Главная

Волошинский конкурс: Доценко Виктория «Звезды высыпали…

Аватар пользователя premiera

Действующие лица:
М а х а б а т, дворник и уборщица
В о л о д я, охранник
Е к а т е р и н а , дежурный воспитатель
В а л е н т и н а И в а н о в н а, директор
П е р в ы й п а р е н ь
В т о р о й п а р е н ь

Сцена первая
Подсобное помещение в подвале детского сада. Две двери: одна ведёт на улицу, другая – внутрь детского сада.
У стены - склад детской мебели: ряды поставленных друг на друга стульчиков, шкафчики для одежды, низенькие скамейки. Халахупы, мячи, пирамидки. Возле двери, ведущей на улицу, стоит метла, широкая лопата для уборки снега, лом для колки льда. В другом углу - ведро, веник, швабра с тряпкой.
Ночь. МАХАБАТ спит. Раздаются сильные удары в дверь, ведущую на улицу.

Г о л о с п е р в о г о п а р н я. Хватит спать, сука! Вставай, тварь узкоглазая!
Г о л о с в т о р о г о п а р н я. Сейчас иллюминация будет!

Махабат просыпается. Входная дверь, держащаяся на слабом шпингалете, не выдерживает ударов, распахивается. Появляются ПЕРВЫЙ ПАРЕНЬ, ВТОРОЙ ПАРЕНЬ в надетых до самых глаз шерстяных шапках. У Второго - шапка с характерным рисунком. Нижняя часть лица у обоих замотана шарфами.

М а х а б а т (бежит к двери, ведущей в детский сад). Валодя-а! Валодя-а!
П е р в ы й п а р е н ь (догоняет её, ударом кулака сбивает на пол; Второму). Чё завис, поджигай давай!

Второй парень чиркает зажигалкой, пытаясь зажечь фитиль петарды. Он нервничает, зажигалка не зажигается. Из-за двери, ведущей в детский сад, слышен голос ВОЛОДИ.

Го л о с В о л о д и. Эй, уроды, сейчас мозги вышибу!

Володя толкает снаружи дверь. Дверь заперта изнутри на замок.

Го л о с В о л о д и. Катя! Ключ от подсобки! Катя! (Убегает за ключом.)

Второй парень поджигает, наконец, фитиль петарды. Бросает петарду на пол рядом с Махабат. Убегают на улицу. Махабат едва успевает спрятаться за мебелью, прежде чем петарда взрывается. Услыхав врыв, парни гогочут.

Г о л о с В т о р о г о п а р н я. С новым годом!
Г о л о с П е р в о го п а р н я. Понравился салют?
Г о л о с В т о р о г о п а р н я. Мы ещё вернёмся!
Г о л о с П е р в о го п а р н я. Мы тебя на кишках повесим!

Открыв, наконец, дверь, в подсобку вбегает В о л о д я.

В о л о д я. Махаба-а-т! Махаба-а-а-ат!

Не найдя Махабат, выбегает на улицу.

Го л о с В о л о д и. Стоять! Скоты! Выродки!

Несколько секунд тишины, после чего в подсобку, осторожно заглядывая, входит ЕКАТЕРИНА.

Е к а т е р и н а (принюхивается, находит сгоревшую петарду). Новый год опять устроили, уроды…

Володя возвращается. В руках – шапка с рисунком, сорванная с одного из парней.

Е к а т е р и н а. Ну, что?
В о л о д я. Шапку с одного сорвал…
Е к а т е р и н а. А где она?
В о л о д я. Махабат… Махаба-ат!

Находят Махабат.

Е к а т е р и н а. Всё уже. Выходи.

Махабат хочет встать, но от испуга у неё подкашиваются ноги.

Е к а т е р и н а. Господи…

Володя приносит ей стул. Махабат садится, в оцепенении смотрит на них, будто не понимая, что происходит.

Е к а т е р и н а. Чего это она?
В о л о д я. Испугалась сильно.
Е к а т е р и н а. Валерьянки надо, а то спятит тут ещё. (Уходит.)

Махабат дрожит. Володя делает шаг, чтоб взять одеяло и укрыть её, но Махабат хватает его за руку, держит, не отпускает. Володя садится рядом.

В о л о д я. Ну, успокойся. Здесь я, здесь. (Гладит её руку.)

Входит Екатерина с валерьянкой. Смотрит на них ревниво.

В о л о д я. Одеяло дай.
Е к а т е р и н а (приносит одеяло). Крепко она в тебя вцепилась.
В о л о д я. Из детей никто не проснулся?
Е к а т е р и н а. Слава богу, а то б сейчас началось. Как тогда под Новый год.
В о л о д я. Надо эту дверь забить. Я говорил Валентине. Она (Кивает на Махабат.) может и через центральную выходить. Думаю, она ради такого случая согласится обойти.
Е к а т е р и н а. Она-то согласится. А вот - Валентина вряд ли.
В о л о д я. Почему?
Е к а т е р и н а. А зачем? Пусть скажет спасибо, что взяли её сюда. Детский сад – круглосуточный, то, что им и надо. (Достаёт сигарету.)
В о л о д я. Не кури здесь.

