Главная

Блог пользователя рапсод

Аватар пользователя рапсод

НОВОГОДНИЙ ЁЛА

24.09.14

Роберт Орешник

НОВОГОДНИЙ ЁЛА

приключенческая сказка

действующие лица:

ЗРИТЕЛИ
СНЕГОВИКИ
СНЕЖИНКИ

ДЕД МОРОЗ
СНЕГУРОЧКА – его внучка,
ХОЗЯЙКА Яхонтовых Гор – его дочь, мать Снегурочки

ЁЛА – друг Снегурочки

ЗЛАТОРОГ – северный олень
СОВА – полярная, по имени Снежана Степановна
РЫБА – ледовитая, по имени Ихти - Пыхти

Волки, Стервятники, Крысы

Аватар пользователя рапсод

Подземный часовой Первой Мировой

9 июля 2014 г.

Роберт Орешник

ПОДЗЕМНЫЙ ЧАСОВОЙ

драма

место действия: Осовец (Россия, Польша)
время действия: 1915 - 1924 г.г.

действующие лица:

ЧАСОВОЙ, рядовой русской армии, 18 – 27 лет
ОСИПОВ, унтер-офицер русской армии, 21 – 30 лет
АГНИЯ Заремба, хуторянка, 30-39 лет
РОМАН, сын Агнии, 13-22 года
ПОЛКОВНИК, 42 года

Часть 1.

СЦЕНА 1. Поле боя.

Аватар пользователя рапсод

ФРИЦ ХЕНФЕЛЬД, солдат Вермахта

Роберт Орешник
ФРИЦ ХЕНФЕЛЬД, СОЛДАТ ВЕРМАХТА

драма в 2 частях

место действия: Германия, дом Фрица Хенфельда
время действия: 2010 и 2011 год

действующие лица:

ХЕНФЕЛЬД Фриц, 90 лет. Ветеран вермахта, участник второй мировой войны. В мирном прошлом – крупный предприниматель. Художник-любитель, уважаемый человек.

Аватар пользователя рапсод

по мотивам сказки ТЕРЕМОК

20.02.2014

Роберт Орешник

ПРО ТЕРЕМ-ТЕРЕМОК
сказка

действующие лица:

ЗУБЁНОК - бобрёнок
НОРУШКА - мышка
ПОБЕГАЙЧИК – зайчик
КВАКУШКА - лягушка
СЕСТРИЧКА - лисичка
СЕРОБОК - волчок
трое медвежат:
МЕДОВКА – старшая сестра
ЛЕЩИНКА – средняя сестра
ШИКША - младшая сестра

Часть 1
Берег около опушки. На краю обрыва стоит новый кирпичный дом, с высоким каменным забором. Слева от дома, над воротами, чернеет старый деревянный терем.
Зубёнок догрызает ствол деревца, которое падает к реке. Зубёнок обгрызает сучья.
Из лесу выходит Норушка. Останавливается, заглядевшись на терем.
ЗУБЁНОК
Грызунам не положено голову задирать и в небо пялиться.
НОРУШКА
Я смотрю на терем.
ЗУБЁНОК
Где ты видишь терем, это ж так – теремок. Старый, заброшенный. Удивляюсь, почему люди до сих пор не пустили его на дрова. Может, память о предках хранят? Похвально, конечно, но не рентабельно, - надо сносить.
НОРУШКА
Что значит: не положено пялиться, хочу и пялюсь. Чего такого? Небо высоко, всё равно не добегу. Так что опасного, если буду смотреть?
ЗУБЁНОК
Опасного много. Можно себе шею свернуть или глаза сломать. Или отрастить крылья и взлететь.
НОРУШКА
У меня есть знакомые летучие мыши. Отлично живут, полетают-полетают, а потом висят себе на ветках вниз головой, не жалуются.
ЗУБЁНОК
Тебя как звать?
НОРУШКА
Норушка.
ЗУБЁНОК
Не люблю я трепаться. И всяких тварей крылатых терпеть не могу. Я работаю.
НОРУШКА
А тебя, как звать?
ЗУБЁНОК
Я бобрёнок, по имени Зубёнок.
НОРУШКА
Разве работа тебя кормит?
ЗУБЁНОК
Отстань!
НОРУШКА
А я бегаю по земле и кушаю. Кушаю и бегаю. Здоровый образ жизни веду. Только этот образ очень активный, устаёшь. Так набегаешься, так наешься, что хочется завалиться в тёплый уголок и поспать с отдыхом.
ЗУБЁНОК
Вот затем я и работаю: дом себе строю.
НОРУШКА
А кто в тереме живёт?
ЗУБЁНОК
Никого.
НОРУШКА
И я могу свободно, с чистой совестью занять жилплощадь?
ЗУБЁНОК
Норушка! Ты вообще с умом дружишь, нет? Ты видишь, чем я работаю?
НОРУШКА
Лапами. Но в основном зубами.
ЗУБЁНОК
Ишь ты, наблюдательная. А зубы мои, где выросли?
НОРУШКА
Как у всех, в пасти.
ЗУБЁНОК
Ну, так ты понимаешь, что покуда я с тобой разговариваю, пасть моя отвлекается на ля-ля-ля да бу-бу-бу, и не работает. Отцепись. Отвянь. Отвали.
НОРУШКА
Такой вроде симпатичный парень, а как грубо разговаривает с девочкой.
ЗУБЁНОК
Я симпатичный!?
НОРУШКА
Пока не стал хамить, очень даже был привлекательный.
ЗУБЁНОК
Ладно, забудем ненадолго о работе, давай, поговорим о моей привлекательности.
НОРУШКА
Отцепись. Отвянь. Отвали.
ЗУБЁНОК
Сейчас как стукну, мокрого места не останется…
НОРУШКА
Побегу-ка я, вся такая из себя свободная, да с чистой совестью теремок занимать. Я сегодня уже как раз и набегалась, и накушалась. И со всякими дикарями наобщалась. Пока, симпатяга. (убегает в терем)
ЗУБЁНОК
Привлекательный? Неужели правда. А не поглядеть ли мне на собственную морду в воде? Там же даже небо отражается. И я там тоже промелькивал, я замечал. Ну-ка, ну-ка. (подходит к реке, глядится) Вот он, - я… интересно. Симпатяга? Да вроде ничего себе… ишь ты, мышка Норушка, можно сказать, открыла мне мои глаза на меня…
Из-за деревьев выходит Медовка и подкрадывается к Зубёнку, чтобы напасть, за ней, как тень, крадётся Лещинка. Позади них, с неохотой, отвлекаясь взглядом по сторонам, бредёт Шикша.
МЕДОВКА
(шёпотом) Лещинка заходит слева, Шикша – справа.
ШИКША
(шёпотом) Да ну не хочу я…
ЛЕЩИНКА
(шёпотом) Настучу в лоб.
ШИКША
(шёпотом) Ладно.
МЕДОВКА
Тихо. Я сперва сама.

Медовка прыгает на спину Зубёнка, но тот, разглядев в воде нападение, отпрыгивает в сторону и Медовка падает в реку.
ШИКША
Медовка промахнулась…
ЛЕЩИНКА
Моя очередь. Ну, бобёр-бобрище, бойся меня. (идёт на Зубёнка)
ЗУБЁНОК
А где моя большая палка для глупых нахалов. (хватает сук)
МЕДОВКА
Лещинка, стой!
ШИКША
Поздно.
Зубёнок бьёт Лещинку палкой сначала по голове, потом по склонившейся шее. Подталкивает Лещинку в воду. Лещинка плюхается рядом с Медовкой.
ЗУБЁНОК
Ну, что, медвежка, тоже хочешь попробовать бобриной науки побеждать?
ШИКША
А как ты увернулся от Медовки?
ЗУБЁНОК
В реке – вода, а в воде – отражение.
МЕДОВКА
Вот, как ты от меня увернулся.
ЛЕЩИНКА
А так-то мы тебя завалили бы.
ЗУБЁНОК
Зачем?
ЛЕЩИНКА
А чего ты меня спрашиваешь, я, что ли, первый начал.
ЗУБЁНОК
Медовка, зачем?
МЕДОВКА
Чтобы не стоял на моём пути.
ЗУБЁНОК
А не много ли на себя берёшь…
ШИКША
Не бей Медовку! Она же не виновна, что такое чувство родилось вместе с ней. Её пожалеть лучше, она и рыпаться не будет.
ЛЕЩИНКА
Ты что, Шикша, семейные тайны выдаёшь, получишь по сусалам.
ЗУБЁНОК
И что за чувство родилось вместе с Медовкой?
ШИКША
Не знаю. Забыла.
ЗУБЁНОК
Мне это чувство знакомо: как увидишь чью-то неприкрытую спину, лапа так и тянется её сломать. Сам такой родился. Но мне это чувство противно стало и я с ним борюсь.
МЕДОВКА
С ума сошёл – с собой бороться?
ЗУБЁНОК
А чего ещё делать-то на досуге. Сначала поработал на строительстве дома, потом поотдыхал в борьбе с самим собой, и снова за работу.
ЛЕЩИНКА
Больной ты какой-то на голову, или вы все, бобры такие, с придурью?
ЗУБЁНОК
Наели хари вместо морд, нагуляли жиру вместо мозгов, и ну шататься по лесу, бездельники. Втроём одного не смогли одолеть. Не стыдно? Не мускулами надо заниматься, они сами собой вырастут, надо развивать ум. Без ума в лесу не выжить.
ШИКША
Откуда ты такой умный взялся?
ЗУБЁНОК
От самостоятельности.
МЕДОВКА
Поглядим ещё. Просто в следующий раз мы тебе настоящую засаду устроим.
ЛЕЩИНКА
И зубы-то пообломаем…
ЗУБЁНОК
Посмотрим кто кого. В общем, так, девочки, я сейчас займусь доставкой бревна по адресу, а когда вернусь, чтоб вас здесь и след простыл.
ШИКША
Не получится.
ЗУБЁНОК
(берётся за ствол поваленного дерева) Почему?
ШИКША
Следы не простывают, они же не живые, у них же носа нет для насморка.
ЗУБЁНОК
(входит со стволом в реку) Я такой мудрой медвежки ещё не встречал. А вы, глупышки, поняли меня?
МЕДОВКА
Да поняли, поняли. Плыви уже отсюда.
ЗУБЁНОК
Какие глупые, невежливые медведи пошли, куда деваться. Прощайте навсегда, и не смейте попадаться мне на глаза, рассержусь. (уплывает)
МЕДОВКА
Плыви-плыви, мы тебя ещё выловим. За мной, девчата.
ЛЕЩИНКА
А я не хочу больше нападать на бобрёнка, он и ловчее нас, и хитрее.
ШИКША
Да просто старше, а значит, сильнее.
ЛЕЩИНКА
Тебя, шмакодявка, не спросили. Я за тобой, Медовка, вообще не собираюсь ходить и слушаться твоих распоряжений. Ты мне больше не вожачка. И Шикше тоже.
ШИКША
А мне – почему?
ЛЕЩИНКА
Потому что я так сказала.
МЕДОВКА
Ты мне грубишь или угрожаешь?
ЛЕЩИНКА
Я тебе сообщаю, что ты глупая, если не смогла обеспечить победу троих над одним.
МЕДОВКА
Ты, что ли, умная выискалась?
ШИКША
Сестрицы, пойдёмте к маме, покушаем, подрыхнем…
МЕДОВКА
Ну, давай, Лещинка, выходи в круг, бороться будем.
ШИКША
Медовочка, ну, не надо.
МЕДОВКА
Цыц. (даёт подзатыльник Шикше)
ШИКША
Больно же.
ЛЕЩИНКА
Если хочешь биться за первенство, предлагаю не силами меряться, а умом.
ШИКША
Лещиночка, ну, не надо.
ЛЕЩИНКА
Цыц. (даёт подзатыльник Шикше)
ШИКША
Хватит драться…
Из лесу выбегает Побегайчик, пасётся, кося в сторону медвежат.
МЕДОВКА
Не тебе решать, Лещинка, пока я вожачка. Испугалась, трусиха?
ЛЕЩИНКА
Я тебя больше не боюсь, Медовка, и никогда не боялась. Хочешь драки - пожалуйста.
Медовка и Лещинка встают друг перед другом, кружат, выбирая момент для атаки, делают пробные захваты – очевидно, что обе - достойные бойцы.
ШИКША
Девчонки, глядите, - заяц.
ПОБЕГАЙЧИК
Чего это – заяц-то? Я не заяц, а зайчик. Поглядели? Полюбовались? Всё, все свободны, у меня – второй завтрак.
МЕДОВКА
Грубит.
ЛЕЩИНКА
По-моему, даже очень. Заходим на захват?
МЕДОВКА
А как же наш поединок?
ЛЕЩИНКА
Успеется.
ШИКША
Ой, опять охота, что ли…
МЕДОВКА И ЛЕЩИНКА
(вместе) Цыц. (одновременно, с обеих сторон дают подзатыльники Шикше)
ШИКША
Ёлки-палки, хватит уже меня молотить, я же тоже умею.
ЛЕЩИНКА
Потом покажешь своё умение. А сейчас слушай Медовку. Мы – сёстры, мы – одна команда.
ШИКША
Да я же не возражаю против родственных чувств.
ПОБЕГАЙЧИК
Эй, чего вы там шепчетесь, -сговариваетесь против меня?
МЕДОВКА
Хорош болтать. Лещинка – справа, Шикша – слева, я – по центру. Без раскачки, гоним!
Медовка, Лещинка и Шикша окружают Побегайчика. Побегайчик, зигзагообразными прыжками уворачивается от захватов, прорывается через окружение и убегает, медвежата – за ним.
Из реки выходит Зубёнок, собирает сучья с поваленного дерева.
Из лесу выбегает Побегайчик.
ПОБЕГАЙЧИК
Где-то тут был мой второй завтрак… ага, вот он. Нельзя недоедать надкусанное, завтра может, оказаться, что и кусать будет нечего. (щиплет траву) Но важнее, чтобы было, чем кусать. Правда, Зубёнок? Представляешь, сижу, жую траву, никому дорогу не перебегаю, и вдруг на меня три медведя со всей дури, как накинулись. Нашли с кем в резвости тягаться, я их, конечно, сделал. Один-то всегда умнее троих. И главно-дело, ещё и зайцем обозвали. А ты же знаешь, я неправду терпеть не могу. Ну, какой я – заяц? Я же очевидно зайчик. Зайчик Побегайчик! Чего молчишь, не отвечаешь? Хоть бы поздоровался, неприлично же отмалчиваться, когда к тебе обращаются.
ЗУБЁНОК
(делает из сучьев вязанку) У меня рот занят, он работает!
ПОБЕГАЙЧИК
Ну, и ладно, ну, и молчи. Мне с самим собою самому интересно. Просто я тут задумался как-то, почему, собственно, и прибыл сюда опять. Впереди же зима, говорят, студёно будет аж жуть. Я же ещё зимой-то не жил. Ты здесь постоянно ошиваешься, скажи, люди окончательно забросили теремок? Могу я туда вселиться?
ЗУБЁНОК
Ой, да что вы ко мне пристали с этим теремком. И я здесь не ошиваюсь, я здесь тружусь. Счастливо побыть наедине с собой, Побегайчик. (уплывает, с вязанкой на спине)
ПОБЕГАЙЧИК
(вдогонку) Так ты не сказал, кто в тереме живёт!?
НОРУШКА
(показывается в окне первого этажа) Я. Мышка Норушка.
ПОБЕГАЙЧИК
А я – зайчик Побегайчик.
НОРУШКА
Да я в курсе, ты верещишь так, что теремок весь задребезжал, я подумала: всё, сейчас крыша обвалится, стены рассыплются…
ПОБЕГАЙЧИК
Вот только не надо преувеличивать. Да у меня высокий голос, как сказал соловей, у меня дискант. Но не такой же, чтоб верещать.
НОРУШКА
Я так понимаю, что ты к себе неплохо относишься?
ПОБЕГАЙЧИК
Здравствуйте, а к кому мне ещё относится, как не к себе, да ещё же и хорошо. Я ведь совсем один на всём свете живу, больше мне не к кому относиться и ко мне тоже некому. Выходит, ты терем заняла?
НОРУШКА
Ой, да нет проблем, заселяйся, вдвоём интереснее будет. А с таким самовлюблённым типом, как ты, будет ещё и весело. Я таких ещё не встречала. И вообще, мы же оба – грызуны, значит, родственники. Сживёмся.
ПОБЕГАЙЧИК
Так что, я могу войти и осмотреться?
НОРУШКА
Милости прошу в терем, Побегайчик.
ПОБЕГАЙЧИК
Мир дому сему, Норушка. (уходит в терем)
Из-за валуна у реки высовывается Сестричка.
СЕСТРИЧКА
Какой упитанный зайчик, правда, Серобок?
СЕРОБОК
(высовывается из-за валуна) Он мой, Сестричка. С тебя и мышки хватит.
СЕСТРИЧКА
Пополам?
СЕРОБОК
Ни грамма не получишь, или я тебя саму смолочу.
СЕСТРИЧКА
В укрытие! (прячется в кустарник)
СЕРОБОК
Почему?
ГОЛОС СЕСТРИЧКИ
(из кустарника) Медвежата!
СЕРОБОК
Вижу. Когда они уже набегаются. (прячется в кустарник)
Из лесу выбегают Медовка, Лещинка и Шикша.
ШИКША
Всё! Больше не побегу.
МЕДОВКА
Вперёд, Шикша.
ШИКША
У меня – привал, и точка.
ЛЕЩИНКА
Куда он мог подеваться, этот заяц-зайчище…
ШИКША
Зачем он вам? Мне он не нужен.
МЕДОВКА
Наше дело всех в округе гонять и пугать. Чтоб все знали, кто в лесу хозяева.
ЛЕЩИНКА
Мы – медведи! А ну, Шикша, пошла, пошла! Тресни ей, Медовка, или я сама за себя не отвечаю, что я с ней сейчас сделаю.
МЕДОВКА
Ты мне, Лещинка, не указывай. (даёт подзатыльник Шикше) А ну, встала и побежала, впереди меня.
ЛЕЩИНКА
(даёт подзатыльник Шикше) Пошла, пошла!
ШИКША
Вдвоём на одну!? Ладно. Побежали.
МЕДОВКА, ЛЕЩИНКА И ШИКША
(на ходу) Вперёд, вперёд, вперёд! (убегают в лес)
СЕСТРИЧКА
(высовывается из кустарника) Это же надо, сколько энергии в бестолковках некоторых животных.
СЕРОБОК
(высовывается из кустарника) Одно слово: дети. А мы с тобой старше, разумнее. И ленивее.
СЕСТРИЧКА
Одно слово: подростки.
СЕРОБОК
Вот я, к примеру, лишнего шага не сделаю просто так, не то, что носится, как угорелый. Слышь, лиса, надоело мне это укрытие, здесь сыро и пахнет рыбой, не люблю я реки, от них одни неудобные препятствия.
СЕСТРИЧКА
Вот, что я сообразила, покуда сидела в укрытии.
СЕРОБОК
Я тоже там сидел и могу утверждать, что за время, когда мы сидели в укрытии, ничего нельзя было сообразить.
СЕСТРИЧКА
А я сообразила. Потому что я умею глазеть по сторонам и соображать одновременно.
СЕРОБОК
Врёшь, так жить невозможно. Всё нужно делать строго по очереди и раздельно. Иначе выйдет глупо и неправильно.
СЕСТРИЧКА
Давай, послушаем меня, а?
СЕРОБОК
Жалко время тратить на пустяки.
СЕСТРИЧКА
Тогда расстаёмся и расходимся.
СЕРОБОК
Ты без меня с голоду помрёшь. Но в память о наших лучших совместных днях, соглашусь: давай, послушаем тебя.
СЕСТРИЧКА
Нас с тобой, главным образом, интересует птичий двор в человеческом хозяйстве.
СЕРОБОК
Мне хватит одного курятника.
СЕСТРИЧКА
Не перебивай. Чтобы не таскаться сюда каждый день из лесу, проще всего поселиться в теремке. Люди, когда дотумкают, кто ворует у них кур и прочую летательную живность, устроят на нас облаву. Весь лес перевернут. Но им на ум не придёт, что мы прячемся буквально у них под носом, на их дворе. Они просто не поверят в такую нашу замечательную наглость.
СЕРОБОК
Интересная мысль. А собаки?
СЕСТРИЧКА
Собаки – не показатель. Когда на дворе, они всегда брешут, такая у них работа. А когда их задействуют в поиске, то возьмут на поводок и выпустят только аж в лесу. Здесь-то им наши следы не дадут обнюхать.
СЕРОБОК
Так теремок, вроде, занят. Хотя мышка да зайчонок – не вопрос, слопаем и – вся недолга.
СЕСТРИЧКА
Насчёт этого я тоже обдумала.
СЕРОБОК
Не много ли мыслей на одну башку?
СЕСТРИЧКА
Серобок, когда одна мысль вытекает из другой, получается, что мысль как бы одна. Соображаешь?
СЕРОБОК
Короче.
СЕСТРИЧКА
Короче, дело к ночи, а так же к зиме. Ну, что нам эта парочка сейчас – на один зуб, и тот больной, там же есть нечего. Так что, пусть пока эти двое живут с нами в теремке. И когда наступит чёрный, студёный, неудачный день мы их съедим. Но к тому времени мышка станет жирной мышью, а зайчик станет упитанным зайцем. А до тех пор пусть живут себе нашими соседями. Будет, с кем поболтать от скуки, повеселиться.
СЕРОБОК
В конце концов, пусть они в теремке уборкой занимаются, покуда мы по охотничьи делам носимся. Какое же ты подлое животное, лиса… ты мне всё больше и больше нравишься. Знаешь, я тебя, пожалуй, никогда не обижу. Живи Сестричка, на радость моему здоровью. А теперь давай, уберёмся из этого гиблого места, промокнем в конец.
СЕСТРИЧКА
В теремок?
СЕРОБОК
А чего тянуть. Только давай, сходим в лес, просохнем, я обдумаю всё, что ты насоображала, и приму окончательное верное решение. Ведь у нас я начальник.
СЕСТРИЧКА
Не возражаю. Идём. (идёт к лесу) Ты начальник, тебе и отвечать за последствия.
СЕРОБОК
(идёт к лесу) Заодно детально продумаем план легального захвата теремка.
Серобок и Сестричка уходят в лес. Из-под валуна выскакивает Квакушка.
КВАКУШКА
Интересно, конечно. Жаль немного, что меня это не касается, тогда я могла бы сообщить об опасности. Ну, уж нет, у вас своя жизнь, у меня – моя. Или присоседиться, поинтересоваться, чем дело кончится? Чужая жизнь всегда такая любопытная. А чужая смерть всегда такая интересная. Посижу-ка на видном месте, погреюсь на солнышке, подожду…

