-человечески лишить его заслуженного счастья. Выходи за графа замуж.
ГОЛУБА
Я замужем!
ИВАНОВ
Ради нашей любви, Фрося, остановись…
ФРОСЯ
Я любила не тебя, Николай, а мою надежду на светлое счастье двух равных друг другу людей. А ты решил, что выше, что можешь мной помыкать. Ваше сиятельство, нельзя венчаться с замужней, но можно со вдовой.
Покуда все осмысливают сказанное, Каин убивает Андрея ножом в грудь. Фрося и Каин удовлетворённо улыбаются. Голуба падает на тело Андрея, вываживаясь в крови. Иванов потрясён.
ФРОСЯ
Стража!
Подбегают охранники.
ФРОСЯ
Эта жена убила мужа своего, взять её под стражу.
Охранники растеряно переглядываются. Голуба выхватывает нож из груди Андрея, бросается на Каина. Охранники перехватывают Голубу, - держат.
КАИН
Мне нечего лгать, и скоморошничать, не перед кем. Правду скажу: Голуба, люблю тебя без ума!
ГОЛУБА
Убийца! Вор!
ФРОСЯ
Стража, закройте ей рот.
Охранник закрывает рукой рот Голубы.
ФРОСЯ
В Приказ - её.
Охранники уносят Голубу.
ФРОСЯ
(Иванову) Чего ждёшь?
ИВАНОВ
Ничего.
ФРОСЯ
Утром, чтоб служил, как штык. Ступай.
ИВАНОВ
Дай вам Бог здоровья, Ефросинья Карповна. И долгой жизни.
Иванов уходит.
ФРОСЯ
(вослед) Нет ничего в нём такого, чтобы я могла любить… сморчок.
КАИН
Всё ещё здесь?
ФРОСЯ
Ну, я пойду.
КАИН
Иди.
ФРОСЯ
Вам горько, я понимаю.
Фрося уходит. Каин усаживается на завалинку. Затемнение. Тьму разрывают всполохи огня, в которых видно Монаха.
МОНАХ
Сухая гроза поразительная вещь.
КАИН
(увидев Монаха) Отец Питирим! Что?
МОНАХ
Я говорю, что поразительные вещи, бывает так, что поражают. Проходил мимо, вдруг бац – гром, молнии, тьма. Думаю, не прибиться ли к дому, переждать гнев Божий. Был бы дождик, какой-никакой, можно было бы намечтать, что Господь плачет по нам.
Затемнение. Тьму разрывают всполохи огня. Тьма.

СЦЕНА 13. ПОДВАЛ ПЫТОК
На дыбе – Голуба, настолько истерзанная, что её не узнать. Здесь очередной Писарь и новый Палач. А перед иконой сидит на полу бесстрастный Иванов. Писарь дремлет. Палач взмахивает плетью.
ИВАНОВ
Довольно! Дайте тихо помолиться.
Входит Каин. Все принимают стойку «смирно».
КАИН
Жива?
ИВАНОВ
Да.
КАИН
Созналась в убийстве мужа?
ИВАНОВ
Нет.
КАИН
Меня звала?
ИВАНОВ
Нет.
КАИН
Зачем в пыточной икона?
ИВАНОВ
Мне тяжело без Божьей помощи…
КАИН
Пытаешь родную дочь с Божьей помощью? С ума сошёл. Убрать икону.
Иванов покорно убирает икону, но она разваливается на две части.
ИВАНОВ
Раскололась как-то, никак не выходит склеить, не выбросишь ведь.
КАИН
Ведь я тебя, Голуба, не сломать хотел. Знала бы ты, какая скорбь теперь во мне! Ведь я тебя не хотел ломать, я про тебя мечтал. Я понимаю, надо было просто говорить тебе про любовь… говорить и говорить. Ты мне нужна, чтобы вернуться к себе. Я знал, что достигнуть власти с размякшим сердцем нельзя. Я думал, вот, достигну и дам волю чувствам. И я достиг. А Голубы для меня уже нет!? Мне больно. Голубушка, умоляю, стань моей женой.
Пауза.
КАИН
Ну, что ж. Хватит умолять, я тоже гордость имею. Возьмите её, отвезите из Москвы, и бросьте к прокаженным. Им тоже нужны новые женщины.
ИВАНОВ
Как прикажете, ваше сиятельство.
КАИН
Прикажу. Однако, спросим в последний раз, мало ли. (Палачу) Она понимает?
Палач кивает утвердительно.
КАИН
Подними ей голову.
Палач за волосы поднимает голову Голубы.
КАИН
Голуба… согласна ли ты, любимая, выйти за меня замуж?
Голуба поднимает голову. После паузы, её губы шевелятся.
КАИН
Она говорит! Что!? Иванов!
ГОЛУБА
Я согласна.
КАИН
Что!?
ИВАНОВ
Она согласна, ваше сиятельство.
КАИН
Голубушка, ты выйдешь за меня замуж! Да?
ГОЛУБА
Да.
КАИН
Счастье моё… Лекарей, самых лучших!
Писарь выбегает.
КАИН
Освободи её!
