Главная

Волошинский конкурс: Колесникова Александра «Типа до 16-ти»

Аватар пользователя premiera

В полной тишине и темноте, в луче света, цокая шпилькам, входит учительница по психологии - сексапильная женщина сорока лет: А сейчас, уважаемые родители, собрание продолжается, мы посмотрим фильм на сегодняшнюю тему. Все вопросы записывайте, после фильма будет обсуждение.
В луче фонарика за столом со скатертью сидит Маша тринадцати лет с молотком.
Маша: Мне недавно было очень плохо. Вот когда алкоголь или наркотики, то все быстрее так проходит. Там, вот, за несколько часов, и все. Когда употребляю, все быстро проходит. Меня бросил парень. Причем он сам захотел со мной быть, говорил, что у нас все впереди с ним. И через неделю он сказал, типа - все.
В луче света стоит или сидит на подоконнике Леша.
Леша: Ну, маму я не то чтоб хотел убить прям, да? Конечно, возникают такие мысли периодически. В моей голове как это происходит? Ну, я периодически думаю об этом. Как бы я ее убил? (Смех.) То есть из-за чего, как бы?
Маша: Четырнадцать ему. На год старше. Я вообще как бы не поверила, вообще не знала, что делать. Влюбилась давно уже, да. Он как бы не хотел ничего со мной долго-долго. И мы общались, общались, в одной компании, и вдруг он захотел.
Леша: Ну, знаешь, в общем, когда она ко мне подходит и начинает. В общем, у меня с ней не складывались отношения, вот вообще никак, никакими способами. Я пытался, но этот человек, как бы, мамЭн, она всегда говорит одно. Про то что: Леш, типа надо учиться, что твои подружки это отстой. Это понятно всё.
Маша: Есть такой человек. Ну, это, как, она учительница типа в школе. Она у нас ведет курсы по психологии. Ну, она закончила институт, там, психолог. Как бы она такая уверенная в себе, шикарно выглядит, по жизни много чего знает. Всегда обратиться к ней можно было за советом, всегда кучу всего насоветует. Я обращалась, доверяла ей.
Леша: Ну, не поэтому мне хочется ее убить. Просто был один случай, после чего мне именно захотелось, как бы…
Маша: Она помогала мне этого парня подцепить. Подталкивала меня на какие-то поступки. Чаще всего она оказывалась права. Когда она говорила что-то, а я делала по-другому, она оказывалась права.
Леша: Могу рассказать, почему я очень плохо отношусь к мамЭн. Потому что когда я был маленький, у них с папой были конфронтации, и как-то раз я принес из школы двойку. Это очень банально звучит, но тем не менее.
Маша: Я помню, вот этот парень меня бросил, я плакала вживую, он пошел меня провожать. Шли за ручку, и тут он типа: «Маш, я хочу с тобой поговорить». Ну, а потом резко вот так сказал, типа его мама против, запретила ему со мной, что типа до шестнадцати нельзя. Я говорю: ты что, маме все рассказал? Он говорит: МамЭн сама откуда-то узнала.
Леша: И вот это ее зло как бы от меня, перекинулось, как бы, на моего отца. На самом деле она, как бы, не переваривала отца в тот момент.
Маша: Я просто стояла, я вообще ни слова не сказала. Говорил только он. Он меня обнял, а я у него плакала. Я потом очень жалела, что при нем вообще плакала.
Леша: То есть она ругает меня, а я вижу, что она ругает отца. И она говорит такую фразу: «Щас вот бы взяла нож и прирезала бы ночью». (Смех.) Не, не меня, а моего отца. После этой фразы я, как бы, ну, насторожился по поводу своей мамЭн ваще.
Маша: Я пришла, позвонила психологу - этой училке и рыдала полчаса, полчаса объясняла, что случилось. Прорыдала всю ночь, вроде успокоилась. Она меня успокоила. Она сказала написать список плюсов и минусов парня. И сказала, что он мне не подходит.
Леша: Причем эту фразу про «прирежу» я услышал - мне лет восемь-девять было. Нет-нет, это было сказано прям зло и вот, ну не знаю, с какой-то, знаешь, прям злостью, с большой-большой злобой, накопившейся за многие- многие года ваще.
Маша: Проснулась утром, нашла этот список. Минусов в нем больше было, но опять все началось, я рыдаю, лицо все красное. На алгебре что-то там объясняют, а я сижу, и у меня просто слезы текут. Он сказал, что я типа хорошая, но мама устроила беспредел, бойкот объявила. (Слезы.)
Леша: Это было до Нового года. В очередной раз я там где-то затусовался с девушкой надолго и пришел домой. И думаю, я как обычно щас тихо пройду и лягу спать, и на этом всё закончится. Но не тут-то было. Моя мама не спала.
Маша: Ну, я не хотела верить. Я думала, у него другая девушка. Я за ним следила.