Часть 2
Там же. У валуна сидит Квакушка.
В окне второго этажа терема появляется Побегайчик.
ПОБЕГАЙЧИК
Ой, мне здесь, в моей комнате, так всё нравится, особенно вид с подоконника. Такой вокруг нашего терема полезный, питательный прелестный ландшафт, от восторга прямо уши в трубочку заворачиваются. Ой, а кто это там?
На подоконник в первом этаже выбегает Норушка.
НОРУШКА
Где?
ПОБЕГАЙЧИК
Да вон, на берегу, рядом с валуном.
НОРУШКА
А, это лягушка. Беспросветная квакушка, ни слова по-звериному, всё на своём языке что-то лопочет и лопочет.
ПОБЕГАЙЧИК
Она безопасная?
НОРУШКА
Абсолютно. Я думала, вы родственники.
ПОБЕГАЙЧИК
Каким боком?
НОРУШКА
Вы передвигаетесь одинаково, скачками.
ПОБЕГАЙЧИК
Она же не красивая!
НОРУШКА
А ты, конечно, образец красоты.
ПОБЕГАЙЧИК
Конечно. И мы не можем быть похожими с этой зелёной залепухой на песке. Глянь, как я элегантен, строен и прыгуч! (соскакивает на землю)
НОРУШКА
Ну, один в один – лягушка. (сбегает на землю)
ПОБЕГАЙЧИК
Нет! (подбегает к Квакушке) Эй, красавица, а ну-ка, попрыгай.
КВАКУШКА
Ква.
ПОБЕГАЙЧИК
В смысле?
КВАКУШКА
Ква.
ПОБЕГАЙЧИК
То есть, по-звериному общаться ты брезгуешь?
КВАКУШКА
Ква.
ПОБЕГАЙЧИК
Или интеллекта не хватает, чтобы выучить нечто новое?
КВАКУШКА
Ква.
НОРУШКА
Поговорили. А может, позовём её к нам жить, вместе?
ПОБЕГАЙЧИК
Она мне не родственница!
НОРУШКА
У людей за забором слышишь? Всё время что-то звучит, гудит, бухает. А у нас будет квакать. Квакушка, ты как?
КВАКУШКА
Ква.
НОРУШКА
Я так и думала. Побегайчик, лягушка не возражает, я – «за», слово за тобой.
ПОБЕГАЙЧИК
На здоровье. Только я с ней буду жить на разных этажах.
Из лесу выходит Сестричка, останавливается, следит за Норушкой, Побегайчиком и Квакушкой.
НОРУШКА
Отлично. Квакушка, пошли?
КВАКУШКА
Ква. (прыгает в сторону дома)
ПОБЕГАЙЧИК
(скачет в сторону дома) Ишь ты, соображает, значит, не совсем дура.
НОРУШКА
Не, ну, как брат и сестра. В смысле передвижения. (бежит в сторону дома)
Норушка, Побегайчик и Квакушка поднимаются на крыльцо.
СЕСТРИЧКА
Кто в теремочке живёт?
НОРУШКА
Я – мышка Норушка.
ПОБЕГАЙЧИК
Я – зайчик Побегайчик.
СЕСТРИЧКА
А её я знаю: лягушка Квакушка.
НОРУШКА И ПОБЕГАЙЧИК
(вместе) А ты кто?
КВАКУШКА
Ква.
СЕСТРИЧКА
А я – лисичка Сестричка.
НОРУШКА И ПОБЕГАЙЧИК
(вместе) Чья сестричка?
СЕСТРИЧКА
Не знаю, общая, наверное. Кто-то так меня назвал, так до сих пор и называюсь. У родителей не спросить, подевались куда-то, то ли они бросили меня, то ли их звери растерзали. Пустите меня в теремок, на проживание, а?
ПОБЕГАЙЧИК
Одинокая, как я.
НОРУШКА
Как я.
КВАКУШКА
Ква.
ПОБЕГАЙЧИК
Красавица.
НОРУШКА
Но не грызун, судя по строению челюстей. И не травоядное.
ПОБЕГАЙЧИК
Лисичка, зайчатину любишь?
СЕСТРИЧКА
Исключительно за стройный, очаровательный и страшно привлекательный экстерьер.
КВАКУШКА
Ква.
СЕСТРИЧКА
В смысле?
ПОБЕГАЙЧИК
Квакушка интересуется, наверное, что такое экстерьер?
СЕСТРИЧКА
На человечьем языке так называется внешний вид особи.
НОРУШКА
Мышкуешь?
СЕСТРИЧКА
Да. Но! Дело в том, что сорока напела мне, будто бы родителей моих убили людские охотники, чтобы утеплиться на зиму воротниками. В принципе, я таким сплетницам не доверяю, но тут как-то вдруг захотелось довериться. С тех пор я мщу людям за то, что они оставили меня сиротой. И зареклась пищу себе добывать исключительно в людском хозяйстве. Так что, вместо зайчатины я потребляю крольчатину, а мышкую исключительно на человечье территории, и то из крайней нужды. Из этого тесного постоянного общения с двулапыми я и вынесла такие слова, как экстерьер. Могу быть полезной в теремке в качестве переводчика, люди-то вот они – за забором. Выходит, вам я неопасна, это люди пусть меня бояться.
КВАКУШКА
Ква.
СЕСТРИЧКА
В смысле?
ПОБЕГАЙЧИК
Квакушка прямо и откровенно заявляет, что в случае, если мы тебя пустим жить с нами, добычу в дом не приносить и питаться исключительно на стороне.
КВАКУШКА
Ква.
ПОБЕГАЙЧИК
И наших соседних людей не обижать. Иначе, они нас так обидят, что придётся лапы делать из теремка. Правда, Норушка?
НОРУШКА
Я когда была в гостях у летучих мышей, видела по дороге и летучих лисиц. Вполне возможно, что по линии крылатости мы, всё-таки, можем быть родственниками.
КВАКУШКА
Ква.
СЕСТРИЧКА
В смысле?
ПОБЕГАЙЧИК
В смысле: проходи, устраивайся и живи.
СЕСТРИЧКА
Ой, я так рада, так рада! Спасибо вам, добрые зверушки. Будем жить весело, познавательно, по-соседски.
НОРУШКА
Нам есть, о чём пообщаться! Сестричка, я рада тебе.
ПОБЕГАЙЧИК
И что-нибудь о красоте в понимании людей, расскажешь?
КВАКУШКА
Ква.
НОРУШКА, ПОБЕГАЙЧИК И СЕСТРИЧКА
(вместе) В смысле?
Из кустарника выходит Серобок.
СЕРОБОК
В смысле дружно. Под моим неусыпным контролем.
ПОБЕГАЙЧИК
Ты кто?
СЕСТРИЧКА
Ой, это волк – зубами щёлк…
СЕРОБОК
Чего народ-то обманывать, рыжуха? Я – волчок, Серый Бочок. В просторечии - Серобок. Жить я буду в первом этаже. Типа охранник. Остальные – где хотите. Никого из своих не съем, всех чужих в теремок не пущу. Ночью чаще всего охочусь. Отсыпаюсь днём. То есть, с утра до вечера, чтоб тихо было, не-то могу спросонья на самом деле зубами щёлкнуть. Вопросы есть? Возражения? Единогласно, дружно и радостно принимаем меня в соседи и продолжаем жить род моим чутким лаповодством. Пойду, вздремну. Пять минут вам, малышня, на выяснение отношений, а потом спать. Я сказал: спать! (уходит в теремок)
ЛЯГУШКА
Ква.
ПОБЕГАЙЧИК
Заткнись уже, разболталась.
НОРУШКА
Вот так, запросто, без спросу?
СЕСТРИЧКА
Ну, не станем же мы обсуждать зверя за его спиной. Или надо было сразу возражать, или теперь придётся дожидаться следующей возможности. Нет, конечно, можно Серобока прогнать силой. Но где взять такую силу? У кого-то из вас она есть? Вот лично мне Серобок не мешает. Квакушка его приветствует, да?
КВАКУШКА
Ква.
СЕСТРИЧКА
Против только двое. Если вы вдвоём справитесь с таким грубой наглостью, то мы, с Квакушкой, не возражаем.
КВАКУШКА
Ква.
ПОБЕГАЙЧИК
Да я не то, чтобы возражаю…
НОРУШКА
Нет, конечно, пусть живёт, но нельзя же так, мы же всё равно пустили бы…
Из реки выплывает Зубёнок.
ЗУБЁНОК
Ничего себе у вас тут зоопарк! (вяжет из сучьев вязанку)
НОРУШКА
Что такое зоопарк, Зубёнок?
ЗУБЁНОК
А вы у соседей за забором спросите.
ПОБЕГАЙЧИК
У людей?
ЗУБЁНОК
Ничего не хочу знать, мне некогда, я занят. (уплывает)
НОРУШКА
Что такое зоопарк, Сестричка?
СЕСТРИЧКА
Сама не видела, но из человечьих разговоров можно сделать вывод, что это совместное проживание разных диких зверей на одной территории, в клетках.
КВАКУШКА
Ква.
НОРУШКА И ПОБЕГАЙЧИК
(вместе) В смысле?
СЕСТРИЧКА
В смысле, типа теремка. Только у нас все мы свободны, а в зоопарке все за решёткой. Принципиальная разница в том, что в зоопарке кормят, а здесь мы сами должны заботиться о пропитании.
КВАКУШКА
Ква.
Из окна первого этажа высовывается Серобок.
СЕРОБОК
Короче, малышня соседская, разбежались по комнатам, в теремке объявляется тихий час. Если кто-то зашумит, для того объявлю мёртвый час. Отбой. Молча, по норам, шагом марш. Я сказал: брысь!
Сестричка, Норушка, Побегайчик и Квакушка убегают в терем.
ЗУБЁНОК
Ерунда какая, не могут же они мирно ужиться в одном доме. Волки и лисы едят зайцев и мышей. Прилетит цапля и слопает лягушку. Цаплю тоже пустить в теремок?
Из лесу торопится Шикша.
ЗУБЁНОК
В природе каждую минуту кто-то кого-то ест. Зачем же добровольно лезть в пасть друг другу? Не понимаю. Для того и придуманы в животном мире леса, реки и всякие просторы, чтобы жить вольно, чтобы в любую минуту можно было бы убежать, спрятаться, затаиться. Хорошо, что мой дом – под водой, а в реке у меня врагов нет.
ШИКША
Зубёнок, я – к тебе. Спаси меня, а? Сёстры утомили, то и дело отвешивают подзатыльники, затрещины, пинки. А ведь есть ещё и мамаша, с тяжёлой лапой. Научи, пожалуйста, как избавиться от такого воспитания.
ЗУБЁНОК
Я – не медведь и не учитель.
ШИКША
Зубёнок, ты можешь. Научи уму-разуму, про который ты говорил.
ЗУБЁНОК
Не приставай.
ШИКША
Или хотя бы драться, научи, а? Ну, бобёр, ну, будь добёр…
ЗУБЁНОК
Я – не бобёр, я – бобр.
ШИКША
Ещё лучше: бобр, будь добр! Пожалуйста.
ЗУБЁНОК
Пожалуйста… будь добр… это всё какие-то не звериные выражения. Откуда они у тебя?
ШИКША
Не знаю. Они плохие, глупые?
ЗУБЁНОК
Может, и не умные, но хорошие. Мне нравится. Вечер надвигается, мне пора домой. (кидает вязанку на спину) Приходи завтра. С утра. Поговорим, подумаем.
ШИКША
Ура! Бобр, я никуда отсюда не уйду, буду ждать тебя здесь.
ЗУБЁНОК
Ночевать надо в укрытии, ты ещё медвежка, а не медведица, тебя не боятся – бояться должна ты.
ШИКША
Ага, ты уже начал учить! Здорово. Ну, тогда я переночую в теремке.
ЗУБЁНОК
Тебя там только и не хватало. Теремок занят, забит зверями до отказа. К тому же, у них сейчас тихий час, и будет разумнее никого не беспокоить. Или можешь взять и всех разогнать, весь теремок будет твой. Медвежата же сильнее всех в лесу среди детей и подростков. Твои сёстры так и сделали бы…
ШИКША
Да нет, зачем же, неловко как-то. Они же устроились, расслабились. И не стану я такой, как сёстры! Я ненавижу бить и разрушать, не нравится мне это. Я пробовала, потом так совестно становится, места себе не находишь, переживаешь. Нет, я не стану отбирать теремок.
ЗУБЁНОК
Я в тебе, похоже, не ошибся.
ШИКША
Конечно. Только что же делать с ночлегом?
ЗУБЁНОК
Думай, соображай. Просто заночуй в берлоге.
ШИКША
Там – сёстры!
ЗУБЁНОК
А здесь ночь. Всё, пока. Доживёшь до утра, встретимся. (уплывает)
ШИКША
Что делать… что делать.
Из лесу выбегают Медовка и Лещинка.
ЛЕЩИНКА
Вон она!
МЕДОВКА
Лещинка, обходи её слева!
Медовка и Лещинка окружают Шикшу.
ШИКША
Медовка? Сёстры… Чего вам?
ЛЕЩИНКА
Мама сказала, чтобы мы тебя привели домой немедленно.
МЕДОВКА
Мало ли, что сказала мама. Главное, что Шикша убежала, меня не спросив.
ЛЕЩИНКА
И меня!
ШИКША
Не хочу быть медвежкой, хочу быть бобром! (прыгает в реку) Уж плаваю-то я лучше вас, не догоните! (уплывает)
МЕДОВКА
Прыгай за ней.
ЛЕЩИНКА
Сама прыгай. Я не хочу мочить шкуру перед сном. И вообще не хочу.
МЕДОВКА
Ну, и ладно. Пусть плывёт. Никуда не денется, вернётся, вот тогда мы ей, этой вредной Шикше, покажем.
ЛЕЩИНКА
У меня столько злости накопилось, столько дурной энергии. Куда девать? Может, Медовочка, сестрёночка, померимся силами за первенство?
МЕДОВКА
На ночь? Не хочу. Утром – с удовольствием. А некуда силы девать, вон – теремок, никому не нужный, разнеси его в щепки, может, успокоишься.
ЛЕЩИНКА
Отличная идея. (оглядывает терем) А давай на спор, кто быстрее заберётся на крышу, ты по одной стене, я – по другой. Встретимся на крыше. И поединка не надо будет, по-честному. Боишься?
МЕДОВКА
Я? Тебя? Да ни за что. Полезли. По моей команде.
ЛЕЩИНКА
На раз-два-три?
МЕДОВКА
На три-четыре.
ЛЕЩИНКА
Какая разница?
МЕДОВКА
Никакой. Просто мне так хочется.
ЛЕЩИНКА
Ладно, командуй. (становится около стены)
МЕДОВКА
(становится около противоположной стены) Три-четыре!
Медовка и Лещинка, наперегонки, взбираются на крышу.
ЛЕЩИНКА
(опередив) Я победила! Я теперь вожачка!
МЕДОВКА
Что-то качает. Голова, что ли, кружится? Я всегда хорошо переносила высоту.
ЛЕЩИНКА
Мамочка, это же теремок шатается… разваливается!
Теремок разваливается. Медовка и Лещинка падают.
Из реки выплывает Зубёнок.
ЗУБЁНОК
Шикша, я придумал. Шикша? Медвежка, ты где, ау? А где теремок? Ох, ёлки-палки, лес густой, развалился! (разбрасывает обломки теремка) Эй, есть кто живой? Шикша, ты здесь?
ЛЕЩИНКА
Я – не Шикша, я – Лещинка.
МЕДОВКА
(выбирается) Ау. Я живая.
ЗУБЁНОК
В теремке же жили звери! Вы их раздавили! Я вас обеих на всеобщий звериный суд отведу!
ЛЕЩИНКА
Это не я, не я главная, это она - Медовка. Я – к маме! (убегает)
МЕДОВКА
Это не я, не докажешь! Это Лещинка, она – вожачка, а меня здесь вообще не было! (убегает)
ЗУБЁНОК
Все хулиганы трусы.
Из-за валуна выходит Шикша.
ШИКША
Зубёнок, это я виновата. Я пряталась от сестёр. Они хотели меня побить, а я сбежала, им же надо было на ком-то злость выместить, вот и влезли на теремок. А я их не остановила, испугалась… Там что, все умерли?
ЗУБЁНОК
Чтобы все, так не бывает. Хорош вздыхать, барышня, спасай живых!
ШИКША
(разбирает обломки) Ой, как мне стыдно, как совестно!
ЗУБЁНОК
Не причитай, в зуб дам.
НОРУШКА
(выбирается) Что здесь такое?
ШИКША
(визжит) Я мышей боюсь!
ЗУБЁНОК
Заяц! Заяц?
ПОБЕГАЙЧИК
(выбирается) Я – не заяц, я – зайчик.
ШИКША
Побегайчик, дорогой! Жив…
НОРУШКА
А это что – теремок?
ЗУБЁНОК
Нет, это теперь дрова. Лисичка! (помогает выбраться Сестричке) Эй, ты как?
СЕСТРИЧКА
А как надо?
ПОБЕГАЙЧИК
Голова болит.
НОРУШКА
Зато задним лапам легче.
ПОБЕГАЙЧИК
Ой, и правда, легко шевелятся.
СЕСТРИЧКА
Дом развалили, что ли? Кто?
ЗУБЁНОК
Никто, он сам, от старости.
ШИКША
(вытаскивает Серобока) А это кто?
НОРУШКА
Серобок, волчонок. Жив?
ШИКША
Без сознания.
ПОБЕГАЙЧИК
Может, оно и к лучшему? Может, лучше пусть так и останется без него? А-то такой хулиган, деваться некуда.
ЗУБЁНОК
Ищите лягушку, а я займусь волком.
СЕРОБОК
Ой, ребята… здравствуйте. А чего вы здесь все собрались? Так здорово, что мы все вместе… правда? Голова моя, головушка… мне что-то дурно. (падает в обморок)
ЗУБЁНОК
Понятно, сотрясение мозга. Жить будет.
ШИКША
С сотрясением мозга разве живут?
СЕСТРИЧКА
Ничего страшного, это не может быть сотрясением, потому что мозгом у него была я, а я себя чувствую всё лучше.
ЗУБЁНОК
Где же Квакушка?
ШИКША
Да ищу я, ищу…
НОРУШКА
Что значит, Сестричка, ты была мозгом волчка?
ПОБЕГАЙЧИК
Ой, Норушка, ну это же образно.
НОРУШКА
Я – не про образ, я про натуральную жизнь. Правильно я понимаю, что без твоих советов Серобок ничего по жизни не предпринимал?
СЕСТРИЧКА
Ой, да я просто сказанула, лишь бы сказануть.
ПОБЕГАЙЧИК
Норушка, думаешь, Сестричка и Серобок заранее договорились, что как бы незнакомы, чтобы втереться в доверие?
НОРУШКА
Не в доверие, а в теремок. Пожили бы, сколько хотели, а потом бы нас с тобой и съели.
СЕСТРИЧКА
Какие мрачные мысли роятся в твоём мозгу, надо быть позитивнее, Норушка, позитивнее.
НОРУШКА
Ну, да, тебя едят, а ты радуйся?
ПОБЕГАЙЧИК
И не забывай при этом благодарить за то, что оказался кормом.
ШИКША
Есть! Ой, это что?
ЗУБЁНОК
Это то, что было лягушкой Квакушкой. (берёт в лапы расплющенную лягушку)
ШИКША
Ой, что я натворила!
ЗУБЁНОК
Чего теперь-то…
СЕСТРИЧКА
Надо её убрать с глаз, чтобы не расстраиваться. Закопать, что ли.
НОРУШКА
Я думаю, ей больше понравилось бы оказаться в воде, всё-таки, земноводное.
ЗУБЁНОК
Верно. Я отнесу. (несёт Квакушку в реку)
НОРУШКА
Я – поближе… (бежит за Зубёнком)
ПОБЕГАЙЧИК
(скачет за Норушкой) И ведь так и не выучила ни слова по-звериному. Всё ква да ква.
ШИКША
(подходит к берегу, встаёт на валун) Уважаемые звери! Простите меня, пожалуйста, за то, что из-за меня развалился наш теремок.
НОРУШКА
Наш теремок, Шикша, не твой, а наш.
ПОБЕГАЙЧИК
Тебя в тереме, с нами, не проживало.
ШИКША
Я всё поправлю. Я построю новый терем! Крепкий, просторный, светлый, чтоб всем одиноким зверям было, где найти приют. Зубёнка попрошу, он же с пелёнок строитель, поможет.
СЕСТРИЧКА
(оставшись около Серобока) Сомневаюсь, чтобы бобра интересовал кто-то кроме него самого.
ШИКША
Не правда, бобр – он добр!
Зубёнок опускает Квакушку в реку.
НОРУШКА
Зубёнок Квакушку в реку опустил. Давайте, помолчим, а? Жалко.
ПОБЕГАЙЧИК
Пусть она была некрасивая, всё равно мне без неё уже печально.
СЕРОБОК
(поднимается) Ребята, как хорошо! Какие вы все красивые, и я такой добрый-добрый, аж тошнит. Давайте, споём. (напевает) Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались…
ЗУБЁНОК
Заткнись, волчок, у нас похороны. Прощай, Квакушка…
КВАКУШКА
(оживая) Ква…
ПОБЕГАЙЧИК
Кто сказал ква?
НОРУШКА
Это ты, лиса, дразнишься?
СЕСТРИЧКА
Я приличная зверь, воспитанная, несмотря на врождённые привычки хищника…
ЗУБЁНОК
Это лягушка! Квакушка оживает…
КВАКУШКА
Ой, что-то меня сегодня так плющит… то ли съела не то, то ли вообще голодная…
ШИКША
Она жива! Я её не убил!
СЕСТРИЧКА
И при этом отлично разговаривает по-нашенски.
КВАКУШКА
Ква? Ква. Ква…
ПОБЕГАЙЧИК
Отлично. Так что ты там, медвежка, говорила насчёт строительства теремка?
ЗУБЁНОК
Значит, так. Уже вечер. Всем пора расходиться, искать себе ночлег. На сон грядущий выражений и переживаний уже хватит. Завтра утром, кто захочет, сможет прийти сюда, к валуну. Пришедшие обсудят, как жить дальше. Остальным ничего знать и не надо. Всё, на сегодня, хорош. Отбой.
СЕСТРИЧКА
Ну, что ж, трудно не согласиться с разумным животным. Пойдём, волчок Серый Бочок, в лес.
СЕРОБОК
Вечерний лес – это страшно, посмотри только на него.
СЕСТРИЧКА
Всю жизнь я по вечерам только и делаю, что смотрю на лес. Не бойся, я с тобой.
СЕРОБОК
А песню так и не споём?
СЕСТРИЧКА
Споём. Только не сидячую, а походную песню.
СЕРОБОК
Я её знаю?
СЕСТРИЧКА
Мы её вместе сочиним. Но походные песни придумываются только на ходу. Ходу, Серобок, ходу.
Сестричка и Серобок, напевая, уходят в лес.
ПОБЕГАЙЧИК
У меня тут норка была. Может быть, до завтра. Утро вечера умнее. Спокойной ночи. (скачет в кустарник)
ЗУБЁНОК
Пойдём со мной, Шикша. Я ведь чего вернулся-то, чтобы отвести тебя на ночлег в одно место. Там мои родители когда-то свою первую плотину построили. Только придётся реку переплыть.
ШИКША
Ура. С тобой, Зубёнок, я – хоть на край света! Норушка, до завтра!
ЗУБЁНОК
Поплыли.
Зубёнок и Шикша уплывают.
НОРУШКА
А я за забором, в амбаре с зерном поужинаю, там же и посплю. Среди людей так много наших грызунов проживает. Значит, Квакушка, ты отлично знаешь звериную речь? Хитро. Все думают, что ты иностранка и пробалтывают при тебе самые секретные тайны. Увидимся. (убегает в подземный ход под забором)
КВАКУШКА
Ладно, Квакушка, будь здорова. Будь аккуратнее, не-то однажды так сплющит, что можешь больше и не выжить. Ква. (прячется за валун)
Из лесу доносится вой и лисий лай, переходящий в песню, которую исполняют Сестричка с Серобоком. Кажется, что песню подхватывают в разных сторонах Побегайчик, Шикша, Зубёнок, Норушка и Квакушка.

Аватар пользователя рапсод

МОНО-ПЬЕСА по роману "ДВОЙНИК" Ф.М. Достоевского

Василий Лоза
ПЕСНЬ О (г.г.) ГОЛЯДКИНЕ
по мотивам повести Ф.М. Достоевского «Двойник»

место действия: Санкт-Петербург
время действия: 19 век, осень

Аватар пользователя рапсод

ЁШКА-МАТРЁШКА

Международный конкурс драматургов "Евразия-2009", «Пьеса для детского театра», 1 место
Конкурс СТД РФ на создание драматических произведений для театра кукол, 2009 г., поощрительная премия
Конкурс Свердловского отделения СТД в рамках конкурса «Евразия-2009», номинация «Пьеса для репертуарного театра», 1 место

Роберт Орешник
ЁШКА - МАТРЁШКА
сказка в 2 актах

место действия: деревня, лес
время действия: сейчас

действующие лица:

люди:
ЁШКА (Лёшка) – 7 лет

Аватар пользователя рапсод

МАКБЕТ трагедия в 1 действии

литературная версия Роберта Орешника - 15-минутное представление

Аватар пользователя рапсод

ПОХОЖДЕНИЯ С МОЕЙ ТЁТУШКОЙ

по мотивам романа Грэма Грина

Аватар пользователя рапсод

СИЯНИЕ САМПО

Лонг-лист Маленькая премьера-2012

2008-12-27
Роберт Орешник
СИЯНИЕ САМПО
сказка в 3 частях

действующие лица:

ЗРИТЕЛИ
САМПО – подросток

ДЕД МОРОЗ
СНЕГУРОЧКА – его внучка, одноклассница Сампо
ХОЗЯЙКА ЯХОНТОВЫХ ГОР – его дочь, мать Снегурочки

ЗЛАТОРОГ – северный олень
СОВА – полярная, по имени СНЕЖАНА СТЕПАНОВНА
РЫБА – ледовитая, по имени ИХТИ - ПЫХТИ

Снеговики, Ёлочные Шары, они же - все, кто понадобится по ходу

примечание:
автор категорически запрещает во время всего представления устраивать личные конкурсы – и песни, и стихи, и прочие игры должны исполняться ЗРИТЕЛЯМИ только всем миром

часть 1. ФОЙЕ
ЗРИТЕЛИ входят, видят высокую украшенную новогоднюю ёлку. Ёлку по периметру охраняют, как часовые, СНЕГОВИКИ в человеческий рост, которые поначалу отгоняют от ёлки особо назойливых зрителей. Но потом потихоньку затевают хоровод под песенку «Маленькой ёлочке холодно зимой».

