Главная

Волошинский конкурс: Слепынин Олег «Пересмешник – перо золотое»

Аватар пользователя premiera

квазисказкочная пьеса в трёх действиях
Столетию Нобелевской премии Мориса Метерлинка
Действуют:
ИВАН–ПТИЦЕЛОВ
ИЯ – дама с флейтой, жена птицелова
ГОЛОСА ПЕРНАТЫХ – разных, много, в том числе ПЕРЕСМЕШНИКА
Мизансцена – как на картине Василия Перова: ПТИЦЕЛОВ лежит на животе, свистулька у губ; на месте мальчика – ИЯ.
Действие первое
ИЯ. Люблю я эти утренние часы, когда первые лучи солнца лишь только-только начинают пробиваться сквозь листву дубов и берёз, когда мы даже ещё не знаем, какой будет наша первая птица… Да! Ваничка! Я сегодня повязала тебе на шею новый платок. Ты не дал мне его завязать, как мне хотелось.
ИВАН–ПТИЦЕЛОВ. Ты можешь помолчать?
ИЯ. Да, конечно… Хотя мне это несколько обидно. Но ты в раздражении. Я потерплю… Вот знаешь… знаешь?! Человеческое речь – это как ниточка времени, продолжение ощущения! Струйка! Само время! Когда наступает тишина в ощущениях – замирает время. Струйка впадает в громадную реку времени. Страшно подумать, как огромна эта река! Сколько людей на свете!! Гольфстрим! – вот какая огромная! А сколько в этой реке смыслов!
ИВАН. И чепухи! И мусора.
ИЯ. Вот! Именно! Хорошо, что и ты это понимаешь!.. Какие б слова кто ни сказал, река несёт свои воды к какой-нибудь ГЭС… Но должны же быть чисты те воды! Тебя это интересует?
ИВАН (вслушивается). Я же просил помолчать!.. Ладно, не дуйся. Продолжай. Я послушаю, хочу понять, что тебя волнует на самом деле... Даже интересно.
ИЯ. Я уже не дуюсь!.. Вот смотри, какой сегодня день необыкновенный! Ты обратил внимание – у меня цветок на шляпе – роза.
ИВАН. Ну?..
ИЯ. Цвет её точно такой, как и цвет помады на моих губах!.. Ты не обратил внимания? Такой же нежный! Но и это не всё! Точно такого розового цвета, взгляни! - бантики на моих сандалиях… Видишь?! Я отойду в сторону, а ты смотри! Как тебе?
ИВАН. Н-да...
ИЯ. Но главное не в этом! Цветок – в волосах, помада… бантики… Они одного цвета с платком на твоей шее! Как гармонично всё! И я почти счастлива!
ИВАН. Почти? Чего-то ещё не хватает?
ИЯ. Ирония не всегда уместна. Но я боюсь тебе и слово сказать…
ИВАН. Да уж что там. Говори.
ИЯ. Да?.. Хорошо. Утром я не могла… Но я по-прежнему хочу завязать на твоей шее платок точно таким же бантом, как завязаны мои бантики на сандалиях. Вот и наступит гармония! И я буду счастлива. А в реке – меньше мусора!
ИВАН. Знаешь, ты точно больна. Подумай, кому это здесь надо?! Здесь каждый видит только себя… Тихо! Слышать? Птичий шум… Птицы! Приготовься!
ИЯ (берёт флейту). Наконец-то! Но как тревожно, как печально они кричат.
ГОЛОСА ПЕРНАТЫХ (отдалённо). Марс... Мисс…Морс… Морис… Морис...
ИВАН. Печально? Ты чего-то испугалась? Тебе страшно?
ИЯ. Рядом с тобой мне никогда не страшно!
ГОЛОСА ПЕРНАТЫХ (приближаясь). Марс... Мисс… Морс… Морис… Мыс… Морис… Морис… Морис…
ИВАН. Я их не вижу. Где-то совсем радом. Не вижу! Мне что-то не по себе.
ИЯ. И я не вижу. (Нервно играет на флейте, отставляет флейту от губ).
ИВАН. Какие странные у птиц голо…
Наступает мёртвая тишина, пропадают все звуки - ни флейты, ни свистульки, в которую вдруг надумал дунуть Птицелов. Возникает воющий звук, как при падении бомбы. На поляну опускается сеть. Птицелов и ИЯ оказываются в клетке.
Действие второе
ИВАН. Вот те на… Доигрались! Чего и следовало ждать.
ИЯ. Я ничего не понимаю! Что ты имеешь..?
ИВАН. Я то имею ввиду, что когда всю жизнь ловишь птиц и учишь их петь, нужно быть готовым – однажды кто-то поймает тебя и заставит... Так устроен мир, кто-то кого-то ловит!
ИЯ. Может, это чья-то шутка?
ИВАН. Шутка? Тогда кричи. Зови на помощь.
ИЯ (кричит). Эй, что за шутки! Уберите эти страшные железки!.. Ой, смотри, у меня бантик на сандалии порвался… И помада на губах смазалась…
ГОЛОС ПЕРЕСМЕШНИКА (подхохатывая). Что за крик? Вы потрясены? Давайте-ка без паники!
ИВАН. Кто здесь?
ИВАН и ИЯ во всё время разговора с невидимым им и зрителю ПЕРЕСМЕШНИКОМ вертятся, говорят в разные стороны. Его голос приходит то с одной стороны, то с другой, то с третьей.
ИЯ. Эй, кто здесь? Понимаете, мы попали в какую-то ловушку… Кто-то поставил здесь сеть … А мы не заметили… И всё.
