Главная

Волошинский конкурс: Ченский Виталий «Ребенок»

Аватар пользователя premiera

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Я,
Она.

Она: Ты знаешь, в наших отношениях есть одна неиспользованная опция.
Я: Какая?
Она: Ребёнок.
Я: А. Ну да, в принципе.
Она: Ты когда-нибудь думал об этом?
Я: Да, в принципе… А тебе что, сильно хочется?
Она: Кажется, да. Я ещё подумаю, конечно. Но, скорее всего, это по-настоящему. И не потому что «пора уже», «все уже давно» и т.д. Я реально чувствую, что мне надо. Я его хочу. Это похоже на то, как я тебя хочу, но по-другому. Это как секс наоборот. Когда из тебя выходит…
Я: Красиво…
Она: Ну а ты, что думаешь?
Я: Не знаю пока… Честно, не знаю. У тебя он изнутри будет идти. А по отношению ко мне он вроде как снаружи появится. Ты понимаешь?

Она: Да.
Я: Может быть, поэтому мне понадобится больше времени, чтобы этого захотеть… Или, не знаю.
Она: Но в целом ты хотя бы не против?
Я: Я не против. Вопрос в том, хочу ли я его как ты. Я не знаю, как это будет. Поначалу нужно быть сильным и заботливым. Надо продавливать передним реальность, он же будет слабым совсем. Смогу ли я?
Она: Но я же тебя знаю. Ты никогда не будешь уверен.
Я: Ты права. Но вот послушай. Когда мне исполнилось пять, друзья подарили мне хомяка. Самочку. И я так перепугался, когда они мне её принесли. В банке. Я не знал, что с ней делать. Я боялся, что она умрёт. Я ухаживал за ней из-за страха, а не любви. А через несколько дней, когда она не умерла, страх прошёл. И мне надоело. Тогда её стали кормить родители и сестра. А я почти не походил к коробке, где она жила. Мне кажется, ты должна знать об этом.
Она: Спасибо, что рассказал. И что с ней стало?
Я: Умерла. Не быстро. Прожила больше года. Обычная хомячья жизнь. Но я, наверное, плохой отец…
Она: Ещё неизвестно.
Я: Но всё-таки… Этот хомячок…самочка… Это как предупреждение…
Она: Это ничего не доказывает. Ребёнок – это другое.
Я: Ну, хорошо, ели так. Будешь ли ты меня любить, если я буду плохим отцом? Никаким папой.
Она: Думаю, что да…
Я: Ты понимаешь, что у меня появится ещё один недостаток? Крупный.
Она: А тебя самого это не травмирует?
Я: Хм… Наверняка, у меня есть комплекс по этому поводу. Знаешь, там, настоящий мужчина должен быть хорошим, заботливым отцом и всё такое.
Она: Я потому и спрашиваю.
Я: Наверное, справлюсь. Если ты меня поддержишь. Знаешь, в юности я сильно переживал, что бесчувствен к родителям. Не беспокоился за отца, когда он лежал в больнице. Забывал дни рождения. Сестре не звонил. Мне было стыдно очень за себя. Я думал, что я какой-то ‘моральный урод’ (термин сестры), недостойный жизни. Но постепенно я привык к своей холодности. И сейчас я себя уже не корю за неё.
Она: Ну я-то тебя точно не буду попрекать.
Я: Спасибо… Знай, я не против ребёнка. Просто я не могу сказать, что хочу его как ты.
Она: Ага.
Я: Поэтому, надо быть готовым, что я буду холоден с ним. Или у меня будет много работы и я не захочу с ним заниматься.
Она: Ну, понятно.
Я: Хотя, может, и захочу… Буду за ним ходить вместе с тобой. Недосыпать там, с бутылочкой бегать… То есть, может быть и так и сяк. Или я могу поухаживать за ним, а потом на несколько недель перестать. Видишь как оно.
Она: Нормально-нормально. Я сама буду заниматься.
Я: Ну, хорошо. Видишь, поскольку я точно не знаю, то и не хочу ввязываться, быть инициатором, как-то это продавливать. К тому же – тебе рожать. Это больно вообще-то.
Она: Ну, я готова потерпеть.
Я: Тебе, вправду его хочется?
Она: Вот ты меня сейчас спросил, и я точно поняла, что хочется. Так, что дрожь пробежала. Тело хочет. Как будто оно созрело. Словно я уже беременна. Мы будто сейчас, в этот момент его зачинаем. В каком-то духовном смысле.
Я: Ага, красиво. Я даже сам захотел родить… Знай, я так говорил не потому что не хотел ребёнка. Просто надо же принять его. Просто, если когда он появится, то надо, чтобы хотя бы один его ждал по-настоящему. Чтобы хоть один из нас был уверен.
Она: Я с тобой согласна.
Я: Я люблю тебя.
Она: И я тебя очень люблю.
Я: Тогда давай его сделаем. Ну, ты там разберёшься, когда у тебя подходящие дни?
Она: Ага, у меня там по циклам можно сообразить.
Я: Скажешь тогда.
Она: Ага.
Я: И вот ещё… У нас денег для этого хватит?
Она: Ну да, в принципе. С деньгами нормально. Можно даже обоим не работать.
Я: Ну хорошо. Тогда решили.

Объятия.

Занавес.