На словах «Сколько на ёлочке шариков цветных» на ёлке оживают ШАРЫ, которые тоже включаются в хоровод.

Вдруг гаснет свет. В темноте раздаются голоса Снеговиков и Шаров.

ГОЛОСА СНЕГОВИКОВ. Что, дети, страшно?
ГОЛОСА ШАРОВ. Нет, не страшно.
ГОЛОСА СНЕГОВИКОВ. Страшно!
ГОЛОСА ШАРОВ. Не страшно!
ГОЛОСА СНЕГОВИКОВ. Бойтесь, дети!
ГОЛОСА ШАРОВ. Дети, не бойтесь.

Снеговики и Шары, несомненно, спровоцируют Зрителей на спор двух лагерей, представители которых вполне могут располагаться вперемешку. Скорее всего, спор может продолжаться до тех пор, покуда не сложатся два дружных звонких хора.

Сверху, с треском, как жалюзи, разворачивается белый большой киноэкран.
НА КИНОЭКРАНЕ:
двое молодых людей – девушка и юноша – как заправские слаломисты, закладывая виражи и не пропуская трамплины, спускаются на лыжах с горы. Крупным планом видим, что это СНЕГУРОЧКА и САМПО.

Загорается свет. На подиуме, вживую, стоят Снегурочка и Сампо. Они как бы только что кончили спуск с горы. Они разгорячены и радостны.

СНЕГУРОЧКА. Здорово!
САМПО. Круто!
СНЕГУРОЧКА. Ой, дети!? Здравствуйте!
САМПО. Куда это нас занесло?

Далее между Снегурочкой и Зрителями, которым помогают Снеговики и Шары, происходит короткий диалог по выяснению точного почтового адреса местопребывания.

СНЕГУРОЧКА. Ребята, вы узнали меня?

Зрители, под чутким руководством Снеговиков и Шаров, чётко произносят:

ВСЕ. Снегурочка!
САМПО. Классно, тебя все знают, а меня - нет.
СНЕГУРОЧКА. Как не знают? Знают же?
СНЕГОВИКИ. Не знают.
ШАРЫ. Знают!
СНЕГОВИКИ. Не знают!
ШАРЫ. Знают!
СНЕГОВИКИ. Кто знает? Ну?
ШАРЫ. Мы знаем…
СНЕГОВИКИ. Не вас спрашивают, а ребят.
ШАРЫ и СНЕГОВИКИ (вместе и наперебой). Как его зовут? Кто знает? Как? Кто?

Пауза.

САМПО. Вот так. Меня не знают. И не надо. Думаете, я обиделся? Ни чуть-чуть.
СНЕГУРОЧКА. Ребята, это же Сампо!
САМПО. Да ладно…
СНЕГУРОЧКА. Его родители – не волшебники, Сампо – сын простых настоящих людей. Но мы с ним вместе учимся в Школе Чудес. Сидим за одной партой.
САМПО. Просто мне повезло, что я живу в самых дальних Северах, на самом краю света, а за углом, как раз, и стоит Школа Чудес.
СНЕГУРОЧКА. А знаете, почему сын людей учится в Школе Чудес, в которую принимают только детей волшебников, духов и фей? Потому что Сампо – замечательный!
САМПО. Никакой я не замечательный. Может быть, стану, конечно, когда-то. Так что, нечего меня захваливать. Ребятам же всё равно, каков я, потому что они меня не знают и знать не хотят. Всё-всё-всё! Сейчас приедет твой дедушка. А мне пора домой.
СНЕГУРОЧКА. Ну, почему ты не хочешь с ним познакомиться?
САМПО. Я стесняюсь…

Нарастающий звон колокольчика.

СНЕГУРОЧКА. Дедушка приехал!

На подиум выходит ЗЛАТОРОГ, как бурлак, тащащий за собой сани с огромным сундуком, на котором написано «ПОДАРКИ», а следом – ДЕД МОРОЗ.

ЗЛАТОРОГ. Наконец-то добрались. Тяжко…
ДЕД МОРОЗ. Ничего, Златорог, подарки – это радость, она не бывает тяжёлой.
ЗЛАТОРОГ. Ты, дед Мороз, – не олень, тебе меня не понять.
ДЕД МОРОЗ. Не ворчи, не порть праздник.
ЗЛАТОРОГ. А я и не ворчу, я просто проверяю: не разучился ли разговаривать, а-то тащишься по тундре, язык – не плече…
СНЕГУРОЧКА (гладит Златорога). Ну, ничего – ничего, сейчас подарки раздадим, будет тебе, Златорог, отдых.
ЗЛАТОРОГ. Ага, рассказывай, кончатся эти подарки, загрузимся другими…
ДЕД МОРОЗ. Здравствуйте, ребята!

Снеговики и Шары организуют стройность зрительского хора.

ВСЕ. Здравствуй, дедушка Мороз!
ДЕД МОРОЗ. Сейчас – сейчас, приступим к раздаче подарков, я только поприветствую одного человека. (Сампо.) Вы, молодой человек, друг моей внучки?

Пауза. Сампо смущается.

ДЕД МОРОЗ. И как же ваше имя?

Пауза. Сампо смущается, как будто готов сквозь снег провалиться.

СНЕГУРОЧКА. Дедушка, он очень стеснительный.
ДЕД МОРОЗ. Вот как!? Это хорошо. Не люблю наглых отвязных ребят.
СНЕГУРОЧКА. Мы учимся вместе, его родители – люди.
ДЕД МОРОЗ. Но хотя бы, как тебя зовут?
СНЕГУРОЧКА. Сампо.
ДЕД МОРОЗ. Как?
СНЕГУРОЧКА. Сампо.
ДЕД МОРОЗ. Не слышу?
СНЕГУРОЧКА (Зрителям). Ребята, давайте, скажем хором?

Снеговики и Шары организуют стройность зрительского хора.

ВСЕ. Сампо!
ДЕД МОРОЗ (глядит в глаза Сампо). Всё равно не слышу.
САМПО (тихо). Сампо.
ДЕД МОРОЗ. Ах, Сампо! Ты не из наших, не из волшебников?
САМПО. Я из наших, из людей.
ДЕД МОРОЗ. Отлично. (Пожимает руку Сампо.) А я – дед Мороз. Человеком быть здорово, интересно. Вот мы, волшебники, сильно не задумываемся, когда надо сделать чудо. Просто берём и делаем его. Вот я, к примеру, дотронусь Лунным камнем, что на конце посоха, до ёлки, и она зажигается чудесным светом. Или направлю луч Лунного камня в небо и зажжётся Северное Сияние.
ЗЛАТОРОГ. Ох, дед Мороз, как же ты любишь поговорить.
ДЕД МОРОЗ. Для меня это само собой и в общем даже непонятно, как оно так вот получилось. А вот человек может своим умом, при помощи души и сердца, может понять смысл чуда и освоить его.
ЗЛАТОРОГ. Заканчивай уже. Люди подарки ждут.
ДЕД МОРОЗ. Да, заболтался. Снегурочка, пригласи Сампо в гости, сразу после Новогодних праздников, пообщаемся. Сампо, ты не против?
САМПО. Что вы! Мне очень интересно! А сейчас мне идти надо, дома ждут.
ДЕД МОРОЗ. Это верно, нельзя заставлять нервничать родных и близких. Но раз ты – человек, значит, должен получить от меня подарок. Ребята, я прав или неправ?

Снеговики и Шары организуют стройность зрительского хора.

ВСЕ. Прав!
ДЕД МОРОЗ. Сейчас будет.

Дед Мороз отпирает сундук.

СНЕГУРОЧКА. Я сама за тобой приду, Сампо, ладно?
САМПО. Спасибо, буду ждать.

Крышка сундука раскрывается.

ДЕД МОРОЗ. О, Сампо, ты, давай-ка, сам выбери себе подарок.
САМПО. Что вы! Неловко как-то…
ЗЛАТОРОГ. Да чего неудобно-то, хватай и гуляй.
ДЕД МОРОЗ. Вот видеокамера, например. Лыжи с моторчиками! Дельтаплан сборно-разборный, как взмоешь в небо! Или вот – гидрокостюм для подводного плавания!
ЗЛАТОРОГ. Выбирай, пацан, быстрее возьмёшь, быстрее разойдёмся по домам.
СНЕГУРОЧК. Не тушуйся, Сампо!
САМПО. Спасибо, у меня всё есть. (Захлопывает крышку сундука.) И вообще, подарки не выбирают и не просят, их преподносят от всей души. Рад познакомиться. До встречи! С Новым Годом! (Отталкивается палками и уезжает на лыжах).
НА КИНОЭКРАНЕ:
Сампо оборачивается, улыбается, машет прощально рукой и бросается на лыжах с горы.

На экране появляется ХОЗЯЙКА ЯХОНТОВЫХ ГОР, глядящая вослед Сампо.

ГОЛОС СНЕГУРОЧКИ. Ой, мама?
ХОЗЯЙКА. Кто это был?
ГОЛОС СНЕГУРОЧКИ. Сампо.
ХОЗЯЙКА. А, да-да, ваша классная руководительница рассказывала о нём. Хороший, говорят, парень. Не то, что моя дочь.
ГОЛОС ДЕДА МОРОЗА. Что случилось?
ХОЗЯЙКА (возмущённо). Твоя внучка, папа, получила по поведению удовлетворительно. Представляешь, какой позор!
ЗЛАТОРОГ. Не понятно, если удовлетворительно, значит, не плохо и даже можно терпеть. Чего верещать…
ХОЗЯЙКА. А тебя, копытастый, вообще никто не спрашивает.
СНЕГУРОЧКА. Мама, ну, не надо так…
ХОЗЯЙКА. А тебе тем более молчать надо! А ну, иди немедленно ко мне.
СНЕГУРОЧКА. Мама!
ХОЗЯЙКА. Я что сказала!
СНЕГУРОЧКА. Дедушка!
ДЕД МОРОЗ. Спохватилась. Не могла раньше признаться?
ХОЗЯЙКА. Снегурочка!
ДЕД МОРОЗ. Дочка, ты, конечно, права в таком своём справедливом родительском возмущении. Снегурочка исправится.
ХОЗЯЙКА. Снегурочка, говорю в последний раз: немедленно иди ко мне. Ну!

Снегурочка, оттолкнувшись палками, уезжает на лыжах и появляется на киноэкране.

ДЕД МОРОЗ. Ну, дочка, ты не горячись, а-то мы тут все растаем.
ЗЛАТОРОГ. За всех говорить не надо…
ДЕД МОРОЗ. Нам надо с ребятами Новый Год праздновать!
ХОЗЯЙКА (Снегурочке). Иди домой, живо!
СНЕГУРОЧКА. Мамочка, ну, зачем ты так…
ХОЗЯЙКА. Ни слова больше! Или я тебя сейчас же превращу в камень! Нет, в булыжник мостовой, чтоб все прохожие об тебя подошвы обуви обивали. Я тебя научу отличному поведению! Марш!
СНЕГУРОЧКА. Всех с Новым Годом… (Уезжает на лыжах в пещеру.)
ДЕД МОРОЗ. Ребята же целый год ждали веселья, радости, подарков…
ХОЗЯЙКА. Не будет никакого Нового Года.
ЗЛАТОРОГ. Ну, ты слишком-то не возносись, Новый Год отменить никому не под силу. Ты кто? Ты - всего лишь Хозяйка Яхонтовых Гор, а не владелица мира!
ХОЗЯЙКА. Новый Год я, конечно, не отменю, но праздник – запросто.

Хозяйка взмахивает руками.

На конце посоха Деда Мороза взрывается жёлтыми осколками Лунный камень.

ХОЗЯЙКА. Вот так. Меня не надо раздражать, я – женщина, я – мать, и потому всегда в силе и всегда права. С Новым Годом.

Изображение на киноэкране с треском рвётся и пропадает.

ДЕД МОРОЗ. Что ты натворила! У самой-то какое поведение? Даже не удовлетворительно! Отвратительное!
ЗЛАТОРОГ. Гляди, дед Мороз.

Дед Мороз подходит к сундуку, крышку которого открыл Златорог.

ДЕД МОРОЗ. Пусто!
ЗЛАТОРОГ. Почему пусто, остался пепел и огарки.
ДЕД МОРОЗ. Подарков нет. И Лунного камня нет. Нечем теперь зажечь Северное Сияние, нечем зажечь и ёлку. И даже подарить нечего! Ребята, дорогие вы мои. Простите, но праздника не будет. Вы всё сами видели. Мне горько и больно. Мне стыдно за мою дочь. Отчасти она, конечно, права. Но нельзя же семейные проблемы решать за счёт стольких людей! Это моя вина, потому что это моё воспитание. Мне не надо было дарить ей такую судьбу – должность Хозяйки Яхонтовых Гор. Среди камней, драгоценностей и самоцветов так непросто сохранить доброе сердце. Пойду, попереживаю сильно. Поразмышляю внимательно. Чтобы в следующем году никто и ни за что не смог отменить праздник. Прощайте. Прощай, Златорог.
ЗЛАТОРОГ. Прощай. Зря напрягались с подарками.
ДЕД МОРОЗ. Ну, мы же честно хотели сделать, как лучше. Я – домой. А ты?
ЗЛАТОРОГ. Вернусь к оленям. И мы пойдём кочевать к новым пастбищам. Один вопрос: как зажечь ёлку или Северное Сияние без Лунного камня?
ДЕД МОРОЗ. Да сказал же: никак!
ЗЛАТОРОГ. Тогда как ты намереваешься обеспечить праздник в следующий раз?
ДЕД МОРОЗ. Надо обрести добровольца, который сможет добыть камень для моего посоха. Им может стать только человек. Человек, который сумеет сотворить праздник собственными руками. Вернее, своим умом с душой и сердцем. Потому что праздник – он же не для волшебников, а для людей. (Содрогнувшись, как от удара в сердце). Ох!
ЗЛАТОРОГ. Ещё только инфаркта не хватало, ты ж - волшебник…
ДЕД МОРОЗ (вынимая из-за пазухи «сосульку»). Да, сердечных болезней у таких, как я, не бывает. Знаешь, что это?
ЗЛАТОРОГ. Жёлтая сосулька.
ДЕД МОРОЗ. Не жёлтая, а золотая. И не столько сосулька. Это Неугасимый Светильник. На всех не разделить, а для одного – самый раз. Не сочти за труд, всё равно кочевать будешь. Заскочи к Сампо и передай ему от меня новогодний подарок.
ЗЛАТОРОГ. Не от тебя, а от нас. Что я, тупым носильщиком работаю, что ли…
ДЕД МОРОЗ. От нас, от нас. И от Снегурочки.
ЗЛАТОРОГ (забирая Светильник). Вот уж точно от Снегурочки. Сегодня всё от неё – и светильник, и подарки, и праздник…
ДЕД МОРОЗ. Не ворчи. Счастливо оставаться. И последнее, когда будешь отдавать Светильник Сампо, не забудь ему напомнить, что весь мир в руках человека. Всё. Прощайте! (Уходит.)
ЗЛАТОРОГ (вослед). А что с санями-то, с сундуком-то что? А, да кому они нужны. Прощайте, ребята. Не поминайте лихом. Не со зла всё, просто так вышло. Ну, подумаешь, не будет ёлочных огней, подарков. Сам праздник-то никто не отменял. Празднуйте, как получится. Скучно. Пока. (Идёт прочь, резко останавливается.) Стоп! Я, конечно, с копытами и рогами, но я же не баран. Что сказал дед Мороз? Он сказал: «Надо обрести добровольца, который сможет добыть камень для моего посоха. Им может стать только человек. Человек, который сумеет сотворить праздник собственными руками. Вернее, своим умом с душой и сердцем. Потому что праздник – он же не для волшебников, а для людей». Таким человеком вполне может стать Сампо. Ведь и сосульку, вернее неугасимый светильник, Дед Мороз не зря же передал для Сампо. Ребята! Мне кажется, я знаю, кто может вернуть вам праздник. Нам нужен Сампо! И я отправляюсь к нему. А вы хотите поехать к Сампо?

Снеговики и Шары организуют стройность зрительского хора.

ВСЕ. Хотим!
ЗЛАТОРОГ. Тогда усаживайтесь в аэросани и догоняйте! Снеговики! Ёлочные Шары! Вы знаете, что делать. До встречи! (Уходит.)
ГОЛОС. Внимание. Объявляется посадка в аэросани, выполняющие чартерный рейс по маршруту «Новогодняя Ёлка – Лапландия – Новогодняя Ёлка». Повторяю…

Снеговики и Шары приглашают Зрителей в театральный зал.

часть 2. ТЕАТРАЛЬНЫЙ ЗАЛ

Зал оформлен, как салон самолёта. Сцена закрыта занавесом, как перегородкой между салоном и кабиной пилотов.

Между рядами ходят Снеговики и Шары, справляются о готовности Зрителей к полёту.

На авансцену выходит СОСУЛЬКА – бортпроводница, с микрофоном.

СОСУЛЬКА. Уважаемые пассажиры. Экипаж рад приветствовать вас на борту аэросаней под названием «Снеголёт». Через несколько минут начнётся наш чартерный рейс по маршруту «Новогодняя Ёлка – Лапландия – Новогодняя Ёлка». Но так как «Снеголёт» является не обычным транспортом, ведь в Лапландию можно попасть исключительно чудом, только от вас, уважаемые пассажиры, зависит как час отправления, так и время в пути. Прошу вашего внимания! У нашего «Снеголёта» мотора нет. И не только потому, что обыкновенные моторы работают на керосине или бензине, которые загрязняют окружающую действительность. Но, прежде всего, потому, что наш «Снеголёт» выполняет рейс прямиком в сказку, а значит, является чудесным видом транспорта. Наш «Снеголёт» передвигается в пространстве только по желанию пассажиров. Отсюда вопрос: вы действительно желаете отправиться в сказку?

Снеговики и Шары организуют стройность зрительского хора.

ВСЕ. Желаем!
СОСУЛЬКА. В таком случае прошу приготовиться. Наши уважаемые Снеговики и Ёлочные Шары помогут вам исполнить ваше желание. Обратите на них внимание и делайте всё так же, как они. Прежде, чем завести мотор желания, надо настроиться. Обратите ваши взгляды в передний иллюминатор нашего «Снеголёта».
на сцене появляется большой киноэкран:
демонстрируется вид из кабины самолёта, как бы из-под которого торчат кончики лыж.

СОСУЛЬКА. В настоящий момент «Снеголёт» находится на взлётной полосе. Как только ваше желание станет непреодолимым, тут же вы увидите, как «Снеголёт» взлетает. А чтобы реально помочь желанию стать непреодолимым и взлететь, в первую очередь всем надо взяться за руки: сосед с соседом, друг с дружкой, дружка с другом. Затем на два счёта: раз, два - улыбнуться, сначала соседу справа, потом соседу слева. На счёт «три» улыбнуться мне, вашей бортпроводнице, и хором произнести «дыррр». И «дыррр-кать», пока «Снеголёт» не взлетит. Репетиция! Начали!

Снеговики и Шары организуют «улыбки» и стройность зрительского хора.

ВСЕ. Дырр!
на киноэкране:
видно, как лыжи дёргаются, чуть проезжая вперёд.

ШАРЫ. Видели?
СНЕГОВИКИ. Не видели.
ШАРЫ. «Снеголёт» дёрнулся!
СНЕГОВИКИ. Ничего не дёрнулся.
СОСУЛЬКА. Порепетируем ещё раз. Начали!

Снеговики и Шары организуют «улыбки» и стройность зрительского хора.

ВСЕ. Дырр!
на киноэкране
видно, как лыжи дёргаются, чуть проезжая вперёд.

ШАРЫ. Дёрнулся?
СНЕГОВИКИ. Дёрнулся!
СОСУЛЬКА. Всё, репетиция окончена. Взлетаем по-настоящему. Приготовились? Начали!

Снеговики и Шары организуют «улыбки» и стройность зрительского хора.

ВСЕ. Дырр!
на киноэкране:
видно, как лыжи дёргаются, проезжая вперёд. Лыжи катят и отрываются от взлётной полосы.

СОСУЛЬКА. Ещё, ещё немного «по-дырр-каем»! Чтоб уж лететь так лететь, наверняка!
ВСЕ. Дырр!
на киноэкране:
полёт над городом.

СОСУЛЬКА. Уважаемые пассажиры! Можно больше не «дыррр-кать». Наши аэросани под названием «Снеголёт» набрали необходимую высоту. Ура! (Аплодирует.)
ВСЕ (аплодируя). Ура!!!
на киноэкране:
появляется Златорог – крупным планом.

ЗЛАТОРОГ. Ребята, вы ещё помните, куда мы все вместе спешим?

Снеговики и Шары организуют стройность зрительского хора.

ВСЕ. Помним!
ЗЛАТОРОГ. Нам нужен Сампо! (Исчезает.)
ВСЕ. Нам нужен Сампо!
на киноэкране:
пригороды.

СОСУЛЬКА. Господа пассажиры! Маршрут следования наших аэросаней под названием «Снеголёт» проходит над землями нашей Родины - сказочной России. Вы можете устроиться в креслах поудобнее. Единственное, что категорически не рекомендуется, это ходить по салону и задираться. Вы даже можете спеть, если хотите.

Снеговики и Шары организуют стройность зрительского хора в исполнении песни типа «Мы едем, едем, едем в далёкие края».
на киноэкране:
в течение песни – полёт проходит сквозь облака, затем над облаками. И, наконец, под безоблачным небом, над северными просторами.
на киноэкране:
появляется Златорог – крупным планом.

ЗЛАТОРОГ. Ага, летите! Отлично. Не отставайте! (Исчезает.)

Бортпроводница Сосулька, с помощью Снеговиков и Шаров, проводит викторину для всех на знание географии, сказок, песен и т.п..
на киноэкране:
появляется Златорог – крупным планом.

ЗЛАТОРОГ. Скорее! Скорее! (Исчезает.)

на киноэкране:
тундра. Оленьи стада. Белые медведи. И т.п..

СОСУЛЬКА. Господа пассажиры! Наши аэросани под названием «Снеголёт», выполняющие чартерный рейс «Новогодняя Ёлка – Лапландия – Новогодняя Ёлка» приступает к снижению. Через несколько мгновений мы окажемся в Лапландии. Но чтобы не промахнуться и не уткнуться лыжами в Северный полюс, по моей команде мы должны начать торможение. Тормозить надо так же, как и взлетать. Порепетируем, чтобы вспомнить. Напоминаю. Всем надо взяться за руки: сосед с соседом, друг с дружкой, дружка с другом. Затем на два счёта: раз, два - улыбнуться, сначала соседу справа, потом соседу слева. На счёт «три» улыбнуться мне, вашей бортпроводнице, и хором произнести «дыррр». Только негромко, а-то сани подумают, что мы уже тормозим. Репетиция! Начали.

Снеговики и Шары организуют «улыбки» и стройность зрительского хора.

ВСЕ. Дырр!
СОСУЛЬКА. Отлично, все всё помнят. А теперь тормозим по-настоящему. Помните, что сделать надо громко, но по моей команде. Приготовились? Внимание! Тормозим. Начали!

Снеговики и Шары организуют «улыбки» и стройность зрительского хора.

ВСЕ. Дырр!
на киноэкране:
видно, как концы лыж дёргаются и опускаются вниз. И вот лыжи катят по взлётной полосе.

СОСУЛЬКА. Уважаемые пассажиры! Можно больше не «дыррр-кать». Наши аэросани под названием «Снеголёт» затормозили и остановились в Лапландии. Поздравляю всех с окончанием полёта. Ура! (Аплодирует.)
ВСЕ (аплодируя). Ура!!!
Киноэкран убирается.

СОСУЛЬКА. Оставайтесь на своих местах, за бортом мороз минус семьдесят, опасные дикие звери и прочие опасности. К вам скоро явится Златорог. До скорой встречи в обратный путь! (Уходит.)

Снеговики и Шары организуют стройность зрительского хора.

ВСЕ (трижды). Спасибо!

