Главная

Волошинский конкурс: Зелинская Мария «Гуманнее врать»

Аватар пользователя premiera

Большой. У них большие крылья. Очень большие крылья. С такими перепонками.
Маленький. Как у птеродактиля?
Большой. Птеродактиля?
Маленький. Да, летающего динозавра?
Большой. Нет! Как у тебя если пальцы растопырить… Вот, давай, растопырь! Вот смотри! Видишь, между пальцами такие перепонки? И у них такие же.
Маленький. А какого они цвета?
Большой. Такого же, как и наша кожа, только насыщеннее. Более фиолетовая, знаешь такая. С бордовым. Красиво смотрится. Я вообще когда первый раз видел, поражен был.
Маленький. А сколько всего раз ты их видел?
Большой. Много. Может, четыре. Может, пять. Но они скоро еще раз должны прилететь, не так ненадолго. Напобольше. И спасти нас всех.
Маленький. А как они нас всех спасут? Они что, как корабли?
Большой. Они большие и у них есть крылья. Мы сядем им на шею и полетим просто.
Маленький. А если они устанут, они упадут в воду и умрут… мы умрем вместе с ними?
Большой. Они не устанут.
Маленький. А если устанут?
Большой. Они никогда не устают.
Маленький. Ну а вдруг?
Большой. Ты говоришь какие-то чудовищные глупости, которые не вызывают ничего, кроме смеха. Ты не видел их, а я видел. Они не устанут.
Маленький. Они что, воспитаны так – не устать?
Большой. Они хорошо воспитаны. Им не знакомы усталость, голод, холод…
Маленький. Страх?
Большой. Страх тоже не знаком, да.
Маленький. Отчаяние?
Большой. Да.
Маленький. Значит, они никого никогда не любили что ли?
Большой. Они просто другие. Пойми, что любовь… это, конечно, хорошо. Но, по сути ведь если приглядеться, это как болезнь. Она изматывает. Делает нам хуже.
Маленький. А Катя как же?
Большой. Катя – твое слабое место. Пойми меня правильно, у каждого из нас есть своя Катя, просто присутствие Кати делает каждого из нас Ахиллесом.
Маленький. А у них нету никаких кать?
Большой. Никаких. Они неподкупны, всесильны. Отсутствие привязанностей делает их выше манипуляций. Они… Они чудесны!
Маленький. Я бы не хотел, чтобы твои перепонки были как крылья и ты был бы таким же.
Большой. Но, представь, тогда мы могли бы не стоять здесь…

(кто-то из очереди выбегает в сторону, его расстреливают. Кто-то наглый подходит к Большому и Маленькому)

Наглый. Я занимал за вами. Почему вы толкнули меня вперед?
Большой. Я не толкал.
Маленький. Он не толкал! Ты врешь!
Наглый. Это все видели. Всем хочется задержаться, не толкать же другого!
Маленький. Он не толкал, я же видел!
Большой. Тихо.
Наглый. Я сейчас охрану позову, вот и разберемся!
Большой. Не надо. У меня ребенок, вы же видите. Проходите.

(наглый человек становится на пять позиций дальше от серого здания, куда медленно по одному заходят люди, а потом за ними плотно закрывается дверь)

Маленький. Пап, Боря мне сказал, что там нет дверей…
Большой. Т-ш-ш-ш-ш…
Маленький.(шепотом). Боря сказал, что там нет дверей, пап.
Большой. Откуда Боря знает?
Маленький. Он бегал с пацанами и видел.
Большой. Твоего Борю не пустили бы сюда ни с какими пацанами.
Маленький. Значит, ему сказал кто-то, кто видел.
Большой. Сюда бы никого раньше времени не пустили бы.
Маленький. А если правда?
Большой. Глупости какие-то говоришь!
Маленький. А вдруг?
Большой. Значит, там есть подземный ход.
Маленький. Да?!?
Большой. Ну да! Обычное дело… Подземный ход. Думаешь, одному тебе нравится приключения?

(очередной человек заходит в дверь, она страшно громко закрывается, очередь продвигается. Кто-то страшно кричит, Большой прижимает мальчика к себе, закрывает ему уши)

Маленький. Пап…
Большой. Тише, сынок.
Маленький. Пап, а почему он кричит?
Большой. Тихо, милый. Помолчи сейчас минутку, хорошо?