Екатерина нехотя убирает сигарету. Володя достаёт телефон.

Е к а т е р и н а. Кому звонишь?
В о л о д я. Ноль два.
Е к а т е р и н а. Чего, сдурел? У неё ни регистрации, ничего. Она вообще тут не оформлена…
М а х а б а т. Не нада милиция… Не нада…
Е к а т е р и н а. О, очнулась!
В о л о д я. А если б сегодня не моя смена была?
Е к а т е р и н а. Комнату ей надо снять. Или в общагу пусть уходит. Живут же они там как-то целыми семьями.
В о л о д я. У неё тут, кажется, нет никого. (Махабат.) Ну, ты как?

Махабат кивает, показывая, что ей стало лучше.

Е к а т е р и н а ( Махабат). Уходить тебе нужно. Ты комнату можешь снять?
М а х а б а т. Комната дорага.
Е к а т е р и н а. У меня знакомые дёшево сдают. Хочешь, спрошу? Я сама у них жила, когда с матерью поругалась. Ну, так как – спросить?

Махабат пожимает плечами.

Е к а т е р и н а. А зря. (Смотрит на шапку.) Господи, где ж я эту шапку видела…
В о л о д я. Где ты могла её видеть?
Е к а т е р и н а. Да вот я и думаю – где…

Сцена вторая

Утро. Махабат входит с улицы, где она убирала снег. Ставит лопату у двери. Из детского сада входят ВАЛЕНТИНА ИВАНОВНА, Володя.

В а л е н т и н а И в а н о в н а. Какую дверь забить? Эту? (Показывает на дверь, ведущую на улицу.)
В о л о д я. Эту.
В а л е н т и н а И в а н о в н а. А как мы продукты разгружать будем? Через парадную, что ли?
В о л о д я. Можно и через парадную.
В а л е н т и н а И в а н о в н а. Здесь до кухни два шага. А там - грязь будут таскать по всему коридору.
В о л о д я. Ничего, она сама, в случае чего, и подотрёт. Правда, Махабат?
В а л е н т и н а И в а н о в н а. Знаешь что, Володя, езжай-ка ты домой. Ночь не спали, нервничали. Давай, иди.
В о л о д я. Валентина Ивановна, разрешите я сам…
В а л е н т и н а И в а н о в н а. Иди, Володь, твоя смена закончилась. Ты здесь не в своё рабочее время находиться не имеешь права.
В о л о д я. Да ну…Вы это когда выдумали?
В а л е н т и н а И в а н о в н а. Слушай, ты мне не хами. Ты здесь работаешь только потому, что мать просила тебя куда-то пристроить. Ты сколько в этом своём Кольчугине без работы сидел?

Володя молчит.

Вот и держись за своё рабочее место. (Видит шапку.) Это - что?
М а х а б а т. Он с этаго сарвал. Ночью.
В а л е н т и н а И в а н о в н а. С кого?
В о л о д я. Ну, с этого скинхеда или кто они там, не знаю…

Валентина Ивановна в размышлении берёт шапку в руки.

В о л о д я. Между прочим, это - улика.
В а л е н т и н а И в а н о в н а (с испугом смотрит на него, кладёт шапку на место, потом снова берёт её в руки). Вот что, Володя и…Махабат… Не нужно нам никаких улик. С этими бритоголовыми связываться опасно. Мы сами её защитим.
В о л о д я. Как, интересно? На дверь крючок накинем?
В а л е н т и н а И в а н о в н а. Мы на дверь повесим замок. Хороший замок, железный. Махабат, тебя устроит замок?

Махабат пожимает плечами.

Я сейчас скажу завхозу, чтобы он пошёл и купил. Вот так, ребятки, вот так.
В о л о д я. Я сам схожу.
В а л е н т и н а И в а н о в н а ( с усмешкой). Ну, сходи, раз уж так хочешь. Не пойму только… Чего ты ищешь тут? У тебя ведь жена, дочка.
В о л о д я. Жены - нет.
В а л е н т и н а И в а н о в н а. А мать говорила, что вы, может, ещё сойдётесь.
В о л о д я. А может, мы не будем обсуждать мою личную жизнь?
В а л е н т и н а И в а н о в н а. Ну, иди. Иди. На тебе деньги.

Володя берёт деньги, уходит.

В а л е н т и н а И в а н о в н а. Я это заберу. (Забирает шапку, уходит).

Сцена третья

День. Володя возится с замком. Махабат стирает. Слышны голоса детей, гуляющих на улице.