Занавес раздвигается, открывая сцену, оформленную тундрой. Здесь уже стоит Златорог.
ТУНДРА
ЗЛАТОРОГ. С приездом! Не покидайте своих мест. Я договорился с дедом Морозом, и он запретил лютой стуже приближаться к «Снеголёту», а я огородил его невидимой тепловой батареей. Так что, не надо выходить из тёплых аэросаней. Но тут другая проблема: я не могу разыскать Сампо. Представляете? Ушёл куда-то в тундру. Помогите, ребята. Давайте-ка, вместе, хором, призовём его.

Снеговики и Шары организуют стройность зрительского хора.

ВСЕ (неоднократно). Сампо!

На лыжах въезжает Сампо, удивленный и радостный.

САМПО. Привет! Какими судьбами?
ЗЛАТОРОГ. К тебе приехали, Сампо. С поклоном.
САМПО. С поклоном? А, в смысле – с просьбой?
ЗЛАТОРОГ. Хозяйка Яхонтовых Гор разозлилась на дочь.
САМПО. Что она сделала со Снегурочкой!?
ЗЛАТОРОГ. Кто знает. Думаю, наказала как-то, но не смертельно же.
САМПО. За что!
ЗЛАТОРОГ. За оценку по поведению в Школе чудес.
САМПО. Так это ж из-за меня! Сыновья волшебников решили покончить с моей стеснительностью, а Снегурочка была категорически против, мол, каждый человек имеет право на собственный характер. Ну, завязалась перепалка. А тут, как раз, классный руководитель проходил мимо… Лев Кащеевич. Он же сначала осерчает, а потом разбирается. Так что, Снегурочка страдает ни за что.
ЗЛАТОРОГ. Ни за что не бывает, Сампо, учитель всегда прав, даже если Лев. Тем более, если серчает и наказывает родная мать. Но дело не только в этом. Хозяйке под горячую руку попал и родной отец, что, кстати, её не украшает…
САМПО. Дед Мороз!?
ЗЛАТОРОГ. Вот именно. И все ребята пострадали от женского гнева. Хозяйка превратила в брызги Лунный камень. И теперь ни ёлку не зажечь, ни Северное Сияние. Так что, светлый новогодний праздник не состоялся.
САМПО. Круто.
ЗЛАТОРОГ. По-взрослому.
САМПО. То-то я смотрю, а вся природа потускнела, как будто кругом вечные сумерки, а не полярная ночь.
ЗЛАТОРОГ. Хорошо ещё, снега белые, подсвечивают жизнь…
САМПО. И что, я должен добыть Лунный камень?
ЗЛАТОРОГ. Не зря тебя приняли в Школу чудес, умный ты.
САМПО. Это значит, я должен совершить подвиг?
ЗЛАТОРОГ. Вот голова! Соображаешь!
САМПО. Да неудобно как-то, неловко мне…
ЗЛАТОРОГ. Больше некому, Сампо. (В зал.) Правда, люди?

Снеговики и Шары организуют стройность зрительского хора.

ВСЕ. Правда!
САМПО. Да мы проходили в школе, что чудеса для людей делаются только руками человека. Но я ж не герой! Я правда стесняюсь…
ЗЛАТОРОГ (в зал). Ребята, давайте хором попросим Сампо совершить подвиг!
САМПО. Ой, да ну, что вы…

Снеговики и Шары организуют стройность зрительского хора.

ВСЕ (неоднократно). Сампо!
САМПО. Ой, да ну, не надо… я сейчас сгорю от стеснения…
ЗЛАТОРОГ. И правда, покраснел. Так что?
САМПО. И где его взять, Лунный камень?
ЗЛАТОРОГ. Как где, в Яхонтовых горах, во владениях Хозяйки. Я тебе больше скажу, кроме неё никто толком и не знает, где он. Хорошо ещё, что Лунный камень не на Луне, вот пришлось бы попотеть, чтоб достать. Кстати, вот тебе новогодний подарок от деда Мороза. (Подаёт Светильник.)
САМПО (приняв Светильник). Ух, ты! Неугасимый Светильник!
ЗЛАТОРОГ. И Светильник узнал! Ты в школе – отличник, что ли?
САМПО. Ну, да, извините уж.
ЗЛАТОРОГ. Да ничего, мы не сердимся. Уж если герой, то лучше грамотный, чтоб было больше шансов выжить после подвига. (В зал.) Нам нужен грамотный герой. Верно?

Снеговики и Шары организуют стройность зрительского хора.

ВСЕ. Верно!
САМПО. Значит, дед Мороз тоже за то, чтобы подвиг совершил я? Ну, да, конечно, ведь больше некому.
ЗЛАТОРОГ. И ещё. Дед Мороз сказал напомнить тебе, когда я передам тебе Светильник, что весь мир в руках человека
САМПО. Хорошо, я согласен.
ЗЛАТОРОГ. Ура.

Снеговики и Шары организуют стройность зрительского хора.

ВСЕ (неоднократно). Ура!
ЗЛАТОРОГ. Во как, Снежана Степановна летит!

Влетает СОВА.

СОВА. Слышь ты, парнокопытное, сколько раз тебе сказано, чтоб не называл меня по отчеству? Я ещё молодая, чтоб ко мне так обращались! Обижусь ведь и не сообщу, зачем прилетела.
ЗЛАТОРОГ. Извини, старуха…
СОВА. Я не старуха!
ЗЛАТОРОГ. Я ж по-дружески, Снежана…
СОВА. Мне всего девяносто девять лет! Даже не сто! Всё, улетаю, и пропадайте вы тут все, как хотите.
ЗЛАТОРОГ. Прости, Снежаночка! Виноват, исправлюсь!
СОВА (Сампо). А ты чего молчишь?
САМПО. Во-первых, здравствуйте.
СОВА. Сначала извинись за своего рогатого дружка, потом здоровайся.
САМПО. Но я же ни слова плохого не сказал, ни одного слова вообще!
ЗЛАТОРОГ. Сампо, извинись, пожалуйста!
САМПО. Извините.
СОВА. Сампо? Что-то слышала, но не помню. Что-то с памятью моей, возраст всё-таки, как никак без году столетие скоро отмечу. Ладно, извиняю.
ЗЛАТОРОГ. Ты что-то хотела нам сообщить?
СОВА. Кто? Я? А, ну, да, да, да… Я тут летела. Гляжу, стая полярных волков несётся. Как раз, вас заметила. Дай, думаю, предупрежу. (В зал.) О! Сколько народу! И что, все они – сампо?
САМПО. Нет, Сампо – имя собственное…
СОВА. Н-да, вот для волков – раздолье! Сколько еды и всё - свежатина! Или, может, они думают, что их снеговики да ёлочные шары защитят?
ЗЛАТОРОГ. Снежана! Я здесь сам разберусь. Доставь Сампо к Яхонтовым горам!
СОВА. Чего!? Мне больше делать нечего, что ли!
ЗЛАТОРОГ. Умоляю!
СОВА. Умоляешь, ты!? Впервые в жизни. А зачем?
ЗЛАТОРОГ. Сампо по дороге тебе всё расскажет. Некогда, волки же!
СОВА. Так и я говорю, что волки. Ой, Златорог, ты с ними один, что ли, биться собираешься!? Как интересно…
ЗЛАТОРОГ. Я чую волков. Уноси Сампо!
СОВА. Так я ж посмотреть хочу…
ЗЛАТОРОГ. Слушай ты, коза с крыльями, улетай! Или… ты меня знаешь!
СОВА. Знаю. Деду Морозу пожалуешься?
ЗЛАТОРОГ. И не только ему! Время!
СОВА. Ты сначала выживи в бою с волками, а потом угрожай.
ЗЛАТОРОГ. Я не угрожаю, я умоляю!
СОВА. Ой, он опять умоляет. Ладно, так и быть.
САМПО. Я остаюсь. Златорог, мы вместе защитим…
ЗЛАТОРОГ. Даже не думай! Мне одному проще, Сампо, пойми.

Вбегает стая ВОЛКОВ.

СОВА. Всё, я улетаю. Сампо, летим!

Сова подпрыгивает, хватает за шкирку Сампо, взмывает и улетает.
Бой Златорога с Волками.
Златорог бьёт Волков рогами и копытами, но те не сдаются.

Снеговики же не дают уже изрядно побитым Волкам подобраться к Зрителям, отгоняя мётлами. Тогда Волки, отчаявшись пробиться к Зрителям, собираются к решающему броску на Златорога.

Златорог прикидывается раненым и, как бы из последних сил, прыжками начинает уходить в тундру. Очумевшие, едва живые Волки преследуют Златорога.

СНЕГОВИКИ. Мы победили!
ШАРЫ. Не мы, а Златорог!
СНЕГОВИКИ. Все вместе.
ШАРЫ. Златорог!
СНЕГОВИКИ. Ладно, - Златорог.

Снеговики и Шары организуют стройность зрительского хора.

ВСЕ (неоднократно). Златорог!
НЕБО
Влетает Сова, с Сампо в когтях.

СОВА. Ага, значит, Хозяйка Яхонтовых Гор психанула, а тебе расхлёбывать. Ничего не поделаешь, у нас, женщин, очень нервная психика. А когда ещё и дети хулиганят не по делу, мы всё, что угодно можем наворотить.
САМПО. Прошу прощения, а почему у вас такое человеческое отчество?
СОВА. Ха! Отец мой какое-то время среди людей жил, так они его Степаном звали, Стёпой. Отцу нравится его человеческое прозвище. О-ба-на! Ты чуешь?
САМПО. Нет…
СОВА. Полярные стервятники… стая!
САМПО. Только этого не хватало!
СОВА. Да сегодня, кажется, придётся и мне подраться. Но мне нужны когти. Так что, друг мой Сампо, извини, но придётся тебе меня оставить.
САМПО. Снежана, вы хотите бросить меня в Ледовитый Океан?
СОВА. Не хочу, но брошу. Если повезёт, выплывешь. Хотя вряд ли. (Кричит вниз.) Ихти–Пыхти! Слышишь меня? Прими под свой пригляд человеческого сына! Пожалуйста.

Влетает стая СТЕРВЯТНИКОВ.

СОВА. Ну, удачи тебе, Сампо! И помни, что весь мир в руках человека.

Сова разжимает когти и Сампо падает в воду.
Бой Совы со Стервятниками.
Сова бьёт Стервятников крыльями, клювом и когтями, но те не сдаются.

Снеговики же не дают уже изрядно побитым Стервятникам подобраться к Зрителям, отгоняя мётлами. Тогда Стервятники, отчаявшись пробиться к Зрителям, собираются к решающему броску на Сову.

Сова прикидывается раненой и, как бы из последних сил, рывками начинает отлетать в даль. Очумевшие, едва живые Стервятники преследуют Сову.

СНЕГОВИКИ. Мы победили!
ШАРЫ. Не мы, а Снежана!
СНЕГОВИКИ. Все вместе.
ШАРЫ. Снежана!
СНЕГОВИКИ. Ладно, - Снежана.

Снеговики и Шары организуют стройность зрительского хора.

ВСЕ (неоднократно). Снежана!
ПОД ВОДОЙ
Тьма. Сампо опускается на дно, затем вынимает Светильник.

В луче появляется огромная ледовитая РЫБА.

РЫБА. О тебе сова кричала?
САМПО. Обо мне.
РЫБА. Ага, вон оно что.
САМПО. Как она там – Снежана Степановна…
РЫБА. Как-как, бьётся со Стервятниками. А меня зовут Ихти-Пыхти. Не свети мне в глаза, заплачу. (Кивает на зал.) Посвети вон туда… что там?
САМПО. Люди. Они подвига ждут. Им надо, чтобы я в Яхонтовых горах Лунный камень добыл. Меня зовут Сампо.
РЫБА. Хорошее имя. Вполне героическое. А почему ты до сих пор не захлебнулся и со мной разговариваешь?
САМПО. Так я ж учусь в Школе чудес, мы уже проходили, как лёгкие в жабры перевоплощать.
РЫБА. Ага, вон оно что. (Кивает на зал.) А почему люди не захлебнулись?
САМПО. А я барьер установил, плёнку такую, прочную…
РЫБА. Ага, вон оно что. Так ты в школе – отличник?
САМПО. Так получилось, извините.
РЫБА. Стеснительный… приятно общаться. А-то тонут в последние земные годы сплошняком хамы или просто типы безбашеные. Лунный камень-то зачем?
САМПО. Новогоднюю Ёлку зажечь. И Северное Сияние.
РЫБА. Ага, вон оно что. Ну, в целом картина ясная. Ладно, выключай Светильник, спать хочется, мочи нет.
САМПО. Простите, а вы меня разве не доставите в Яхонтовые Горы?
РЫБА. Не-а. Не смогу. Я сегодня только вернулась из кругосветного плавания, весь свой «пых» растратила. А без «пыха» я и плавником пошевелить не могу, не то, что хвостом работать. Так что, вырубай свет и – спокойной ночи.

Сампо убирает Светильник. Тьма.

РЫБА. Хорошо…
САМПО. Прошу прощения, а что такое «пых»?
РЫБА. Точно отличник – любопытный. «Пых» - это когда у меня жабры особенным образом расширяются, из горла вырывается такой звук «пых, пых, пых», в общем, как бы двигатель заводится. И тогда я плыву, куда хочу на любые расстояния.
САМПО. А у вас какая часть «пыха» растратилась: жаберная или горловая?
РЫБА. Не поняла?
САМПО. Ну, если жаберная, тогда, конечно, делать нечего, спите с чистой совестью. А вот, если горловая, тогда проблему можно решить. Лишь бы вы, уважаемая Ихти-Пыхти, в принципе, не возражали доставить меня в Яхонтовые горы.
РЫБА. Нормальный ты парень, кажется, адекватный. Предположим, я не возражаю, в конце концов, выспаться я всегда успею, я ж сама себе хозяйка. И жабры мои находятся в рабочем порядке. А вот горло прихватило, и прилично. ОРЗ – острое респираторное заболевание опорно-двигательного аппарата. И что ты предлагаешь?
САМПО. Одну секунду. (В зал.) Дорогие ребята, уважаемые Снеговики и Ёлочные Шары. Не могли бы вы по-ПЫХ-теть вместо Ихти-Пыхти?
СНЕГОВИКИ. Не могли бы.
ШАРЫ. Могли бы.
СНЕГОВИКИ. Не могли!
ШАРЫ. Могли!
САМПО. Извините, жаль…
РЫБА. Не поняла, кому Лунный камень понадобился, мне, что ли?
ШАРЫ. Нам!
СНЕГОВИКИ. Не нам. Ему…
РЫБА. А зажечь Новогоднюю Ёлку – кому?
ШАРЫ. Всем!
СНЕГОВИКИ. Всем…
РЫБА. Тогда что за бунт на корабле? У людей спросите. Мне ведь надо-то чуток, только разогнаться. Люди, по-ПЫХ-тим хором?
ВСЕ. Да…

Снеговики и Шары организуют стройность зрительского хора.

ВСЕ. Да!
РЫБА. Очень уж ты деликатный, Сампо… ладно, не мне тебя воспитывать. Забирайся на хребет. (В зал.) А вы начинайте пыхтеть, двигатель же должен разогреться, тем более, когда он под водами Северного Ледовитого Океана…

Сампо взбирается на Рыбу.

Снеговики и Шары организуют стройность зрительского хора.

ВСЕ (неоднократно). Пых, пых, пых…
САМПО. Поехали!

Рыба, с Сампо на хребте, уплывает. Гаснет свет.
ПЕЩЕРА
Типичное горное образование, с невысоким полукруглым сводом, со сталактитами и сталагмитами, подсвечиваемая самоцветами, и, конечно, с озером.

Входят Хозяйка и Снегурочка.

СНЕГУРОЧКА. Ой, какая красота! Даже озеро есть…
ХОЗЯЙКА. Самостоятельно отсюда не выйти и сюда не войти. Это проверенный чулан. (В зал.) Ты подумай, а эти-то, как здесь оказались!?
СНЕГУРОЧКА. Мамочка, не делай ничего плохого людям!
ХОЗЯЙКА. Я никогда и никому не делаю плохо, Снегурочка, я всегда справедлива. Поэтому я даже не стану никого превращать их в камни, ведь они же явно оказались в моих владениях не по своей воле. Кто вас сюда доставил, ребята?

ХОЗЯЙКА. Не хотите говорить? Не надо. Я сама разберусь, у меня хватит возможностей раскрыть любую тайную операцию в моих Яхонтовых Горах! Это дед Мороз что-то затеял из-за Снегурочки, да, ребята?

Снеговики и Шары организуют стройность зрительского хора.

ВСЕ (неоднократно). Тссс…
ХОЗЯЙКА. Не хотите, не говорите. И вы увидите, что здесь ни у кого и ничего не сложится без моего ведома. Вы будете наблюдать, как Снегурочка отбывает наказание, а вот она вас не будет видеть и слышать. Занавес!

Хозяйка взмахивает руками и сверху опускается тонкий прозрачный занавес.

Снегурочка пробует раздвинуть занавес.

СНЕГУРОЧКА. Никого не видно. Ничего не слышно.
ХОЗЯЙКА. Вот так. Здесь посидишь в одиночестве. Чтоб никто и ничто не отвлекало тебя от размышлений над собственным отвратительным поведением. Ну, надо же, как давно я здесь не бывала, вон, сколько самоцветов развелось. Так не пойдёт. Как ты дерзко сказала директору школы, когда кто-то из учеников устроил тьму? Помнишь? Отвечать матери!
СНЕГУРОЧКА. Подумаешь… я сказала: темнота – друг молодёжи. Что такого…
ХОЗЯЙКА. Вот и подружи тут с ней, с темнотой… молодёжь.

Хозяйка взмахивает руками, самоцветы, нехотя, гаснут. Темень.

СНЕГУРОЧКА. Мамочка!
ХОЗЯЙКА. Страшно?
СНЕГУРОЧКА. Когда ты меня освободишь?
ХОЗЯЙКА. Ещё не знаю. Решу за завтраком.
СНЕГУРОЧКА. Завтраком!? Значит, ночь мне точно придётся провести здесь!?
ХОЗЯЙКА. Значит. Всё. Хватит болтать. За свои слова и поступки должен отвечать каждый, тем более волшебник. Уясни! И осторожно передвигайся, можешь ненароком оступиться и плюхнуться прямо в озеро.
СНЕГУРОЧКА. Я могу утонуть!?
ХОЗЯЙКА. Не знаю, подземные озёра мне неподвластны.

Хозяйка уходит. Полное затемнение.

ГОЛОС СНЕГУРОЧКИ. Люди? Вы здесь? Ау…

Снеговики и Шары организуют стройность зрительского хора.

ВСЕ. Здесь…
ГОЛОС СНЕГУРОЧКИ. Вы меня видите?

Снеговики и Шары организуют стройность зрительского хора.

ВСЕ. Нет…
ГОЛОС СНЕГУРОЧКИ. Вы меня не оставите одну?

Снеговики и Шары организуют стройность зрительского хора.

ВСЕ. Нет…
ГОЛОС СНЕГУРОЧКИ. Как же мне хочется расспросить, как вы здесь оказались! Но нам нельзя это обсуждать, здесь везде уши. И мама моя моментально узнает. А она в таком гневном расположении настроения, что лучше о себе вовсе не напоминать. Вообще-то мама у меня замечательная! Но очень гневливая. Это всё от работы. Знали бы вы, каково оно, из века в век, жить в горах да ещё Хозяйкой. О, а вот и крысы!

Во всех углах зажигаются красные точки – глаза КРЫС. Тьма чуть рассеивается, видно уже и самих Крыс, и даже Снегурочку. Крысы видят Зрителей.

СНЕГУРОЧКА. Ребята, вы их не бойтесь. До вас они не доберутся, мамин занавес не даст. А меня они не тронут, потому что я – мамина дочка.

Крысы яростно бросаются на занавес, но тот только колышется. Вдруг Крысы замирают.

СНЕГУРОЧКА. Что такое!?

Слышно нарастающее бурление воды, затем «закипает» озеро.

Снегурочка прячется за валун.

Крысы разбегаются, «гасят» глаза. Полная тьма.

Из озера всплывает, изнутри светящаяся красным цветом, Рыба, с Сампо на хребте.

РЫБА. Пых, пых, пых… Прибыли. Слезай.

Сампо сходит на берег.

САМПО. Я ж весь мокрый…
РЫБА. В твоих руках – Неугасимый Светильник, обработай одежду.
САМПО. Спасибо, Ихти-Пыхти, за подсказку. Но как мне дальше быть?
РЫБА. Я не знаю, но что-то мне подсказывает, что не моё это рыбье дело. Прощай. И не забывай главное, что весь мир в руках человека. Пых, пых, пых…

Рыба погружается в озеро.

Тьма. Возникают красные огоньки Крысиных глаз, окружающие Сампо. Сампо, не обращая внимания на огоньки, вынимает из-за пазухи Светильник.

САМПО. Первым делом высушить одежду.
ГОЛОС СНЕГУРОЧКИ. Неужели это ты, Сампо!?
САМПО. Снегурочка?

Сампо направляет луч Светильника в направлении голоса. В луч попадает пара Крыс. Они загораются. Раздаётся Крысиный визг и огоньки разбегаются, гаснут.

САМПО. Что такое? Что за визг?
СНЕГУРОЧКА (выходит из-за валуна). Это подземные крысы. Откуда у тебя дедушкин Неугасимый Светльник?
САМПО. Он сам подарил. Вернее, передал его через Златорога.
СНЕГУРОЧКА. Дай-ка, помогу просушиться.

Сампо подаёт Снегурочке Светильник, та водит лучом по одежде Сампо.

СНЕГУРОЧКА. А доставила тебя сюда Ихти-Пыхти?
САМПО. Сейчас – да, до неё летел в когтях Снежаны Степановны.
СНЕГУРОЧКА. Я поняла. Дедушка отправил тебя за Лунным камнем для посоха?
САМПО. Ну, не совсем так, чтоб отправил. Он намекнул, Златорог попросил…
СНЕГУРОЧКА. В общем, верно, никто не может организовать для человека праздник, кроме него самого.
САМПО. Ты-то как?
СНЕГУРОЧКА. Наказана. Вот, сижу в каменном чулане, без света и без выхода. Держи Светильник, не оброни.
САМПО (приняв Светильник) Спасибо, не оброню. Так, куда мне идти?
СНЕГУРОЧКА. Я знаю дорогу к хранилищу россыпи Лунных камней, но понятия не имею, как отсюда-то выбраться.
САМПО. Выберемся. Для начала надо осмотреться.

Сампо лучом Светильника водит по пещере. И вдруг начинают зажигаться самоцветы.

СНЕГУРОЧКА. Вот это Светильник!
САМПО. Красота какая… чудо!
СНЕГУРОЧКА. Выходит, что Светильник сильнее магии моей мамы.
САМПО. В школе же проходили, что настоящий древний артефакт обладает могуществом даже над волшебниками.
СНЕГУРОЧКА. Точно-точно. Да, нельзя отвлекаться на уроках…
САМПО. Гляди на луч!
СНЕГУРОЧКА. Ну…
САМПО. Луч упёрся в глыбу, а ведь я направляю Светильник под другим углом. Луч замер самостоятельно. Помнишь, на уроке математики объясняли? Нам надо туда.
СНЕГУРОЧКА. Какой ты разумный. Да, нельзя опаздывать на уроки…

Сампо и Снегурочка подходят к каменной глыбе, что в углублении пещеры, осматривают.

САМПО. Ищи на глыбе что-то, имеющее искусственное происхождение, например, рисунок или знак…
СНЕГУРОЧКА. Есть! Просверленное углубление!
САМПО (подходит). А что, если это замочная скважина? (Вставляет «сосульку» Светильника в углубление.) Подходит!

Глыба медленно отодвигается, открывая проход в стене.

СНЕГУРОЧКА. Сампо, ты молодец!
САМПО. Я-то здесь причём, ничего такого, чтоб не сообразил сделать любой учение нашей Школы.
СНЕГУРОЧКА. Я-то же не сделала!
САМПО. Но у тебя не было Неугасимого Светильника.
СНЕГУРОЧКА. Что-то сомневаюсь я, что разобралась бы и со Светильником. Ой, надо всё же серьёзнее относиться к школьным занятиям. Всё, идём!
САМПО. Нет, Снегурочка, ты никуда не пойдёшь. Нельзя расстраивать маму. Представляешь, она приходит за тобой, а тебя нет.
СНЕГУРОЧКА. Не представляю. Но, Сампо, я знаю дорогу к Лунному камню!
САМПО. Я – тоже. Мне луч укажет путь.
СНЕГУРОЧКА. Я пойду с тобой!
САМПО. Нет. Ты останешься. В конце концов, это моё – человечье дело.
СНЕГУРОЧКА. Там очень опасно, крысы – не самая страшная проблема…
САМПО. Пока.