(мимо проходит человек в черной одежде и кожаных перчатках, он смотрит, чтобы ничья нога не заступала за линию)

Большой. Убери ножку подальше.
Маленький. Не могу.
Большой. Убери ее!
Маленький. Мне сказали, если я уберу ногу, мама никогда не найдется!
Большой. Убери, давай.
Маленький. Нет!

(надзиратель подходит, останавливается возле них)

Большой. Сейчас же убери ногу!
Маленький. Но мама тогда не найдется!

(Большой пытается убрать ногу силой)

Маленький. Нет! Не трогай, тогда нас мама никогда не найдет!

(Большой убирает ногу Маленького с линии. Надзиратель подзывает другого. Они стоят у Большого и Маленького и шепчутся. Маленький ноет)

Большой. Помолчи.
Маленький. Мама теперь из-за тебя нас никогда не найдет!
Большой.. Потом поговорим.
Маленький. Ты все испортил!

(Надзиратели жестом вызывают мальчика вперед)

Большой. Послушайте, он смирный. Просто у него болезнь такая. Ножка отекает, передвинуть ее не может.

(Надзиратель оглядывает мальчика, выставляет ногу вперед)

Большой. Милый, завяжи дяде шнурки, как мы учили.
Маленький. Но, папа…!
Большой. Давай. Так надо.
Маленький. Папа, я не …
Большой. Иди! (подталкивает его)

(Мальчик садится к шнуркам, делает узелок, складывает бант и вдруг замирает)

Маленький. Раз. Два. Три…

(Маленький волнуется. Надзиратель вытаскивает руки из кармана).

Маленький. Четыре. Пять. Шесть…
Большой. Завязывай, сына!
Маленький. Семь!
Большой. Почему ты остановился?
Маленький. Восемь! (мальчик бросает шнурки, зажмуривается)
Маленький. Девять…
Большой. Почему ты остановился? Дайте ему второй шанс, он просто волнуется.
Маленький. Нет, папа! Мне сказали, что если я досчитаю до 15, пока еще не завяжу шнурок, Катя нас найдет!
Большой. Послушайте, у него болезнь…

(Надзиратели берут мальчика за руки, уводят)

Большой. Куда вы его ведете? Постойте! Возьмите лучше меня!

(Надзиратели останавливаются)

Маленький. Папа! Папа! Пятнадцать! Я досчитал. Теперь Катя найдет нас!

(Надзиратели бросают мальчика в стороне, берут папу, ведут к двери, заталкивают его туда).

Маленький. Я досчитал, папа!

(Надзиратели заталкивают мальчика в очередь)

Маленький. Ну вот… Как же теперь они прилетят теперь, если ты уже там? Они же не смогут туда пробраться за тобой. А один я не полечу. Мало того – ты потерялся, так еще мама и Катя. Так хоть мы вместе были, а где теперь нас искать?

(тишина. Только дверь снова открывается, туда заталкивают человека, он пропадает – иногда кричит, иногда – молчит)

Маленький. Если не испугаюсь, папа найдется.

(молчание)

Маленький. Если не испугаюсь, папа найдется.

(молчание)

Маленький. Если не испугаюсь, папа найдется.

Женщина (рядом). Ты как тут оказался? Я же видела, ты был в хвосте самом!
Маленький. Я не в хвосте.
Женщина. Простите! (машет рукой) Простите, вы не могли бы подойти?

(подходит надзиратель)

Женщина. Этот мальчик. Он был в самом хвосте. Я видела. Вы не могли бы отвести его к родителям?
Маленький. Я не был в хвосте.
Женщина. Он был. Был! Я видела.
Маленький. Мы с папой тут стояли, правда!
Женщина. Он перепутал.
Маленький. Нет! Мы тут стояли. Мы еще за этим дядей были.
Женщина. Он путается. Там его мама…
Маленький. Мама? Там мама? А Катя там?
Женщина. И Катя там!
Маленький. Дядечка… можно я пойду к маме и Кате?
Женщина. Пустите его… Он же…

(Надзиратель размахивается дубинкой, бьет женщину по голове, отбрасывает тело в сторону. Наклоняется к мальчику)

Маленький. Мы с папой тут стояли. Но если там мама и Катя, мне нужно идти. Мне нужно не бояться, тогда они найдутся.

(Надзиратель берет мальчика за руку. Открывается дверь, мальчика вталкивают в темное серое помещение без дверей)

Маленький. Но тут нет подземелья!

(включается что-то громкое. Когда дверь открывается, в комнату заталкивают следующего человека. Мальчика там уже нет).

конец