Главная

Волошинский конкурс: Пиктурный Даниил «5 минут 34 секунды»

Аватар пользователя premiera

К. нервно ходит по сцене, замечает газету на столе, открывает, листает, останавливается на одной странице и читает. Звучит гулкое бо-о-ом настенных часов. К. садится на стул.
К.: В этой газете написано, что по статистике человеку на пороге смерти нужно в среднем 5 минут 34 секунды для того, чтобы рассказать историю всей своей прожитой жизни. А я только что понял, что примерно через 6 минут умру. Причем умру наизабавнейшим образом, прямо как в мультике – около дома 34 по улице Фета мне на голову свалится, поднимаемый на 4 этаж, черный рояль. Так что, самое время проверить статистику. Тем более, что у меня очень, очень особенные отношения со временем.
К. подходит к столу, на котором стоят электронные часы, выставляет на таймере 5:34 и запускает.
К.: Когда мне было лет 8, мы мамой зашли в один комиссионный магазин на Васильевском острове, и когда я перешагнул порог меня охватило невероятное чувство. По телу молниеносно побежали мурашки, колени непривычно задрожали, на меня будто вылили ведро ледяной воды, в ботинки положили раскаленные угли и все это во время свободного падения с многокилометровой высоты. Люди добиваются подобного состояния после десятилетий всяких духовных, мистических и прочих практик или всаживая иглы в распухшие вены. Меня же ввели в это состояние развешенные и расставленные по всей комнате часы. Комнату заполняли щелчки, хруст, шуршание работающих механизмов. Маятники с шептанием воздуха раскачивались из стороны в сторону, раздавались гулкие бо-ом и звонкие бим-м. И во всем этом мерно синкопирующем звуковом хаосе я нашел высшую гармонию жизни. Да, именно жизни, потому что даже в самых маленьких карманных часах я видел живое, дышащие существо. Часы – это тело времени. Прямо тогда, в восемь лет, в том комиссионном магазине я понял время и полюбил его. Оно самое совершенное из того, что есть в мире. Оно есть мера всего.

Через несколько дней у меня день рождения, и конечно же я попросил в подарок наручные часы. И мне их подарили. Это были настоящие командирские часы Восток, с запасом хода 36 часов и противоударным корпусом. Да, это была любовь с первого взгляда. Проснувшись, первым делом я заводил их, и только тогда день для меня начинался. Мог подолгу неподвижно сидеть и наблюдать, как секундная стрелка маршеобразно пульсирует от точки к точке, как минутная плавно плывет по кругу и как лениво тащится часовая. Но самое восхитительное было, когда все стрелки 2 раза в день выстраивались в ряд у двенадцати. Я так сосредоточенно зажмурившись следил за последними десятью секундами, что ровно в 12 часов и 1 секунду чихал.

После 9 класса я уехал в город Чистопольск учиться на часового мастера в техникум при заводе Восток – того самого, на котором были сделаны мои часы. Учился только на отлично, допоздна засиживался в мастерской, изучая различные механизмы и системы. Часовое дело поглотило меня всего без остатку. Я почти не общался с людьми, никуда, кроме техникума и общежития, не ходил, всегда думал только о всевозможных шестеренках, осях и циферблатах. Внешний мир мне стал абсолютно не интересен. К концу обучения я стал сложившимся профессионалом, и мне даже доверили ремонт наручных часов, которые побывали вместе с Гагариным в космосе. И справился я с этой работой блестяще.

После окончания техникума я вернулся в свой родной город и устроился на работу в часовую мастерскую. Каждый день, с девяти до девяти, я возвращал к жизни своих механических клиентов. И вот однажды, во вторник, ровно в пятнадцать часов сорок три минуты, мне протягивают небольшие наручные часы. Они великолепны. Блестящий металлический ремешок, изящные стрелки циферблата, тихий шепот хода. Я поднимаю голову, чтобы увидеть владельца этого чуда, и… Это была она. Я влюбился! Да нет же, не те прелестные часы, а в девушку, которая их принесла. Это чувство любви во сто крат превышало по своей силе мою страсть к часам. Я просто вошел в ступор, я даже не мог подозревать, что могу любить что-то или кого-то кроме часов! Мы с этой девушкой начали встречаться. Я стал работать гораздо меньше, чтобы как можно больше быть рядом с ней. Только мысли о ней занимают все ячейки моего мозга. Первым делом, когда просыпаюсь, я сразу звоню ей, и иногда даже забываю завести свои часы. Я забываю, какой сейчас день недели, всюду опаздываю, я потерял счет времени! Вы понимаете, что это значит для меня – потерять счет времени! Это безумие, сущее безумие, это хаос, но он мне нравится. Я люблю ее, как если бы моряк вышел в море и..
В этот момент звонит телефон.
К.: Да, Оленька, да, все, я уже выбегаю, сейчас буду, солнце мое! К залу, с счастливой улыбкой К.: Ой, извините пожалуйста.
К. хватает со стула куртку и выбегает на улицу. Внезапно останавливается на месте, подносит к уху свои часы – они остановились. На К. падает черный рояль, звонит сигнал таймера.
К. (с улыбкой): Время – оно не прощает. Ничего оно не прощает.