Сампо уходит в стенной проём, глыба задвигается обратно.

СНЕГУРОЧКА. Какой парень, наш Сампо! Смелый, умный, грамотный…
ГОЛОС ХОЗЯЙКИ. Это верно.
СНЕГУРОЧКА (смущена) Мама!?
ГОЛОС ХОЗЯЙКИ. Мама, мама.
СНЕГУРОЧКА. Крысы наябедничали, да?
ГОЛОС ХОЗЯЙКИ. Дочь, когда уж ты поумнеешь. Неужели ты думаешь, что от меня в моих горах может укрыться хоть что-нибудь.
СНЕГУРОЧКА. Мамочка, пожалуйста, не делай зла Сампо!
ГОЛОС ХОЗЯЙКИ. Ты наказана, а, значит, не имеешь никакого права голоса. И почему у тебя так светло? Нет уж, темница должна быть темницей!

Полная тьма.
ПОДЗЕМЕЛЬЕ
Сампо направляет луч Негасимого Светильника, указывающий прямой путь. Сампо приходится демонстрировать настоящие чудеса сообразительности и ловкости, которым его обучают в Школе Чудес. Приходится быть и канатоходцем, и воздушным и силовым гимнастом, и акробатом. Одежда и обувь Сампо порваны, руки и ноги сбиты, лицо поцарапано. В очередной раз, он прыгает из-под свода, с крутого обрыва. Поднимая голову, Сампо видит, что лежит в ногах, невесть откуда взявшейся, Хозяйки.

САМПО. Здравствуйте. Извините, вот – упал.
ХОЗЯЙКА. Бегаем, летаем, плаваем, прыгаем, скачем. И всё – без спросу.
САМПО. Я спросил бы, только вас не найти.
ХОЗЯЙКА. А ты искал?
САМПО. Нет. Простите.
ХОЗЯЙКА. Честный. Догадываешься, кто я?
САМПО. Не догадываюсь, я знаю, вы – мама Снегурочки. В смысле – Хозяйка Яхонтовых Гор!
ХОЗЯЙКА. А теперь ты спроси меня, догадываюсь ли я, кто ты и зачем здесь.
САМПО. Не стоит. Я знаю, что вы не догадываетесь, а знаете. Вы, правда, извините меня, пожалуйста, за то, что вторгся в ваши владения, не спросив разрешения. Но так, как-то получилось, я и ахнуть не успел, как здесь оказался! Готов понести любое наказание.
ХОЗЯЙКА. Любое?
САМПО. А у меня есть выбор?
ХОЗЯЙКА. Конечно. Ты можешь стать деревом.

Хозяйка взмахивает руками и Сампо превращается в карликовое деревце.

ХОЗЯЙКА. Да, деревья в пещерах большими не бывают. Тесно? Но можно быть просто бревном.

Хозяйка взмахивает руками и Сампо превращается в бревно.

ХОЗЯЙКА. Вот так лежишь десятилетия, гниёшь. Скучно? А можно не гнить и лежать вечно, и никакой скуки, а одна сплошная беспросветность.

Хозяйка взмахивает руками и Сампо превращается в камень.

ХОЗЯЙКА. Ну, что, выбрал?

Хозяйка взмахивает руками и Сампо становится самим собою.

САМПО. Оставляю решение на ваше усмотрение. Только одна просьба. Можно?
ХОЗЯЙКА. Конечно, но одна и последняя.
САМПО. Последняя!? А я думал, что последняя – это чуть попозже.
ХОЗЯЙКА. Получается, две просьбы. Говори.
САМПО. Не говорите Снегурочке, что вы со мной сделаете, она расстроится.
ХОЗЯЙКА. Не много ли на себя берёшь! Чтоб волшебница расстраивалась из-за человека – да не бывать тому.
САМПО. Вы правы. Но она не столько из-за меня расстроится, сколько из-за вас.
ХОЗЯЙКА. Не поняла!?
САМПО. Наказать человека путём лишением его жизни – это очень ответственное решение, которое ложиться тёмным пятном на душе. Так нас учат в Школе Чудес. Тёмное пятно может превратиться в чёрную язву и погубить душу. Вряд ли прекрасная Снегурочка желает родной маме таких мучений.
ХОЗЯЙКА. Вот ты какой, Сампо. А вторая просьба?
САМПО. Это - которая последняя?
ХОЗЯЙКА. Именно!
САМПО. И папе своему, деду Морозу, тоже не рассказывайте, а просто принесите ему сегодня Лунный камень. Хорошо?
ХОЗЯЙКА. А почему сегодня?
САМПО. Потому что каждый день напрасного ожидания отбирает целый год даже у вечности. А меня, скажете, что не видели. Мол, предупредили бы, я тогда присмотрела бы за парнем, а так, кто знает, как и где он пропал, ведь Яхонтовые Горы – не место для детских прогулок. Всё, я готов. Превращайте, во что получится.
ХОЗЯЙКА. И ты даже не потребуешь от меня обещания выполнить просьбы?
САМПО. Зачем? Я же просил за вашу дочь и за вашего папу, разве можно такие просьбы не выполнить.
ХОЗЯЙКА. Ты прав. Жаль, Сампо, из тебя мог получиться чудесный человек.

САМПО. И возьмите Неугасимый Светильник. Я знаю, если он останется со мной, то через малое время сам разрушит чары.

Сампо подаёт Хозяйке Светильник, та принимает.

ХОЗЯЙКА. А что, если я намеренно оставила его тебе?
САМПО. Странно. Зачем так делать намеренно, но тайно?
ХОЗЯЙКА. Мне лучше знать, что, как и зачем я делаю! Так почему же ты отдал мне Светильник?
САМПО. Потому что когда он разрушит чары, я вновь стану Сампо. И вновь отправлюсь на поиски Лунного камня. Потому что его ждут. И мы с вами опять встретимся, и вы со мной опять поссоритесь…
ХОЗЯЙКА. Всё! Довольно трепаться!

Хозяйка взмахивает руками и Сампо превращается в карликовое деревце. Потом недовольно кивает и превращает в бревно. Уже уходя, вновь недовольно кивает и превращает в камень. Хозяйка уходит.

Отовсюду выползают Крысы, набрасываются на камень, царапают, грызут, но никакого толку. Вдруг Крысы взвизгивают и разбегаются.

Возвращается Хозяйка, взмахивает руками и Сампо становится самим собою. Хозяйка возвращает Сампо Светильник. Хозяйка взмахивает руками и каменная плита, что посередине пещеры, отодвигается. Из открывшегося отверстия вырывается пламя.

ХОЗЯЙКА. Это пламя из самого ядра Земли. Лунный камень – там. Никакому волшебнику, даже мне, его не получить. Его может взять только человек. Человек должен быть искренним, как ты.
САМПО. Но там, как я понимаю, сплошной огонь?
ХОЗЯЙКА. Искренность происходит от искры, а искра есть часть огня. Если на душе твоей лежит хоть малюсенькое тёмное пятнышко бессовестности, Лунного камня, конечно, тебе не видать. А Светильник укажет тебе точно местоположение россыпи Лунных камней, выбирай на вкус. Дерзай, Сампо. (Идёт прочь.)
САМПО. Спасибо!
ХОЗЯЙКА (на ходу). Если выживешь, приходи, со Снегурочкой, в гости.

Хозяйка уходит. Сампо подходит к отверстию, обнаруживает, что, несмотря на то, что Светильник направлен на Зрителей, его луч указывает вниз, в огонь. Сампо прыгает в огонь, пламя вспыхивает. Каменная плита, сама собою, захлопывает отверстие.

СНЕГОВИКИ. Сампо сгорел.
ШАРЫ. Сампо жив.
СНЕГОВИКИ. Сампо сгорел!
ШАРЫ. Сампо жив!

Сцена закрывается занавесом, как перегородкой между салоном и кабиной пилотов.

На авансцену выходит СОСУЛЬКА – бортпроводница, с микрофоном.

СОСУЛЬКА. Уважаемые пассажиры! Наш чартерный рейс по маршруту «Новогодняя Ёлка – Лапландия – Новогодняя Ёлка» отправляется через пять минут к конечному пункту нашего путешествия. Обратный путь наши аэросани под названием «Снеголёт» проделает не по воздуху, а по склону горы, - напрямик.

Между рядами ходят Снеговики и Шары, справляются о готовности Зрителей к полёту.

СОСУЛЬКА. Напоминаю, что наш «Снеголёт» передвигается в пространстве только по желанию пассажиров. Прежде, чем завести мотор желания, надо настроиться. Обратите ваши взгляды в передний иллюминатор нашего «Снеголёта».
на сцене появляется большой киноэкран:
демонстрируется вид из кабины самолёта, как бы из-под которого торчат кончики лыж.

СОСУЛЬКА. В настоящий момент «Снеголёт» находится на вершине горы. Как только ваше желание станет непреодолимым, тут же вы увидите, как «Снеголёт» катит по склону вниз. Напоминаю: чтобы реально помочь желанию стать непреодолимым, в первую очередь всем надо взяться за руки: сосед с соседом, друг с дружкой, дружка с другом. Затем на два счёта: раз, два - улыбнуться, сначала соседу справа, потом соседу слева. На счёт «три» улыбнуться мне, вашей бортпроводнице, и хором произнести «дыррр». И «дыррр-кать», пока «Снеголёт» не покатит. Начали!

Снеговики и Шары организуют «улыбки» и стройность зрительского хора.

ВСЕ. Дырр!
на киноэкране:
видно, как лыжи дёргаются, проезжая вперёд. Лыжи катят по горному склону.

СОСУЛЬКА. Ещё, ещё немного «по-дырр-каем»! Чтоб уж катить так катить, наверняка!
ВСЕ. Дырр!
на киноэкране:
горный спуск.

СОСУЛЬКА. Уважаемые пассажиры! Можно больше не «дыррр-кать». Наши аэросани под названием «Снеголёт» прибыли на конечную остановку. Наш экипаж благодарит вас за совместное путешествие, желает всего самого доброго в Новом Году и прощается с вами. Когда станете покидать «Снеголёт», не забывайте, что сначала выходят последние ряды. С Новым Годом! Ура! (Аплодирует и уходит.)
ВСЕ (аплодируя). Ура!!!
ШАРЫ. Возвращаемся к Новогодней Ёлке!
СНЕГОВИКИ. Расходимся по домам!
ШАРЫ. Возвращаемся к Новогодней Ёлке!
СНЕГОВИКИ. Расходимся по домам!
ШАРЫ. А вдруг у Сампо всё получилось?
СНЕГОВИКИ. Не получилось!
ШАРЫ. А вдруг! Проверим!
СНЕГОВИКИ. Проверим?
ВСЕ. Проверим!
ШАРЫ. Тогда идём к Ёлке. Сначала выходят последние ряды…

Снеговики и Шары организовывают выход Зрителей из зала в фойе.

часть 3. ФОЙЕ

Зрители, под руководством Шаров и Снеговиков, располагаются вокруг Ёлки. Здесь по-прежнему на санях стоит сундук для подарков.

Входит Златорог, оглядывается.

ЗЛАТОРОГ. С возвращением, ребята. Как съездили?
СНЕГОВИКИ. Плохо.
ШАРЫ. Хорошо.
СНЕГОВИКИ. Плохо!
ШАРЫ. Хорошо!
ЗЛАТОРОГ. Понятно. Значит, Сампо всё ещё совершает подвиг. Да, опасная работа быть героем. Вот вернётся Сампо, тогда и поймём: хорошо ли, плохо ли. Если вернётся. Вообще-то я за санями с сундуком пришёл. (Берётся за верёвки от саней). Или ещё подождать, что ли. Подождать?
ШАРЫ. Подожди.
СНЕГОВИКИ. Не жди.
ШАРЫ. Подожди!
СНЕГОВИКИ. Не жди!
ЗЛАТОРОГ. Находился я сегодня по тундре, отдохну.

Златорог укладывается рядом с санями.

Входит дед Мороз.

ДЕД МОРОЗ. Не сидится дома.
ЗЛАТОРОГ (не поднимаясь). В курсе событий?
ДЕД МОРОЗ. Конечно. Но ровно до того момента, как Сампо прыгнул в огонь.
ЗЛАТОРОГ. Вот-вот. Присаживайся.
ДЕД МОРОЗ. Пожалуй. (Садится в сани.) Думаешь, Сампо выживет?
ЗЛАТОРОГ. Надеюсь.
СНЕГОВИКИ. Не выживет.
ШАРЫ. Выживет.
СНЕГОВИКИ. Не выживет!
ШАРЫ. Выживет!

Входит Снегурочка.

СНЕГУРОЧКА. Меня мама отпустила. Извинила и отпустила. Дедушка, я побуду здесь, ладно?
ДЕД МОРОЗ. Присаживайся.
СНЕГУРОЧКА (усаживается в сани). Как там Сампо…
СНЕГОВИКИ. Плохо.
ШАРЫ. Хорошо.
СНЕГОВИКИ. Плохо!
ШАРЫ. Хорошо!

Входит Хозяйка.

ХОЗЯЙКА. Я погорячилась, за что прошу прощения. Но что теперь поделать.
ДЕД МОРОЗ. Нормально, дочь. С кем ни бывает. Без подвигов людям тоже нельзя.
ХОЗЯЙКА. Лишь бы герои не погибали.
ДЕД МОРОЗ. Присаживайся.

Хозяйка усаживается в сани. Пауза.

ЗЛАТОРОГ (напевает). В лесу родилась ёлочка…

Все подхватывают песню.

Вдруг гаснет свет. С шумом разворачивается, как жалюзи, киноэкран.
НА КИНОЭКРАНЕ:
Из заснеженного входа пещеры выходит Сампо, оглядывается вокруг.

ГОЛОСА ШАРОВ и СНЕГОВИКОВ (наперебой). Сампо!
ВСЕ (неоднократно, хором). Сампо!

Сампо оборачивается на голоса, улыбается, приветственно машет и спускается на лыжах по склону, как горнолыжник.

ВСЕ (наперебой). Он победил!

Сампо появляется на подиуме.

ВСЕ. Ура!
САМПО. Только, пожалуйста, не расспрашивайте меня сегодня ни о чём. Ладно?
СНЕГОВИКИ. Не ладно!
ШАРЫ. Ладно!
СНЕГОВИКИ. Не ладно!
ШАРЫ. Ладно!
ЗЛАТОРОГ. Хватит спорить. Не хочешь, не рассказывай. Лунный камень-то, где?

В руке Сампо – Лунный камень.

САМПО. Вот он, лунный камень. Я выбирал по памяти, там их такая великолепная россыпь… не знаю, подойдёт ли к посоху…

Сампо подаёт камень деду Морозу – тот прилаживает его к посоху.

ХОЗЯЙКА. Как влитой!
СНЕГУРОЧКА. Ура!!!
ВСЕ. Ура.
ДЕД МОРОЗ. Ну, что зажигает огни новогодней ёлки?
ВСЕ. Зажигаем.

Дед Мороз дотягивается посохом к верхушке ёлки и та зажигает огни.

ВСЕ. Ура!!!
ХОЗЯЙКА. А теперь, папа, зажги, пожалуйста, Северное Сияние. И пусть теперь его называют Сиянием Сампо.
ДЕД МОРОЗ. Сияние Сампо?
СНЕГУРОЧКА. Сияние Сампо!
ДЕД МОРОЗ. Сияние Сампо. Отлично.

Дед Мороз тянется, на глазах вытягивающимся в длину, посохом в небо.

ХОЗЯЙКА. Сияние Сампо, зажгись!
ВСЕ. Сияние Сампо, зажгись!

Сияние зажигается.

ВСЕ. Ура!!!
ЗЛАТОРОГ (у сундука). Глядите! В сундуке-то опять подарки!
ДЕД МОРОЗ. Сегодня все на славу потрудились ради праздника. Поэтому все заслужили по подарку. Доченька, и ты, Снегурочка, помогите мне раздать подарки.
ЗЛАТОРОГ. А я?
ДЕД МОРОЗ. А как без тебя, Златорог.
САМПО. А мне – можно?
ДЕД МОРОЗ. Конечно, Сампо!
САМПО. Подходите, подходите!

После раздачи подарков, Сампо, Снегурочка, Дед Мороз, Хозяйка и Златорог поют со Зрителями ту песню, что они пели в «Снеголёте», и уезжают в санях.

Шары возвращаются под Ёлку, а Снеговики, как охранники, мётлами и словами «выпроваживают» детей по домам.

Аватар пользователя рапсод

КИДНЕПИНГ или Самый дорогой в мире Карлсон

18 сентября 2012 г.

Роберт Орешник
КИДНЕПИНГ
или
Самый дорогой в мире Карлсон
комедия-сказка в 2-х действиях

по мотивам повестей Астрид Линдгрен

действующие лица:

КАРЛСОН
МАЛЫШ
БОК - фрёкен
ЮЛИУС - дядя
1 Вор
2 Вор

Действие 1

СЦЕНА 1. Крыша. День

2 Вор пускает мыльные пузыри, 1 Вор читает газету.

1 ВОР. «Группа «АББА» фактически прекратила своё существование».
2 ВОР. Как мыльный пузырь.
1 ВОР. «Шведская сборная по хоккею с шайбой опять не выиграла мировое первенство, уступив русским».
2 ВОР. Как мыльный пузырь.
1 ВОР. «Наша королевна…»
2 ВОР. Как мыльный пузырь.
1 ВОР. Не смей так говорить о нашей королевне! Или ты, - о, ужас! - не патриот?
2 ВОР. Или. Я – вор! Если королевна об этом узнает, она велит посадить меня в тюрьму. Значит, она меня не любит. А если королевна меня не любит, зачем же мне любить её?
1 ВОР. Патриот – это человек, который любит Родину, а не королевну.
2 ВОР. Так я же и говорю: мыльный пузырь.
1 ВОР. Королевна и Родина – одно и то же.
2 ВОР. Не согласен.
1 ВОР. Лучше согласись, иначе мне придётся тебя воспитать.
2 ВОР. Кто? Ты! Кого? Меня! Воспитатель нашёлся, ты сам - мыльный пузырь.
1 ВОР. Кто? Я! Кого? Меня!

Воры дерутся. 1 Вор оседлал поверженного на спину 2 Вора, взял газету, стал хлестать ею по лицу противника, но вдруг замер, глядя в газету.

2 ВОР. Мне не больно, курица довольна. Ну, что остановился? Продолжай мне массаж моего лица, пока я не встал и не отметелил тебя по полной программе.
1 ВОР. Слушай заголовок: «Что это: летающий бочонок или нечто другое?»
2 ВОР. Ты у меня спрашиваешь?
1 ВОР. Это газета спрашивает.
2 ВОР. О чём речь?
1 ВОР. Ещё не знаю, но чую, пахнет деньгами!
2 ВОР. Вот! Вот, что для меня – не мыльный пузырь: деньги.
1 ВОР. Глупец, мыльнее и пузыристее денег на свете ничего нет.
2 ВОР. Почему?
1 ВОР. Потому что деньги, как мыльный пузырь, сколько бы ты их ни надувал, они всё равно тебя надуют.
2 ВОР. Не понял. Но мысль интересная. Слезь с меня, противный. Читай вслух!
1 ВОР. «Что это: летающий бочонок или нечто другое?»

СЦЕНА 2. Кухня. День

Малыш за столом, читает газету. Перед ним - тарелка с кашей.

МАЛЫШ. «Что это: летающий бочонок или нечто другое?» Ничего себе, заголовок!

Входит фрёкен Бок.

БОК. Малыш.
МАЛЫШ. Да, фрёкен Бок?
БОК. Ты ещё малыш, а не взрослый мужчина, негодник.
МАЛЫШ. Что вы имеете ввиду?
БОК. Я имею ввиду, что тебе рано читать за обедом газету. Немедленно отложи её в сторону и просто кушай кашу. Ты меня внимательно расслышал?
МАЛЫШ. Йес, мисс… о,кей. (Кладёт газету на стул, под себя.)
БОК. Боже мой! Какой кошмар, нормальный местный мальчик, воспитанный в приличной семье, не должен за столом, без крайней необходимости, говорить на иностранном языке.
МАЛЫШ. Почему?
БОК. От этого может случится несварение здорового отечественного продукта питания.
МАЛЫШ. Йес, фрёкен Бок.
БОК. Малыш!
МАЛЫШ. Вы куда-то собрались?
БОК. О, да. Пока ты ешь кашу, я схожу в парикмахерскую. Сегодня приезжает твой дядюшка Юлиус, с которым мы прежде никогда не встречались. В связи с этим, согласись, невоспитанный мальчишка, приличная шведская девушка должна выглядеть!
МАЛЫШ. А кто у нас девушка?
БОК. Я!
МАЛЫШ. О, да…
БОК. Ешь, паршивец. Я скоро вернусь. (Уходит.)
МАЛЫШ. Каша… малаша… какаша… почему я не взрослый, сейчас взял бы и нагло ничего не съел. (Вынимает из-под себя газету, читает.) «Странный неопознанный объект летает над Стокгольмом».

Шум мотора. В окне появляется Карлсон.

