Главная

Волошинский конкурс: Луговской Юрий «Зигмунд и Лу»

Аватар пользователя premiera

Действующие лица:

ЛУ САЛОМЭ
ЗИГМУНД ФРЕЙД
АВТОР

На сцену выходит пара и танцует аргентинское танго. Музыка – оркестры Ди Сарли или Пуглиезе - 30-40-х годов ХХ века.

Комната. В ней ЗИГМУНД и ЛУ.

ЛУ
(Подходит к ЗИГМУНДУ, кладет руки ему на плечи)
Пройдя до половины жизнь земную,
Я с вами начала ее сначала.

ЗИГМУНД
(Обнимает ЛУ)
Я к прошлому нисколько не ревную.
Но почему сегодня вы печальны?

ЛУ
Мне снились горы, снова снился Фридрих.
И мы венчались в храме Диониса.
Потом деревня, море, нежный Рильке.
И чайка в шевелюре кипариса.

ЗИГМУНД
Мы выпьем чаю и закроем тему
Той половины жизни, моя Лу.
Не стоит портить нервную систему
И ворошить остывшую золу.
Психоанализ против сантиментов.
Как нож хирурга, устранит невроз.

ЛУ
Но «Заратустры» лучшие фрагменты
Не поддаются…

ЗИГМУНД
Это вы всерьез?
Похоже, ваш анализ не окончен
(Подводит ЛУ к креслу, ЛУ садится, ЗИГМУНД садится напротив)
Вернемся в церковь, к пастору, опять.

ЛУ
Когда я поняла, чего он хочет…
(Замолкает на минуту, откинувшись в кресле и закрыв глаза)

ЗИГМУНД
Вы были в шоке. Обморок. Кровать.
Болезнь. И Ницше. Девственность надолго...

ЛУ
До тридцати я девушкой была.
В России есть река большая Волга.
Я в тридцать лет ее переплыла.

Уроки Ницше не прошли напрасно,
Он научил смотреть вперед и вверх.
Усилие – и жизнь моя прекрасна,
И в ней не существует слова «грех».

Я стала дерзкой, хищной нимфоманкой.
И появился Райнер, нет, Рене.
Я вывернула Рильке наизнанку.
Он имя изменил, чтоб стать сильней.

Вы скажете – опять Эдипов комплекс.
но мы летали очень высоко.
Поэзия Рене – огромный космос.
Любовь прошла, мы разошлись легко.
(Говорит, закрыв глаза)
Однажды муж, услышав имя «Райнер»…
Обедали... И вдруг – я слышу стон.
И вижу: кровь течет из свежей раны.
Себя убить пытался тщетно он.

Но Райнер…. Он мне посвятил поэму.
А может, даже все свои стихи…

ЗИГМУНД
И Ницше – Заратустру в вашу тему.

ЛУ
Бог Дионис отпустит нам грехи.

АВТОР
(Выходит).
О Бог Дионис, подними нас над жалкою чернью
И влей в меня силу твою и глубокую злость.
Ты сбросил меня в этот ад, в эту смрада харчевню.
И я одинок, и страдать мне от черни пришлось.

Я жду только солнца, я жду только моря и в горы
Уйду я на встречу с тобой, о мой бог Дионис.
Киприда согреет, Гермес снова станет опорой.
Я выйду на свет из-за темных, замшелых кулис.

Ты дал мне нектар, но не дал ты мне власти над стадом,
Заставив меня закаляться в бездарной борьбе.
Входило в твой план испытать меня сумрачным адом?
И, еле живой, я сейчас возвращаюсь к тебе.

Я знаю – вольешь в меня бодрость и дашь мне веселье,
И снова я в танец пущусь, прославляя богов.
Но дай же мне имя твое, уничтожив похмелье,
Чтоб встретились мы у Эллады родных берегов.

ЗИГМУНД
(Обращаясь к АВТОРУ):
Каких берегов и какая Эллада, простите,
Поэты наносят прогрессу заметный урон.

(Обращаясь к ЛУ):
У Ханны – бессонница. Завтра ее навестите.

ЛУ
(Встает с кресла)
Бессонница Ханны... Действительно, жизнь – это сон.

ЭПИЛОГ
Выходит АВТОР.

АВТОР
Жизнь есть сон, говорил Кольдерон.
И я с ним согласился во сне.
Кимерийское солнце гарсон
Размешал в коктебельском вине.

Будет сон, будет кайф, будет кровь.
Подчинится верлибру цветок.
Но врезается рифмой любовь,
Чтобы был не совсем одинок.

Заратустра спускается с гор,
Бесконечная длится весна.
И слова его как приговор:
Впереди – продолжение сна.

Выходит пара и танцует аргентинское танго.

Занавес.