В о л о д я. Слышишь? Твой больше всех орёт. Удивительно как он за три месяца хорошо по-русски говорить научился. Всё-таки, дети они все – гении.
М а х а б а т (улыбается). Твая дочка в школу ходит?
В о л о д я. Да, во второй класс. Таблицу умножения сейчас учит.
М а х а б а т. Памагаешь?
В о л о д я. Иногда. (Смотрит на неё).
М а х а б а т. Что?
В о л о д я. Да ничего. Нравится смотреть, как женщина руками стирает. Сейчас уже никто так не делает. У всех - автоматы.
М а х а б а т. Твая жена как стирала?
В о л о д я. А она не стирала.
М а х а б а т. Кто стирал - ты?
В о л о д я. Я.
М а х а б а т. Смэшно.
В о л о д я. Почему?
М а х а б а т. Не знаю. Смэшно. Мой отэц никагда сам нэ стирал. И пасуду не мыл.
В о л о д я. А муж?
М а х а б а т. И муж нэ стирал.
В о л о д я. Махабат… Я вот всё тебя спросить хотел? А где он, муж твой?

Махабат перестаёт стирать.

В о л о д я. Ты извини, конечно, может, я лишнее, но…Как он мог допустить, что ты в подсобке живёшь, объедки после детей ешь, уроды эти проходу тебе не дают?
М а х а б а т. Пачему - объэдки? Мне тётя Маша, повар, так есть даёт. Я нармальна питаюсь. Толстая даже. Худеть хачу.
В о л о д я. Ты не ответила.
М а х а б а т. Ты не говоришь, где твая жена, зачем я скажу, где – муж?
В о л о д я. Почему, я могу сказать. Моя жена - во Владимирской области живёт. Город Кольчугино.
М а х а б а т. Развелись?
В о л о д я. Ещё не окончательно.
М а х а б а т. Ты пил, наверна.
В о л о д я. Почему - пил?
М а х а б а т. Многа разводятся, кагда муж пьёт.
В о л о д я. А чего мне пить, у меня теперь работа есть.
М а х а б а т (после паузы). Плоха мужчине, кагда он к вам сюда адын. Тут можна многа, мужчина – слабый.
В о л о д я. Понятно. Загулял, что ли?

Махабат не отвечает.

В о л о д я. И ты за ним сюда приехала?

Махабат не отвечает.

В о л о д я. Понятно. А я думал, ты одна тут. ( Вешает на дверь замок.) Думал, ты одна…
М а х а б а т. Спасиба.
В о л о д я (даёт ей ключ от нового замка). Бояться будешь?

Махабат кивает.

В о л о д я. Я могу остаться.
М а х а б а т. Не нада. Итак смэются все.
В о л о д я. Плевать.
М а х а б а т. Не нада.
В о л о д я. Ну, ладно. (Уходит.)

Сцена четвёртая

Вечер. Кругом висят постиранные детские вещи. Махабат штопает детские колготки.
Входит Валентина Ивановна. Она осматривает подсобку так, как будто видит её в первый раз. Напряжённо о чём-то думает.

В а л е н т и н а И в а н о в н а. Махабат…

Махабат, чувствуя особенную интонацию директорского голоса, встаёт, замирая в ожидании.

В а л е н т и н а И в а н о в н а. Да ты сядь.

Махабат садится.

В а л е н т и н а И в а н о в н а. Мне с тобой поговорить нужно. Понимаешь…ты…Тебе нельзя здесь больше находиться.
М а х а б а т. Пачему?
В а л е н т и н а И в а н о в н а. Помещение это…Ну…оно будет ремонтироваться, переоборудоваться. У нас с февраля будут ещё две младшие группы. Здесь будет детская спальня.
М а х а б а т. Здесь – холадна.
В а л е н т и н а И в а н о в н а. А мы утеплим. Завтра же ремонт начнём. Или нет. Помещение сдано фирме под склад. Уже подписаны документы. Понимаешь, детскому саду нужны деньги. Необходимо менять всю систему отопления. Дети простужаются, родители жалуются.
М а х а б а т. Я магу на палу в каридоре спать.
В а л е н т и н а И в а н о в н а. Нет.
М а х а б а т. Валентина Иванавна…
В а л е н т и н а И в а н о в н а. Махабат, я тебя итак взяла с улицы без документов, без ничего. Просто пожалела. У тебя ни регистрации, ни медкнижки. Меня в любой момент из-за тебя уволить могут. Капнет кто-нибудь в департамент, что ты тут живёшь и всё - меня уволят, а тебя с ребёнком департируют в твою Киргизию или куда там, не помню я…
М а х а б а т. Хатя бы да канца месяца…
В а л е н т и н а И в а н о в н а. Да не могу я. Нет! Слишком дорого может мне жалость моя обойтись. Вот тебе зарплата за полмесяца . Что смотришь? Ты проработала в январе полмесяца, половину я тебе и плачу. (Смотрит на Махабат.) Ну, на тебе ещё тысячу. Комнату в общежитии сними. Тебе здесь оставаться опасно. Они могут в любой момент вернуться. Что – замок? Замок – ерунда. Короче, чтоб завтра, а лучше даже сегодня… Ни тебя, ни твоего ребёнка чтоб здесь не было. Это что у тебя – валерьянка?
М а х а б а т. Да.
В а л е н т и н а И в а н о в н а (капает себе лекарство). И не трави мне душу. Не смотри на меня так. (Со слезами в голосе.) Думаешь, мне всё это легко? (Уходит.)

