Главная

Волошинский конкурс: Качмарик Людмила «Русско-эстонский разговорник»

Аватар пользователя premiera

Маша – 35 лет.
Тыну – 35 лет.
Высокий полицейский чин – 59 лет.
Официант – 25 лет.

29 апреля 2007. Таллинн. Полицейский участок. Высокий полицейский чин отдает Маше российский загранпаспорт. Рядом стоит Тыну.
ВЫСОКИЙ ПОЛИЦЕЙСКИЙ ЧИН. У Вас есть 5 часов - до конца дня покинуть Таллинн. Вам все понятно?
МАША. Да. (уходит)
ВЫСОКИЙ ПОЛИЦЕЙСКИЙ ЧИН. (Тыну/ по-эстонски) Задержитесь… Не надо, не надо… Вам тут еще жить… Думайте, что делаете.
ТЫНУ. (по-эстонски) Я ничего не сделал!.. Я сделал то, что Вы просили. Я свободен?!
ПОЛИЦЕЙСКИЙ. (по-эстонски) На все четыре!

29 апреля 2007. Таллинн. На крыльцо полицейского участка выскакивает Тыну, осматривается по сторонам, замечает Машу, она стоит неподалеку. Подходит.
ТЫНУ. Пойдем.
Маша не двигается с места.
ТЫНУ. Пойдем, я сказал… Здесь камеры везде и прослушка… Или ты хочешь, чтобы меня посадили?
МАША. А тебя могут посадить… после всего?.. А ты понимаешь, что меня сюда больше никогда не пустят? Никогда…
ТЫНУ. Я невиноват в этом… Ты сама все сделала собственными руками… Я говорил тебе… Пойдем отсюда, прошу…
МАША. Куда? И зачем?..
ТЫНУ. Куда угодно! Поговорить.
МАША. Тебя посадят.
ТЫНУ. Пожалуйста…

29 апреля 2007. Таллинн. Кафе. За столиком Маша и Тыну. Возле них официант.
ОФИЦИАНТ. (по-эстонски) …двойной эспрессо… американский стандарт, мокко, капучино… холодный кофейный коктейль?..
МАША. А я по глазам вижу, что Вы понимаете по-русски… А почему со мной нельзя по-русски? Я спросила что-то неприличное?
ТЫНУ. Не провоцируй. Ты сама знаешь… Это страх.
МАША. А чего бояться? Кого?
ТЫНУ. Прекрати… Он может потерять работу.
МАША. А деньги заведение не боится потерять?!. Нет, я хочу, чтобы он сказал – чего он боится?.. Вас как зовут?
ОФИЦИАНТ. …Миша.
МАША. Михаэль, Микас, Майкл?!
ОФИЦИАНТ. Михаил…
МАША. Капучино, Михаил… Капучино на любом языке – капучино.
ОФИЦИАНТ. Не надо меня оскорблять, я только делаю свою работу. (уходит)

