Главная

Волошинский конкурс: Володарский Александр (Киев, Украина) «Там некогда бывал и я»

Аватар пользователя premiera

(из истории корпоративных вечеринок)

Эх, корпоративная вечеринка! Кто тебя выдумал! Знать, у бойкого народа ты могла только родиться, коли кормится вокруг тебя столько артистов да авторов, да режиссеров всяких со своими чадами и домочадцами!
(Из черновиков Н.В.Гоголя)

1.
В кабинет входят Пушкин и Гоголь. Их радостно встречает Чиновник.
Чиновник. Проходите, господа, очень рад! Кто бы мог подумать, гордость державы – Александр Сергеевич Пушкин и Николай Васильевич Гоголь в нашем скромном ведомстве. Весьма польщен! Афанасий Галактионович Фрунзенштерн, надворный советник, глава департамента по празднованию юбилея!
Солнце русской поэзии и величайший писатель-сатирик современности пожали хозяину кабинета руки и молча сели в кресла.

Чиновник. Кофий, господа, или, может, анисовой для, настроения, так сказать!
Пушкин. Пожалуйте к делу, сударь! Не за кофием же мы тряслись к вам в эдакую слякоть с Набережной Мойки.
Чиновник. А я думал, вы осень, господин Пушкин, любите?
Пушкин. Не путайте поэта с его лирическим героем!
Чиновник. Пардон!.. Как вы догадались, господа, на носу у нас юбилей Казначейства, и по этому поводу большая корпоративная вечеринка или попросту бал в Таврическом. Ожидаем самого государя-императора. Обещал почтить-с! А с вас, милостивые государи, как обычно, сценарий и ведение вечера.
Пушкин. Но мы с Николай Васильичем вечера не ведем, за нас Щепкин отдувается.
Чиновник. Так Михайла Семеныч нам вас и присоветовал. Мы кого только ни пробовали! Вот господин Жуковский давеча - не потянул-с. Попробовал, да скучно, знаете ли. А аванс взял… А нам всего-то - стишки руководству, да чтоб с искринкой, для смеху. И конферанс для ведущего. Эх, где новые Барковы? Вот, кто писал сценарии корпоративов– ухохочешься! Говорят, дамы, извините, под стул писались. Вот и мы подумали – кто нынче-то напишет? Ну, кто? Правильно, Пушкин! А вы что же молчите, Николай Васильевич? Вы же шутник, батенька, первостатейный! Анекдотец изрядный какой расскажете? Мы на вас уповаем, всей душой. У нас же компания видная – мы абы кого не приглашаем!
Гоголь (мрачно). А я не молчу. Сколько?
Чиновник. Десять тыщ ассигнациями!
Пушкин. Господин Фрунзенштерн, да вы понимаете!..

Пушкин вскочил, оттолкнув Гоголя, его смуглое лицо просветлело от гнева, а кудрявые волосы, показалось, на мгновение распрямились.

Пушкин. Служенье муз не терпит суеты, а вы - оторвали таких людей! Пойдемте, Николай Васильевич! Пойдемте прочь! Какое низкое коварство!
Гоголь (вставая). А вы, птица, Афанасий Галактионович! Редкая птица! Чиновник. Постойте, господа! Господа! Так это же только аванс. А потом еще по двадцать – каждому-с! Ей-ей!.. Но, чур: стишки и игры с публикой должны быть оригинальными и без этой, как ее, пошлости!
Гоголь. Без пошлости… А как вам такая игра?
Тень улыбки набежала на грустные глаза автора бессмертного «Ревизора».

Гоголь. Дамы и кавалеры садятся в круг и крутят по очереди бутылочку. На кого горлышко укажет, с тем крутящий и целуется!
Чиновник. С тем и целуется?! Ах, какая прелесть! Вот придумал, так придумал! Просто – и на века! Вы – гений, Николай Васильевич!
Гоголь. Знаю!
И посмотрев на Пушкина, добавил.
Гоголь. Не я один здесь такой!.. А гонорар, сударь, хотелось бы наличными, чтобы в налоговую не заглядывать!
Чиновник. Разумеется, наличными-с! Обижаете…
Пушкин. Вот и славно, значит, договорились! А за сценарием присылайте ко мне, адрес-то знаете?
Чиновник. Как можно-с? Дом княгини Волконской. Кто не знает? Непременно заеду лично-с! Такие люди, не смею задерживать, господа! Премного вам благодарны!
После деловой встречи писатели снова сели в один экипаж.

Гоголь. Здорово вы его, Александр Сергеевич! А я-то, дурак, думал на десяти тысячах останавливаться!
Пушкин. Полноте, Николай Васильевич, мне ж семью кормить и няню! Спасибо тебе, господи, что придумал эти корпоративы! Это вам не оброк в Михайловском собирать! Я уж не говорю про поэмы да пьески, разве с этого проживешь?!
Гоголь. Куда там, у нас с гонорара и приличной шинели не справишь! А из этих деньжат я маменьке немного в Малороссию вышлю - непросто у них там, как всегда, а на остальное - непременно в Италию! Как вы изволили сказать: «Вреден Север для меня!»
Классики засмеялись и поехали дальше.

2.
Как только стихают звуки отъехавшего экипажа, раздается телефонный звонок. Звонок будит спящего одетым в комнате литератора, которого все называют Байрона. Байрон не сразу находит в кармане свою мобилку.
Байрон. Алло…
Голос Чиновника. Байрон?
Байрон. Я.
Голос Чиновника. Дрыхнешь?
Байрон. Дрыхну!
Голос Чиновника. А кто снится?
Байрон. Кто-кто…Пушкин!
Голос Чиновника. Сон в руку, Жорик! Корпоратив в Казначействе! С тебя как всегда - сценарий вечера, конферанс и стишата!
Байрон. А бабки?
Голос Чиновника. Уже у меня – десять тыщ!
Байрон. Какие же это бабки, конь педальный?!
Голос чиновника. Это только аванс, Жорж, потом еще пятьдесят!
Байрон. Уй-ё! Еду! Стыкуемся через час на Пушкинской!