КАРЛСОН. Привет, Малыш!
МАЛЫШ. Привет, Карлсон!
КАРЛСОН. Наша домомучительница здесь нигде не завалялась?
МАЛЫШ. Домомучительница - это что?
КАРЛСОН. Не «что», а «кто», бестолковый: фрёкен Бок.
МАЛЫШ. Ушла в парикмахерскую.
КАРЛСОН. Да? А по запаху не скажешь.
МАЛЫШ. По какому запаху?
КАРЛСОН. По запаху каши. Знаешь, кто лучший в мире друг? А ещё тут же угадай, почему этот друг появился здесь и сейчас.
МАЛЫШ. Лучший в мире друг – это ты, Карлсон. Но я не знаю, почему ты здесь и сейчас.
КАРЛСОН. Угадай с трёх раз. Может, потому, что я соскучился по тебе, глупый пацан – это раз. Может, я попал сюда по ошибке, а собирался слетать в Королевский парк – это два. Может, я почуял, что здесь пахнет кашей – это три. Раз, два, три – говори поскорей, не задерживай добрых и честных людей!
МАЛЫШ. Наверное, потому, что ты по мне соскучился.
КАРЛСОН. А вот и нет! И в Королевский парк я не собирался. Так что, нечего тут гадать.
МАЛЫШ. Слушай, Карлсон, иногда ты мне напоминаешь один большой сплошной желудок…
КАРЛСОН. Когда я голоден, именно так я и себя и чувствую. Отодвинься от каши.
МАЛЫШ. Мне надо с тобой поговорить серьёзно.
КАРЛСОН. Ты полюбил кашу?
МАЛЫШ. Погляди-ка на первую страницу газеты. (Подаёт газету.)
КАРЛСОН (взял газету). Ба-бах! Пароход перевернулся! Катастрофа за катастрофой!
МАЛЫШ. Да, обеды трескать проще, чем учиться читать.
КАРЛСОН. Я же прочитал только что вслух…
МАЛЫШ. Ты просто прокомментировал фотграфии.
КАРЛСОН. А как ты догадался?
МАЛЫШ. Ты держишь газету вверх ногами. А там, между тем, написано важнейшее сообщение!
КАРЛСОН. Между кем?
МАЛЫШ. Между тем, которые не касаются летающего бочонка.
КАРЛСОН. Приходишь, голодный как пёс, а этот парень сидит себе, как ни в чём не бывало, перед полной тарелкой каши, вокруг шеи у него повязана салфетка, и он бубнит себе под нос, что надо съесть ложку за маму, ложку за папу, ложку за тётю Августу…
МАЛЫШ. За какую тётю Августу?
КАРЛСОН. Понятия не имею. (Бросает газету на стол.)
МАЛЫШ. Так зачем же есть кашу за её здоровье?
КАРЛСОН. Ах, вот как! Значит, твой друг должен умереть с голоду только потому, что ты не знаешь каких-то там старых тёток, которые живут где-то у чёрта на рогах, под именем Августа?
МАЛЫШ. Карлсончик, дорогой, прости, сейчас всё станет правильно. (Ставит на стол чистую тарелку и кастрюлю с кашей.) Вот. Накладывай, сколько хочешь, и ешь. А я тебе пока прочитаю заметку из газеты.
КАРЛСОН (ест из кастрюли). У тебя не домомучительница, а золото.
МАЛЫШ. У меня нет домомучительницы. Моя мама, для присмотра за мной, взяла на работу домоуправительницу, то есть домработницу.
КАРЛСОН (ест кашу). Как женщину ни назови, лишь бы умела готовить пищу. Читай-читай, ты мне не мешаешь.
МАЛЫШ. «Что это: летающий бочонок или нечто другое? Странный неопознанный объект летает над Стокгольмом».
КАРЛСОН (ест кашу). Малыш, читай, пожалуйста, с выражением добрых чувств, а-то аппетит же портится от занудства.
МАЛЫШ. «Очевидцы сообщают, что за последнее время неоднократно видели в районе Вазастана некий летающий предмет, напоминающий по виду маленький пивной бочонок. Он издаёт звуки, похожие на гул мотора».
КАРЛСОН (ест кашу). Жаль, что домомучительница такая ленивая. Никогда не видел, чтобы детям варили так мало каши.
МАЛЫШ. «Представители Авиакомпании ничего не смогли сообщить нам относительно этих полётов. Поэтому возникло предположение, что это иностранный спутник-шпион, запущенный в воздушное пространство с разведывательными целями».
КАРЛСОН (доедает кашу). К сожалению, за здоровье тёти Августы съесть нечего не осталось. Как мне горько и пусто за тётю Августу.
МАЛЫШ. «Тайна этих полётов должна быть раскрыта, а неопознанный объект пойман. Если он действительно окажется шпионом, его необходимо передать для расследования в руки полиции».
КАРЛСОН (вылизал кастрюлю). Но что я вижу: здесь есть булочки! Спокойствие, только спокойствие. Милая тётушка Августа, ау! Всё в порядке, живи спокойненько в своём далёком городке Тумбе или где ты там себе хочешь. Я съем за твоё здоровье вместо каши две булочки. А может, даже три… или четыре. Да хоть пять, лишь бы тебе приятно жилось в твоей Тумбе. (Ест булочки.)
МАЛЫШ. «Кто раскроет летающую тайну Вазастана? Редакция газеты назначает вознаграждение в десять тысяч крон. Тот, кому посчастливится поймать этот таинственный предмет, получит премию в десять тысяч крон. Ловите его, несите в редакцию, получайте деньги!»
КАРЛСОН (жуёт булочки). Хочешь булочку?
МАЛЫШ. Хочу.
КАРЛСОН. Хоти. Потому что эта кончилась, а других больше нет.
МАЛЫШ. Ты понял, что я тебе прочитал?
КАРЛСОН. Конечно. Гоп-гоп! Можно считать, что спутник-шпион уже пойман! Звони в редакцию и скажи, что я приду к ним после обеда.
МАЛЫШ. Не понял?
КАРЛСОН. А разве мы сейчас, наконец-то, как следует, не пообедаем?
МАЛЫШ. Я про редакцию!
КАРЛСОН. А. Ты разве не знаешь, кто лучший в мире охотник за спутниками - шпионами? Вот он – этот грозный охотник, перед тобой, и зовут его: Карлсон, который живёт на крыше! Никто не спасётся, когда я начинаю лететь на бреющем, со своим большим сачком. Кстати, у тебя есть чемодан?
МАЛЫШ. Зачем?
КАРЛСОН. Чтобы нам унести десять тысяч крон премии.
МАЛЫШ. Милый Карлсон, неужели ты не догадался, что «летающий бочонок» - это ты, что они охотятся за тобой?
КАРЛСОН. Летающий бочонок!? Ты меня вот, как обозвал!? Мой лучший друг!? Ты забыл, что я красивый, умный и в меру упитанный мужчина в самом расцвете сил?
МАЛЫШ. Я же не отвечаю за то, что они пишут в газетах.
КАРЛСОН. А кто отвечает?
МАЛЫШ. Журналисты, репортёры…
КАРЛСОН. А эти самые журналисты – репортёры разве не люди? Разве они – не мы сами? Любой из нас может стать журналистом, если захочет, значит, любой из нас отвечает за то, что написано в газетах.
МАЛЫШ. Но я же не могу отвечать за того, кем я не стал…
КАРЛСОН. А ты стань! И тогда не надо будет краснеть за то, что написано в газетах. Летающий бочонок!
МАЛЫШ. А ещё тут написано: «Кому посчастливится поймать этот таинственный предмет».
КАРЛСОН. Да, я – самый таинственный и загадочный Карлсон в мире, но я - не предмет. Кто-то, едва научившийся держать пишущую ручку с нужной стороны, смеет обзывать меня предметом? Я ему, кому-то, так врежу по лбу, а после - по переносице, что у него глаза на пол посыплются, и какая-нибудь домоправительница фрёкен Бок сметёт их пыльным веником в мусорное ведро. Я так не играю. Потому что я не предмет.
МАЛЫШ. Но я не виноват, так написано в газете. А что написано пером, того не вырубить топором, - как говорится.
КАРЛСОН. Не вырубить, - говоришь? Топором?
МАЛЫШ. Я же говорю не про писателя, а про написанное…
КАРЛСОН. Ладно. Тогда уж, если я - предмет, то, во всяком случае, самый лучший в мире предмет, который стоит так дорого. Понял?
МАЛЫШ. Это верно, ты стоишь десять тысяч крон. Думаю, мало, кто стоит столько.
КАРЛСОН. Никто! Никто в мире. Спорим, что такой бестолковый оболтус, как ты, стоит не больше ста двадцати пяти крон. Гей-гоп! Вот летит Карлсон, который стоит десять тысяч крон премии! И это только в одной газете. А если получить со всех газет, где написано про самого дорогого в мире Карлсона? Или, скажем, со всех средств массовой информации, которые повторили это известие? Гей-гоп!
МАЛЫШ. Я точно знаю: мне нечего бояться. Тебе никто не сможет сделать больно, потому что ты – Карлсон!
КАРЛСОН. Конечно, если подумать, каждый может назваться предметом. Но следует безоговорочно признать: до сих пор нашёлся только один такой дорогой и в меру упитанный предмет.

Звонок в дверь.

КАРЛСОН. У тебя гости?
МАЛЫШ. В это время, сегодня, мне никто не может позвонить в дверь. Ой, это, наверное, дядя Юлиус приехал.
КАРЛСОН. Я его не ждал.
МАЛЫШ. Я – тоже. Как-то рановато. И фрёкен Бок ушла в парикмахерскую. Мне придётся самому принимать дядю Юлиуса… какой кошмар.
КАРЛСОН. А кто такой дядя Юлиус?
МАЛЫШ. Дальний родственник папы. Раз в год он приезжает в Стокгольм, чтобы посоветоваться со своим врачом и погостить у нас.
КАРЛСОН. А почему он живёт у нас, а не в отеле?
МАЛЫШ. Он считает, что это слишком дорого.
КАРЛСОН. У него нет денег?
МАЛЫШ. Денег у него много, только он не любит их тратить.
КАРЛСОН. Скряга!

Звонок в дверь.

МАЛЫШ. Мне надо идти.
КАРЛСОН. Постой. А сколько стоит предмет по имени дядя Юлиус?
МАЛЫШ. Наверное, дороже, чем я, но намного меньше, чем ты.
КАРЛСОН. Тогда согласен, пусть живёт. А чего ты так загрустил?
МАЛЫШ. Он никогда ничем не бывает доволен, вот разве только самим собой.
КАРЛСОН. Да я его в два счёта отучу от такой неправильности! Ты только попроси меня, Малыш, как следует.

Длинный звонок в дверь.

МАЛЫШ. Я должен идти, открывать дверь. Только, пожалуйста, Карлсон, не улетай! (Уходит.)
КАРЛСОН. Как же я могу не улететь, если в кухне хоть шаром покати. А до обеда тут ещё нескоро. И поспать для здоровья надо даже после лёгкого перекуса. Как утро вечера мудренее, так и вечер мудренее дня. (Улетает.)
ГОЛОС МАЛЫША. Добро пожаловать, дядя Юлиус.

СЦЕНА 3. Крыша. День

Входят 1 и 2 Воры.

2 ВОР. Всё! Привал! (Уселся.) О, как я устал. А сколько раз, чуть не упал.
1 ВОР. Отдых нужен даже мне, неутомимому. (Уселся.) Пятнадцать крыш обшарили. Осталось о-го-го – сколько. Какой большой Вазастан, оказывается.
2 ВОР. Не понимаю только, если так много крыш, значит, и квартир навалом, а уж жильцов-то и подавно, отчего ж всего два вора на весь район живут впроголодь?
1 ВОР. Оттого, что один из двух воров – болван и неудачник.
2 ВОР. Не будем показывать пальцем. (Указывает пальцем на 1 Вора.)

1 Вор кусает 2 Вора за указательный палец. 2 Вор вскрикнул. Воры дерутся. 2 Вор оседлал 1 Вора, вынул из его кармана газету, хлещет по его лицу.

1 ВОР. Массируй мне моё лицо, массируй, ради своего здоровья я многое готов перенести, особенно бесплатно.
2 ВОР. Где твой летающий бочонок, где? Хоть какой-нибудь предмет с крыльями!
1 ВОР. Гляди! Вон! Там! Да пусти ты, слезь! Вон он! Вон!

1 и 2 Воры встали на колени и глядят вдаль. Вдалеке пролетает Карлсон. В тишине слышен гул его мотора. Карлсон завис, опустился за трубу и скрылся из видимости.

2 ВОР. Значит, он есть!
1 ВОР. Бегом на ту крышу!
2 ВОР. И никаких крыльев у этого бочонка нет, у него вентилятор!
1 ВОР. Пропеллер, неуч.
2 ВОР. Уч и неуч, а воруем одинаково. Вот, что я тебе скажу: не в образовании дело, в человеческих качествах.
1 ВОР. Да что с тобой приключилось?
2 ВОР. А что такое?
1 ВОР. Да поумнел ты вдруг. Это возрастное.
2 ВОР. А до возраста я, по-твоему, был дурак?
1 ВОР. Дурак и не дурак, а всё одно мы – воры. Тебе не стыдно?
2 ВОР. За что?
1 ВОР. За воровство.
2 ВОР. Стыдно. Ну, и что! Эх, да какая разница, умею я читать или не очень, главное слупить с газеты за летающий объект десять тысяч крон. За такие деньги можно даже бросить воровское ремесло.
1 ВОР. Вперёд!

СЦЕНА 4. Кухня. День

Малыш сервирует стол, одновременно подметает пол и варит кашу.

МАЛЫШ. Ох, уж эта мне фрёкен Бок, бросить ребёнка одного встречать дядю Юлиуса. Ума не приложу, что такое сервировка стола. Но она же не знала, будем справедливы, что он приедет днём, а не вечером. И должна же девушка выглядеть!

Входит дядя Юлиус.

ЮЛИУС. Что ты здесь творишь?
МАЛЫШ. Я не творю. Я сервирую стол и готовлю для вас, дядя Юлиус, кашу.
ЮЛИУС. Кашу!? Но я не ем кашу!
МАЛЫШ. Почему?
ЮЛИУС. Потому что она не лезет мне даже в рот, не только, что в желудок!
МАЛЫШ. Мне тоже. Но я вынужден есть кашу, потому что все взрослые уверены: каша полезный продукт.
ЮЛИУС. Конечно, полезный. Но в определённом возрасте. В твоём, например.
МАЛЫШ. Вот говорят: старик впал в детство, и все с этим соглашаются. Значит, старикам, как и детям, каша тоже очень полезна. Логично?
ЮЛИУС. А кто здесь старик?
МАЛЫШ. Ну, не я же.
ЮЛИУС. Я - не старик! И я не собираюсь впадать в детство! Для здоровья моего организма, мне надо есть мясо!
МАЛЫШ. Я не умею готовить мясо. Меня обучили только варить кашу. А может быть, вам потому и приходиться приезжать в Стокгольм, к своему врачу, что мясо вам вредно?
ЮЛИУС. Да что же ты разговариваешь-то со мной! Когда ты должен меня просто вежливо слушать! Какая молодёжь пошла… говорливая. Твои родители говорили, что за домом и тобой должна присматривать некая фрёкен Бок. Почему сию секунду она не стоит у плиты?
МАЛЫШ. Потому что она сидит у парикмахера.
ЮЛИУС. Зачем домработнице парикмахер, скажите на милость. Она же – домработница…
МАЛЫШ. За тем, что девушки перед тем, как впервые встретиться с незнакомым мужчиной, должны выглядеть.
ЮЛИУС. Так она у вас что - не по дому, а по свиданиям бегает?
МАЛЫШ. Она решила выглядеть перед встречей с вами, дядя Юлиус.
ЮЛИУС. И что, фрёкен Бок, очень молода?
МАЛЫШ. Вам виднее. Ей, может быть, лет тридцать, может, сорок, или пятьдесят, лично я старшие возрасты совсем не различаю.
ЮЛИУС. Сам питайся своей кашей, и не морочь мне мой мозг, он мне в жизни ещё пригодится. Я дождусь мясо от фрёкен Бок. (Уходит.)
МАЛЫШ. А мне ни каши, ни мяса не надо. В каком же я тогда возрасте? Может, я ещё не родился? Логично. Тогда у меня ещё многое впереди, можно сказать: всё.

СЦЕНА 5. Крыша. Труба. День

1 Вор затаился. К нему, из-за трубы, подползает 2 Вор.

2 ВОР. Там, за трубой, домик! Как настоящий!
1 ВОР. Тихо ты.
2 ВОР. Я и так тихо.
1 ВОР. Ещё тише.
2 ВОР. Куда тише-то?
1 ВОР. Да хоть куда! Только, чтоб совсем. Хочешь из обыкновенного домушника перейти в касту настоящих бандитов, учись громко молчать и кричать, молча.
2 ВОР. Я не хочу ни в какую касту, я хочу десять тысяч крон.
1 ВОР. Заткнись, ты не на митинге.

Из трубы выползает Карлсон, сверху он внимательно слушает Воров.

2 ВОР. Не умею я так.
1 ВОР. А придётся! Ты обнаружишь нас, болван.
2 ВОР. А если бы я не знал, что летающий бочонок стоит денег, и просто проходил бы мимо, да присел здесь отдохнуть?
1 ВОР. Не понял?
2 ВОР. Надо не тихариться, а прикинуться прохожими.
1 ВОР. Прохожие на крыше?
2 ВОР. Если он летает, как вертолёт, почему я не могу гулять по крышам?
1 ВОР. Что-то ты совсем разумничался. Один раз похвали умную мысль, и на – получи философа. Хорошо, что ты предлагаешь?
2 ВОР. Предлагаю украсть рыбачью сеть и ловить ею. Я знаю, где её взять.
1 ВОР. Толково. А объект в домике?
2 ВОР. Ну, ясный пень! Валяется в койке и хлещет из пятикилограммовой банки сгущённое молоко, вприкуску с двухметровым батоном булки! А на спине вентилятор.
1 ВОР. Пропеллер.

Карлсон прячется в трубу.

2 ВОР. Не, ну, я прямо не знаю, что мне с тобой делать… сказал же: вентилятор!
1 ВОР. Вентилятор используется для разгона духоты, а для полётов – пропеллер.
2 ВОР. Сам дурак!
1 ВОР. Не, ну, я прямо не знаю, что мне с тобой делать… сказал же: пропеллер.
2 ВОР. Вентилятор!
1 ВОР. Пропеллер.
2 ВОР. Ты в курсе, что я за правду могу и прибить больно?
1 ВОР. А ты в курсе, что я… хватит болтать, получи!

Воры дерутся. Из трубы, с завыванием, вылетает Карлсон, в виде привидения.

КАРЛСОН. Эй, ребята, ау… уууу!!! Ау?

1 и 2 Воры замерли.

1 и 2 ВОРЫ (вместе). Ау?
КАРЛСОН (высовывает из-под простыни огромный пистолет). Вот и я говорю: ау.
1 и 2 ВОРЫ (вместе). Вы кто?
КАРЛСОН. Догадайтесь с одного раза?
1 и 2 ВОРЫ (вместе). Привидение?
КАРЛСОН. А то.
1 и 2 ВОРЫ (вместе). А пистолет настоящий?
КАРЛСОН. Сейчас проверим. (Стреляет в воздух.) Настоящий. Ну, кто первый?

1 и 2 Воры, с криком, убегают. Карлсон, с завыванием, летит за ними и стреляет.

СЦЕНА 6. Кухня. Вечер

Юлиус сидит за столом, ест мясо. Рядом стоит Бок, глядит на него. Малыш сидит напротив Юлиуса, тоже смотрит на него.

ЮЛИУС. Что вы на меня уставились, как придворные при королевском столе. Кусок в горло не идёт.
БОК. Вы, Юлиус, горло чаще промачивайте, и никаких застреваний не случится.
ЮЛИУС. А вы правы.
МАЛЫШ. Наверно, такой и должен быть вид у старых королей, да, фрёкен Бок?
БОК. О ком ты, Малыш?
МАЛЫШ. О дяде Юлиусе.
БОК и ЮЛИУС (вместе). О ком!?
МАЛЫШ. Не притворяйтесь, что не слышали, это нехорошо.
БОК. Нехорошо говорить вслух вздор!
МАЛЫШ. Вздор? Высокомерный, самодовольный, толстый – типичный сказочный король.
БОК. Ты будешь наказан!
МАЛЫШ. За что?
БОК. За хамство.
МАЛЫШ. Разве личное мнение является хамством?
БОК. Личное мнение надо держать при себе. Особенно малышам.
МАЛЫШ. Но дядя Юлиус не обиделся, правда?
ЮЛИУС. Почему не обиделся?
МАЛЫШ. Но вы же продолжаете кушать, значит, вам не обидно. Когда мне обидно, я даже задыхаюсь, а фрёкен Бок, изнемогая, падает в кресло.
ЮЛИУС (после паузы). Да, такие времена настали. Малыши не только не выполняют рекомендаций взрослых, но ещё и возражают, не говоря о том, что высказывают своё никому ненужное мнение. И оскорбляют, и унижают. Вот, как обстоят дела, и мне они решительно не нравятся.
БОК. Юлиус, воспитание Малыша – дело его родителей, не обращайте внимания. Но вот, какое своё личное мнение хочу высказать я: вам когда-нибудь кто-нибудь говорил, что вы красивый, умный и в меру упитанный мужчина в самом расцвете сил?
ЮЛИУС. Нет, этого мне никто ещё не говорил. А ведь вы, дорогая фрёкен Бок, поразительно наблюдательны!
БОК. Надеюсь, вам нравится ужин?
ЮЛИУС. Да, спасибо! Хотя данному цыплёнку уж наверняка сравнялось лет пять.
БОК. Что!
ЮЛИУС. Несомненно, судя по цыплячьим зубам. И мясо такое жёсткое, что аж уй-ю-юй.
БОК. Какая некорректность! У цыплёнка вообще нет зубов.
ЮЛИУС. Зато у меня они есть.
БОК. О, да… вы редкостный зубоскал.
МАЛЫШ. Только не ночью.
БОК и ЮЛИУС (вместе). Что!?
МАЛЫШ. Разве у вас снова выросли зубы, дядя Юлиус? И вам уже не нужны съёмные протезы, которые вы кладёте в стакан с водой, на ночь?
ЮЛИУС (вскочил). Да ты… да я… да вы… спокойной ночи!
МАЛЫШ. Ещё и вечер толком не настал…
ЮЛИУС. Спать! Всем – спать. Ты, Малыш, трамвайный хам. Но я тебя перевоспитаю. (Уходит.)
МАЛЫШ. Динь-динь-динь…
БОК. В смысле?
МАЛЫШ. Так звенят трамваи.
БОК. Невероятно! Всё, что угодно дама готова простить кавалеру, но только не непризнание её кулинарного искусства, тем более с цыплёнком.
МАЛЫШ. А дядя Юлиус уже ваш кавалер?
БОК. Да ты… да я… да вы… спокойной ночи, грубиянский Малыш!
МАЛЫШ. Далеко же ещё до ночи…
БОК. Спать! И я тебя тоже перевоспитаю. Завтра же! (Уходит.)
МАЛЫШ. Уловить логику в разговорах взрослых нельзя. И чего фрёкен Бок обиделась на дядю Юлиуса, ведь он от её цыплёнка даже косточек почти не оставил. Ешьте кашу, каша жёсткой не бывает, и – никаких обид.

На подоконник влетел Карлсон.

КАРЛСОН. Ну, и история со мной приключилась! Решительно всё надо самому держать в голове: если что-нибудь забудешь – конец, рассчитывать не на кого.
МАЛЫШ. Карлсон! Дорогой Карлсон!
КАРЛСОН. Да знаю я, что дорогой, десять тысяч крон стою. Но не в этом дело.
МАЛЫШ. А в чём?
КАРЛСОН. Я забыл, что у меня день рождения! И ведь никто не напомнит, не скажет: «Поздравляю тебя, дорогой Карлсон!»
МАЛЫШ. Не понимаю, как у тебя может быть день рождения сегодня, если он у тебя был полгода назад?
КАРЛСОН. Точно, был. Ну, и что? Почему моё рождение должен быть всегда в один и тот же день, да ещё и раз в год? Сегодня тоже прекрасная дата. Может, ты против?
МАЛЫШ. Нет, я «за»! Я за то, чтобы день рождения был всегда, когда хочется!
КАРЛСОН. Тогда давай, преподноси.
МАЛЫШ. Что?
КАРЛСОН. Ну, что могут люди преподносить друг другу в день рождения? Думай!
МАЛЫШ. Конфеты?
КАРЛСОН. Ну, еда – само собой.
МАЛЫШ. Сюрпризы?
КАРЛСОН. Нет, сюрпризы преподносят сами деньрожденцы. Думай!
МАЛЫШ. Подарки?
КАРЛСОН. Правильно! Причём, ты очень верно подметил, что это заветное слово произносится всегда во множественном числе. Давай, преподноси и вручай.
МАЛЫШ. Сейчас погляжу у себя в ящиках…
КАРЛСОН. О, так то в твоей комнате, там – само собой, в своей комнате всякий может, а ты попробуй сообразить мне подарок здесь, на кухне! Он наверняка в холодильнике, я чувствую. (Заглядывает в холодильник.) Так… еда… тоже еда, опять еда… и там еда… везде еда и ни одного подарка! А тут, что? (Вынимает пакетик из холодильника, разворачивает.) Персик!
МАЛЫШ. Это мама мне перед отъездом оставила, с папой…
КАРЛСОН. Ты, что ли, жмот?
МАЛЫШ. Нет.
КАРЛСОН. Тогда привет – буфет, - как говорится.
МАЛЫШ. Мы разделим между собой, правда?
КАРЛСОН. Нет вопросов! Разделим, конечно: я возьму себе персик, а ты – пакетик. Учти, я уступаю тебе лучшую часть, несмотря на мой день рождения. Из пакетика, знаешь, сколько всяких примочек можно сварганить? А из персика – ничего.
МАЛЫШ. Нет, спасибо. Мы сперва разделим персик, а потом я тебе, так и быть, от всей души уступлю пакетик.
КАРЛСОН. И где дают таких прожорливых пацанов? Ну, ладно, раз уж ты настаиваешь… тащи нож, будем пилить твой окаменевший от старости позапрошлогодний фрукт.

Малыш ищет нож, Карлсон прячется под стол.

МАЛЫШ (оборачивается). Карлсон, ты где? Вылезай из-под стола, я твои ноги вижу. Что ты там делаешь?
КАРЛСОН (выбирается из-под стола, обтирает рот). Персик обронился на пол, весь разможжился об пол, и стал персиковой лужей, пришлось вылизывать пол, а то твоя домомучительница на тебя рассвирипела бы. (Подаёт Малышу косточку.) На, - это тебе. От всей моей щедрой души.
МАЛЫШ (взял косточку). Косточка…
КАРСЛОН. Заметь, я всегда отдаю тебе самое лучшее. Убери нож!
МАЛЫШ (после паузы). Мне не нужен нож. (Кладёт нож.) Мне не нужна косточка. (Бросает косточку.) Мне не нужен друг, который играет только в одни ворота.
КАРЛСОН. Какие ворота? Где? Что за игра? Мы будем играть!
МАЛЫШ. Никаких игр с тобой, всё.
КАРСЛОН. Ты от меня отказываешься!?
МАЛЫШ. Нет. Я просто очень хочу персик.
КАРЛСОН. Ну, так я же тебе не мешаю, - хоти!
МАЛЫШ. Да ты не мешаешь мне хотеть персик, но ты помешал мне его съесть.

Карлсон летает вокруг Малыша, чтобы говорить глаза в глаза, но Малыш вертится, отворачивается, прячет взгляд.