29 апреля 2007. Таллинн. Кафе. За столиком Маша и Тыну. На столе две чашки нетронутого кофе.
МАША. …Я не пью, потому что боюсь - он туда плюнул.
ТЫНУ. Так и есть. Я бы тоже плюнул после всего… Плюнь сама. И заставим его выпить.
МАША. Тебя этим приемчикам в твоем Ри?йгикогу научили?
ТЫНУ. Ты меня научила… Я все время жду от тебя подвоха – со школы… Зачем ты сказала в полиции, будто, считаешь, что каждый в Эстонии должен знать эстонский? И это без вариантов.
МАША. Я так считаю.
ТЫНУ. А зачем тогда ты устроила этому парню представление? Ты же знаешь язык!
МАША. Потому что он ненавидел меня заранее.
ТЫНУ. Я этого не заметил.
МАША. Ты смотрел на меня… У него на лбу красными буквами было написано: ненависть – ненависть себе, потому что он чувствует себя здесь вторым сортом - русским. Ненависть ко мне, потому что я тоже русская - сижу тут, хотя, может, в кошельке у меня в 10 раз меньше денег, чем у него, но не чувствую себя вторым сортом. Я – рыба первой свежести, и без вариантов… Нельзя жить в страхе – это как инфекция. Ты ненавидишь – и тебя в ответ ненавидят. Это надо было прекратить. Михаил – звучит гордо!..
ТЫНУ. Ты не понимаешь… Если бы ты вернулась сюда не на три дня через 20 лет, а жила бы здесь, работала…
МАША. Ой, прекрати… я тоже так думала по-другую сторону нарвской границы. Я думала так почти 20 лет. И была согласна с тем, что писали в наших российских газетах. А теперь приехала и увидела все в другом свете…
ТЫНУ. И Бронзового Солдата?.. Люди же встали… А может он два дня назад был там?..
МАША. Не был. Был бы – не трусил сейчас.
ТЫНУ. Ну, ты была… И что ты сказала в участке?
Пауза. Маша плачет.
МАША. Меня не спрашивали в твоем полицейском участке про Солдата!.. Меня спросили про язык – я ответила. Да, я так считаю. Эстонский язык, каждый живущий в Эстонии, знать обязан. Неужели ты не понимаешь, что это элементарно! Нельзя жить в стране и специально, бравируя этим, отказываться от ее языка. Это не нормально… Другое дело, если ты знаешь русский, английский, да любой другой язык – и отказываешься, нарочито отказываешься человека понимать. Это подло. А если бы мне нужен был ни кофе, а валидол? Он, что, тоже бы меня не понял?!
ТЫНУ. Давай проверим?!
МАША. А зачем? Сейчас-то уже зачем?.. Ты, словно, не слышишь меня…
ТЫНУ. Слышу. Я тебя не понимаю… Я примчался, когда мне позвонили…
МАША. Они спросили – остались ли у меня знакомые тут через 20 лет? Я вспомнила, что видела твое лицо в эстонских газетах… У меня никого тут больше нет. Я помнила о тебе…
ТЫНУ. … Я тоже… Я сделал бы все по-любому, чтобы тебя отпустили. Но я не думал, что ты можешь такое сказать.
МАША. А что я такое сказала?.. Чего ты не ожидал?.. Чего?.. Что я могу иметь собственные взгляды на происходящее?.. Как же вы все достали со своим делением на белых и красных, русских и эстонцев, миллионеров и нищих… Что тебя удивляет?.. Что я думаю?..
ТЫНУ. Как ты думаешь?! Ты сказала, Эстония – это суверенное государство, которое имеет право самостоятельно решать куда ей идти. И Россия, и еще какие ни были ли бы страны, не имеют право на нее давить.
МАША. Это так… А на Россию кто-то имеет право давить?.. Чего ты не ожидал?
ТЫНУ. Ты – русская…
МАША. А ты – эстонец…
ТЫНУ. Это я все тебе должен говорить.
МАША. А почему ты это не говоришь?
ТЫНУ. Потому что я не верю в это?!
МАША. Почему?.. Это так очевидно…
ТЫНУ. А как же Бронзовый Солдат?.. Как же все те русские, и не русские – эстонцы, татары, латыши, белорусы, украинцы, которые бились за него?! За что они бились? Ради чего?.. Ты зачем туда пошла, объясни, если все, что ты говоришь - правда?!
МАША. Правда!.. И не надо путать Божий дар с яичницей… В твоей полиции меня не спрашивали про то, пошла бы я туда еще раз или нет?! Они чокнуться боялись от моих ответов, я видела!.. Пошла бы, знаешь, как идут на верную смерть... Потому что выхода другого нет! И дело не в памятнике. Мертвые погребены… Знаешь, что для меня Бронзовый Солдат? Это память – о моем детстве тут, об отце, о тебе… о чем-то очень хорошем и правильном. Я не знаю в чем эта правильность. Но… без этой памяти не будет будущего… И это будущее хотели отобрать у меня и у тебя…
ТЫНУ. Почему ты не сказала об этом в полиции?
МАША. А ты думаешь, они об этом не знают?!. Они боялись, что я это скажу. Как же им потом жить?.. Им было проще выяснить у меня - насколько случайно я оказалась в Таллинне в эти дни?! – Случайно. – Связана ли я с «Дозором»? – Да, Боже мой, нет конечно. – Покушалась я на общественный строй Эстонии? – А каким образом? Я не разбила ни одной витрины. Не ударила ни одного человека! Я кричала только одно слово: «Позор!»
ТЫНУ. Не кричи.
МАША. А почему тебя не было там?..
ТЫНУ. А как ты себе это представляешь?
МАША. Живо. Если тебя все так волнует, если ты – не покойник, как они… Почему тебя не было с нами на площади – с живыми?!
ТЫНУ. Понимаешь…

29 апреля 2007. Таллинн. Полицейский участок. Высокий полицейский чин в наушниках – внимательно слушает, потом резко снимает наушники.
ВЫСОКИЙ ПОЛИЦЕЙСКИЙ ЧИН. (по-эстонски) Суки! Суки!.. Обычные суки!..

29 апреля 2007. Таллинн. Кафе. За столиком Маша и Тыну. На столе две чашки нетронутого кофе.
МАША. Почему тебя не было с нами на площади – с живыми?!
ТЫНУ. Понимаешь… Я не знал, что ты там…

------------------

* Ри?йгикогу — законодательный орган (парламент) Эстонской Республики, высший орган государственной власти Эстонии.