Сцена пятая

Ночь. Махабат собирает вещи в сумки. Входит Екатерина. Во рту - не зажжённая сигарета.

Е к а т е р и н а (глядя, как Махабат собирается). Значит, она тебя выперла?

Махабат кивает.

Е к а т е р и н а. Я покурю? Ты ведь всё равно здесь больше не живёшь. А то холодно в тапочках на улицу выходить. Ключ дай.

Махабат даёт ей ключ от нового замка. Екатерина открывает дверь. Закуривает.

М а х а б а т. Ты пра комнату гаварила.
Е к а т е р и н а. Какую комнату?
М а х а б а т. Снять можна.
Е к а т е р и н а. А-а…Сдали комнату-то. Прямо сегодня, представляешь? Так что, опоздала ты. Опоздала.
М а х а б а т (с недоверием смотрит на неё). Телефон дай хатя бы. Деньги кончились.
Е к а т е р и н а (достаёт телефон, потом вдруг убирает). А у меня тоже кончились.
М а х а б а т. Дай телефон, Катя, я прашу.
Е к а т е р и н а. Слушай, зачем тебе телефон?
М а х а б а т. Пазванить.
Е к а т е р и н а. Кому будешь звонить. Ему?
М а х а б а т. Да.
Е к а т е р и н а. Он давно в этом своём Кольчугине с женой под боком спит.
М а х а б а т. Он – развёлся.
Е к а т е р и н а. Все они разведённые, когда надо.
М а х а б а т. Его мать – Валентине подруга. Пусть папросит за меня.
Е к а т е р и н а. Да не выйдет у тебя ничего. Не выйдет.
М а х а б а т (вдруг с нажимом). Дай телефон. (Подходит ближе.) Дай.
Е к а т е р и н а. Не дам.
М а х а б а т (идёт за ней). Дай.
Е к а т е р и н а. Ты чего сдурела, что ли? Сходи вон к метро, деньги положи и звони.
М а х а б а т. Ты нинавидишь миня, да? За чилавека ни считаешь, да?
Е к а т е р и н а. Слушай, тебя уже почти нет здесь. Уедешь в свою Киргизию и всё. А у меня кроме чиканутой матери – никого. Я на работу эту ночную устроилась, лишь бы дома поменьше бывать.
М а х а б а т (берёт в руки лом). Дай мне телефон.
Е к а т е р и н а. Ты чего, с ума сошла?!
М а х а б а т (замахивается на неё ломом). Дай.
Е к а т е р и н а. Да на! На! (Кидает ей телефон.) Сумасшедшая! Дикарка! Чокнутая, блин!

Махабат набирает номер, слушает гудки.

Е к а т е р и н а. Только зря ты звонишь. Зря! Не поможет он тебе. Тебя Валентина ни под каким видом здесь не оставит! Этот - с кого он шапку сорвал - Валентины нашей внук. Он в этой шапке в новогоднюю ночь всё ходил, петарды во дворе пулял. Мы с ней –соседи, живём тут рядом. Поняла?

Махабат молча смотрит на неё.

Е к а т е р и н а. Не подходит? И не подойдёт!

Махабат сбрасывает звонок.

Е к а т е р и н а. Так что иди. Иди! Буди сынка своего и иди. И чем скорее, тем лучше, пока я ментов не вызвала!

Махабат кладёт телефон на пол, забирает сумки, одевается, уходит.

Е к а т е р и н а. Фу! Везёт мне на чокнутых! (Видит валерьянку, капает себе.) Уродина. Чурка. (Пьёт валерьянку, постепенно успокаивается. У неё звонит телефон.) Да, Володь. А что случилось? Ничего не случилось. Нет. Я тебе не звонила. Не знаю. Случайно, может, нажалось? (Притворно зевает.) Да, сплю. Всё нормально. Пока. (Выглядывает на улицу, провожает взглядом уходящую Махабат.) Ушла? Чокнутая. (Смотрит на небо, берёт новую сигарету, закуривает.) Звезды высыпали, блин. Прямо, как не в Москве.

Занавес.