ПЕРЕСМЕШНИК. Отставим пустые разговоры. Слушаем меня и делаем, что скажу. В противном случае…
ИЯ. Ой… Нас пугать не надо. Вы не имеете права!
ПЕРЕСМЕШНИК. Вы чего-то не поняли?
ИВАН. Мы всё поняли. Но вы всё время хихикаете. И мы не можем до конца сообразить…
ПЕРЕСМЕШНИК. Некоторые заикаются, другие шипилявят, иные так и вовсе буквы пропускают! Не всем же соловьём-то заливаться! А у меня такая вот небольшая особенность…
ИЯ. Но вас и не видно. Вы хоть покажитесь.
ПЕРЕСМЕШНИК. Вдруг – не понравлюсь?! Видеть вам тоже меня не надо… Не всем же такое счастья – быть как жар-птица или, на худой конец, как фазан.
ИВАН. Ясно. К делу! Что от нас требуется?
ПЕРЕСМЕШНИК. Всё просто! Это как бы игра. Чтобы вам остаться в живых – вам нужно выполнить моё желание. Это всем знакомо. Вы ловите птиц. Вы пленялись ими, учили разговаривать, петь. А в глубине сердца – признайтесь! – ожидание, что однажды некая пичуга взмолится человеческим голосом и пообещает исполнить желание в обмен на вольную жизнь! Было? Считайте, вы меня уже поймали! Видите, нас разделяет та же сетка. Всё тоже самое, просто перемена слагаемых. Ничего страшного!
ИЯ. Это насилие! Это сумасшедший дом какой-то! Я всё-таки женщина, а вы… И у меня бантики порвались!
ИВАН. Игра так игра. Я готов. Но какое желание я могу исполнить здесь, за решёткой. Так сказать, в светлице лесной… (Бормочет, приобняв Ангелину.) Не спорь, пожалуйста. С кем спорить! Это же тварь какая-то опасная… (Пересмешнику). Давайте попробуем. Мне всё интересно.
ПЕРЕСМЕШНИК. Вот и отлично! Итак, мое желание. Я желаю стать Синей птицей счастья!
Длинная пауза.
ИЯ. Это как?
ИВАН. Я понял. Это возможно. Так. Считайте до трёх.
ПЕРЕСМЕШНИК (совсем смеющимся голосом). Считать? Ладно. Один. Один с половиной… Два! Два с четвертью. Два с половиной… И-иии – три-иии!
ИВАН. О-ооаатлично! Готово. Убирайте сетку. Вы – Синяя птица счастья! Мы отправляется вас искать!
ПЕРЕСМЕШНИК (хохочет). Ты сам-то веришь в то, что сказал?
ИВАН. Верю! Всею душой…
ПЕРЕСМЕШНИК (заходится в хохоте). Лукавый раб! Ты даже свою Ию не сумел сделать счастливой, не пожелал завязать свой дурацкий галстук тем бантом…
ИЯ. Он издевается! Ваня, нам придётся жить в этой клетке!
ПЕРЕСМЕШНИК. Вы думали, в клетке нельзя жить, можно лишь сдохнуть?
Сеть растворяется исчезает с воем, сверху, кружась, падает золотое перо.
ГОЛОСА ПЕРНАТЫХ (удаляясь). Марс... Мисс…Морс… Морис… Мыс… Морис…
Действие третье
ИВАН (безэмоционально, утвердительно). Вот и кончился кошмар.
ИЯ (безэмоционально, утвердительно). Ты сделал пересмешника счастливым.
ИВАН. Вряд ли.
ИЯ. Я так чувствую.
ИВАН. Как мне тошно. Я раздавлен. Я унижен…
ИЯ. Брось. Жизнь есть жизнь… Сетка исчезла. Кажется. Всё нормально.
ИВАН. Ты только подумай… И главное, всегда такие ситуации, как будто прежде никогда и ничего подобного… И оно приходит. Оглядываешься. А это лишь разновидность того, что бывало не раз. И вот ты в дураках! Он получил, что хотел! Я стал с ним играть! Надо было его послать куда подальше! Ишь, поймал он нас!
ИЯ. Раньше надо было геройство показывать. Но ты и показал. Нас спас.
ИВАН. Какой же я всё-таки кретин! Я идиот, дебил, сволочь, горемыка, бедолага, несчастный, самый несчастный, самый несчастный на свете человек… Вот сижу на пеньке, который помнит, каких я когда-то здесь птиц ловил… А сейчас – что? Всё потеряло смысл. Он меня убил.
ИЯ. Ваня, перестань ныть!.. О! Ой! Что это?! (Поднимает золотое перо.) Красота.
ИВАН. Золотое перо? Обронила тварюка! Брось!!
ИЯ (вставляет перо в шляпку, оживая). Ну что ты! Как это – брось?
ИВАН. Брось.
ИЯ (смеётся, глядя в зеркальце). Ах, как ты серьёзен, так бы всегда!.. Но это наш трофей. Тебе купим – под цвет! – галстук-бабочку. Мне – золотистые туфельки и золотую помаду. Ты согласен?
ИВАН. Брось. Пожалуйста.
ИЯ (аплодирует какой-то своей мысли) Ну ты заладил – брось да брось… Я вижу, ты уже согласен. Жизнь продолжается! Улыбнись!!
Иван–птицелов щербато улыбается.
ИЯ (надевает на него шляпу с пером) Вот и отлично! Ты согласен? Браво! (Аплодирует.) Браво!
ИВАН, продолжая улыбаться, вытаскивает перо, ломает его, бросает, топчет, танцуя. ИЯ замирает с улыбчиво перекошенным лицом.
В отдалении возникает вой.
ГОЛОСА ПЕРНАТЫХ. Марс... Мисс…Морс… Морис… Морис... Морис…
ЗАНАВЕС