Леша: И она такая, ну, как всегда обычно начинает. Сначала слегка она мне начала говорить, потом это как лавина понеслась, она начала на меня кричать - то, что я ваще там ужасный человек, какие в четырнадцать лет отношения, девочке тринадцать, дает понять, что вот ну она узнала, с кем я сексом занимался. Это было зимой вот той. Ну а я, как бы, еще немножко пьяный был. (Смеется.) Я когда пьяный, эмоциональность моя повышается.
Маша: Я в этот день после алгебры видела его с этой нашей по психологии, которая мне помогала всегда. Она ему ключи передала за домом у школы, от квартиры, наверное, ключи. Мы в зале на физре были. И я в окне, сморю, а она его обнимает и ключи ему передала и деньги, и пакет еще. Блин, я просто в шоке была. Я же всё ваще ей рассказала во всех подробностях, как мы с ним это, ну, сексом занимались.
Леша: И то есть как бы всё, я вот уже не выдерживаю и думаю: вот щас я ее ударю нахер. Не знаю, во мне вот какая-то злоба внутри вот поднялась, я ее прямо возненавидел, блин, как я не знаю… Она мне говорит и говорит, чтобы больше близко к этой девочке не подходил, короче, чтоб я ее оставил в покое, что надо осваивать профессию, а не… (Смех). Она мне говорит, что я нюхаю клей и бахаюсь героином и скоро сделаю ребенка. А как бы предпосылок к этому нет.
Маша: Мне хотелось быть на нее похожей. Чтоб мужики от меня падали. Она вот как-то так общается с мужчинами высокомерно. Ключи она ему передала, да. А он мне не говорил, где живет, ни разу не звал к себе домой. Мы у меня дома типа переспали. Я про это психологу рассказывала.
Леша: И в определенный момент она меня как бы настолько достала. Я понял, что ни говорить ей, ни кричать я уже не могу. Просто вот вырубить сейчас и чтобы она вот здесь легла, и всё. И больше ее не слышать короче никогда в своей жизни. (Смех.)
Маша: Я просто всё поняла сразу. Мне ее ваще убить захотелось молотком по голове в темном переулке. Нет, не поэтому. Просто так не делают, она ж психолог, к ней все ходят со своими проблемами. Она не имеет права вмешиваться.
Леша: И я выбрал как бы. Сразу в голове у меня возник вариант, что как бы - нет. Я не могу приносить вред другому человеку. Потому что я такой человек, что как бы я лучше себе вред нанесу, чем кому-то другому. Ну, я не долго думая... Ну, она просто орет, орет, орет, орет, а я просто молча разворачиваюсь, подхожу к окну, открываю его, такой, и сажусь на подоконник, короче, ну, ногами как бы в сторону улицы.
Маша: Я три карандаша сгрызла после этого. Конечно, он умный такой весь из себя, сын психологички, а я никто. Как дура все ей рассказывала, в подробностях! А потом она имя парня этого спрашивает. Я типа сказала. Ну, я же не знала ваще, как попала, что это подстава!
Леша: Ну, я как бы нафиг сиганул бы, и всё. Ну, она всё, она сразу перестала кричать, прям вытащила меня из этого окна, закрыла его. Сказала мне: носки свои стоячие постирай. И ушла. (Смех.) И вот так я ее не вырубил.
Маша: Я думала, она независимая такая, продвинутая. Знает типа как с мужчинами грамотно. А она обычная мамаша оказалась. Все мамаши одинаковые.
Леша: А папа спал, его потому что уже давно задолбали наши с мамЭн конфликты.
Маша: Она, наверное, спецом скрывала, что он ее сынок. Типа психологический прием такой. У них фамилии разные. Она ваще год назад в нашу школу пришла. Я вот заметила, что парень этот с ней одновременно в школе появился. Я в него сразу влюбилась типа без взаимности. И к психологу записалась сразу, потому что мне фигово было. Я не догадалась что они семья.
Леша: Так я мамЭн не убил. Да мне кажется, и не убью никогда. Я не говорил ей, что могу ее убить, но говорил то, что она меня заколебала, то, что иди в жопу и все такое. Плохо, короче, к ней отношусь.
Маша: Ну, жалею только то, что вот девственности лишилась, то, что именно вот с этим человеком, с этим парнем. Не, моя мама не в курсе. Она считает, что типа до шестнадцати нельзя. Я бы хотела с любимым человеком. Ну, я на тот момент думала, что всё там у нас хорошо будет. Надолго. На год, на два. Он обещал, что у нас всё впереди.
В полной тишине и темноте, в луче света, цокая шпильками входит учительница по психологии - сексапильная женщина сорока лет: Теперь, после просмотра у нас маленький перерыв, пять минут, не больше. И мы сможем поговорить о проблеме доверия. Вы зададите все свои вопросы. И мы рассмотрим все ваши предложения.