КАРЛСОН. Значит, я тебе не нужен?
МАЛЫШ. Мне нужен персик.
КАРЛСОН. Значит, тебе важнее какой-то паршивый персик, чем самый дорогой на свете Карлсон?
МАЛЫШ. Между друзьями всё должно быть поровну.
КАРЛСОН. Но я же оставил тебе косточку! Если ты её посадишь, у тебя вырастет целое персиковое дерево, всё усыпанное огромными сочными персиками. Ладно, хватит болтать, пойдём, разыграем твою домомучительницу и твоего мерзкого дядьку…
МАЛЫШ. Дядя Юлиус – мой родственник, и я не позволю его оскорблять. А фрёкен Бок, на данный момент, заменяет мне маму с папой. Так что, не смей её задирать.
КАРЛСОН. Постой-постой, так мы поссорились и раздружились?
МАЛЫШ. Не хочу говорить на эту тему.
КАРЛСОН. Из-за персика!?
МАЛЫШ. Да, из-за персика.
КАРЛСОН. Спокойствие, только спокойствие. Нет, ну, я так не играю!
МАЛЫШ. Где же я его возьму, твоё спокойствие, когда во мне сидит обида.
КАРЛСОН. Обида! На меня! Эх, ты… а я с ним, как с настоящим человеком общался. Что ж. Прощай.
МАЛЫШ. Прощай.
КАРЛСОН. Прощай?
МАЛЫШ. Прощай.
КАРЛСОН. Прощай! (Улетает в окно.)
МАЛЫШ. Ладно, прости меня, Карлсон. Карлсон? (Оборачивается.) Ты где? (Высовывается в окно.) Карлсон! Прости меня! Вернись, Карлсон! Ах, вот так, да? Ну, тогда я сам тебя найду… на крыше! (Выбирается из окна.) Карлсон! Карлсончик, дорогой!!! Карлсон…

СЦЕНА 7. Крыша. Труба. Вечер

1 Вор ест пирожок. Входит 2 Вор, в его руках – невод.

1 ВОР. Что ты так долго воруешь, надо же шевелиться: раз-раз-раз-раз…
2 ВОР. Дай пирожок.
1 ВОР. Не могу, мне жалко.
2 ВОР. Тогда и мне будет жалко делать десять тысяч крон…
1 ВОР. Да я – не про пирожок! Мне тебя жалко. Я же уже надкусил, а у меня – пародонтоз, он – заразный.
2 ВОР. Когда человек голодный, к нему никакая зараза не пристаёт.
1 ВОР. Шаги?
2 ВОР. Точно.
1 ВОР и 2 ВОР (вместе). По местам! (Прячутся.)

Входит Малыш.

МАЛЫШ. Карлсон, я забыл фонарик, мне не видно твой домик. Ау, Карлсон! Это я, Малыш! Ну, прости меня, я был неправ. Выйди, встреть меня, пожалуйста. Я боюсь!

Появляются 1 и 2 Воры, набрасывают сеть на Малыша. При том, 1 Вор ест пирожок.

1 ВОР. Поймали!
2 ВОР (включает фонарик). Это не бочонок, и даже не предмет. Где я вторую такую сеть возьму…
МАЛЫШ. Пустите меня! Карлсон, беги, здесь бандиты!
1 ВОР. Не ори в ухо. Я из-за тебя пирожок уронил. Где он? А, вот. (Поднимает пирожок.)
2 ВОР. Нет здесь твоего Карлсона. Сейчас, как дам, чтоб не кричал.
1 ВОР (включил фонарик). Парниша, ты кто?
МАЛЫШ. Какое вам дело! Пустите!
2 ВОР. Представься, грубиян, и признавайся, что ты здесь делаешь? Не то…
МАЛЫШ. Не то?
1 ВОР. Да, он может насмерть унетотошить.
2 ВОР. Ты ищешь мужчинку-вертолёта?
МАЛЫШ. Он не мужчинка! Он мужчина в самом расцвете…
2 ВОР. Короче, он летает на пропеллере?
МАЛЫШ. Не «на», а «с». Ну, конечно, он же - Карлсон.
1 ВОР. А ты ему, кто?
МАЛЫШ. Настоящий, единственный друг.
2 ВОР. Что толку от мальца, надо отпускать.
1 ВОР. Нет, я так не думаю. Давай, грузи его себе на спину и пошли, пока привидение опять не налетело.
2 ВОР. Не понял?
1 ВОР. Потом объясню свою идею.
2 ВОР. Да плевать мне на твою идею! Почему грузить мне на спину, а не тебе?
1 ВОР. Потому что мысль – моя, значит, грубая физическая сила – твоя. И наоборот. Если ты, конечно, однажды расшевелишь-таки свои мозги толком.
МАЛЫШ. А меня вы ни о чём не хотите спросить?
1 и 2 ВОРЫ (вместе). Не хотим.
МАЛЫШ. Может, я домой хочу!
2 ВОР (забрасывает сеть с Малышом за спину). Помалкивай!
1 ВОР. Сейчас, я ему пирожок в рот впихну, вместо кляпа. (Засовывает в рот Малышу пирожок.) Не волнуйся, побудешь немного заложником. Питание и пародонтоз за наш счёт.
2 ВОР. Так в чём задумка?
1 ВОР. Этот его Карлсон, который живёт на крыше, сам нам сдастся, если, конечно, они настоящие друзья.
2 ВОР. Не понял. Ой, да потом разберёмся, идём уже, что ли, - не батон с колбасой держу, тяжело же.
1 ВОР. Ты иди в укрытие, а я подожду этого Карлсона, выдвину ультиматум.
2 ВОР. Опять не понял.
1 ВОР. Без насилия будем решать проблему, чтоб было красиво.
2 ВОР. Выражайся яснее!
1 ВОР. Знаешь, что такое киднеппинг?
2 ВОР. Похищение детей с целью выкупа.
1 ВОР. Вот мы дитё и похитили.
2 ВОР. Дитё!? А ты знаешь, сколько оно весит!
МАЛЫШ. На кашах воспитан.
2 ВОР. Цыц, не трепись, не-то с крыши сброшу.
1 ВОР. Но мысль-то тебе понятна?
2 ВОР. Мысль – да, а смысл – нет.
1 ВОР. Думай!
2 ВОР. А, дошло!
МАЛЫШ. Но это же очень подсудное дело, это тебе не мелочь по карманам тырить…
2 ВОР. Я с ним согласен.
1 ВОР. Дело сделано, отступать с крыши некуда. Неси дитё. Переговорю с летающим бочонком и тут же к вам прибегу.
2 ВОР. Понял. Поторопись, время ужина прошло.
1 ВОР. Устроим полночник.
2 ВОР. Чего?
1 ВОР. Ну, есть полдник, а есть полночник.
2 ВОР. Полдник есть, согласен, а полночника не бывает.
1 ВОР. Так будет!
2 ВОР. Почему нет… давай, ждём. (Уходит, с Малышом в сети.)
1 ВОР. А я – в засаду. (Прячется.)

Прилетает Карлсон.

КАРЛСОН. Что за темнота такая здесь сегодня? Какой-то совсем ничегоневидный вечер на крыше. Домой, дорогой Карлсон! Спать… спать.
1 ВОР. Добрый вечер, ужасно дорогой Карлсон, который живёт на крыше и нагло летает в небе Вазастана в виде неопознанного шпионского объекта.
КАРЛСОН. Привет. Ты меня ждал?
1 ВОР. Вот ты какой.
КАРЛСОН. Старик, я со взрослыми не играю, с вами бесполезно, вы не умеете.
1 ВОР. Умеем. Просто игры у нас, у взрослых, другие. А главное, уж если мы, взрослые, решили поиграть, то будем играть, во что бы то ни стало и чего это ни стоило бы другим, хоть бы они, другие, и не желали играть. Уловил мысль?
КАРЛСОН. Не очень. Пришли мне твою мысль в письменном виде завтра, утром, по почте. Я хочу спать. Привет.
1 ВОР. Постой. А как же ультиматум?
КАРЛСОН. У меня его нет.
1 ВОР. Ты не знаешь, что такое ультиматум?
КАРЛСОН. Может, и знаю. Только я жил без него всю жизнь и сегодня тоже проснулся без твоего ультиматума, и лечь спать хочу без него.
1 ВОР. Мы захватили в плен твоего друга.
КАРЛСОН. У меня с сегодняшнего вечера нет друга.
1 ВОР. Он, наверное, ещё не знает об этом.
КАРЛСОН. Кто?
1 ВОР. Я говорю о Малыше.
КАРЛСОН. О Малыше!? Где вы его взяли!?
1 ВОР. Здесь, на крыше, на этом самом месте.
КАРЛСОН. Он шёл ко мне! Гей-гоп! Малыш сам нашёл ко мне дорогу!
1 ВОР. Шёл к тебе, а пришёл к нам.
КАРЛСОН. А он с вами воевал, что вы его пленили?
1 ВОР. Нет, по большому счёту он нам не нужен.
КАРЛСОН. Вы – это кто?
1 ВОР. Мы – шайка воров, которая решила стать бандой разбойников.
КАРЛСОН. Зачем?
1 ВОР. Ну, не идти же работать! А мелкое воровство уже не кормит. Хватит трепаться, пора торговаться.
КАРЛСОН. И торговаться нечего, дружба бесценна, поэтому она ничего не стоит. Да у меня и денег нет.
1 ВОР. Озвучиваю условия ультиматума: завтра утром здесь мы с тобой встречаемся и отправляемся в редакцию газеты. Предварительно усадив в сеть, вместо твоего друга. Там я тебя сдаю с рук на руки и получаю десять тысяч крон, а моя банда отпускает твоего пацана на свободу.
КАРЛСОН. Не, ну, я так не играю. Меня посадить в сетку!? Как какую-нибудь селёдку или даже осетра? Я возражаю. А что, если я сдам вас в полицию?
1 ВОР. Не выйдет. Полиция тебе не поверит и самого арестует.
КАРЛСОН. За что?
1 ВОР. За пропеллер. Ведь это большой криминогенный вопрос: откуда ты взял эту вертушку и как приторочил себе на спину.
КАРЛСОН. Но я таким родился.
1 ВОР. Значит, твоё место в зоопарке. В клетке. То есть, опять же за решёткой.
КАРЛСОН. Почему?
1 ВОР. Потому что люди с пропеллерами на спине не рождаются. В лучшем случае, тебя сдадут в научно-исследовательский институт, для опытов. А там тебя будут содержать в клетке. Вместе с белыми грызунами и неприличными обезьянами.
КАРЛСОН. Ты прав. Полиция – штука загадочная, непредсказуемая, и лучше обходиться своим умом. А ты - глупый мелкий хулиган. Я сам с утра отправлюсь в редакцию и получу за себя десять тысяч крон, а ты останешься с носом и пустыми карманами.
1 ВОР. А как же твой друг?
КАРЛСОН. Не знаю, он мне ничего не говорил насчёт того, что мы помирились. И поэтому на сейчас он мне – не друг. Так что, отдыхай, приятель.
1 ВОР. А как же мои десять тысяч крон!
КАРЛСОН. Они - не твои, они - мои, потому что воры и бандиты такими дорогими не бывают. Они вообще стоят дёшево. Вернее, они не стоят ничего. Десять тысяч крон может стоить только самый дорогой в мире Карлсон. Единственный! Ты согласен с моим умозаключением?
1 ВОР. Нет! Даже воры не могут не стоить ничего. Ну, сколько-то же мы стоим!
КАРЛСОН. Нисколько. Хотя нет, стоите. Ваша цена – стоимость содержания в тюрьме.
1 ВОР. И только?
КАРЛСОН. Да.
1 ВОР. Обидно…
КАРЛСОН. Обижайся сам на себя, тебя никто не заставлял становиться бесплатным человеком.
1 ВОР. Тогда нам придётся бежать и прятаться. Но сначала убить твоего друга.
КАРЛСОН. За что!
1 ВОР. За тебя. За то, что ты такой умный летающий объект, которому никто, кроме себя, не дорог. Ты получишь славу, деньги, и будешь жить долго и весело. Наша шайка тоже как-нибудь устроится в жизни. А Малыша уже не станет. Насовсем. Окончательно и бесповоротно.
КАРЛСОН. Ты уверен, что Малыш шёл ко мне?
1 ВОР. Уверен. Он стоял здесь, на этом самом месте, и плакал от грусти по тебе.
КАРЛСОН. Спокойствие, только спокойствие. Я не хочу, чтобы Малыша не стало совсем. Но я хочу славу, деньги и долгую, весёлую жизнь! Надо подумать. Подожди, мне надо полетать, мне так лучше думается.

Карлсон летает. 1 Вор следит за его полётом.

1 ВОР. О чём ты думаешь?
КАРЛСОН. О новом ультиматуме.
1 ВОР. Может, вместе посоображаем?
КАРЛСОН. Нет, ты не умеешь.
1 ВОР. Умею!
КАРЛСОН. Если бы у тебя работала соображалка, ты не крал бы Малыша, не охотился бы за мной и вообще не воровал.
1 ВОР. И что я тогда делал бы?
КАРЛСОН. Воспитывал бы свою соображалку.
1 ВОР. А разве её можно воспитать?
КАРЛСОН. Конечно, я же воспитал. Придумал! (Совершает посадку на крышу.) Перед тобой самый лучший в мире сочинитель ультиматумов! Слушай же его: ровно через час встречаемся здесь. Я привожу домомучительницу Малыша, то есть фрёкен Бок. Вот с ней и договаривайтесь о выкупе. По-моему, она должна заплатить за освобождение Малыша, потому что сама за ним не доглядела. Верно?
1 ВОР. Абсолютно! Какой же ты умный! Был бы я таким да ещё с пропеллером… ух, я дал бы!
КАРЛСОН. Такие умные люди, как я, не воруют, не грабят и не похищают детей.
1 ВОР. Хочешь сказать, среди преступников нет ни одного умного человека?
КАРЛСОН. Уже сказал. Для воровства ума не надо. Кстати, сколько будет стоить Малыш?
1 ВОР. Конечно, десять тысяч.
КАРЛСОН. Что!? Столько же, сколько и я! Это хамство. Хватит и тысячи.
1 ВОР. Это мало.
КАРЛСОН. Я – самый дорогой в мире Карлсон!
1 ВОР. Но твой друг же – не Карлсон?
КАРЛСОН. Нет…
1 ВОР. Если бы он был Карлсоном, то, конечно, стоил бы не больше тысячи, по сравнению с тобой. Но так как он – не Карлсон, и твой лучший друг, то логично, что он самый дорогой в мире Малыш. И стоит девять тысяч. С половиной. Плюс накладные расходы: экспроприация невода. Да ещё транспортные затраты: на себе же тащили. Итого: десять тысяч.
КАРЛСОН. Две тысячи.
1 ВОР. Девять.
КАРЛСОН. Три.
1 ВОР. Семь – моё последнее слово.
КАРЛСОН. Четыре и – точка.
1 ВОР. Хорошо – пять. Ровно половина между десятью и одной.
КАРЛСОН. Дороговато. Но всё-таки Малыш и правда был моим лучшим другом.
1 ВОР. И остаётся им! Поверь, он тебя любит.
КАРЛСОН. Знаю.
1 ВОР. По рукам?
КАРЛСОН. Это тебе надо дать по рукам, чтобы не воровал, а мне – не за что.
1 ВОР. Тогда просто: договорились?
КАРЛСОН. Да будет так. Я полетел за фрёкен Бок и дядей Юлиусом. Сыгранём в ваши взрослые игры.
1 ВОР. И передай им: что похитители обещали убить парня, если до утра не получат за него деньги.
КАРЛСОН. Привет. (Улетает.)
1 ВОР. Я думал, что у него вместо мозгов механизм. А у него и мозги человеческие, и механизм, где надо… и собственный домик на крыше. Какой же богач этот пропеллер с Карлсоном. И главное, воровать не надо. Неужели так можно жить, чтобы не воровать и быть богатым, а?

Действие 2

СЦЕНА 8. Кухня. Вечер

Электричество выключено. Поздний вечер. У приоткрытой двери холодильника, на полу расположился Юлиус и яростно ест. Электричество включается: на пороге стоит Бок.

БОК. Юлиус!?
ЮЛИУС. Фрёкен Бок!?
БОК. Что вы здесь такое вытворяете?
ЮЛИУС. Ничего особенного, я заплачу. Просто я сегодня не доел.
БОК. То есть вы хотите сказать, что я вас не докормила!?
ЮЛИУС. Выходит, так.
БОК. Боже мой! Какое маловыносимое оскорбление!
ЮЛИУС. Да ладно вам заламывать руки, просто мы впервые встретились. Теперь вы будет знать, сколько мне надо съесть, чтобы не быть голодным.
БОК. Вы хотя бы поднимитесь с пола, когда разговариваете с дамой.
ЮЛИУС. Не могу.
БОК. Вы сломали ногу?
ЮЛИУС. Я что-то застеснялся, ведь я не в костюме. Можно, я посижу?
БОК. Хорошо. Но хотя бы не жуйте во время беседы.
ЮЛИУС. Я не жую.
БОК. Но я же слышу!
ЮЛИУС. Я не жую, я шамкаю.
БОК. Так перестаньте шамкать!
ЮЛИУС. Невозможно. Я забыл на ночном столике, в стакане, свои фиксы, в виде зубных протезов. Так что, общаться с вами я могу, только сидя и шамкая.

В окно влетает Карлсон.

КАРЛСОН. Привет. Я - Карлсон. Лечу себе мимо, гляжу – свет на кухне, дай, думаю, запорхну на огонёк.
БОК. Как вы здесь оказались, мужчина?
КАРЛСОН. Мужчина!
ЮЛИУС. Мальчишка!
КАРЛСОН. Мальчишка! Мне нравятся оба определения, потому что оба верны. Юлиус, хватит есть без меня, тебе же в одиночестве всё равно неинтересно.
ЮЛИУС. Вы меня знаете!?
КАРЛСОН. Фрёкен Бок, подайте же и мне кусочек бекона… и сыра, и масло…
БОК. Вы и меня знаете!?
КАРЛСОН. Конечно. Привет, дядя Юлиус. Привет, фрёкен Бок. Давайте кушать вместе. (Взлетает, кружит по кухне.)
ЮЛИУС. По-моему, он летает?
БОК. Ага.
ЮЛИУС. Без крыльев.
БОК. Ага.
ЮЛИУС. У него на спине пропеллер.
БОК. Ага.
ЮЛИУС. Я сплю?
БОК. Судя по открытому холодильнику, на ночь глядя, нет, не спите. А, может быть, это я сплю?
ЮЛИУС. Судя по тому, что вы меня застукали у открытого холодильника, на ночь глядя, вы тоже не спите.
БОК. У меня кружится голова.
ЮЛИУС. Ага.
БОК. Сейчас я упаду в обморок.
ЮЛИУС. Ага.
БОК. Падаю, в обмороке легче переносить непредвиденные сюрпризы.
ЮЛИУС. Ага.
БОК. Не может же нормальный человеческий детёныш летать, как стрекоза.
ЮЛИУС. Ага.
БОК. Человеческий мужчина тоже не может быть стрекозлом.
ЮЛИУС. Ага.
БОК. Да, обморок придуман не зря.
ЮЛИУС. Ага.
БОК (легла на спину). Всё, я упала.
ЮЛИУС (лёг на спину). Ага.
БОК. Вы уже теряете сознание?
ЮЛИУС. Ага.
БОК. До встречи, милый Юлиус, после обморока.
ЮЛИУС. Дорогая фрёкен Бок… ага.

Юлиус и Бок теряют сознание.

КАРЛСОН. Взрослые всегда падают в обморок, когда видят чудо. Ведь взрослым не хочется верить в чудеса. Потому что получается, что жизнь чудесна, а они так привыкли жаловаться на жизнь. Ага?
ЮЛИУС и БОК (приподнимаются, садятся). Ага. (Теряют сознание.)
КАРЛСОН. Ага… сейчас я буду вас проверять на обморочность! Я самый лучший в мире проверяльщик обмороков. (Раздаёт пощёчины Бок и Юлиусу.) Диагноз: обморокус натуралис, без всяческих притворячек. Будем лечить! (Снимает с плиты чайник, поливает водой Бок и Юлиуса.)
ЮЛИУС и БОК (приподнимаются, садятся, вместе). Что?
КАРЛСОН. Спокойствие, только спокойствие. Это – я, Карлсон, помните? Мы с вами сегодня уже встречались, я тут пролетал. Ага?
ЮЛИУС и БОК (вместе). Ага.
ЮЛИУС. Зловредный мальчишка!
БОК. Несносный мужик!
ЮЛИУС. Это парень.
БОК. Это мужик.
ЮЛИУС. Парень!
БОК. Мужик.
ЮЛИУС и БОК (вместе). У нас, с вами, разные взгляды на жизнь.
КАРЛСОН. Нормально, ребята, была бы жизнь, а взгляды можно примирить. Они всегда разные, эти взгляды, один – из правого глаза, другой – из левого. Ага?
ЮЛИУС и БОК (вместе). Ага.
КАРЛСОН. Я к вам прилетел по делу.
ЮЛИУС и БОК (вместе). Как?
КАРЛСОН. По воздуху. В окно. Вспоминайте, вот так. (Летает.)
ЮЛИУС и БОК (вместе). Он летает! (Ложатся в обморок.)
КАРЛСОН. Ну, вот. Не, я так не играю. Взрослым отчаянно не хочется верить собственным глазам, всё время их закрывают. (Поливает из чайника Юлиуса и Бок.) Ага?
ЮЛИУС и БОК (приподнимаются, садятся, вместе). Что?
КАРЛСОН. Ага, спрашиваю?
ЮЛИУС и БОК (вместе). Ага.
КАРЛСОН (поливает). Для гарантии полью ещё немножко, авансом.
ЮЛИУС и БОК (вместе). Хватит нас мочить!
КАРЛСОН. Что вы, разве это мочилово? Это только водяной компресс для здоровья. Слушайте меня внимательно. С вашим Малышом – проблема.
ЮЛИУС и БОК (вместе). А-га!?
КАРЛСОН. Вашего Малыша похитили. Требуется выкуп в объёме пяти тысяч крон. Плюс десять процентов комиссионных мне за посреднические услуги.
ЮЛИУС и БОК (вместе). Но это – сумма!
КАРЛСОН. А там – Малыш! Чёрствые вы люди. Или не чёрствые?
ЮЛИУС и БОК (вместе). Да, мы – люди…
КАРЛСОН. Я отведу вас на встречу с похитителями. Одевайтесь, я посвящу вас в криминальную историю по пути на крышу.
БОК и ЮЛИУС (вместе). Одеваться?
КАРЛСОН. Ну, конечно. Фрёкен Бок, не поползёшь же ты на крышу по лестнице вверх в домашних шлёпанцах, а ты, Юлиус, без съёмных зубных протезов. Короче, я жду вас на верхнем конце пожарной лестницы. И не забудьте пять тысяч крон плюс десять процентов! Помните, или сегодня вы выкупите Малыша или никогда. Похитители обещали убить парня, если до утра за него не получат деньги. Поторопитесь. (Вылетает в окно.)
БОК и ЮЛИУС (вместе). Поторопимся?
ЮЛИУС. Один вопрос, фрёкен Бок.
БОК. Ах, Юлиус, обращайтесь ко мне по имени.
ЮЛИУС. Но я его не знаю?
БОК. Очень хорошо. Потому что мне моё имя не нравится. И я выбрала себе псевдоним. В честь единственного близкого мне существа, которое оставило наш мир буквально на днях. Зовите меня Матильдою.
ЮЛИУС. И кто же оставил наш мир: матушка, тётушка…
БОК. Кошка. Я по ней скучаю.
ЮЛИУС. Приятно с вами общаться, Матильда, но надо что-то решать с Малышом, всё же он мне родственник.
БОК. Да-да! И я отвечаю за него перед родителями! А, может, это розыгрыш? И Малыш сию секунду спит в своей постельке?
ЮЛИУС. Так идите, проверьте!
БОК. А вы?
ЮЛИУС. А мне надо привести себя в порядок, я без зубных протезов так плохо соображаю…

Сцена 9. Коридор. Вечер

Из комнаты выходит Юлиус, с ртом, полным зубов. Подходит к открытой двери в комнату Малыша, откуда выходит Бок.