Палач развязывает Голубу, Каин принимает её на руки.
КАИН
Солнышко… радость моя. (Иванову) Отец, благослови.
Иванов берёт обе части расколотой иконы, подходит к Каину, стоящему на коленях, с Голубой на руках.
ИВАНОВ
Живите в мире и взаимоуважении. Совет вам да любовь. Благословляю вас, дети.
Иванов крестит Каина и Голубу, подаёт обе части иконы для целования. Каин целует Голубу. Затемнение. Тьму разрывают всполохи огня, в которых видно Монаха. Колокола. Пение.
ГОЛОС
Венчается раб Божий Иван рабе Божией Голубе… (далее тихо, неразборчиво)
КАИН
Голубушка! Душа моя! Родненькая!
ГОЛУБА
Прости, Ванечка. Не люби так крепко, отпусти.
КАИН
Мы же только год прожили… мы ж и не жили…
ГОЛУБА
Больше не могу, больна я. Отпусти.
КАИН
Что ж мне без тебя теперь…
ГОЛУБА
Зачем я тебе – уродина, калека.
КАИН
То моя вина!
ГОЛУБА
Нет, муж мой ненаглядный, нет, так должно было быть, иначе не сошлись бы мы никогда, не разглядели бы друг друга. Прости, что жена бесплодная…
КАИН
Голубка, не надо мне детей! Нельзя таким, как я плодиться. Мне нужна ты!
ГОЛУБА
Отпусти…
КАИН
Что ж мне делать!?
ГОЛУБА
Отойду когда, бросай всё… иди в монастырь. Покайся, Каин, и Бог примет тебя под покров свой… Он будет любить тебя так, как никто! Он уже любит… Он всегда ждёт.
ГОЛОС
Упокой, Господи, душу усопшей рабы Твоей Голубы… (далее тихо, неразборчиво)
МОНАХ
«Не бойтесь, я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям: ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь, и вот вам знак: вы найдёте Младенца в пеленах, лежащего в яслях. Но когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего Единородного, Который родился от жены, подчинился закону, чтобы искупить подзаконных, дабы нам получить усыновление. А как вы - сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего «Авва, Отче!» Посему ты уже не раб, но сын, а если сын, то и наследник Божий через Иисуса Христа».
Колокола. Пение. Тьма. Свет. Вновь подвал пыток, все – те же.
КАИН
Где ж там лекари!
ИВАНОВ
Скорее самому отнести…
КАИН
Да, отец, да.
Каин уходит, унося Голубу.
ИВАНОВ
(Палачу) Стой, я – сейчас.
Иванов ставит икону, где та была. Коротко бормочет молитву перед ней. Подходит к удавке для пыток, затягивает на своей шее.
ИВАНОВ
(Палачу) Помни, покуда жив, я – твой начальник. Потом сразу уходи. Не сомневайся, я – преступник.
Иванов встаёт спиной к палачу – тот, не тронув верёвку, уходит.
ИВАНОВ
Ну, с сатаною вместо души и с Богом в сердце… дёргай! (обернувшись) Палач? Палач!

СЦЕНА 14. УЛИЦА
У забора стоят Фрося, Камчатка и Дементий. Со двора входит Каин.
КАИН
Молодец, Фрося, такую сеть сплела, муха по Москве не пролетит без твоего ведома.
ФРОСЯ
Да ты не сильно таил, что уходишь в монастырь.
КАИН
Да, но я никому не говорил – когда. (вынимает из-за пазухи книгу) Гля, Камчатка, сколь дивно изготовлено Евангелие. Это единственная ценность, что я беру с собой.
КАМЧАТКА
Не единственная. Пойдём с нами, подпишешь документы о передаче дел с ценностями, вмажем на посошок и – гуляй, Ваня.
КАИН
Да ведь мне ценности не принадлежат. Я их у других отбирал. А те – ещё у кого-то. Найдите, кто был первым, и спросите с него, вдруг отдаст.
ДЕМЕНТИЙ
Не уйдёте вы. Мы вас не отпускаем. Вы нам нужны, ваше сиятельство. Это моё последнее слово.
КАИН
Чтобы говорить, надо быть кем-то?
ДЕМЕНТИЙ
Я - Ванька Каин.
КАИН
Значит, силой решили оставить меня. А я не сомневался. Мы ж - старые товарищи, знакомы до коликов. Забыл договорить: я ж дела передал. Слово и дело Государево!
Выбегают охранники, наваливаются на Фросю, Камчатку и Дементия. С ними – Иванов. Камчатка и Дементий отбиваются: Камчатку заламывают, Дементий убегает.
ИВАНОВ
Догнать вора! Этих – в приказ.
Пара охранников убегает за Дементием. Охранники уходят, уводя Фросю и Камчатку.
КАИН
Пусть бежал бы. Тебе, Иванов, никак нельзя без Ваньки Каина.
ИВАНОВ
Верно. Главное, чтоб Ванька Каин был ненастоящий – не ты, Иван Осипов. С Богом.
КАИН
Прощай, отец. Спасибо тебе за дочь. А значит, спасибо за меня самого. С Богом.