ЮЛИУС. Ну?
БОК. Малыша здесь нет. И постель даже не тронута, и пижама. Значит, этот летающий мужичонка прав: Малыша похитили.
ЮЛИУС. Как-как вы сказали, Матильда, - «летающего»!? Ну, конечно! Это же он! Летающий бочонок из газеты! Неопознанный летающий объект, за поимку которого объявлена награда в десять тысяч крон!
БОК. Так, может, нам взять и сдать этого Карлсона в редакцию? Немаленькие деньги. А на часть премии выкупить Малыша!
ЮЛИУС. Карлсон сказал, что выкупить надо непременно сегодня или…
БОК. Или никогда. Но у меня нет таких денег!
ЮЛИУС. У меня, конечно, есть. Но как же жалко их отдавать!
БОК. И мне. Я за вас, Юлиус, за всего вас и всё, что с вами связано, переживаю, как за своё, личное.
ЮЛИУС. Я оценил. Но переживания ничего не стоят. Вот если бы мы придумали, как выкупить Малыша бесплатно!
БОК. За вас, Юлиус, я готова сама отдаться похитителям.
ЮЛИУС. Зачем им вы.
БОК. А вам?
ЮЛИУС. Идея! Можно провести натуральный обмен!
БОК. Как это?
ЮЛИУС. Дорогая фрёкен Бок, я, знаете ли, некоторым образом зарабатываю на жизнь коммивояжжёрством.
БОК. Это правда!?
ЮЛИУС. Ну, да. Я езжу по стране, хожу от дома к дому и предлагаю людям различные товары.
БОК. Я не о том. Это правда, что я – «дорогая»?
ЮЛИУС. Не понял?
БОК. Вы только что произнесли: «дорогая фрёкен Бок»…
ЮЛИУС. Конечно, дорогая. Я не встречал в своей жизни ни одной дешёвой женщины. Каждая хоть сколько-то, но стоила. А ведь жалко каждую крону.
БОК. Я имела ввиду другую дороговизну, несносный! Душевную и даже, если угодно, сердечную!
ЮЛИУС. Милая фрёкен Бок…
БОК. Милая!
ЮЛИУС. Уважаемая фрёкен Бок…
БОК. А вот уважать меня в данном случае не надо. Лучше милуйте меня, Юлиус!
ЮЛИУС. Давайте, сначала разберёмся с Малышом.
БОК. Я согласна!
ЮЛИУС. Так вот. Я продаю всякие мелкие принадлежности, без которых настоящая женщина не может обойтись по хозяйству. И одним их таких предметов является магнит. Я ведь за тем и приехал в Стокгольм, чтобы затариться на складе.
БОК. О, да, Юлиус, магнит – это вы…
ЮЛИУС. Это такие магнитные бублики, на которые хозяйственные женщины крепят иголки для шитья, булавки. У меня этих бубликов в чемодане целая связка. Если бы вы только видели, какая у них вместе огромная магнетическая сила…
БОК. О да, Юлиус, - магнетическая…
ЮЛИУС. Фрёкен Бок! Возьмите себя в руки!
БОК. И вы… вы тоже можете подержать…
ЮЛИУС. Оденьтесь поприличнее, и через пять минут встречаемся у пожарной лестницы. Там нас ждёт Карлсон. А я пока приготовлю мой сюрприз для выкупа.

Юлиус уходит в свою комнату.

БОК. Но Юлиус, девушке за пять минут прилично одеться нереально! Хотя как прикажете, мой повелитель, я готова на всё!

СЦЕНА 10. Крыша. Труба. Ночь.

1 и 2 Воры вносят на плечах палку, к которой приторочен невод с Малышом. У Малыша во рту кляп, а руки и ноги связаны.

1 ВОР. Заноси, аккуратнее…

1 и 2 Воры укрепляют палку с Малышом в горизонтальном положении, на весу.

2 ВОР. Как пацан? Проверь.
1 ВОР. Сам проверь.
2 ВОР. Я ненавижу трупы.
1 ВОР. Какие трупы!? Ты с ума сошёл!? Он жив же…
2 ВОР. Ну, мало ли.
1 ВОР (проверяет пульс Малыша). Живой. Спит, что ли.
2 ВОР. В такой позе спать…
1 ВОР. Охота пуще неволи. Глаза открыл! Что? Неуютно? А нечего, на ночь глядя, шляться, да ещё по крышам.
2 ВОР. Давай тряпку.
1 ВОР (достав из рюкзака гардину). Не тряпка, а гардина, из которой мы вмиг сделаем ширму, - красота. Укрепляем края…

1 и 2 Воры закрывают гардиной Малыша на палке, укрепляют.

2 ВОР. Готово! Пацана не видать, и то, что за тряпкой – тайник, на взгляд не определить. То, что надо! А ты – голова с мозгами.
1 ВОР. Ты проверил головные уборы?
2 ВОР. Конечно. Только глупости всё это.
1 ВОР. Нам надо создать видимость, что нас не двое, а с десяток, - банда!
2 ВОР. Это-то я понимаю. Но на одних шапках не уедешь, надо хотя бы ещё какие-то детали одежды зарядить, - пиджаки, кофты…
1 ВОР. Обойдётся. Во-первых, ночь. Во-вторых, страх за мальчишку. В-третьих, непривычная обстановка: не каждый же день старики ведут переговоры на крыше.
2 ВОР. Может быть. Ты уверен, что они придут без полиции?
1 ВОР. Моя охранная система крыши работает безотказно, сам знаешь, я её из кладовки банкира выкрал. И запасные пути отхода мы только что проработали. Главное, сделать вид, что жизнь их мальчишки в опасности.
2 ВОР. Думаешь, они согласятся обмениваться ночью?
1 ВОР. Конечно! Взрослые же уверены, что дети ночью должны спать в своей постели, а не мучиться в плену.
2 ВОР. Как-то всё мутно, ясности не хватает. О, слышишь сигнал?
1 ВОР. Говорил тебе, охранная система не подведёт. Идут! Прячемся, на всякий случай, вдруг они с подкреплением. Врассыпную, по местам!

1 и 2 Воры прячутся. Влетает Карлсон.

КАРЛСОН. Сюда! Эй, бандюганы, родственники за ребёнком притопали. Ау?
ГОЛОСА ВОРОВ. Ау-ау, ау.

Из-за дальних труб появляются 1 и 2 Воры, оба – в причудливых шапках, говорят изменёнными голосами.

1 ВОР. Ага, прилетел.
2 ВОР. Быстрей уже деньги, что ли, взять, или чью-то жизнь…
1 ВОР. Отправляем парламентёра!

1 и 2 Воры прячутся за трубы.

ГОЛОСА ВОРОВ. Ау-ау, ау.

Входят Бок и Юлиус, с большой хозяйственной сумкой.

КАРЛСОН. Слышите?
ГОЛОСА ВОРОВ. Ау-ау, ау.
ЮЛИУС. Мы хотим не слышать, а видеть.
БОК. Вот именно. Ох, Юлиус, вы такой… волшебный!
КАРЛСОН. Чего такое!? Это он-то волшебный? Где? Чем? Или у него есть пропеллер? Или он живёт на крыше? Или, может быть, это он придумал, как спасти Малыша!?
ЮЛИУС. Мужчина, что вы так разволновались, успокойтесь.
КАРЛСОН. Дуэль! Я вызываю тебя, дядя Юлиус, на дуэль.
ЮЛИУС. Во-первых, я тебе не дядя, во-вторых, я не дерусь с ветряными мельницами, потому что я – не дон Кихот.
БОК. Но я хотела бы быть вашей Дульсинеей!
КАРЛСОН. Эй, ребята, вы про что? И где вы тут видите ветряные мельницы? Вообще, что такое ветряная мельница?

Из-за старой трубы выглядывает 2 Вор, в шляпе – «котелке», с перьями.

2 ВОР. Ну, давай уже, мясник – Свенсон, точи ножи, они пришли, не дай бог, без денег. (Прячется за трубу.)

Из-за ближней трубы выходит 1 Вор.

1 ВОР. Пришли?
КАРЛСОН. Нет, прилетели. Отвали, приятель, мы тут между собой ещё отношения не выяснили. Что такое ветряная мельница?
1 ВОР. Сначала – сделка! Потом разбирайтесь. Деньги принесли?
ЮЛИУС. Отчасти.
КАРЛСОН и 1 ВОР (вместе). Не понял!?
1 ВОР (Карлсону). Помолчи, это я не понял.
КАРЛСОН. Сам заткнись! Я-то больше тебя не понимаю, если иметь ввиду ветряную мельницу.
БОК. Ребята, если вы не будете верещать и отвлекаться, Юлиус вам кратко и доходчиво всё объяснит. Он – такой.

Из-за дальней трубы появляется 2 Вор, в пиратской треуголке.

2 ВОР. Эгей, долго ещё?
1 ВОР. Сейчас-сейчас.
2 ВОР. Мы тут решили дать вам не больше пяти минут, потом будем грабить, резать… очень больно! (Прячется за трубой.)
1 ВОР. Короче, дяденьки и тётеньки. Что значит деньги «отчасти»?
ЮЛИУС. Давайте, я ничего говорить не буду, а просто покажу. (Открывает сумку.) Господин Карлсон, прошу вас подойти и удостовериться, что в сумке находиться то, что граждане воры от нас желают получить.
КАРЛСОН. А почему я?
ЮЛИУС. Но вы же вызвались играть роль посредника.
КАРЛСОН. Кто? Я? Надо же. Я – посредник… Я – самый лучший в мире посредник! Особенно, если я его играю. (Включает пропеллер, подлетает к открытой сумке, кричит.) Ааа! Что это! Куда!? Мой пропеллер не крутит, моторчик сломался в груди! Помогите!

Карлсона, помимо его воли, разворачивает в воздухе на спине к сумке, пропеллер перестаёт работать. Карлсона затягивает в сумку. Юлиус не успевает закрыть сумку, как Карлсон оттуда выпрыгивает: к его пропеллеру прилипли магнитные «бублики», связанные одной верёвкой.

ЮЛИУС (хватает конец верёвки). Фрёкен Бок, помогите!
БОК (хватается за верёвку). Всегда!
КАРЛСОН (сопротивляется). Нет, нет, я не хочу в сумку!

С криками и стонами, Юлиус и Бок запихивают Карлсона в сумку и закрывают, оставив конец верёвки наружу.

1 ВОР. И чего это было?
БОК. Ничего ещё не было, всё ещё только начинается.
1 ВОР. Вы его магнитом, что ли, в сумку затянули?
ЮЛИУС. Это – бизнес, ничего личного. Именно магнитом. Обыкновенным, хозяйственным. Карлсон передал нам от вас ультиматум, что вы готовы вернуть нашего Малыша за пять тысяч крон плюс десять процентов комиссионных посреднику. Верно?
1 ВОР. Про проценты впервые слышу, но из вашего кошелька нам ничего не жалко.
ЮЛИУС. При этом, за самого Карлсона, который летает над Вазастаном, газета предлагает десять тысяч крон. Таким образом, сейчас вы нам возвращаете нашего Мальчика, а мы вам, в качестве выкупа, отдаём примагниченного Карлсона, которого вы отдаёте в газету и там получаете наличные. Логично?

Из-за ближней трубы выходит 2 Вор, с ножом наперевес.

2 ВОР. Так интересно…
ЮЛИУС (вынимает из наружного кармана сумки пистолет). На пистолет у меня есть разрешение, а управляться им я научился, когда служил в полиции. Да-да, ведь я – полицейский в отставке.
1 ВОР. Убедительно…
БОК. Браво, Юлиус, просто браво, и – всё тут.
ЮЛИУС. Условия обмена устраивают?
1 и 2 ВОРЫ. Да!
ЮЛИУС. И ещё. Десять тысяч за Карлсона это на четыре тысячи с половиной больше, чем за Малыша с комиссионными. Завтра принесёте сдачу. Или я не только поупражняюсь сейчас на вас в меткости стрельбы, но ещё и сдам в полицию.
БОК. Браво. Ну, что, ворьё, согласны!?
1 и 2 ВОРЫ. Ещё бы! Да!!!
ЮЛИУС. Где Малыш?
2 ВОР. В двух шагах.
БОК. Показывайте!
1 и 2 ВОРЫ (вместе). Мигом! (Снимают ширму.)
БОК. Малыш!
ЮЛИУС. Матильда, проверьте мальчишку на живучесть.
1 и 2 ВОРЫ (вместе). Да жив он, жив!
ЮЛИУС. Молчать.
БОК (подбегает к Малышу, проверяет его пульс). Он прощупывается, он жив! (Тормошит Малыша.) Малыш, Малыш, очнись!
ЮЛИУС. Развязывайте.
2 ВОР. Сначала – обмен! Сумку – на бочку!
ЮЛИУС. Забирайте. Вместе со сдачей, вернёте все магниты до одного. Встречаемся завтра, здесь же на этом месте.
1 ВОР. Без вопросов!
2 ВОР. А может лучше на дом принести?
ЮЛИУС. Согласен.
1 ВОР (2 Вору), Берём и уходим.
ЮЛИУС. Стоять. До тех пор пока мальчик не очнётся, никто никуда не денется.
БОК. Он открыл глаза! Малыш, Малыш, мы с дядей Юлиусом здесь, с тобой. Что же ты молчишь, Малыш, скажи хоть слово!
2 ВОР. Выньте у него изо рта кляп.
БОК (вынимает кляп). Даже мне в голову не приходило, что кляпом можно затыкать рот слишком крикливому ребёнку… интересная мысль.
МАЛЫШ. Фрёкен Бок? Дядя Юлиус! Что происходит?
ЮЛИУС. Дома всё расскажем.
1 ВОР. Так мы уходим?
ЮЛИУС. Нет, сначала – мы.
МАЛЫШ. Развяжите меня…
ЮЛИУС. Нет, не здесь. (Подходит к Малышу.) Твои руки и ноги затекли и онемели, всё равно тебя нести, а на палке удобнее, чем на руках. Матильда, берём Малыша и уходим. (1 и 2 Ворам.) А вы уйдёте через пять минут, и – в другую сторону. Да, сумку тоже не забудьте вернуть. Взяли и – пошли!

Юлиус и Бок, подхватив Малыша, уходят.

2 ВОР. Какой неожиданно грозный дяденька попался.
1 ВОР. Нарвались – это точно. Легко отделались.
2 ВОР. А вдруг он уже вызвал полицию?
1 ВОР. Нет. Сигнализацию-то мы ещё не отключали.
2 ВОР. Пять минут долго не проходят…
1 ВОР. Пять – не пять, нам, по любому, в другую сторону. Берём сумку.
2 ВОР. Как думаешь, бочонок с пропеллером в сумке не задохнулся?
1 ВОР. Не важно, потом разберёмся. Главное: сделать ноги.
1 и 2 ВОРЫ (вместе). Бежим!

1 и 2 Воры подхватывают сумку с Карлсоном и уходят.

Сцена 11. Прихожая

Звонки в дверь. Из распахнувшихся дверей своих комнат выходят Бок и Юлиус. Они, не отрывая взглядов друг от друга, идут навстречу, берутся за руки. Звонки в дверь.
БОК. Юлиус!
ЮЛИУС. Матильда…
БОК. Как давно мы не виделись!
ЮЛИУС. Точно, я заметил время: девять минут сорок две секунды…
БОК. Я счастлива, что в дверь позвонили и прервали наше одиночество поврозь!
ЮЛИУС. И всё ещё звонят.
БОК. Что вы говорите!

Из своей комнаты входит Малыш. Звонки в дверь.

ЮЛИУС. Наверное, опять принесли прессу про Карлсона. Зачем вы подписались на все издания, в которых упоминается этот летающий бочонок.
БОК. Затем, что как только я вижу информацию про Карлсона, сразу вспоминаю наше первое свидание на крыше и переживаю, и переживаю…
МАЛЫШ. А что, если сначала открыть дверь, а потом переживать на здоровье?
БОК. Вот ты и открой. А мы, Юлиус, пойдём в гостиную, там, по телевизору, скоро начнётся пресс-конференция с Карлсоном.
ЮЛИУС. Любопытно, ему починили пропеллер…
БОК. Очень, очень любопытно!
МАЛЫШ. Покалечили Карлсона своим магнитами и ещё любопытствуют…
БОК и ЮЛИУС (вместе). Ради тебя, Малыш, всё – ради любви.
МАЛЫШ. Зачем нужна любовь, если кто-то из-за неё становится калекой!
БОК и ЮЛИУС (вместе). Взрослым лучше знать, Малыш, что нужно и что правильно. Займись дверью.

Бок и Юлиус, не разъединяя рук и взглядов, уходят в гостиную, захлопнув за собой дверь. Звонки в дверь.

МАЛЫШ (вослед). Я не просил спасать меня ценой Карлсона! Влюблённые взрослые какие-то ненормальные, говорят и делают совершенные глупости. Всех влюблённых надо изолировать от детей, чтобы не мешать разумному течению жизни. (Отпирает входную дверь.) Проходите.
1 ГОЛОС. Не положено. Получите газеты и журналы. И не запирайтесь, или нам придётся складывать прессу у порога в квартиру, а тогда вы не сможете открыть дверь.

В квартиру влетают стопы перевязанных ленточками газет и журналов.

МАЛЫШ (развязывает ленточки, рассматривает первые полосы). Карлсон… Карлсон… Карлсон…

Влетают очередные стопы.

МАЛЫШ. Ой, сколько вас…
2 ГОЛОС. Вся бригада почтальонов Вазастана!
МАЛЫШ. Спасибо.
3 ГОЛОС. И это ещё не всё.

Влетают очередные стопы.

4 ГОЛОС. Придумали сказку и дурят народ.
1 ГОЛОС. Мы поехали за новой партией. Ждите!
МАЛЫШ (не отрываясь от просмотра). Ждём, ждём…

Во входную дверь входит Карлсон.

КАРЛСОН. Привет, парень.
МАЛЫШ. Карлсон! Дорогой Карлсон…
КАРЛСОН. Я знаю, что дорогой.
МАЛЫШ. Но ты же должен сейчас быть на пресс-конференции в телевизоре.
КАРЛСОН. Вот, что, Парень, позови-ка своего дядю Юлиуса, мне надо получить от него один ответ на один вопрос. А пресс-конференцию показывают в записи.
МАЛЫШ. А почему ты называешь меня «парень»? Ведь я – Малыш!
КАРЛСОН. Карлсон никогда не ошибается.
МАЛЫШ. Карлсон, мы не виделись с того самого дня выкупа! Разве тебе не радостно, как мне? Ведь ты же должен понимать, что я ни в чём не виноват, я – жертва обстоятельств. Мы, с тобой, оба – жертвы.
КАРЛСОН. Так ты не позовёшь Юлиуса?
МАЛЫШ. Он не может разжать руки.
КАРЛСОН. Как это?
МАЛЫШ. Их сжала фрёкен Бок. И если я позову дядю Юлиуса, то с ним обязательно придёт и его невеста.
КАРЛСОН. Какая?
МАЛЫШ. Фрёкен Бок!
КАРЛСОН. Значит, у вас все счастливы и мне здесь больше делать нечего. Я всё равно шёл прощаться.
МАЛЫШ. Почему нечего! Давай играть!
КАРЛСОН. Со счастливыми людьми играть неинтересно, потому что они так заняты друг другом, что всегда проигрывают. А я люблю играть на равных.
МАЛЫШ. А как же я? Эй, Карлсон, опомнись, это же я – Малыш…
КАРЛСОН. Ты уже вырос. Помнишь персик?
МАЛЫШ. Конечно! Пойдём в кухню, я угощу тебя целым килограммом персиков!
КАРЛСОН. У меня обувь на шнурках, долго возиться, а ходить по чужому дому в уличной обуви – неприлично.
МАЛЫШ. Карлсон стал приличным человеком!
КАРЛСОН. Я – не человек, я – Карлсон!
МАЛЫШ. Прости, мы так давно не общались, что я теряюсь в правильных словах.
КАРЛСОН. Я и говорю: вырос. Малыши теряются в неправильных словах и не хотят знать правильных.
МАЛЫШ. Ты стал философом.
КАРЛСОН. Да, ведь я больше не могу летать.
МАЛЫШ. А я не верил газетам…
КАРЛСОН. Связка магнитов твоего дяди Юлиуса искорёжила мой пропеллер и сломала мой моторчик в груди.
МАЛЫШ. И ничего нельзя отремонтировать?
КАРЛСОН. Карлсон ремонту не подлежит! Всё, Парень, прощай.
МАЛЫШ. Я – Малыш!
КАРЛСОН. Нет. Ты потребовал персик и отказался понять, что персиковая косточка ценнее персиковой мякоти, которая нужнее была мне.
МАЛЫШ. Но разве нельзя было поделить мякоть?
КАРЛСОН. А разве можно поделить косточку?
МАЛЫШ. Если вдуматься, то нет.
КАРЛСОН. Вот. Твою косточку поделить нельзя, так на каком же основании я должен был поделиться моей мякотью?
МАЛЫШ. Как-то всё туманно.
КАРЛСОН. Ты перестал понимать Карлсона, который живёт на крыше, значит, ты вырос, значит, Малыш стал Парнем. А как парень, ты мне неинтересен. Прощай.
МАЛЫШ. Подожди, я принесу тебе персики.
КАРЛСОН. Я не люблю персики, у меня повышенная желудочная кислотность.
МАЛЫШ. Постой! Что ты хотел спросить у дяди Юлиуса?
КАРЛСОН. Ты всё равно не знаешь ответа, Малыш.
МАЛЫШ. Ты же сам сказал, что я – не Малыш.
КАРЛСОН. Точно! Ты вырос и, возможно, знаешь ответ на мой вопрос. Скажи, что такое ветряная мельница?
МАЛЫШ. Но это элементарно!
КАРЛСОН. Кому – как.
МАЛЫШ. Прости. Ветряная мельница — это аэродинамический механизм, который выполняет механическую работу за счет энергии ветра, улавливаемой крыльями мельницы. Наиболее известным применением ветряных мельниц является их использование для помола муки. Да вот же картинка на стене висит!

Малыш указывает на иллюстрацию к роману «Дон Кихот» в рамке, висящую на стене.

МАЛЫШ. Это иллюстрация к любимому роману моих родителей.
КАРЛСОН. Я похож на этот уродливый сарай?
МАЛЫШ. Нет, конечно.
КАРЛСОН. А твой дядя назвал меня ветряной мельницей.
МАЛЫШ. Тут важен контекст.
КАРЛСОН. А кто этот чудак с копьём?
МАЛЫШ. Сам дон Кихот. Герой романа воображает себя средневековым рыцарем, и разбушевавшаяся фантазия убедила его, что это не ветряная мельница, а злой великан…
КАРЛСОН. Карлсон – злой великан!? Твой дядя Юлиус, кажется, совсем сдурел. Недаром, он жениться на твоей домомучительнице.
МАЛЫШ. Они любят друг друга.
КАРЛСОН. Ты их защищаешь. От меня! А раньше для тебя всегда был прав я. Нет, Парень, я так не играю. Прощай. (Подходит к двери.)
МАЛЫШ. Прощай.
КАРЛСОН (на ходу). В твоём голосе – слёзы?
МАЛЫШ. Не могу смотреть, как Карлсон ходит по земле. Карлсон должен летать.
КАРЛСОН (на ходу). Не по земле, а по полу. (В дверях). Персики, говоришь? Целый килограмм?
МАЛЫШ. Я принесу! В дорогу! Мигом! (Убегает в кухню.)
КАРЛСОН. Эх, Парень, не хочу я этих персиков, просто я не хочу плакать, прощаясь с твоим весёлым детством. Прощай, Малыш.

Карлсон нажимает на кнопку, пропеллер включается – он взлетает и улетает в дверь. Вбегает Малыш, с кульком, полным персиков.

МАЛЫШ. Карлсон! (Оседает на пол.) Карлсон… (Роняет кулёк на пол.) Прощай, Карлсон. (Убегает в свою комнату.) Прощай…

Из кухни влетает Карлсон, собирает рассыпавшиеся персики, делает прощальный круг и улетает. Из комнаты выбегает Малыш.

МАЛЫШ. Карлсон? Я слышал звук твоего моторчика! А где персики? Персиков нет, ура! Ты жив и здоров, как прежде! Друг мой… мой самый дорогой в мире Карлсон.

Аватар пользователя рапсод

"Ванька-Каин: вор и сыщик"

Роберт Орешник
ВАНЬКА-КАИН: вор и сыщик
драма в 2-х частях

время действия: 2-ая 1/4 XVIII века (царствование Елизаветы)
место действия: Москва

действующие лица:

ВАНЬКА-КАИН - урождённый Иван Осипов, 25 лет
ИВАНОВ – сыщик, 35 лет
ФРОСЯ – жена Иванова, подруга Каина. 30 лет
ГОЛУБА – дочь Иванова, падчерица Фроси, 16 лет

Аватар пользователя рапсод

ход

Драматургия - не литература. Для ясности: первое и второе соотносятся, как хоккей и фигурное катание, вроде бы одна ледовая площадка, передвигаются на коньках, но.
Терминология в принципе важнейшее из составляющих ремесла.Забавно, когда я работал с редакторами в разных к/студиях, они упорно и непременно вычёркивали из текстов само слово "ремесло".

Ленты новостей